Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео 
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Вопрос 
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Статистика Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Google+ страничка   YouTube канал отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Одноклассники Facebook Twitter Google+ Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Liveinternet
Вопрос №2872

Что такое соблазн, осуждение, укорение?

Игорь В. Кучаев , Никосия, Кипр
02/06/2008

Батюшка, здравствуйте!

Прослушал вашу последнюю проповедь (про соблазняемость). Хотел всегда спросить, что вообще подразумеваеется под понятием "соблазн"? А также – под понятием "осуждение"? И отличаются ли понятия "осуждение" и "укорение"? Ну, вот, например, такой случай. Мой брат по вере что-то делает греховное, а я ему про это говорю прямо, что это нехорошо так делать (особенно, если он сам до этого не знал про это)? Ведь молчать тоже плохо, видя как кто-то погибает... Осуждение, вообще, как я понял – это когда я за Бога решаю – идти ли этому человеку в ад или в Рай за такой-то поступок? Правильно ли моё понимание этого?



Ответ отца Олега Моленко:

Соблазн, соблазняемость – это болезненное восприятие немощей ближнего, или слухов о его немощи, или бесовских внушений и собственных страстных мечтаний о якобы грехах, немощах и неправильностей ближнего. Осуждение – это жесткая и болезненная реакция гордеца, соблазнившегося на ближнего и на его мнимые или действительные грехи и немощи. Есть люди, которые соблазняются по неведению, невежеству и неопытности своей. Но не о них сейчас речь. А есть люди, которые соблазняются из-за самолюбия своего и по лицемерию своему. О них у нас речь. Эти мнимые праведники не останавливаются на своем собственном соблазнении, но становятся яростными соблазнителями других в отношении человека, на которого соблазнились, выставляя свой соблазн в качестве якобы правды Божией.

Вот как об этих лицемерах писал святитель Игнатий (Брянчанинов):

"Главный отличительный признак лицемера, первая стрела, пускаемая им на ближнего, есть соблазн и истекающее из соблазна осуждение ближнего. Соблазн в намеренных злодеях часто бывает притворным, сочиненным, как бы правильный предлог к злодеянию, заблаговременно приготовляющий и злодеяние, и оправдание в злодеяния; соблазн в зараженных еще ветхостью Адама, хотя бы они были благонамеренны и стремились ко спасению, есть признак ветхости и недуг весьма важный и упорный. Недуг этот противодействует покаянию, от которого – очищение. Соблазн есть болезненный взгляд на немощи ближнего, при котором эти немощи возрастают до необъятной, уродливой величины. Соблазн есть исчадие самолюбия, вселяющееся в душу, чуждую любви к ближнему и правильной любви к себе. Господь уподобил этот недуг бревну, в сравнении с которым всякое явное согрешение ближнего есть только сучец. Не судите, сказал Господь, да не судимы будете. Имже бо судом судите, судят вам: и в ню же меру мерите возмерится вам... Лицемере, изми первее бревно из очесе твоего: и тогда узриши изъяти сучец из очесе брата твоего. Должно с насилием отвлекать себя от осуждения ближних, ограждаясь от него страхом Божьим и смирением. Чтоб ослабить и, с Божией помощью, совершенно искоренить из сердца своего соблазн на ближнего, должно при свете Евангелия углубляться в себя, наблюдать за своими немощами, исследовать сои греховные стремления, движения и состояния. Когда грех наш привлечет к себе наши взоры, – некогда нам будет наблюдать за недостатками ближнего, замечать их. Тогда все ближние покажутся нам прекрасными, святыми; тогда каждый из нас признает себя величайшим грешником в мире, единственным грешником в мире; тогда широко отвергнутся для нас врата, объятия истинного, действительного покаяния...

Сколько Господь отводит нас от пропасти соблазна и осуждения; сколько истинные рабы Господни удаляются от этой страшной, гибельной пропасти: столько, напротив того, диавол влечет нас в нее, прикрывая ее различными оправданиями. Одно из сатанинских оправданий есть безрассудная ревность, принимаемая многими за ревность по благочестию, за святую ревность. "Человек водимый безрассудною ревностью, говорит святой Исаак Сирский, никогда не возможет достигнуть мира мыслей. Чуждый же этого мира, чужд радости. Если мир мысли есть совершенное здравие, а ревность противна миру: то имеющий ревность лукавою, недугует великим недугом. О человек! полагая, что разжигаешься справедливой ревностью против чужих недостатков, ты отгоняешь здравие души твоей. Потрудись, потрудись о здравии души твоей! Если же желаешь врачевать немощных, то пойми, что больные нуждаются более во внимательной заботливости, нежели жестокости. Притом, в то время, как не помогаешь другим, себя ввергаешь в тяжкую болезнь. Такая ревность в человеке принадлежит не к признакам премудрости, но к недугам души, к недостатку духовного разума, к большому невежеству. Начало премудрости Божией – тихость и кротость, качества великой и крепкой души, являющиеся в ней от основательного образа мыслей, и носящие немощи человеческие". ...

