Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
holy.city - сайт о ВОЗВЕДЕНИИ БОЖЬЕГО ХРАМА В ДОМИНИКАНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ!
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Архив
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Статистика Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
МИР ВСЕМ МИЛОСТИВЫМ, ЩЕДРЫМ И МИЛОСЕРДНЫМ!
Дорогие читатели, прошу вас оказать милость и поучаствовать своим пожертвованием в Божьем деле - возведение первого православного Храма в Доминиканской Республике! Вы не обязаны этого делать, но можете! Для этого достаточно зайти по данной ссылке и перевести деньги на церковный счет в соответствии с указанными реквизитами банка. Там же можно прочитать подробнее об этом проекте.
И да благословит вас Господь обильным благословением за ваше щедрое сердце!


ВКонтакт Одноклассники Facebook Twitter Google+ Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Liveinternet

Григор Нарекаци. Книга скорбных песнопений. Главы 20 - 24


Для прослушивания рекомендуем установить flash-плейер:

Get Adobe Flash player



Глава 20



Слово к Богу из глубин сердца



1

О Господи, Господи, тайновидец,
Немстительный и долготерпеливый,
Снисходительный и благий,
Могущественный и милосердный,
Справедлив суд Твой, и признаны решения Твои.
Вместе с тремя отроками блаженными,
Которые были испытаны в Вавилоне огнем сожигающим,
Но остались невредимыми,
И я плачу их песнею горестной:
«Согрешил я, поступил беззаконно,
Отступил от Тебя и заповедей Твоих не слушал».
И коли они, будучи чисты и безвинны,
Возглашали, однако, это признание,
То я, смерть вполне заслуживший,
Вторя им этой мольбой в их песнопенье плачевном,
[Должен еще к нему] и другие добавить.
Взяв у Даниила, блаженного и святого пророка великого, –
Который, как избранный отпрыск дома Иуды,
Был кровным родственником Тебе, –
Слова угодные и священные его молений,
Я, заслуживающий наказания, моими воплями и стенаниями
Еще боле усилю их.
Зная заповеди Твои,
Я пошел [путем] неподобающим,
Впав в заблуждение жестокое,
Это и значит грешить всячески и во всех делах.
Я ринулся вон из пределов, установленных волей Твоей,
Что есть истинный пример неправедности позорной.
Умножая, я довел до предела меру злых деяний моих,
Что есть верное подобие преступления.
Грозил Ты, но я не ужаснулся,
Просил, но я никогда не слушал,
Что есть явный признак мятежа,
Ты предусмотрел для себя правосудие,
А мне, о благодетель, уготовил срам и поношение;
Тебе – слава достодолжная,
А мне – бесчестье заслуженное;
Тебе – сладость поминовения,
А мне – желчь прогоркшая посмертно;
Тебе – немолчные хвалы,
А мне – плач, вопли и стенания;
Тебе – славословия, обожания полные,
А мне – осуждение и изгнание безнадежное;
Тебе – праведный суд многодостойный,
А мне – ответы, полные замешательства;
Тебе – вознесение неизреченных величаний,
А мне – позорное наказание – вылизывание пепла.

