Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Архив
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Статистика Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Google+ страничка   YouTube канал отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Одноклассники Facebook Twitter Google+ Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Liveinternet

Протоиерей Григорий Дебольский

Дни богослужения Православной Кафолической Восточной Церкви.

НЕДЕЛИ ВЕЛИКОГО ПОСТА.

Первая седмица Великого поста.
Суббота первой седмицы св. Четыредесятницы.
Воскресный день первой седмицы Великого поста.
Чин Православия.
Начало и основание его.
Необходимость его.
Поучительность и действенность его.

Недели святой и великой Четыредесятницы посвящены каждая особенному воспоминанию. Обыкновеннее впрочем они отличаются одна от другой счетом порядка, в котором следуют, например, первая неделя Великого поста, вторая, третья и т.д.

Первая седмица Великого поста.

Первая седмица св. Четыредесятницы, по выражению благочестивых наших предков и прочих православных христиан, называется зарей воздержания, неделей чистой.[triod-21] В эту неделю Церковь убеждает чад своих выйти из того греховного состояния, в которое невоздержанием прародителей ниспал весь род человеческий и утратил рай и которое каждый из нас умножает сам своими грехами, - выйти путем веры, молитвы, смирения и богоугодного пощения. "Се время покаяния, - говорит Церковь, - се день спасительный, пощения вход: душе бодрствуй, и страстей входы затвори, ко Господу взирающи".[triod-22]

Подобно ветхозаветной Церкви, которая первый и последний день некоторых великих праздников особенно святила, православные христиане, приготовленные и воодушевленные матерними внушениями своей Церкви, издревле, согласно ее Уставу, с особенным усердием и строгостью проводят первую и последнюю седмицу Великого поста; и когда более, как не при начале подвигов и не при конце их, иметь наибольшую ревность к благочестию?

Сообразно этой ревности Православная Церковь на первой седмице совершает богослужение продолжительнее и пост постановила строже, нежели в следующие дни поста; в первые два дня Четыредесятницы, а для могущих и в четыре первые дня не поставляет трапезы.[triod-23] Продолжительность богослужения общественного[triod-24] на первой седмице Четыредесятницы происходит особенно от чтения Великого канона св. Андрея Критского, на великих повечериях седмицы, называемых по-гречески мефимоны (μεθ ήμών) с нами, потому что на этих повечериях произносятся пророческие слова: с нами Бог разумейте языцы.

Великий канон покаяния, "широкий и сладкогласный и умиление несчетно имеющий",[triod-25] возбуждает в душе особенную благочестивую настроенность к покаянию. Он читается по частям в первые четыре дня св. Четыредесятницы на повечериях. Св. сочинитель его воскрешает пред нами воспоминания Ветхого и Нового Заветов, всюду применяя их к нравственному состоянию души грешника и поучая: "Еликим убо благим повести ревновати и подражати по силе, еликих же злых отбегати и присно к Богу востекати покаянием, слезами и иным яве благоугождением".

В Великом каноне, оплакивая грехи наши, Церковь располагает нас к умилению и раскаянию, внушая воздохнуть к Богу из глубины души, тайно глаголать Богу грехи, воспрянуть и помыслить о деяниях своих; располагает изображением униженного состояния грешника, осквернившего ризу плоти своей, омрачившего душевную красоту страстями, разодравшего первозданную одежду Зиждителя и облекшегося в ризу разодранную, истканную по совету змия; располагает страхом будущего суда и надеждой на милосердие Божие, примером и предстательством святых.

По словам канона, "мы, подобно современникам Ноя, сделали беззаконный и законопреступный совет на Бога; подобно братьям Иосифа - продали плод чистоты и целомудрия, подобно Дафану и Авирону, подобно Авессалому и Гиезию сребролюбивому, - мы уклонялись от Господа; подобно израильтянам в пустыне - мы предпочли египетскую пищу небесной. Своими злыми помышлениями и делами, как разбойниками, мы ограблены и изранены. Но душе восстани и побори плотские страсти и помыслы, как Иисус Навин - Амалика и Гаваонитян. Подражай произволению Авраама, оставившего свое отечество из послушания Богу. Лествица, виденная в древности Иаковом, да будет тебе указанием деятельного и разумного восхождения. Две жены его разумей деяние и созерцание, Лию - деяние, как много-чадную, а Рахиль - разум, яко многотрудную. Спасайся на горе подобно Лоту. Рука Моисеева да уверит, как может Бог очистить и убелить прокаженное житие".

В богослужении первой седмицы Церковь произносит священные песнопения св. Андрея Критского, Иосифа и Феодора Студитов и постановила также назидать верующих чтениями сочинений св. Ефрема Сирина, св. Иоанна Лествичника и других.

Суббота первой седмицы св. Четыредесятницы.

Православные христиане, с особенным усердием и благоговейною строгостью проводя первую неделю св. Четыредесятницы, имеют утешительное свидетельство для своего православия в священном воспоминании, творимом в субботу, и в торжестве, совершаемом Церковью в воскресный день первой недели.

В субботу первой седмицы Великого поста, по древнему названию, Феодоровскую, Церковь совершает благодарственное празднование св. великомученику Феодору Тирону. Синаксарь в субботу первой седмицы Четыредесятницы начинается стихами:

Пищей колив питает Тирон град,
Пищу оскверненную учинив непотребну.

Юлиан, отступник и лукавый гонитель христианства, желая осквернить св. пост наш, в первую седмицу Четыредесятницы, издревле особенно чтимую, и подвергнуть христиан осмеянию, повелел в 362 году епарху антиохийскому тайно - ежедневно в продолжение первой седмицы осквернять припасы, продаваемые по обычаю в Антиохии на торжище, кровью идольских жертв, от которых христиане всегда обязаны удерживаться (Деян. 15, 29).

