Христос Воскресе!
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
holy.city - сайт о ВОЗВЕДЕНИИ БОЖЬЕГО ХРАМА В ДОМИНИКАНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ!
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Архив
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Статистика Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
МИР ВСЕМ МИЛОСТИВЫМ, ЩЕДРЫМ И МИЛОСЕРДНЫМ!
Дорогие читатели, прошу вас оказать милость и поучаствовать своим пожертвованием в Божьем деле - возведение первого православного Храма в Доминиканской Республике! Вы не обязаны этого делать, но можете! Для этого достаточно зайти по данной ссылке и перевести деньги на церковный счет в соответствии с указанными реквизитами банка. Там же можно прочитать подробнее об этом проекте.
И да благословит вас Господь обильным благословением за ваше щедрое сердце!


ВКонтакт Одноклассники Facebook Twitter Google+ Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Liveinternet

отец Олег Моленко

Дискуссия №10

Дискуссия о почитании имени Божьего с учеником имя-Бога-борцев, именующим себя "учеником о.Серафима"

Этот неизвестный мне человек придумал такую форму, что якобы мой ученик написал письмо в защиту "имябожничества". На самом деле я не знаю такого своего ученика, который без моего благословения взялся бы писать такое письмо.

Действительно, мой духовный сын Сергей Обиход в поисках книги о.Илариона "На горах Кавказа" обратился в своем неведении к этим людям, которые оказались врагами имени Божьего и борцами с имя-Бога-славием. Никакой дискуссии на означенную тему Сергей не начинал и "письма в защиту имябожничества" не писал, но ответил на просьбу некого Игоря, прислав ему мое мнение об имяславии.

Вот что Сергей пишет мне по этому поводу: "Я как-то давно, ещё в декабре нашёл сайт www.paraklit.ru и хотел по эл. почте попросить их посодействовать мне достать книгу "На горах Кавказа". А они, оказывается, имяборцы. Я в письме упоминал о Вас, так тот человек, который мне отвечал (подписывался как Игорь), запросил Ваше мнение об имяславии. Я тогда же в письме у Вас это спросил, а также спросил, можно ли использовать Ваш ответ для другого человека. Потом он мне прислал то, что они недавно поместили у себя на сайте по адресу www.paraklit.ru/aktual/Otvetimyaboj.htm "

Так что мой заочный и анонимный оппонент начал со лжи и подтасовки. Не удивительно, что он будет подобным образом себя вести по ходу своих рассуждений и подборе "аргументов". Итак, основным средством моего оппонента является духовное мошенничество.



Письмо NN:
(вместо реальных имён имя-Бога-борцы почему-то используют N и NN)
Письмо ученика о. Олега Моленко в защиту имябожничества.

Здравствуйте N.
Извините за моё долгое молчание. Вы спрашивали о мнении о. Олега Моленко об имяславии. Пишу Вам его мнение.

"Что касается поведения монахов имяславцев на Афоне, то оно тоже могло в ответ на гонения быть неблаговидным. Но нельзя требовать от людской немощи невозмутимости, когда попирается их вера и святыни. Только Бог сможет правильно оценить всё и всех участников этой смуты. Мы же должны взирать на них, как на жертвы и только в процессе противопоставления с нападающими, а не отдельно. Я воспринимаю это событие так: из-за массового ухода иноков и прочих христиан от исповедания имени Божьего и оставление моления именем Иисуса Христа Церковь стала быстро обмирщаться и апостатизировать. Аскеты и ревнители имени Божьего попытались (скажем так, в теории нечисто и на практике неудачно) спасти положение путем догматизирования поклонения имени Иисуса Христа. Апостасийщики ответили им всей мощью государственного аппарата. В результате не ни царства-государства Российского, ни церкви Российской. Это и есть плата за войну с именем Бога! Я имею желание объяснить четко и ясно на богословском языке суть и смысл учения имяславцев (с убранием крайностей). Имяславцы были не правильно поняты архиереями-фарисеями, которые никогда не занимались внутренним деланием. Их плоды сказались на них. Сергий возглавил отступническую церковь. Антоний Храповицкий – отступающее РПЦЗ, написав ряд ересей. Остальные были замучены, расстреляны или сгноены в лагерях. И в основном не за благочестие, а во искупление кровью за допущенное в их жизни богоборчество и злочестие."