2

И днесь принял Ты,
О безвесная мера благодеяний избранных,
Поднесенные Тебе плоды благовоний приятных,
Как то подобает Тебе,
Я же получил здесь вместо этого
Поношение великое, многожды усугубленное,
Как то подобает мне.
Коли таковы были молитвы,
Принятые на себя [людьми] непорочными,
То какие ряды и строки слов осуждающих
Должен о себе сочинить я,
Всегда грешивший больше и упорнее всех?
Безнравственное поведение совратило меня на мысли мятежные,
Уста мои дерзнули говорить слова мирские,
Пристрастился я, не отступая, к делам постыдным,
Стал надменным, превознесся я,
Тот, кто чрез малое время мертвым в землю сойдет,
Стал самоуверен, возомнил я,
Не обладающий властью [даже] над дыханием – залогом души моей,
Стал спесивым я – пыль одушевленная,
Стал кичливым я – глина говорящая,
Стал горделивым я – прах презренный,
Ввысь поднялся я – пепел отверженный,
Поднял руку я – чаша, достойная быть разбитою;
Будто [лицо] верховное, распростерся я сверх меры,
Но, отринутый, вновь замкнулся в себе;
Пламенем гнева загорелся я – ил, одаренный словом,
Словно бессмертный, высокомерен стал я;
Подобно четвероногим, смерти подвластный,
Я раскрыл объятия любви к миру,
А к Тебе не лицом, а спиной повернулся;
В полете мыслей устремился я к темным помыслам,
Непорочную душу мою изнурял постоянно утехами тела;
Силу правой моей стороны я ослабил
И победил ее, придав мощи стороне левой;
Даже увидел Тебя озабоченным обо мне –
О чем здесь не место писать –
И не устыдился.
Как дикая птица я полетел, согласно слову Осии о Ефреме [1],
К прежним своим привычкам.
В доме молитвы я окружил себя
Заботами жизни земной,
Уздою слова я не поднял на ноги коня моих мыслей.
К старым преступлениям я добавил новые, выдуманные мной.
Тяжкое и невыносимое иго я, согласно Иову,
Сделал для себя еще более жестоким,
Я превратил себя в пояс, который нельзя починить,
Согласно [слову] Иеремии.
Подобно выкидышу безымённому, я был вычеркнут из числа людей,
Согласно притчеслову;
Словно запачканная одежда, стал я нечист,
Согласно слову Исайи;
Подобно обожженному сосуду глиняному,
Я сокрушен был необратимо;
Подобно Едому, осужденному пророком,
[Исполнил] я четвертую меру преступления
И уготовил себе погибель;
И не будет ложью, если ко всему этому
Я добавлю еще и следующее:
Принял я здесь для себя,
Дабы ад унаследовать,
Посвященную дьяволу скинию Молоха,
И, от небесного отступившись,
Я, в подражание примеру известному,
Создал образ, сходный с изображением
Звезды Ремфана – вавилонского идола,
Коему на Синае поклонялся Израиль.

3

Днесь отвратился я от упования
Первоначально дарованной благодати,
Изменил ему, утратил его,
Ушел, удалился от него,
Отверг, безвозвратно отринул его.
Так прими меня, о Господи,
Вновь уподобив меня образу души, –
Меня, как недостойного жизни,
Как приговоренного к смерти,
Как злодея, как бесчестного,
Как попранного сатаною,
Как [душою] неисцелимо преданного [ему],
Как достигшего недр смерти,
Как ставшего омерзительным,
Как признанного недостойным Твоего призыва,
Как вообще преданного погибели,
Как обреченного на скитания, как преследуемого,
Как несчастного, как отчаявшегося,
Как сломленного, как поверженного, как сокрушенного,
Как скорбящего, как душою тоскующего,
Как посрамленного.
Приклони снова ухо Твое,
О милосердный, человеколюбивый, могущественный,
К молитвенным словам моим,
Как [к словам] опомнившегося,
Кал [к словам] исповедовавшегося,
Как [к словам] павшего к Твоим стопам,
Как [к словам] раскаявшегося,
О Ты, который взвешиваешь,
Вписываешь [в книгу жизни] и почитаешь великими
Стенания души и звуки рыданий,
Горечь во рту, иссохший от жажды язык, скорбное лицо,
Благую волю помыслов и глубокую искренность сердца;
Ты – спаситель душ, который видит еще не содеянное,
Творец всего и Врачеватель невидимых ран,
Защитник уповающих и благопопечительный Господь всех,
Вечная слава Тебе от всех. Аминь!

 

 

 

Глава 21



Слово к Богу из глубин сердца



1

Поелику я, своей волею, сам предав себя смерти,
Никогда не становился как человек на ноги
И не получил сердца разумного, как в Писании сказано [1],
И поелику не изменился я [в сравнении] с прежде написанным
И не пошел по пути благому,
То почему не показать мне извилистых, мрачных моих стезей,
Излагая это повествование?
Посему, сообразуясь с [желанием] этим и сохранив неизменным
Существо и облик внешний сего слова изложенного,
Я снова, еще раз исповедуюсь здесь
В остальных преступных моих пороках,
Что станут известны из [строк] нижеследующих.