Епарх исполнил повеление Юлиана.[triod-26] Но злоумышление врагов сделалось известно христианам. Св. великомученик Феодор Тирон (воин), стяжавший мученический венец при императоре Максимиане, в Амасии около 306 года 17 февраля, является константинопольскому архиепископу Евдоксию и повелевает ему призвать рано утром в чистый понедельник верующих и запретить им покупать на торжище оскверненную пищу. Епископ недоумевал, чем заменить это лишение, особенно имеющим недостаток в домашних запасах. Великомученик советовал употребить для пищи коливо (χολλυβα), или вареную пшеницу с медом, называемую иногда кутьей, и таким образом обличил и посрамил нечестивое намерение хитрого кощунника.[triod-27]

В память этого события и в благодарность великомученику Феодору, погубителю идолов, предстателю и хранителю стада Христова, Православная Церковь с тех пор, т.е. с 4 века, доселе ежегодно творит празднование великомученику, совершая в навечерие субботы, в пятницу на Литургии по заамвонной молитве, молебный канон - сочинение св. Иоанна Дамаскина, и благословляя в честь великомученика коливо, коим внушил он заменить на первой седмице поста оскверненную постную пищу. В субботу Церковь постановила читать похвальное слово Феодору - сочинение Григория Нисского - и петь канон Иоанна - митрополита евхаитского.[triod-28]

Чтением Апостола на Литургии в первую субботу Четыредесятницы Церковь исповедует божественное величие Иисуса Христа пред Ангелами как Сына Божия, Творца и Спасителя мира, Бог Им и веки сотвори, и Он есть сияние славы и образ ипостаси Его, носяже всяческая глаголом силы своея, собою очищение сотворив грехов наших, седе одесную престола величествия на небесах (Евр. 1, 1-12). Чтением Евангелия Церковь благовествует, что дни, посвящаемые на особенное служение Богу, надобно преимущественно святить делами человеколюбия, которым должно иногда подчинять и обрядовые установления (Мк. 2, 23, 3, 5). Кроме этих чтений Апостольского и Евангельского положены в субботу первой седмицы Четыредесятницы чтения в честь великомученика Феодора (2 Тим. 2, 1-10; Ин. 15, 17-16, 2).

Воскресный день первой седмицы Великого поста.

Торжество Православия. Другое еще славнейшее торжество Православия Церковь совершает в воскресный день первой седмицы по случаю восстановления православного, почитания св. икон в 842 году, после продолжительного на них гонения в 8 и 9 веке. Отчего первый воскресный день св. Четыредесятницы называется неделей Православия, по древнему - православною, сборною, или соборною, и св. праотец. Синаксарь в неделю Православия начинается стихами:

Нелепотно изметаемы иконы:
Радуюся лепотно покланяемы видя.

Почитание св. икон есть одно из древнейших учреждений в Церкви христианской и было повсюду, как на Востоке, так и на Западе. Не только в храмах Божиих и церковных книгах можно было видеть изображения Иисуса Христа, Пресвятой Богородицы и святых, но и в палатах императоров и в частных домах.

Но с первых времен христианства появились лжеучители, которые мыслили, что Господь наш Иисус Христос имел плоть не истинную, а только мнимую, или кажущуюся, и призрачную,[triod-29] и думали, что Господь неизобразим,[triod-30] таковы были: Манес, Аполлинарий в 4 веке, Евтихий в 5 и другие. Церковь, обличая этих лжеучителей, в своих песнопениях говорит: "Плоти изображение Твое восставляюще. Господи, любезно лобызаем великое таинство смотрения Твоего изъясняюще: не мнением бо, яко же глаголют богоборнии дети Манентовы,[triod-31] нам явился еси, Человеколюбче, но истиною и естеством плоти".[triod-32]

Кроме того враги веры христианской - иудеи издавна также указывали на иконопочитание, как на нарушение второй заповеди, и упрекали христиан в мнимом идолопоклонстве. Равно и магометане смотрели на св. иконы, как на идолов. Этим ложным мнением магометан злоупотребил один волхв иудей. По ненависти к христианству он склонил калифа Езида дать повеление истребить все иконы, находящиеся в христианских храмах его области, обещав ему за то долгую и счастливую жизнь; повеление исполнено было руками иудеев и арабов в 723 г.[triod-33]

Первый еретик, высказавший гласно мнение, что чествование икон есть идолослужение, был некто Ксенэас, или Филоксен, беглец из Персии, которого в 5 веке монофизит[triod-34] Петр Фуллон, патриарх антиохийский, поставил епископом в Иераполь. Филоксен, говоря, что почтение, воздаваемое иконам, есть идолослужение, утверждал, что и Ангелов, как существ бесплотных, не должно изображать телесно, в каких-либо очертаниях. Свое мнение он старался, по мере возможности, приводить в исполнение. Почему во многих церквах своего округа он повелел снять и скрыть иконы Спасителя и Ангелов.[triod-35]

В Восточной Римской империи первым иконоборцем был император Лев Исавр. В 6-й год своего царствования он решился обращать иудеев, живших в его империи, в христианство, монтанистов[triod-36] - в православных, и хотел достигнуть сего силою и принуждением.[triod-37] В этих столкновениях с иудеями и еретиками, попиравшими Православную Церковь за почитание икон и указывавшими на иконопочитание, как на одно из препятствий ко вступлению в Православную Церковь, вероятно, родилась и развилась у императора мысль об уничтожении иконопочитания. По своему легкомыслию и малообразованности Лев Исавр поверил лукавым внушениям одного сирианина, отступника от христианства Безера, что иконопочитание есть идолопоклонство и противно заповеди Божией. В этом нечестивом убеждении еще более утвердил Льва Константин, епископ николийский - во Фригии. Летом 726 года случилось в Архипелаге страшное извержение дыма, пламени и каменьев, и на месте извержения образовался новый остров. Это явление Лев принял знамением гнева Божия за иконопочитание и в 727 году обнародовал указ, что икон почитать не должно, потому что они суть идолы. Народ в Константинополе пришел в смущение. Лев поспешил объяснить, что в своем повелении он вооружается не против икон вообще и не против всякого их чествования, а только против суеверного почитания их.[triod-38]

Девяностолетний старец, константинопольский патриарх (714-730), в беседе с императором сильно защищал православное чествование икон, "указывая на семь протекших веков, которые непрерывным поклонением утвердили иконопочитание, ссылаясь на изображение Господа, поставленное исцеленною Им женою,[triod-39] на Нерукотворный Образ Господа, посланный Им Авгарю,[triod-40] и на изображения Божией Матери, писанные св. евангелистом Лукою. Изображение Христа Спасителя представляет нам тот вид, в каком он являлся во плоти. Кто наносит бесчестие образу, тот бесчестит и изображенного на нем. В заключение патриарх присовокупил: да будет тебе известно, государь, если ты не оставишь своего намерения, я готов положить душу свою за святые и честные иконы".[triod-41]