Грех соблазна и осуждения так удобен к погублению человеков и потому так возлюблен диаволу, что он не довольствуется возбуждением в сердце нашем ревности лукавой и чуждой евангельского разума, возбуждением гордостных помыслов, соединенных всегда с уничижением и презрением ближнего; но устраивает и явные козни для уловления невнимательных в соблазн и осуждение. Авва Пимен говорил: "В Писании сказано: Яже видеста очи твои, глаголи. Но я советую вам не говорить даже и о том, что осязали вы своими руками. Один брат был обманут таким образом: представилось ему, что брат его грешит с женщиною. Долго он боролся сам с собою; наконец, подошедши, толкнул их ногою, думая что это точно они. и сказал: полно вам, долго ли еще? Но оказалось, что то были снопы пшеницы. Потому-то я и сказал вам: не обличайте, если даже и осязаете своими руками".

Грех осуждения так противен Богу, что Он прогневляется, отвращается от самих угодников Своих, когда они позволяют себе осуждение ближнего: Он отъемлет от них благодать Свою, как это видно из многочисленных примеров, сохраненных церковными писателями для пользы и назидания христианских поколений. Никакая праведность не дает права осуждать грешащего брата, которому Господь весьма удобно может даровать праведность существенную, несравненно большую той, которую мы думаем находить в себе. Мы можем быть праведными собственно правдою Божиею; когда же осуждаем ближнего, то этим самым отвергаем правду Божию, заменяем ее правдою своею, или правильнее, недугом фарисейства. Осуждающий ближнего восхищает сан Бога, Которому Единому принадлежит суд над тварями Его, восхищает сан Христа, имеющего судить живых и мертвых в последний день".

Заметь, что у соблазняющихся и осуждающих ближнего нет ни страха Божьего, ни смирения, но есть лишь дерзость, ярость и вражда против того человека, на которого они соблазнились. При этом захваченные бесами в сети соблазна и осуждения не видят уже и не ведают того, что они творят! Они не видят того, откуда их бесы увели и куда привели, и какое зло заставили делать под видом лукавой ревности и личиной мнимой праведности!

Укорение есть частный вид словесно выраженного осуждения. Бывает ли справедливая укоризна и праведное, богоугодное обличение зла в ближнем? Бывает, но лишь тогда, когда того прямо требует заповедь Господа и только в пределах предоставленного тебе права или власти. Так, родители имеют право обличать и наказывать за злые поступки своих детей. Брат (сестра) может обличить брата (сестру) в грехе только тогда, когда этот грех был соделан против него лично и только с целью обрести (т.е. вырвать из сетей бесовских) своего согрешившего брата. Сказать же другим людям о грехе (грехах) брата он может с великой осторожностью только тогда, когда этот брат своим грехом может повредить других людей для предостережения от этого вреда. Говорить об этом он может лишь тогда, когда именно его молчание может послужить причиной повреждения или погибели прочих братий и когда нет никого другого, кто бы мог предупредить об этом. Это предупреждение должно быть высказано в самой смиренной форме, с сожалением о злодействующем брате, с подчеркиванием временности ослепления этого брата, если только он не вышел из послушания Церкви или из Церкви вовсе.

Осуждение – это есть приписывание человеку какого-то злого качества, деяния или слова навсегда, выражение своего отношения к нему сверху вниз, презрение его из своей мнимой "праведности", распускание худой о нем молвы. Например, если ты увидел брата, пьющего вино, и сказал правду свою: "Этот брат пил вино", то ты впал в грех злоречия. Если же ты сказал: "Этот брат винопийца и пьяница" – ты впал в осуждение. Если же ты сам не видел, но лишь по словам других людей или внушению демонов поверил в грех брата своего и сказал о нем те слова, то впал в злостное клеветническое осуждение брата. Приписывание же брату злого качества навсегда подвергает его по словам осудителя, согласно суду Бога на сам этот грех на вечное мучение. Здесь-то осуждающий и восхитил суд Бога, соделав себя в гордыне своей "Богом".

К тому же, осуждающий не только безумно восхитил на себя суд Бога, не только обрек его в своих глазах (и глазах тех, кому он говорил о грехе брата) на вечное мучение, но сам себя со всеми своими грехами (даже исповеданными ранее и прощенными, плюс взятыми от осужденного им брата на себя своим осуждением) поставил пред Богом и судом Его в такое же положение, в какое он поставил брата пред собой и своим неправедным судом. В этом случае и работают против осудителя слова Писания: "суд без милости не сотворшему милости", "каким судом судили, судят вам". К тому же осуждающий напрочь забыл поведение Господа Иисуса Христа в отношении явной грешницы, пойманной на прелюбодеянии, и Его слов в адрес ее осудителей:

Ин.8:
"3 Тут книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставив ее посреди,
4 сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии;
5 а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь?
6 Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания.
7 Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень".

Предание донесло до нас то, что Господь написал на песке грехи каждого из обвинителей этой женщины, за которые каждого из них следовало бы побить камнями. Таким образом, если и позволительно было бы кому-то бросить камень осуждения в явного грешника, так только тому, кто сам был и есть без единого греха. А кто из людей без греха? Другими словами, если помимо требования заповеди Господа тебе прийдет на ум осудить некоторого брата за явный и доказанный грех, который он соделал не прямо против тебя, то сперва сядь за бумагу и напиши слева: я судья – и все свои грехи, какие только соделал ты в своей жизни, а справа – такой-то брат, мной осужденный – и тот грех брата, на который ты соблазнился. Если после этого у тебя не пропадет желание судить и обличать того брата, то ходи и показывай всем свои грехи, как грехи судьи, и грех того брата, как тобою осужденного. Если же грех того брата будет измышленным или недоказанным, то не должен говорить о нем никак и никому.



Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2017 Церковь Иоанна Богослова