2

Наказания достойный пришлец жестокий,
Своим поведением необузданно дерзким
Приумножил я полчища Велиара;
Омерзительным, коварным обманщикам бесам
Я [повод] даровал своею беспечностью
Резвиться, плясать и скакать в исступлении.
Удары тайные и язвы невидимые получил я от палачей-губителей,
Не отверг я отринутых крестом христовым,
Но, более того, усилил их вдвое.
Из-за неправедности моей, о я, злополучный,
Имя Твое, о Иисус, у нечестивцев хулится,
Как некогда [хулилось] оно из-за Израиля у язычников.
Я насадил сам в себе зловредную, гибельную пагубу пагуб,
Подобную пожирающим и истощающим цветок души моей
Гусеницам, и саранче, и иным червецам,
По чудесному плачу Иоиля [2], обозначающему ими в притче
Набежников и души злые – [губителей] страны Израиль,
Я приготовил себя боле к их сотворению, нежели к истреблению,
Я собрал, скопив против себя
Множество воинов, снаряженных оружием смертоносным,
Я создал для себя беззаконных и бесстыдных уничтожителей,
Я придал силы моим соперникам, дерзким и непреоборимым,
Я взял в удел себе горечь вместо вкушения сластей –
Всегда вероломный в отношении к Творцу и вечно верный искусителю.
Горе моему злосчастью, бедственной моей кручине,
Моему мрачному бесчестью и беспросветному стыду!
Как отважусь я с речами своими предстать?
Громок рыдающий вопль мой и нестерпим жалобный крик,
Ибо, коли бы мог я увидеть душу мою,
[То увидел бы] ее безобразной, изнемогающей
И совершенно бессильной,
Рыданиями скорбными ввергнутой в сомнения крайние,
Подобно служителю капища загаженной и опоганенной цветом нечистот,
Ибо скверна грехов и служение литому [из меди] идолу
Суть одно и то же.
Днесь я пошел этой дорогой погибели по следам тьмы,
Отдал «участок любимый» Твой, обратив его в «степь пустую»
Как речет пророк, что обличал священников Израиля.

3

И как могу именовать я себя человеком,
Коли причислен к нелюдям?
И как назовусь словесным,
Коли причастен к глупости бессловесных?
Как сочту себя зрячим,
Коли сам в себе свет погасил?
Как прославлю себя познающим,
Коли замкнул мои врата познания?
Чем докажу я, что запечатлен во мне благодатью образ нетленного,
Коли сам умертвил в себе душу?
Не могу я назваться также ни движущимся и ни дышащим,
Не говоря уже о духовности и одаренности разумом.
Бесполезнейший средь сосудов,
Наихудший средь камней [в кладке] стены,
Презреннейший из числа призванных,
Ничтожнейший средь сборища приглашенных,
Страхом смерти устрашенный, я всеми покинут,
[Подобно] болями и ранами [страждущему] Иерусалиму,
Как поучает в слове своем Иеремия.
Дни мои истощились в стенаниях,
И в скорби промчались годы,
Как гласят песнопения псалмопевца [3]
Как шерстяная одежда [снедаема] молью и дерево червем,
Так и я снедаем острой болью в сердце,
Как речено мудрецом;
Словно паутина, я износился и стал непригоден,
Согласно псалмопевцу;
Я исчез, как утренний туман, как роса предрассветная,
Как сказано в гласе пророческом.
Однако не на человека возложил я надежды,
Дабы, заслужив тем проклятие провидца,
Не отчаяться мне безнадежно,
Но на Тебя лишь, о Господи душелюбивый,
Ибо, погруженный в безмерность своего сострадания
Ты даже в час распятия на кресте
Молил в великом Твоем милосердии
Отца своего вышнего за мучителей Твоих.
Так даруй мне надежду на искупление,
О жизнь и прибежище,
Дабы, испустив жалкое свое дыхание,
Обрел я душу благую Твою.
Тебе с Отцом и Духом Святым Твоим
Могущество, победа, величие и вечная слава. Аминь!

 

 

 

Глава 22



Слово к Богу из глубин сердца



1

Вновь продолжу я здесь иносказательно
Укоры душе моей осужденной,
По-прежнему непрестанно усугубляя их,
Располагая и представляя опять в тех же образах и тем же размером.
Быть может, зачтет мне всеведающий
Эти причиняющие боль слова обвиняющего приговора
Как истинное исповедание тайных и греховных моих деяний.