Лев видел непреклонность патриарха, но оставить своего намерения против икон не хотел. Притворно объявляя, что он хочет только, чтобы им, как вещам священным, не причиняли бесчестия прикосновением к ним, он приказал те из них, которые пользовались особенным уважением в народе, поставить на места более возвышенные. Но народ и большая часть духовных ревностно восстали за святые иконы; открылись волнения народные. К патриарху поступали жалобы на иконоборных епископов, которых он старался вразумить и писал им послания. Пиша к Иоанну Синадскому, митрополиту Константина николийского, патриарх между прочим говорил: "По воплощении Сына Божия для нашего спасения, мы изображаем Его человечество для утверждения нашей веры, что Он воплотился подлинно, а не один вид плоти принял, как говорили некоторые лжеучители, - мы изображаем также Божию Матерь, и всех святых как служителей Божиих, в память их св. подвигов и угождения Богу. Мы не утверждаем, что они суть причастники Божества, и не воздаем им поклонения божеского, но начертываем, чтобы выразить любовь свою к ним". Патриарх писал и самому Константину, и также Фоме, епископу клавдиопольскому, и между прочим говорил: "Не должно соблазняться тем, что иконам святых воздается честь возжением пред ними света и каждением. Это суть знаки их духовного озарения и вдохновения от Св. Духа".[triod-42]

Между тем волнение умов в народе более и более распространялось. Обитатели Греции и островов Цикладских возмутились и отправили свой флот против Константинополя. Но Лев с помощью греческого огня уничтожил суда возмутившихся и, считая эту победу знамением благоволения Божия, еще более утвердился в своем намерении истребить иконопочитание. Патриарха склонить на свою сторону он и после этого не успел. Герман объявил, что без Вселенского Собора никакой перемены в вере допустить не может, и Лев, без его согласия, по совещании только со своим сенатом, в 730 г. обнародовал новый указ, которым совершенно воспрещалось писать иконы и покланяться им и повелевалось все священные изображения в храмах и в частных домах истреблять. Патриарх Герман вместе со многими другими православными епископами послан в заточение. Вместо него на патриарший престол возведен Анастасий, единомышленник Льва.[triod-43]

Между тем указ Льва против икон начали приводить в исполнение со всей строгостью. Желая подать пример другим, Лев приказал снять изображение Христа Спасителя на кресте, от времен Константина Великого стоявшее над воротами дворца императорского[triod-44] и всеми чтимое за чудотворения, от него совершавшиеся, - и предать его огню. Исполнение этого повеления возложено было на одного воина из дворцовой стражи. Собравшиеся при этом благочестивые женщины просили отдать образ им. Воин не только не исполнил просьбы, но еще нанес оскорбление лику Спасителя ударом. Не могла стерпеть этого благочестивая ревность. Женщины опрокинули лестницу, на которой стоял кощунник святыни, и он пал жертвой своего нечестия. Это было началом общего возмущения в городе. Народ пришел в ярость; с криком бегал по улицам, угрожая своим мщением иконоборцам; окружил патриарший дом, но патриарх скрылся во дворец императора.[triod-45] Лев выслал воинов и началось преследование иконопочитателей не только в столице, но и в других местах империи. Твердые в вере православной не находили пощады, их изгоняли, предавали пыткам, морили голодом, влачили по улицам, били. Многие православные, духовные иноки и миряне, за твердость в вере прияли венец мученический. Другие оставляли свои имущества, убегали в пустыни, в горы и в пещеры.[triod-46]

Слух об этих волнениях и гонениях распространился до отдаленных пределов Римской империи и даже за ее пределы. Лев лишился целой части своего государства; жители Италии попирали ногами изображения его и отвернулись от него, как от еретика, и отдались в покровительство папе, как защитнику православия.[triod-47]

В странах независимых или менее зависимых от императора, православными епископами произнесено на иконоборцев проклятие. Так поступили папа Григорий с епископами западными и Иоанн, патриарх иерусалимский, с восточными.[triod-48] Ревнители чистоты православного учения возвысили голос в защиту истины: папа Григорий 3 в Риме (731-742), и св. Иоанн в Дамаске.[triod-49]

Папа между прочим писал императору: "Ты преследуешь и мучишь нас руками воинов и оружием плотским. Что до нас: мы наги и беззащитны, не имеем оружия земного, но мы призовем Иисуса Христа, царя всех тварей, Высшего всех воинств небесных, да предаст Он тебя сатане, для спасения твоей души, по слову апостола. Ты спрашиваешь: почему на шести Соборах ничего не сказано об иконах? На сих Соборах ничего не сказано и о том: должно ли есть хлеб и пить воду. Мы чтим иконы по древнему преданию: епископы сами приносили их на Соборы, и никто из епископов, любивших Господа, не путешествовал без иконы". Подобно святителям Герману и Григорию восстал на защиту икон св. Иоанн Дамаскин (730-750) всей силой красноречия и пострадал за них. "О, чудо! - между прочим писал он. - В малом теле обитает Тот, Кто горстью содержит все. Как же ты, противник Христов, называешь Его неизобразимым? Ты, опасаясь описывать или изображать, смешиваешь естество с акефалитами[triod-50] или отвергаешь домостроительство с манихеями".[triod-51] За св. иконы Дамаскин претерпел отречение десницы своей, которую Богоматерь чудесно исцелила.[triod-52] Поэтому, говорит предание, он начал вдохновенные песнопения свои словами: "Твоя победительная десница боголепно в крепости прославися".

Но голос и страдания святых в защиту икон несилен был обуздать гонителей. Сын и преемник Льва Исавра на престоле Константин 3 Копроним (741-775) продолжал начатое гонение на св. иконы и иконопочитателей. Раздраженный народом, который открыто решился не повиноваться императору - еретику и избрал было своим царем другого (родственника его Артабаза),[triod-53] он стал преследовать иконопочитателей еще жестче, чем отец его, особенно иноков, которых он злословил и внешний образ их называл одеждой тьмы. Собрав многочисленный народ, Константин повелел произнести пред Крестом клятву - не покланяться иконам и с иноками не иметь общения. Избрав по своей воле единомышленного себе патриарха Константина, Копроним совокупно с ним, предписал бросать иконы и мощи в болота, в море, в огонь,[triod-54] раздроблять и рассекать секирами; на стенах церковных древние превосходные изображения иконоборцы изглаждали железом или замазывали красками; знаменитую Влахернскую церковь Божией Матери, украшенную дивным благолепием, "лишили, аки царицу от порфиры", всего иконного превосходного украшения, а вместо икон святых начертали на стенах ее деревья, животных и птиц; и таким образом исполнились слова Давида: Боже, приидоша языцы в достояние твое, оскверниша храм святый твой (78, 1). Обители византийские опустели, иноки удалились в разные места.[triod-55] Копроним простер свою дерзость даже до того, что в 754 году созвал в Константинополе собор из 310 епископов, большей частью иконоборцев, на котором иконопочитание объявлено неправым; произнесено осуждение на всех иконопочитателей, и особенно на Германа, Григория Кипрского и Иоанна Дамаскина; лжесобор назван седьмым Вселенским, при всей очевидной незаконности своей, потому что ни один из пяти патриархов в нем не участвовал, и сопровождался насилием.[triod-56]

