Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
holy.city - сайт о ВОЗВЕДЕНИИ БОЖЬЕГО ХРАМА В ДОМИНИКАНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ!
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Архив
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Статистика Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
МИР ВСЕМ МИЛОСТИВЫМ, ЩЕДРЫМ И МИЛОСЕРДНЫМ!
Дорогие читатели, прошу каждого из вас оказать милость и поучаствовать своим маленьким пожертвованием в Божьем деле - возведение первого православного Храма в Доминиканской Республике! Вы не обязаны этого делать, но можете! Для этого достаточно зайти по данной ссылке и кликнуть на кнопку donate и перевести сумму эквивалентную от 5 до 10 канадских долларов. Там же можно прочитать всё об этом проекте.
И да благословит вас Господь обильным благословением за ваше щедрое сердце!


ВКонтакт Одноклассники Facebook Twitter Google+ Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Liveinternet

Cобрание синаксарей Постной и Цветной Триоди


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  ...     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     ...  
к следующей страницек следующей странице


Синаксарь в неделю пятую по Пасхе о самаряныне

Стихи:
Воду прияти пришедши тленную жено:
Живую почерпаеши, еюже скверны душевныя омываеши.
Стихи:
Ты, к колодцу придя за тленной водою,
Черпаешь воду живую, ей омываешь грехи.
В тойже день, в неделю пятую по Пасце, самаряныни Праздник празднуем: понеже в той Христос мессию себе яве исповедоваше, еже есть Христос [или Помазан]: меса бо у еврей, елей. Сего бо ради мню и в средопентикостную седмицу учинен бысть. И яко в прежде тоя убо недели в купели чудодействует, в сей же над Иаковлим студенцем, к жене беседуя Христос, иже студенец сам Иаков ископа, и дарова Иосифу сыну своему: изрядно бо бе место сие, идеже и близ сущу горы Соморы, самаряне населяху грады многи. В этот день, в неделю пятую по Пасхе, совершаем празднование Самарянке: поскольку Христос в настоящий день со всей ясностью объявил Себя Мессией, что означает Христос, или «Помазанник» (ибо меса по-еврейски значит «елей»), то нынешний праздник оттого, полагаю я, и назначен на воскресенье, ближайшее к Преполовению Пятидесятницы. И как в воскресенье перед этим Господь совершает чудо в купальне, так в этот день – при колодце Иакова, который сам Иаков выкопал и даровал сыну своему Иосифу (см.: Быт.48,22). Ибо то было особое место, где многие города населяли самаряне и притом расположенное близ горы Сомор.
В Сихарь же приходит Христос, идеже обитавшу древле Иакову, с Диною дщерию своею, и с сынми, Сихем сын Еморов хоррей возжеле ея, и насилив бысть с нею. И оттуду братия тоя раздражившеся на ревность зело, внезапу вшедше в град, вкупе вся убивают, и того Сихема, и отца его Емора. Христос приходит в Сихарь, где некогда, в дни пребывания там Иакова с дочерью его Диной и прочими детьми, сын Еммора Сихем-хореянин, возжелав и взяв Дину силой, стал сожительствовать с нею. По этой причине и братья ее, распаленные ревностью, внезапно вошли в город и всех до одного перебили, в том числе самого Сихема и отца его Еммора.