2

Я не кто иной, как конь говорящий,
Но жестоковыйный, необузданный и неукротимый,
Я – осленок своенравный, дикий и упрямый,
Я – телица, не носившая ярма, непослушная и необученная,
Я – человек исступленный, отлученный и заблудший,
Я – домовладыка, достойный смерти, нерешительный и ленивый,
Я – разумный [по естеству], свиреп, звероподобен и нечист.
Я – олива дикорастущая, бесплодная, годная лишь на сруб,
Мое тело для души моей – [источник] печали, упреков и терзаний,
Я – неисцелимо ранен, беспомощен и неспособен стоять,
Я – ожерелье из золота кесарева, потерянное и несбереженное,
Я – раб негодный, беглый и жалкий.

3

И вот я добровольно предал сам себя [грехам] и загубил тело,
Потерял душу, всегда обманываясь в понятиях своих,
Стал поистине строптив и сердцем жесток,
Забывчив и скуден умом,
Лишен чувств и безрассуден,
Бесстыден взором и злоймен.
Как изнутри, так и извне я весь поражен
Смертоносным жаром мучительных терзаний
И ни в каком благом деле ничем
Не могу быть полезен Тебе, о Ты, Господь всех.
Оплакиваю я чрево, что породило меня,
Скорблю о сосцах, что вскормили меня;
Почему вместо молока не сосал я желчь свернувшуюся?
Почему при вскармливании
Не была дана мне горечь вместо сладости?
И коли я сам, встав против себя с речами столь многими
Безжалостным обвинителем,
Меча гнева моего все еще не укротил,
То кто здесь из земнородных сможет меня смягчить!
Я все посрамлю [в себе],
Все существо свое я обвиню и накажу,
Все скопища вредоносные я ударам подвергну,
Я стану истцом язвящего воинства [моих грехов],
Все главные орудия чувств своих я покараю.
Грешен я всем и во всем, смилуйся, о милосердный!
Ты не внове находишь во мне тьму преступных долгов,
Но все тот же я, вечно подверженный прегрешениям,
В незалатываемой одежде, заблуждающийся,
Пред Тобою [стою], о неизменный,
И лишь Ты один, поистине сострадательный,
Благословенный и человеколюбивый,
Непреложным своим прощением
Спасешь меня, предварив правостоящего.

4

Так даруй же мне, о попечитель, –
Могущественный, небесный и благий,
Зиждитель всего из ничего –
Горящий уголь невещественной силы слова Твоего
Устам моим говорящим,
Дабы стали они причиною очищения
Всех орудий чувств, распределенных во мне, –
Творении рук Твоих;
Ими, Тобой сотворенными и исцеленными,
Я, заново преображенный,
Гласом неослабимым вопия непрестанно,
Вознесу к Тебе восхваления
Во славу Отца Твоего – [Господа] Бога нашего
Во веки вечные. Аминь!

 

 

 

Глава 23



Слово к Богу из глубин сердца



1

Господи-Боже всех, могучий во всем,
Пространство, бесконечное для всего [сущего] и безграничное,
Всем естеством своим близкий для всех,
Ты повсюду, и для Тебя нет предела.
Ты никогда не видим,
Но и нет видения без Твоего светлого начала.
Слава неизмеримая, имя непостижимое,
Призыв величия, глас беспредельности, сущность неисповедимая.
Недоступно далекий и неразделимо близкий,
Ты слышишь стенания и зришь несчастия,
Ты предстоишь отчаянию, о искусный целитель неисцелимого,
Начало милосердия, Бог утешения!