Император, видя, что своим Собором он достиг вовсе не того, чего хотел, во гневе приказал (768) всех епископов, не признавших лжесобора, отрешить, константинопольские монастыри уничтожить, а здания монастырские или разрушить, или обратить в казармы; иноки принуждены были избегать строгости императора добровольным изгнанием. В это время пострадали мученической смертью и скончались в 761 году св. Андрей Критский, которого память 30 (17) октября и в 767 году св. Стефан Новый, которого память 11 декабря (28 ноября), и многие другие.

Преемник Копронима Лев 4 (775-780) продолжал гонение на св. иконы, хотя не так жестоко, как Константин.[triod-57] Сторона православных стала усиливаться, тем более, что нашла себе тайную, но сильную покровительницу в императрице Ирине. Смерть Льва 4 подала Ирине возможность исполнить свое давнее благочестивое желание - восстановить поклонение св. иконам. Благоприятный случай к исполнению намерения ее открылся в неожиданном обращении патриарха Павла, поставленного Львом 4 в 780 году. Сделавшись болен, Павел в 784 году без ведома императрицы оставил патриарший дом и заключился в монастырь, где наложил на себя подвиг глубокого раскаяния, облекся во вретище и посыпал голову пеплом, исповедуя, что он сознает свое заблуждение и вину в подтверждении Копронимова лжесобора и почитает себя недостойным сана патриаршего; вместе с тем Павел убеждал заблудших обратиться на путь истины, а православных утверждал в истине поклонения св. иконам. Избранный на место Павла благочестивый Тарасий не иначе решился вступить на патриарший престол, как получив от императрицы обещание - решить дело об иконах судом Вселенского Собора.[triod-58] Таким образом благочестие императрицы Ирины и ревность патриарха Тарасия подвигли пастырей Церкви к составлению Вселенского седьмого Собора.

В Константинополь прибыли многие пастыри Церкви и настоятели монастырей с разных сторон. Но накануне открытия Собора, 1 августа 786 г., иконоборцы произвели возмущение против Собора, который по этому случаю отложен до следующего года и открыт был в Никее, под председательством патриарха Тарасия, в числе 367 св. отец в храме св. Софии, 24 сентября 787 года, и продолжался до 14 октября.[triod-59] Прежде всего предстали перед св. Собором увлеченные заблуждением - с изъявлением раскаяния в своем согрешении. Отцы Собора, видя искреннее, чистосердечное раскаяние их, воздав славу милосердому Богу, приводящему заблудших в разум истины, приняли их в общение с Церковью;[triod-60] исследовали и утвердили православное учение об иконопочитании в том виде, как оно издревле сохранялось в Церкви, в писаниях св. отцов и в исторических сказаниях; показали, что иконоборцы не первые стали укорять христиан за иконопочитание, а еще прежде их легкомысленные и нечестивые люди, смешивая его с идолопоклонством, причиняли св. иконам разного рода оскорбления. Иконоборцы в своем образе мыслей суть только последователи и подражатели иудеев, язычников, евтихиан и сарацин; произнесли проклятие на лжесобор Копронимов, который беззаконно присвоил себе название седьмого Вселенского Собора.[triod-61]

В заключение отцы выразили свое определение о почитании св. икон: "Храним не нововводно все, писанием или без писания, установленные для нас церковные предания, от них же единое есть иконного живописания изображение, как повествованию евангельские проповеди согласное, и служащее нам к уверению истинного, а не воображаемого воплощения Бога Слова. Последуя богоглаголивому учению св. отец наших и преданию Кафолической Церкви, со всякою достоверностию и тщательным рассмотрением определяем: подобно изображению честного и Животворящего Креста, полагать во святых Божиих церквах, на священных сосудах и одеждах, на стенах и досках, в домах и на путях, честные и святые иконы, написанные красками и из дробных камений и из другого способного к тому вещества устрояемые, яко же иконы Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, и непорочныя Владычицы нашей св. Богородицы, также и честных Ангелов, и всех святых. Взирающие на иконы побуждаются воспоминать и любить первообразных им, и чествовать их лобызанием и почитательным поклонением, а не Богопоклонением, которое приличествует единому божескому естеству, но почитанием, какое воздается изображению честного и Животворящего Креста, св. Евангелию и прочим святыням, - фимиамом и поставлением свещей, каковый и у древних благочестивый обычай был. Ибо честь, воздаваемая образу, переходит к первообразному, и поклоняющийся иконе покланяется существу изображенного на ней".[triod-62]

Утвердив св. иконопочитание, отцы изрекли благодарение Господу; возгласили многолетие благочестивым императорам, вечную память защитникам православия патриарху Герману и Иоанну Дамаскину, Георгию Кипрскому, и произнесли проклятие иконоборцам.

Впрочем, седьмым Вселенским Собором иконоборство было не совсем погашено. Еще более 50 лет после Собора оно возмущало мир Церкви, и особенно при царях Льве 5 Армянине - по духу манихею (813-820) и при его преемниках - Михаиле 2 Косноязычном (820-829) и Феофиле (829-841), зараженных также манихейством и иудейством.