Также приведу две выдержки из писем схимонаха Илариона, автора книги "На горах Кавказа". Может быть Вы их читали ранее.
Частное письмо схимонаха Илариона (29 мая 1914 г.): "Живу в далеких горах и положительно ничего не знаю и не слышу о своей книге. Вы извещаете, что сожгли. Вот это дело! Вечным огнем, если не покаются, будут жегомы те, кто дерзнул на сие. Боже наш! Какое ослепление и бесстрашие! Ведь там прославлено имя Бога нашего Иисуса Христа, Имя "Ему же поклоняется всяко колено небесных, земных и преисподних". Там в книге всё Евангелие и всё Божественное Откровение, учение Отцов Церкви и подробное разъяснение об Иисусовой молитве. Вот как показали свою духовность и близость к Богу монахи XX века. Конечно, скажете, Синод приказал, да где же у вас свой-то ум? Ангели поют на небеси превеликое Имя Твое, Иисусе, а монахи, о ужас, сожгли яко вещь нестерпимую. Без содрогания нельзя сего вспомнить."
Письмо схимонаха Илариона редактору журнала "Ревнитель" Л.З. Кунцевичу (март 1915 г.): "Считаю ли я, что имя Божие есть четвертое Божество? Отвечаю – отнюдь нет. Никогда это богохульное учение не только теперь, но и во всю мою жизнь не находило места в моем внутреннем мире, даже и на одно мгновение. Обожаю ли я звуки и буквы имени Божия и что я разумею под Именем Божием? – Выражаясь "Имя Божие Сам Бог", я разумел не звуки и буквы, а идею Божию, свойства и действа Божии, качества природы Божией. Это понятие для молитвенника весьма важно, именно: призывая имя Божие, чтобы он не думал, что призывает кого другого или бьет словами напрасно по воздуху, но именно призывает Его Самого. А звуками мы только произносим, называем или призываем имя Божие, буквами же начертываем его, т.е. изображаем, пишем; но это есть только внешняя сторона имени Божия, а внутренняя – свойства или действа, которые мы облекли в эту форму произношения или письма. Но и перед этой формой истинные последователи Иисуса Христа всегда благоговели и почитали ее наравне со святым крестом и святыми иконами."
Согласны ли Вы с вышеприведенным? NN





Ученик имя-Бога-борцев:
Здравствуйте, NN.
Вот некоторые противоречия, на которые мне хотелось бы обратить Ваше внимание.
Так о. Иларион в приведенном Вами письме пишет:
Письмо:
Выражаясь "Имя Божие Сам Бог", я разумел не звуки и буквы, а идею Божию, свойства и действа Божии, качества природы Божией. Это понятие для молитвенника весьма важно, именно: призывая имя Божие, чтобы он не думал, что призывает кого другого или бьет словами напрасно по воздуху, но именно призывает Его

Хорошо если бы в творениях о. Илариона действительно все было бы представлено так безобидно, как написано вами. Но давайте обратимся к самим творениям. Вот, например, цитата: "Может ли быть что-либо без имени? – спрашивает о. Иларион. – Имя выражает самую сущность предмета и неотделимо от него. Так и имя Иисус..." ("На горах Кавказа", изд. 2, стр. 14.)

Отец Олег:
Вот первая подтасовка ученика имя-Бога-борцев (далее – "ученика"). Громко заявив о "Письме ученика о. Олега Моленко в защиту имябожничества" и приведя цитаты из моей статьи, "ученик" вдруг начинает вести полемику с высказываниями покойного о. Илариона. При этом он лукавит, ибо не упоминает мое отношение к историческим лицам имяславия в моих словах: "Аскеты и ревнители имени Божьего попытались (скажем так, в теории нечисто и на практике неудачно)". Поэтому надо было "ученику" просто изначально вести заочный спор с высказываниями почившего о.Илариона, а не приписывать мое имя и ссылки на мои изречения по теме. Таким приписыванием "ученик" пытается сказать, что, мол, дескать, воззрения о.Илариона и о.Олега Моленко идентичны, поэтому "разбивая" одного, я "разбиваю" и другого. Основная ошибка "ученика" в самой полемике с имяславием (которое он упорно называет "имябожничеством" – для оскорбления и введения людей в заблуждение) та, что сей предмет нужно видеть и разуметь духовно, а он пытается решить его рассудочными спекуляциями своего ума. Придется мне с Божьей помощью выступить на защиту сути имяславия, как против неточностей и ошибок о.Илариона, так и против злобных нападок слепотствующего и объятого плотским мудрованием "ученика".



Ученик имя-Бога-борцев:
"С отнятием имени, – разъясняет свою мысль о. Иларион в другом месте, – предмет теряет свое значение. Это можно видеть тоже в простых вещах, например, стакан... Назовите его другим именем, он уже не будет стаканом (!). Видите ли, как имя лежит в самой сущности предмета и сливается воедино с ним; и отделить его невозможно без того, чтобы не изменилось понятие о предмете. Это же сравнение можно применить и к имени Иисус"(!!!)

Но одно дело сущность предмета, а другое наше понятие о нем. Изменяя имя предмета мы изменяем только наше понятие или представление о нем, но никак не сущность самого предмета! Иначе что выходит: назови я Господа не Иисус (Спаситель), а как-то по другому и Он от этого перестанет быть Спасителем мира? Но не безумие ли это и богохульство?! Господь, возможно, перестанет быть Спасителем в моем представлении о Нем и в понятии тех, кому я это сказал, но никак не в собственном смысле.