Обитает убо там Иаков, и настоящий студенец ископа. Не самаритяне же прежде обитаху у тоя горы, но исраильтяне Богу приразившеся, Факею царствующу, первым пленом и вторым, ассириом пришедшым под дань сих положиша: и помале Осию царствующу, прилагаются к ефиопляном: еже уведев ассирийский царь преселяет я в Вавилон. На оном же месте различным языком жити повеле: но Бог львы на иноплеменники оныя пущает. Царь же ассирийский паки уведев сие, священники от иудей тем посылает, [еще бо тамо бяху пленении,] яко да и Божия законы приимут. И от идол убо скоро отскочиша. Едины же пятеры книги Моисеовы прияша, отметающеся пророк, и прочаго Писания. Сии и самаряне зовоми бяху, яко от горы Соморы: и ненавидими бяху еврейми, от пленения возвращающимися, зане исполу иудействоваху, и не ядяху с ними, мерзостны я непщующе. Темже и Христа самарянина многажды нарицаху, яко некая от законных убо презирающа и разрушающа, якоже они. Итак, Иаков обитал там и вырыл упомянутый колодец. Прежде же гору эту населяли не самаряне, а израильтяне, которые в царствование Факея оскорбили Бога и, приняв участие в первом и втором столкновении с ассирийцами, сделались их данниками. Но через некоторое время, в царствование Озии, вступили они в сношения с эфиопами. Узнав про то, царь ассирийский переселил их в Вавилон (см.: 4 Цар.17,3-6), а на прежнем месте приказал поселить другие народы, но Бог навел на иноплеменников львов. Когда это стало известно ассирийскому царю, он послал к ним священника из иудеев (ибо там еще были пленные евреи), чтобы и их приобщить закону Божию (см.: 4 Цар.17,24-28). И те немедленно оставили идолов, но приняли лишь Моисеевы книги, отвергая пророков и остальное Писание (см.: 4 Цар.17,29-41). Это-то самаряне, названные так по горе Сомор, были ненавистны возвратившимся впоследствии из плена евреям за то, что лишь наполовину держались иудейства, и они не ели вместе с самарянами, почитая их оскверненными. Почему и Христа не раз называли самарянином за то, что Он, как и те, нечто из Закона будто бы упразднил.
Приходит убо в Сихарь Господь, и трудився от путешествия, седе о часе шестом дне[1]. Жена же некая от града прииде почерпсти воды, учеником отшедшым на куплю пищи: просит убо воды Иисус. Она же не прикасатися предлагает, позна бо Его и от гласа, и от одежды. Он же возводит ю, духовную воду принося на среду, юже неоскудную и чистительную показует: Дух бо воде и огню присно уподобляется. Жена же неотступно прилежащи не имети оному воду таковую, за еже почерпала не носити, и студенцу быти глубоку приглаголет. Таже и на праотца Иакова возносит слово, яко сам студенец ископа: и он, и овцы его от него пияху, богатое отсюду источнику представляющи, и еже инако благопотребну и студену. Христос убо не больша себе глаголет Иакова, да не жену устрашит, но о воде глаголет, представляя отсюду тоя предоброе: пияй от воды оноя никакоже вжаждет. Просит же воды жена, Он же глаголет своего ей мужа пригласити, яко твердейших словес требующи разумения. Она же отричется не имети мужа. Ведый же вся, глаголет: добре рекла еси, пять бо имела еси, якоже закон повелевает, и егоже ныне имаши шестаго, яко беззаконно оному сбывающая, несть ти муж. Итак, пришел Он в Сихарь и, утомленный дорогой, уселся около шестого часа дня[1] отдохнуть. Когда ученики отлучились купить пищи, приходит из города некая женщин почерпнуть воды, вот и Иисус у нее воды просит. Та замечает в ответ, что не должно им общаться, ибо и по выговору, и по одежде признала Его иудеем. Он же наводит ее на размышление о высоком, заговорив о духовной воде, которую представляет неиссякающей и очистительной, ибо и в иных случаях постоянно уподобляет Дух Божий воде и огню. Но женщина, упорно держась своего, возражает, что нет у Него такой воды, поскольку Он и черпака с собою не имеет, а колодец глубок. После переводит беседу на праотца Иакова, ибо тот выкопал колодец и сам из него пил... и скот его (Ин.4,12), и этим указывает на обилие, а также полезность и прохладу источника. Христос не говорит, конечно, что Он больше Иакова, дабы не привести женщину в ужас, но вновь беседует о воде, доказывая превосходство той, что у Него, ибо пьющий ее не будет жаждать никогда. Женщина просит у Него такой воды, но Иисус велит ей позвать своего мужа, как бы для пущего уразумения преподанных слов. Та же отказывается: нет, мол, у меня мужа. И Всеведец говорит: «Хорошо ты сказала, ибо пятерых имела, как повелевает закон, а кого имеешь шестым, как беззаконно с ним сожительствующая, тот и не муж тебе» (ср.: Ин.4,17-18).