Лев Армянин, убежденный врагами веры Христовой, что христиане терпят порабощение и бедствия от неверных за иконопочитание, повелел в 814 году собрать древние книги из всех библиотек Константинополя, равно как из церквей и монастырей, чтобы сделать известными те, на которые ссылался собор иконоборный, бывший при Копрониме, и истребить те, которые особенно говорили в пользу икон.[triod-63] Патриарх Никифор (806-815) с христианской твердостью защищал пред императором древний обычай иконопочитания и усугубил свои молитвы к Богу об укреплении православных в подвигах терпения за правое исповедание; целую ночь провел он в молитвах с православными в великой церкви. После всенощной молитвы патриарх, взошедши на амвон, произнес проклятие на гонителей икон. На другой день защитники православия сильно состязались во дворце с иконоборцами, особенно Феодор Студит, который не только устно утверждал почитание св. икон и укреплял правоверующих, но и письменно. Исповедников изгнали из дворца; патриарх вынужден был оставить свою кафедру. По удалении патриарха враги дерзко начали истреблять св. иконы. Св. Феодор Студит, для предотвращения соблазна, приказал инокам своей обители поднять иконы и совершить с ними торжественный крестный ход в день Вербного воскресения, с пением: "Пречистому твоему образу поклоняемся, Благий"[triod-64] и проч. На место Никифора возведен был на патриаршую кафедру единомышленный императору Феодот (815-721). Иконоборцы собрали собор против иконопочитания и определили истребить иконы. По этому определению враги православия замазывали в церквах изображения, разбивали священные сосуды, раздирали украшения на части, раскалывали доски, на которых были изображения и проч.[triod-65]

В это время пострадали многие твердые хранители св. преданий Прав. Церкви; так, изгнаны были в ссылку за иконопочитание епископы Михаил Синадский (5 июня (23 мая)), Феофилакт Никомидийский (21 (8) марта); Емелиан Кизический (21 (8) августа); св. Георгий, митрополит Митилинский (20 (7) апреля); преподобные Феодор Студит (759-826; 24 (11) ноября); Никита Мидикийский (16 (3) апреля); Павел Прусиадский (20 (7) марта), Феофан Сигрианский, умерший в 818 году 25 (12) марта и проч.

После Льва Армянина продолжал гонение на св. иконы Михаил Косноязычный, который не позволял поставить в Константинополе ни одного образа и особенно гнал иноков. При нем страдал Мефодий, бывший потом патриархом константинонольским и другие.[triod-66]

Феофил был последний гонитель св. икон и их чтителей. Он не только запрещал покланяться иконам, но и делать и хранить их. В это время иконоборцы уничтожали изображения в церквах и вместо св. икон писали животных и птиц; темницы были наполнены православными; Феофил особенно преследовал монахов. При нем потерпели за св. иконы начертание на своих лицах Феодор и Феофан[triod-67] и также страдал патриарх Мефодий. Несмотря на это, почитание икон не прекращалось и в самом семействе гонителя, над которым особенно отяготела карающая десница Божия. Многоразличные бедствия, - голод, зараза, землетрясение и нашествие неприятелей - постигли его государство, и наконец - его самого жестокая, смертельная болезнь, от которой уста его разверзлись до самой гортани. Супруга его Феодора видела во сне Божию Матерь, окруженную бесчисленным сонмом Ангелов, укорявших Феофила и во гневе наносивших ему частые удары за неуважение его к св. иконам. Феофил же в это время, непрестанно кивая головою, кричал: "Горе мне бедному! Меня бьют за непоклонение иконам, за неуважение к ним меня мучат".[triod-68]

Тяжкая болезнь Феофила была причиной вразумления его. Благочестивая супруга его, сострадая к нему, молилась об облегчении его от болезни и возложила на него образ Богоматери. Потом Феофил сам взял и облобызал енколпий (икону на персях), бывший на одном из предстоявших у его постели. После этого Феофил почувствовал облегчение, исповедуя православное почитание св. икон. Феофил умер в 842 году и с ним кончилось продолжительное и безрассудное гонение против св. икон.

После Феофила на престол Греческой империи вступил малолетний сын его Михаил 3, под опекой благочестивой своей матери императрицы Феодоры. При ней на поместном Константинопольском 5 Соборе (842), под председательством патриарха Мефодия, торжественно признан второй Никейский Собор святым Вселенским.[triod-69]

По повелению царицы Феодоры немедленно возвращены были все изгнанники и освобождены все узники, страдавшие за иконопочитание.[triod-70] Патриарх Мефодий, окруженный священным собором, со слезами просил царицу возвратить Церкви Божией похищенное у нее драгоценное и спасительное украшение, - святые и достопоклоняемые иконы. Благочестивая царица, представ Собору с изображением Божией Матери, которое имела на шее своей, и лобызая икону, отвечала: "Кто не покланяется и не почитает изображений Господа, Богородицы и святых, тот да будет анафема! Только прошу вас, благочестивые мужи, о том, чтобы вы в молитвах своих предстательствовали пред милосердым Богом о супруге моем Феофиле, дабы Господь простил ему согрешения его".

По прошению царицы св. пастыри Церкви Мефодий, патриарх константинопольский и исповедник православного иконопочитания (842-856), Иоанникий Великий (17 (4) ноября) и многие иные пастыри[triod-71] совершали во всю первую седмицу св. Четыредесятницы моление о царе Феофиле, как положено и ныне в Церковном Уставе совершать в Четыредесятницу после часов в притворе литии по усопших.[triod-72] После усердных молитв, принесенных Господу в продолжение седмицы о восстановлении св. икон и о прощении согрешений Феофилу, отцы Церкви в воскресный день этой седмицы, с великим торжеством совершили крестный ход, при собрании всего духовенства, в присутствии царицы и сына ее, при многочисленном стечении народа, и торжественно изречены благословение на поборников и почитателей св. икон и анафема врагам, а таким образом совершенно восстановлено было в Церкви Христовой древнее апостольское почитание св. икон.

С тех пор в память этого восстановления Православная Церковь совершает ежегодно в первую неделю Великого поста Торжество Православия,[triod-73] т.е. правой веры, которая от апостолов непрерывно и неизменно сохраняется и продолжается, и до скончания мира продолжится в Церкви Христовой, по силе обетования Господа (Мф. 16, 18). В 879 году седьмой Вселенский Собор подтвержден в другой раз новым Собором в Царьграде.[triod-74] В том же веке Феофан, потерпевший поносное и мучительное начертание за св. иконы,[triod-75] и другие песнопевцы предали Церкви некоторые священные песнопения, ныне возносимые ей в день Православия.