2

Воззри, о Господи, с милосердием на горький и скорбный образ
Моих многоопасных, беспокойных страстей,
Кои я развернул пред Тобою,
Будь мне сочувствующим врачевателем,
Но не судьей, призывающим на следствие.
Поистине велика опасность сих мучительных сомнений и колебаний:
Телом овладели грехи,
Душа же не отделена от злых дел;
Воля связана привычками пороков,
И все тесто естества замешано на смертельных страстях;
Сокровенные чувства сердца уязвлены укорами совести,
И вовсе исчезло упование на благодать;
Обладая разумом, числишься средь животных,
И в бытие проникла гнусная скверна;
Внешне здоров, но духовное существо изранено
И воспоминанием о своих ужасных грехах
Обречено на отчаяние вечное;
Беспокоит страх из-за содеянного прежде,
И чистота молитвы вовсе замутилась;
Угрызения совести вновь смрадно пенятся,
И, возложив руку свою на плуг, озираешься назад;
Лицом движешься вперед, а ногами идешь вспять,
Зная сущности [истинные], постоянно обманываешься несуществующими
И в сражениях мысли всегда побеждаем ничтожным;
В стенаниях сердца пожаром вспыхивают врата гортани
И пересохла обильная влага нёба;
Со всех сторон окружен тьмой беспросветной,
Пределы чаяний сузились бесконечно,
И нестерпимая кара запечатленною видится в будущем;
Стоны утрат приходят на память,
И в судилище мыслей вписан приговор возмездия;
Благодетеля око явило гнев,
И тот, кто есть свет по своему естеству,
Против бренного существа моего распален;
Безмерное величие Бога сталкивается с ничтожной природой моей,
Всегда в громе слов являя гнев
Против меня, пепла разумного,
И камнями правоты [своей] избивая меня, достойного смерти;
Талант, [дарованный] мне здесь, расточил я в разврате
И драгоценный свой дар зарыл в землю как нечто презренное;
Плоды трудов моих сокрыты мглой лености
И, подобно тусклому свету свечи, угаснув, исчезли;
Лишенный права ответствования, онемел мой язык,
И мои надменно сложенные уста по справедливости стали безмолвны;
Пытливые мысли мои рассеялись в разные стороны,
Потеряли способность постигать полезное,
И, взвешивая [все], дабы избрать добро, я бываю безрассуден;
Зло мешает мне сойти с дороги греха,
И лампада масляная заполнена пеплом печи;
Запись имени моего стерта из книги жизни,
И вместо блаженства в нее вписаны угрозы.

3

Коли вижу воина, жду смерти,
Коли посланца – немилости,
Коли судебного писаря – заемного письма погибели,
Коли законоведа – проклятий,
Коли проповедника – отряхивания праха ног его,
Коли человека набожного – укоров,
Коли наглеца – огорчения,
Коли буду испытан водою заклятия, погибну,
Коли снадобие испытания приму, умру,
Коли замечу плоды добра,
Бегу как от мнимых своих злодеяний,
Коли поднятую руку [вижу], сгибаюсь,
Коли пугало маленькое, содрогаюсь,
Коли легкий стук слышу, вскакиваю,
Коли на пиршество приглашен, дрожу,
Коли окажусь пред Тобою, великим, ужаснусь,
Коли буду вызван на допрос, как воды в рот наберу,
Коли станут меня по закону судить, онемею.
Днесь все эти бедственные и злополучные сомнения,
Присовокупляясь одно к другому
И [постоянно] пребывая в глубинах сердца моего,
Причиняют ему изнутри неизлечимую боль стрелами незримыми,
Кои неизгоняемо, вечно, всегда, непрестанно,
Вонзаясь в душу и наполняя её гноем все обновляющихся язв,
Предвещают мне опасность ужасной смерти.
Оружие железное моих сокровенных тайн,
Окруженное слоем гноя,
Нанося скрытые неисцелимые раны,
Причиняет мучения мне при вдохе и выдохе;
Жестока страдая от этих терзаний,
Я слезный вопль моей скорбно стенающей души
[Обращаю] к Тебе, благодетелю всемогущему,
И в последнем моем рыдании, смешав свои слезы
Со слезами молящихся за меня мучеников,
Коих Ты сотворил из земли,
Отсюда, с земли возношу на небо к Тебе
Мои чаяния и мои мольбы.
Даруй, о Господи, покой мирной жизни,
Мне – жалкому труженику на ниве земной тщеты,
Ты, что есть всё во всём,
Ты, что всем сущим стяжал себе славу. Аминь!