Нецыи убо пять мужей, пять книг Моисеовых непщеваша быти, яже самаряне приемляху: шестаго же та словеса Христова, яже не быша еще оная: ибо не у благодать излияна бе. Друзии же, данныя пять законы от Бога, иже в раи, и по изгнании, иже при Нои, иже при Аврааме, иже при Моисеи. Шестый же Евангелие, еже и еще не имяше. Суть же иже и пять чувствий глаголют. Некоторые толкователи под пятью мужьями разумеют Пятикнижие Моисеево, которое признавали самаряне, а под шестым – учение Христа, которое еще не было для них учением того Пятикнижия, ибо и благодать еще не излилась. Другие разумеют здесь пять законоустановлений от Бога: первое в раю, второе после изгнания оттуда, третье при Ное, четвертое при Аврааме, пятое при Моисее, а шестое – Евангелие, которого жившие тогда еще не имели. Есть и такие, что говорят о пяти чувствах.
Отвещавает Ему жена, пророка Его именующи. Таже вопрошает Его и о горе, где подобает кланятися, в Соморе ли, или во Иерусалиме. Не мняху бо самаряне, яко совершенно везде Богу быти, но тамо пребывати точию Богу, идеже и покланяхуся, в Гаризе[2] яве горе, за еже тамо датися благословению от Бога. Или зане тамо первый Авраам жертвенник водрузи Богу, якоже иудеи паки глаголаху: во Иерусалиме подобает покланятися единому Богу. Темже иже и отвсюду в праздник тамо собирахуся. Христос же отвещавает, от иудей глаголя спасение мирови: обаче рече, Бог невещественный есть, и покланятися сподобльшиися, не в жертвах уже покланятся, но в дусе и истине. Или и сице Бога познают, не Единаго, но в Дусе Святом и Сыне, той бо Истина. Жена паки глаголет: слышим от писаний, яко Мессия грядет, еже есть Христос. Иисус же глаголет: Аз есмь, благонравие жены разумев. Ведаша же самаряне и о Мессии от моисейских книг, изрядне же от сего: еже пророка вам возставит Бог, и от иных многих. Скончавшейся же беседе, и ученицы приходят, и крайнему удивляются схождению, како с женою глаголаше; Обаче же моляху Его ясти, купно убо за еже потрудитися, и за времене знойное. Он же о вечной пищи тем глаголет человеческаго яве спасения, и яко подобает им пророческия труды пожати. Но жене во град достигшей, и яже о себе сказавшей, вси воздвигшеся, и ко Христу приходят веровавше: яко не бы жена себе прорекла, аще не бы велико что разумела. И мольбу излиявше, Тому пребывати у них во дни двою, умоляют Его. И пребыв, множайша содея чудеса, яже убо от множества во Евангелии не писашася. Женщина в ответ называет Его пророком и затем спрашивает, на какой горе надлежит поклоняться Богу – в Соморе или в Иерусалиме? Ибо самаряне, как несовершенные в вере, думали, что Бог не повсюду, но лишь там, где Ему поклоняются, то есть на горе Гаризим, потому что там преподаны были от Него благословения, или потому, что Авраам впервые установил там жертвенник Богу. А так как иудеи, напротив, говорили, что поклоняться надлежит в Иерусалиме, то и собирались туда отовсюду в праздники. Христос же хоть и отвечает: «От иудеев спасение миру» (ср.: Ин: 4:22), но говорит, что Бог невеществен, и удостоившиеся поклонения Ему скоро будут поклоняться не в жертвах, но в Духе и истине. Или так: будут познавать Бога, но не одинокого, а в Духе Святом и Сыне, ибо Он есть истина. А женщина снова: Мы слышали из Писаний, что придет Мессия, Который