Сообразно торжеству Православия Церковь предлагает на Литургии в этот день слова апостола о правой в Бога и Мессию вере древних ветхозаветных праведников - Моисее, который верою велик быв, отвержеся нарицатися сын дщере фараоновы, паче же изводи страдати с людьми Божиими, нежели имети временную греха сладость: большее богатство вменив египетских сокровищ поношение Христово: верою остави Египет, не убоявся ярости царевы: верою сотвори пасху и пролитие крове; Евреев, кои верою преидоша Чермное море, аки по суше земли: верою стены герихонския падоша; Раав, Гедеона, Варака, Сампсона, Иеффая, Давида, Самуила и других, иже верою победиша царствия, содеяша правду, получиша обетования, заградиша уста львов, угасиша силу огненную, избегоша острее меча, возмогоша от немощи, беша крепцы во бранех, обратиша в бегство полки чуждих (Евр. 9, 24. 26-32; 12, 2). А в Евангелии в день Православия Церковь благовествует о вере св. ап. Филиппа и Нафанаила, исповедавших Иисуса Христа Сыном Божиим (Ин. 1, 43-51), и убедительно внушает, что наше неверие часто бывает плодом неведения. Нафанаил, доколе не увидел Иисуса Христа, говорил о Нем: из Назарета может ли что добро быти, но когда увидел и узнал, то исповедал: Равви, ты ecu Сын Божий, ты ecu царь Израилев. Так против неверия необходимо познание Иисуса Христа из Слова Божия под руководством Церкви.

Чин Православия.

При начале Литургии, по прочтении Часов, или перед ее окончанием, Православная Церковь совершает в главных соборных храмах особенный чин Православия, среди храма, перед иконою Спасителя и Богородицы. При совершении обряда Православия Церковь чтением Апостольским умоляет нас: блюдитеся от творящих распри и раздоры, вопреки учения, ему же вы научитеся, и уклонитеся от них. Таковии бо Господеви нашему Иисусу Христу не работают, но своему чреву: иже благими словесы и благословением (красивыми словами) обольщают сердца незлобивых (простодушных). Ваше же послушание ко всем достиже (Рим. 16, 17-20). Чтением Евангелия Церковь благовествует о неизреченной любви Божией к спасению каждого человека; несть воля пред Отцем вашим небесным, да погибнет един от малых сих; и о власти, данной от Господа Церкви отсекать от себя непослушных (Мф. 18, 10-18). По принесении молитв Господу об обращении, силою Св. Духа, всех отступивших от правоверия к познанию истины, о сопричтении их к избранному стаду, о соблюдении верных непоколебимыми в правоверии, и по исповедании веры апостольской, отеческой, православной, вселенную утвердившей, Церковь анафематствует, т.е. отлучает от единения с собою врагов Православия, а поборников и защитников его ублажает и восхваляет.

Начало и основание его.

Хотя в настоящем своем составе, ныне соблюдаемый Церковью чин Православия воспринял начало свое в 9 веке по восстановлении св. икон, но суд Православия, как необходимый и строжайший на нечестие явное, соблазнительное и закоснелое, был во все ее времена. Основание этого суда заключается в священной обязанности Церкви - быть сокровищницей и блюстительницей неизменного, непрерывного, преемственного из рода в род хранения всех Богопреданных и спасительных истин Божественного откровения. Нужду и важность такого последовательно-неизменного охранения сокровищ спасения указал Сам Бог и в Ветхом (Быт. 18, 19) и Новом Завете. Иисус Христос, будучи царь царствующих и Господь господствующих, Владыка всего видимого и невидимого, утверждая на земле Церковь новозаветную - уча, священнодействуя и управляя, говорил своим ученикам и апостолам, яко Отец мя посла. И пославый мя Отец, Сам свидетелъствова о мне (Ин. 5, 36-37): якоже заповеда мне Отец, тако творю (ИH. 14, 31): вся, яже слышах от Отца Моего, сказах вам (Ин. 15, 15). И Дух Святой снисшел на апостолов, быв послан от Бога Отца Сыном Божиим, и продолжал утверждать то, что насаждал Сын Божий (Ин. 14, 26; 15, 26). Так и св. ученики, и апостолы не по воле своей учили, священнодействовали и управляли, но были посланы Сыном Божиим и Св. Духом.

Богоизбранные апостолы, облеченные властью учительства, священнодействия и управления, в свою череду чрез таинственное рукоположение избрали и послали своих преемников, которые эту Божественную власть, перенимая друг у друга благодатью и помощью Божией, доселе сохраняют в Церкви Православной. Такое преемственное посланничество священных учителей, строителей и пастырей, такое непрерывное и единодушное делание на положенном свыше основании есть великое и св. Православие. Оно есть союз св. Церкви всех времен, ныне на пространстве тысячелетий, есть послушание потомков предкам, детей родителям, разума вере откровенной в ее апостольской чистоте, есть непрерывный, неиссякаемый ток благодати и веры, коего начало в Боге, продолжение в обществе св. Церкви, а конец в блаженной вечности. Посему и Торжество Православия есть Торжество христианского послушания, неизменно сохраняющего все Богопреданные сокровища божественного откровения. Как это послушание благословляется, а дерзновенное и враждебное вере действие осуждается Богом, так по воле Его, Торжество Православия сопровождается осуждением нераскаянно-непокорных вере и Церкви и благословением защитников Православия и всех послушных Церкви.

Власть отлучать и благословлять дана от Самого Бога первоначально Церкви ветхозаветной. Да даси, говорил Господь Моисею, благословение на горе Гаризин и клятву на горе Гевал (Втор. 11, 29-30; 27, 12 и след.; Нав. 8, 34; Пс. 110, 21). А потом дана и новозаветной Христианской, которая прияла от Господа власть вязать и решить (Мф. 18, 18); осуждать и отсекать от общения с собою преслушающих ее (Мф. 18, 17); отлучать явных и нераскаянных грешников (1 Кор. 5, 2), превращающих коренные истины Евангелия, напр., благовествующих не то, что благовествовали апостолы и что первые верующее приняли от апостолов (Гал. 1, 8-9); не любящих Господа Иисуса Христа (1 Кор. 16, 22). Согласно с Писанием и преданием, Церковь Православная отлучает отвергающих бытие Бога, Его промысел и Божественные свойства, Троичность лиц единого Божества, воплощение Сына Божия; не приемлющих благодати искупления, Евангелием проповедуемого, как единственного нашего средства к оправданию перед Богом; отвергающих приснодевство Марии Богоматери, богодухповенность пророков и апостолов, бессмертие души, кончину века и суд будущий; отметающих таинства Церкви; отвергающих Соборы и их предания, божественному Откровению согласные и хранимые Православной Кафолической Церковью; помышляющих, что православные государи возводятся на престолы не по особенному о них Божию благоволению; хулящих св. иконы; утверждающих самобытность мира.[triod-76]

Необходимость его.