 

 

 

Глава 24



Слово к Богу из глубин сердца



1

И днесь, что заслужил я, с какою мольбою
Мне предстать [пред Тобою]
[Просить ли] царствия небесного,
От коего я уклонился?
Или благолепия славы Твоей,
Коего я лишился?
Или же жизни бессмертной,
От коей был я отринут?
Или же общения с ангелами,
С коими был разлучен я?
Или причисления к праведным,
От коих был я оторван?
Стать ли живой лозой виноградной,
От коей был отсечен я?
[Стать ли] сучком на древе услады,
На коем засох я?
Или же цветком славы благодатной,
С коей я, [словно лепесток], опал?
Или [стать мне] наследником величия,
Под [тяжестью] коего я согнулся?
Или просить родственных объятий отчих,
Из коих я был исторгнут?
Гордиться ль мне облачением из света,
Кое спало с меня?
Уповать ли мне на возвращение к создателю,
От коего был я отчужден?
Обратиться ль мне к вожделенному свету,
От коего я отдалился?
Иль приобщиться мне к костям Иисуса,
Коими я был отвергнут?
Или ж к рукам того подойти мне,
Коему стал я чужим?
Искать ли прибежища мне в уповании,
От коего я отвратился?
Или – в спасительном возрождении,
Для коего я уже умер?
Иль [уповать мне] на бодрость бдения,
Что покинула меня?
Иль на канон обетования жизни,
От коего я отклонился?
Или на незыблемые установления,
От коих я совратился?
Иль на твердость утеса недвижного,
От коего я отшатнулся?
Иль [причислить себя] к сонму [пречистых],
Из коего я выбыл?
Быть сотворенным мне в городе первенцев,
Откуда был угнан я в плен?
Или молиться мне о хлебе насущном,
Коего [еще] я не заслужил?
Попросить ли о прекращении страданий,
Из-за коих я пота не пролил?
Быть ли увенчанным мне наградами,
Коих я не удостоен?
Быть ли мне внесенным в книгу жизни,
Из коей вычеркнули меня?
Иль вспомнить мне милость Твоих благодеяний,
О коих всегда я забывал?

2

И вот пресеклась, порвалась нить упования на жизнь.
Завладела мною мерзость проказы, весь занемог я;
Вконец скверной охвачен, истощилась плоть моя,
И она мертва уж для Бога.
Белеет крохотная лишь язва, блестящая и гадкая,
Остальное все сохранило прежний сомнительный вид
Означает сие двойную скверну.
Блеск славы вконец угас для меня;
Спасение отступило, померкло добро;
Наглухо закрылись пути жизни;
Утешение исчезло;
Подошел день суда;
Яд смерти разлился во мне;
Снова во мне ожило убитое;
Корабельную пристань забило камнями;
Заросла тропка надежды;
Покровы благодати с меня были сорваны;
Благолепие славы померкло;
Прозорливость напутствия была отметена;
Умножились тернии упреков;
Распустились росточки несправедливости;
Пламя геены воспламенило меня;
Усугубился гнет неволи,
И цепи рабства окрепли.
Вот рухнул столп, подпирающий кровлю,
Развалилось основание вышки,
Расторглось единение родства,
Был оскорблен Божий Дух, любящий святость.

3

И поелику испил я последнюю горечь:
Муки, терзания, печаль, скорбь душевную,
Боль неизлечимую, смятение безысходное,
Срам непостижимый, позор неутаимый,
Стыдливость робкую, бегство безвозвратное,
Гонения бесчеловечные,
Бессильный голод долгого пути
То Ты – спасение, могущество и вспоможение,
Милосердие, просвещение, очищение, бессмертие,
Господь Иисус Христос, Сын Бога Живого
Создатель небес и земли,
Что даруешь воду жаждущим на безводных пространствах пустыни.
Благословенный, сострадательный, могущественный, человеколюбивый,
Долготерпеливый, заботливый, искусный, попечительный,
Бескорыстный защитник, победоносный страж и жизнь нетленная,
Посредник небесный, неиссякаемое изобилие, торжествующее блаженство,
Протянув с любовью десницу милосердия своего,
Прими меня, многогрешного, искупившего [грехи] и очистившегося,
И приблизь к Слову Сущему, к Духу, чтимому наравне с Тобой,
Дабы снова Он, примиренный Тобой, вернулся в меня.
И чрез Тебя я, жертвованный Отцу,
[Чтоб] могущественным существом Его
И целомудренной волею Его
Тут же перед Ним, связанный навек
Дыханием привета с благостью Твоей,
С Тобою слился нерасторжимо.
За это Тебе, Отцу Твоему вместе с Духом Святым –
Троице лиц в одном естестве, в Божестве одном –
Слава и хвала всех тварей живых,
Благословение во веки веков. Аминь!

 

 

 





Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2017 Церковь Иоанна Богослова