есть Христос (Ин.4,25). Иисус же, познав ее рассудительность, сказал: Это Я (Ин.4,26); ведь и самаряне знали о Мессии из Моисеевых книг, особенно из слов: Пророка... воздвигнет тебе Господь Бог твой (Втор.18,15), и из иных многих. Когда беседа окончилась, приходят ученики, и дивятся крайней Его снисходительности: как это говорит Он с женщиной? Но между тем приглашают Его поесть – и потому что утомился, и потому что час был полуденный. Он же беседует с ними о вечной пище, то есть о человеческом спасении и о том, что надлежит им труды пророков пожать. А когда женщина достигла города и возвестила происшедшее с нею, все поднимаются и приходят к Христу, убежденные, что та не обличила бы себя, если б не узнала нечто великое. И обращаясь к Нему с мольбой, упрашивают пробыть у них дня два. И оставшись, Он совершил множество чудес, которые по многочисленности их не записаны евангелистами.
Сия же самаряныня, последи от Христа Фотиниа именованная, яже и мучения венцем увязеся при Нероне кесаре, и с седмию своими сыны, по мнозе озлоблении, и строгании, и сосцу отрезании, сокрушении рук, и тростей тонких под ногти влагании, и олова напоении, и иных безчисленных мук истязании, наконец от двою финику привязании и расторгнутии. Женщина эта – та самая самарянка, которую Христос нарек впоследствии Фотинией и которая украсилась при Нероне мученическим венцом вместе с семью ее сыновьями после многих истязаний – строгания железом, отсечения сосцов, сокрушения рук, забивания щепок под ногти, напоения расплавленным оловом и испытания иными бесчисленными муками и наконец, по расторжении надвое тела, привязанного к двум пальмам.
Ведомо же буди, яко студенца онаго горлище, сиречь устие, Царь Иустиниан честне оттуду принес, в Божия Слова великом храме святыя Софии положи: но и камень, на немже Христос седя самаряныни беседоваше, и доселе обоя пребывают пред папертом от востока в храм входящым на левой стране, всяк недуг исцеляюща, паче же от огневиц страдати приключающымся, и трясавицею болящым, очищают же и отгоняют и чарования бываемая. Надлежит знать, что устье того колодца царь Иустиниан, с честью оттуда перенеся, возложил на колодец в великом святилище Слова Божия (разумею храм Святой Софии), как и камень, сидя на котором Христос беседовал с самарянкой. Посему и доныне то и другое пребывает там на восточной стороне перед нарфиксом (для входящих – слева) исцеляя множество недугов всякого рода, в особенности же целебны они для тех, кому от горячки страдать случается, как и от опаляющего холода [т.е. от лихорадки].
Твоея мученицы Фотинии молитвами, Христе Боже, помилуй нас. Аминь. По молитвам Твоей мученицы Фотинии, Христе Боже наш, помилуй нас. Аминь.

 


 

[1] По-нашему, в полдень.

[2] Гаризин (Гариз) – гора в Самарии. За 4 века до Рождества Христова Манассия, сын Иоддая, женился на дочери сатрапа самарийского Санавалета и за это был отлучен от алтаря в Иерусалиме. Тесть его обратился к Александру великому и выпросил у него дозволение построить на Гаризине храм и поставить в нем первосвященником Манассию. Это было причиной вражды между иудеями и самарянами. Во время владычества Антиоха Епифана, самаряне, чтобы угодить этому царю, посвятили свой храм Юпитеру. Храм этот был разрушен Иоанном Гирканом. Самаряне, однако же, продолжали на Гаризине поклоняться Богу и приносить жертвы (Ин. 4, 20).

















к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  ...     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     ...  
к следующей страницек следующей странице


 
 
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2016 Церковь Иоанна Богослова
 
 
Яндекс.Метрика