Власть отлучать нераскаянных, данная Церкви, для нее необходима как праведное орудие отсечения гнилых членов, зараженных и заражающих, для сохранения здравия и жизни всего ее тела. Употребление этого орудия не только не противно любви христианской, которая, по словам Господа, должна простираться и к самым врагам, но необходимо по этой самой любви к Богу и ближним. Если не противно любви к ближнему, нарушающему долг справедливости, употребить законные меры для его обуздания и блага, то по той же правде необходимо для Церкви употребить меры законной строгости против непокорных. По заповеди Иисуса Христа Православная Церковь любит и молится о мире и спасении всех. Но как всякая любовь должна быть законна, то Церковь, как матерь, по необходимости внушаемой правдою, не переставая молиться о спасении всех, употребляет, на основании данной ей власти, и законные меры исправления коснеющих в непослушании. Будучи членом богоучрежденного общества Церкви, христианин необходимо подлежит суду ее, и чем грехи его тяжелее, открытее и упорнее, тем строже и голос общественного суда Церкви. Грехи тайные справедливо обличаются ею тайно, грехи более открытые - громче, грехи явные - всенародно. Посему анафема, произносимая Церковью на нераскаянных и злонамеренных грешников, есть необходимое для них следствие суда церковной власти, - есть объявление всем об опасной для тела Церкви заразе, по слову Божию: повелеваем вам, братие, о имени Господа нашего Иисуса Христа, отлучаться вам от всякого брата бесчинно ходяща, и не по преданию, еже прияша от нас. Аще же кто не послушает словесе нашего, посланием сего не знаменуйте: и не премешайтеся ему, да посрамится (2 Сол. 3, 6. 14). "Сей суд Православия есть не карательный, а только обличительный и предохранительный".

"Православная Церковь, исполняя тяжкий долг осуждения не преминула воспользоваться и приятной частью повеления Божия: да даси благословение. Произнесши суд на людей, которые угрожали ей разрушением, радостно даст она благословение тем, которые данными от Провидения Божия средствами споспешествовали и споспешествуют ее укреплению, распространению, миру. Так при Торжестве Православия благословляет Церковь память Константина Великого, который первый из царей решительно прекратил враждебные отношения государственной власти к христианству и превратил в покровительственные, который заслужил наименование равноапостольного тем наипаче, что, созвав первый Вселенский Собор, доставил ему удобство поставить твердую опору Православию в никейском символе веры. Так благословляет Церковь Феодосия Великого, который с твердостью продолжал преобразование Римской империи языческой в христианскую и созванием второго Вселенского Собора споспешествовал Церкви довершить никейский и, должно сказать по справедливости, вселенский символ веры. Благословляет Православная Церковь и нашего великого князя Владимира, по истине Равноапостольного: ибо чрез него Россия сделалась государством христианским и православным. Благословляет Православная Церковь и других благочестивейших государей российских, которым она так же справедливо признательна за их попечение о ее благе, как справедливо должны были они быть признательны ей за ее попечение о благе государства и народа".[triod-77]

Поучительность и действенность его.

Торжество Православия, служа праведным судом для вразумления коснеющих в нераскаянии, для всех истинных членов Церкви весьма поучительно и утешительно как обновление и утверждение их в завете с триипостасным Богом и в искреннем союзе с Церковью. Во всенародных восклицаниях отлучения и благословения, ежегодно во дни Великого поста повторяемых в продолжение многих столетий, православные христиане слышат непререкаемое свидетельство Божественной и спасительной истины, хранимой Церковью, к которой они принадлежат, и вместе с этим свидетельством приемлют благословение Божие для неизменного хранения Православия. Торжество Православия для истинных чад Церкви назидательно и утешительно, и является выражением высокого благоговения потомков к священным преданиям православных своих предков. В особенности назидательно и утешительно для соблюдающих правила веры и благочестия - постящихся и кающихся: в этом торжестве благочестивые видят и слышат помощь подвигам своим и побуждение к продолжению их. При покаянии требуется вера, по Писанию: покайтеся и веруйте во Евангелие (Мк. 1, 15); так и при начале благочестивых подвигов поста и покаяния всенародно возвещается Церковью Православная вера, могущая соделать богоугодными наш пост и покаяние. Торжество Православия, восстановив древнее почитание рукотворенных образов, содействует восстановлению в нас образа и подобия Божия подвигами веры, поста и покаяния.

Чин Православия сколько поучителен, столько и действен. Действенность благословения и отлучения, произносимых Церковью, заключается, по обетованию Божию, во всемогущей силе Слова Божия, которое, как говорит ап. Павел, есть живо и действенно, и острейше паче всякого меча обоюду остра, и проходящее даже до разделения души же и духа, членов же и мозгов, и судителъно помышлением и мыслем сердечным (Евр. 4, 12). Если благословение родителей служит невидимым залогом благополучия детей, тем более благословение матери Церкви бывает благодатным сокровенным источником успехов в делах наших и нашего благополучия. Св. Златоуст, изъясняя значение и силу анафемы, говорит: "Послушай: что говорит ап. Павел: аще кто не любит Господа Иисуса Христа, да будет проклят (ήτω άνάθεμα - 1 Кор. 16, 22), т.е. да будут прерваны с тем связи, и сделается он чужд для всех. Как никто не смеет касаться без нужды руками или приближаться к дару, который посвящен Богу: так отлученного от Церкви отсекая от всех и как бы сколько можно более отдаляя, апостол в противоположном смысле называет именем отложенного[triod-78] дара (άνάθεμα), и тем предуведомляет всякого, чтобы он со страхом удалялся и бежал прочь от такого человека. К дару никто не осмеливался приближаться из уважения: так с отлученным прерывали связи по другому противоположному чувству. В обоих случаях одинаково прерываются связи, и предмет делается для людей чуждым. Но способ прерывания связей не одинаков; от одного оберегаются потому, что сие посвящено Богу; а от другого - потому, что отчуждено от Бога, отлучено от Церкви".[triod-79]

"Анафема по смыслу церковного употребления есть отсечение преступника от тела Христовой Церкви. После сего отлученный уже не христианин, и бывает отчужден наследия всех благ, смертью Спасителя нам приобретенных (Мф. 18, 17).

Анафема есть строжайшее действие церковной власти, а менее строгое действие называют отлучением и запрещением, когда Церковь не предает явно грешника анафеме и не изгоняет его от стада Христова, но только смиряет его отлучением от общения с православными в общих молитвах, не велит входить в храмы Божий и на некое время запрещает ему Причастие св. Тайн. "Кратко рещи чрез анафему человек подобен есть убиенному, а отлучением или запрещением подобен есть за арест взятому".[triod-80]

[triod-21] Напр., в 1 Новгородской летописи, см. Полное собрание летописей русских. В греческом часослове говорится: τήν πρώτην έβδομάδα τής άγίας τεςςαραχοςτής ήμείς χαθαράν χαλούμεν.
[triod-22] Понедельник первой седмицы Четыредестницы, песн. перв. трипеснца на утрен.
[triod-23] О правилах пощения в первую седмицу Четыредесятницы см. выше.
[triod-24] О богослужении ежедневном в Четыредесятницу см. выше.
[triod-25] Синаксарь в четверг 6 седмицы Четыредесятницы.
[triod-26] Феодорит. История, кн. 3, гл. 15.
[triod-27] Никифор, История, кн. 10, гл. 12.
[triod-28] Там же и синаксарь и чин богослужения в субботу первой недели св. Четыредесятницы.
[triod-29] См. Рождество Христово.
[triod-30] 29 sermo catecheticus Theodori Studitae.
[triod-31] Последователи Манеса.
[triod-32] Стихир, на хвалитех в первую неделю Великого поста.
[triod-33] Theophan. chronograph, ad an. Isauri 7.
[triod-34] О монофизитах см. выше, Рожд. Хр.
[triod-35] Theophan. Chronograph, ad ann. Zenon. 16.
[triod-36] Монтанисты - последователи Монтана, лжеучителя, начавшего проповедовать в половине 3 столетия, что он есть обещанный Иисусом Христом Утешитель (Ин. 14, 16. 26; 15, 26; 16, 7. 13). Так как главный город их был Пепуз во Фригии, то монтанистов называли также пепузианами, фригами, катафригами.
[triod-37] Theophan. Chronograph, ad ann. Leon. Isaur. 6.
[triod-38] Theophan. Chronograph, ad an. Isauri 9-10. Чет. Мин. 28 ноября. Житие св. Стефана Нового.
[triod-39] Евсевий. Церковная история, кн. 7, гл. 18.
[triod-40] См. празд. Нерук. Образа.
[triod-41] Чет. Мин. 12 мая. Житие св. Германа. Theophan. ad ann. Isauri. 13.
[triod-42] Bibliothec. orient, pag. 311.
[triod-43] Дамаск. Об иконах слов., 11, гл. 12. Чет. Мин. 12 мая. Житие св. Германа. Theophan. Chronograph, ad ann. 13.
[triod-44] См. праздник в день св. равноапостольного Константина.
[triod-45] Чет. Мин. 28 ноября. Житие Стефана Нового.
[triod-46] Чет. Мин. 29 мая и 9 августа.
[triod-47] Anastas. Bibliotec. 90. s. Gregorius 2. Чет. Мин. 14 июня. Житие св. Мефодия. Павел диакон, кн. 6, гл. 3.
[triod-48] Theophan. Chronograph, ad ann. Leon. Иsaur. 10. С этого времени папы обратили взоры свои на королей франкских, которых успели сделать послушными себе. Таким образом иконоборство отчуждало Запад от Востока и пролагало дорогу к будущему отпадению Запада от единения со вселенскою Церковью. Беккер. Истор., т. 3 с. 158.
[triod-49] Theophan. Chronograph, ad ann. Barron, annal. 12, p. 339-342, 359.
[triod-50] Акефалитами (безглавыми) называются последователи Евтихия, лжеучителя, быв. в 5 веке, потому, что потеряли главу, или начальника, своего в Петре Могге (Евагрий. История, кн. 3, гл. 15 и 16).
[triod-51] В слове на Рождество Пресвятой Богородицы.
[triod-52] См. празд. иконы Божией Матери "Троеручицы".
[triod-53] Зонар. и Кедрии, часть 2, в жизни Копронима. Чет. Мин. 12 мая. Житие св. Германа. Theophan. Chronograph, ad an. Isaur. 13, ad ann. Constantin. 1.
[triod-54] Чет. Мин. 14 июня. Житие Мефодия.
[triod-55] Там же, 13 ноября. Житие Феодора Студита.
[triod-56] Чет. Мин. 28 ноября. Житие Стефана Нового. Никифор. in breviario historiae ad ann. 762-767. Theophan. Chronograph, ad ann. Constantin. 13.
[triod-57] Кедрин, часть 2, в жизни Льва 4.
[triod-58] Кедрин, ad ann. 4 Iren. Феофан, под год. 4 и 5 Ирины. Чет. Мин. 25 февраля. Житие св. Тарасия.
[triod-59] Theophan. Chronograph, ann. 7, 8. Чет. Мин. 25 февраля.
[triod-60] Чет. Мин. 25 февраля.
[triod-61] Там же.
[triod-62] Догмат 367 св. отец 7 Вселенского Собора в книге правил.
[triod-63] Auctoris incerti chronographica narratio, complectens ea, quae tempore Leonis filio Bardae Armeni contigerunt post chrograph. Theophan.
[triod-64] Чет. Мин. 11 ноября. Житие Феодора Студита.
[triod-65] Там же, 2 июня. Житие Никифора.
[triod-66] Там же, 14 июня.
[triod-67] См. кн 1, день св. начертанных.
[triod-68] Post. Teophan. Leonis gramatici chronograph.
[triod-69] Чет. Мин. 14 июня. Жизнь Мефодия.
[triod-70] Там же.
[triod-71] Синаксарь в неделю Православия.
[triod-72] См. Церковный Устав. Богослужение в понедельник первой седмицы Великого поста. [triod-73] О гонении на св. иконы и восстановлении их см. Комбефизий. Auctores incerti, 2.
[triod-74] При вторичном восстановлении Фотия на патриаршем престоле.
[triod-75] См. день св. начертанных.
[triod-76] См. Последование в неделю Православия, 1840 г.
[triod-77] Беседа в неделю Православия высокопреосв. Филарета М. Москов. прибавл. к твор. св. Отец, 1857 г.
[triod-78] И на русском языке проклясть значит касть откладывать.
[triod-79] Беседа 16 на Послание к Римлянам.
[triod-80] Духовн. регламент, дела Епископов, с. 45-46.


Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2017 Церковь Иоанна Богослова