Отец Олег:
Не случайно "ученик" привел довольно неудачное выражение о.Илариона. На таких слабых местах легко торжествовать, почитая себя разоблачителем имяславия. Только не надо бы ему распространять ошибки отдельного человека на имяславие и всех имяславцев, к которым принадлежали все святые отцы и подвижники, призывавшие имя Иисуса Христа для спасения и достижения христианского совершенства.

Мне понятна мысль и о.Илариона, и "ученика". Обе они правильны, но лишь в своей системе рассуждений и логике. По отношению же к имени Бога они обе не верны и не приложимы. Тем не менее, в отношении мысли о.Илариона "ученик" применяет лукавство. Он прекрасно видит, что о.Иларион имеет ввиду одно, но выражает это на словах неудачно. Вместо того, чтобы разбирать ту мысль, которую имел ввиду о.Иларион, "ученик" выводит из неудачной фразы другой смысл, который логически позволяет ему сделать буква неудачного выражения. Таким образом, в действительности "ученик" полемизирует не с подлинными мыслями о.Илариона, а со своими фантазиями по поводу его изречений. Подменяя у о.Илариона слово "значение" на "сущность", "ученик" в корне меняет суть его рассуждения, подводя его к несуществующему "богохульству". Поэтому мысль "ученика "была верна только при условии, что о. Иларион на самом деле имел ввиду то, что в своем выражении обличил "ученик". Но этого у о.Илариона нет! Его фразу: "С отнятием имени предмет теряет свое значение" по смыслу должно понимать так: "Если у какого-то предмета нет имени, то он не имеет для нас никакого значения, хотя бы он и существовал". Иными словами, мысль та, что нельзя назвать то, что не существует, а то, что существует, непременно имеет и имя. О.Иларион говорит не о сущности предмета, а о восприятии его нами и отношении к нам или с нами. Представьте себе такую модель: Бог существует, но человек не знает об этом и не знает, как Его называть. Таким образом, реальное бытие Бога может остаться для человека как Его несуществование. Бог Сам по Себе существует, но для этого человека Он, без возможности обратиться к Нему по имени, как бы не существует.

Именность и именование установлены Богом, а не Его творениями. Это удивительное явление! Оно совечно Богу, ибо никогда не было так, чтобы Бог не имел имени в Самом Себе и не различал по именам трех Лиц Своего единого Божества: Отца, Сына и Духа Святого. От Бога это качество – иметь имя, именовать (нарекать имена) и именоваться – перешло и в Его творения. Вновь созданный человек имел это именование и дивную способность именовать нижестоящую тварь.

Быт.1, 26:
"И сказал Бог: сотворим человека".

- Эта фраза Писания показывает нам, что природное имя "человек" Своему новому творению дал Сам Бог, и никто не может отменить или изменить это.

Быт.2:
"19 Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел [их] к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей.
20 И нарек человек имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым; но для человека не нашлось помощника, подобного ему".

- Это место показывает нам на способность человека называть (давать имена) еще неименованные Божьи творения, которые отражают суть данного вида животного (души живой).

Быт.2, 23:
"И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа [своего]".

- Здесь мы видим, как с появлением первой представительницы женского пола человек называет ее природную половую особенность "женой" – что означает "взятая от мужа", а себя определяет в отношении жены именем "муж".

Быт.2, 25:
"И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились".

- Здесь мы видим, как Писание впервые употребило персональное имя первого человека – Адам – что означает "взятый от земли". Хотя нет прямого указания Писания на то, Кто дал это персональное имя первому человеку, мы можем смело предполагать, что его дал Сам Господь Бог. Адам не мог сам себя именовать и имя его богооткровенно. Он мог давать имена тому, кто из него (жене) и кто ниже его в иерархии творений.

Быт.3, 20:
"И нарек Адам имя жене своей: Ева, ибо она стала матерью всех живущих".

- Здесь указано, что персональное имя своей жене нарек сам Адам. Он получил имя до грехопадения, а жена – после. Ева означает "матерь всех живущих". В этом имени Адам не только отразил материнскую способность женского пола, но и то, что от Евы произойдут все прочие человеки, включая Сына Человеческого Иисуса Христа.

Быт.3, 9:
"И воззвал Господь Бог к Адаму и сказал ему: [Адам,] где ты"?

- Здесь видим, что Бог называет Адама по его персональному имени.

Быт.4:
"1 Адам познал Еву, жену свою; и она зачала, и родила Каина, и сказала: приобрела я человека от Господа.
2 И еще родила брата его, Авеля.
...
25 И познал Адам еще [Еву,] жену свою, и она родила сына, и нарекла ему имя: Сиф, потому что, [говорила она,] Бог положил мне другое семя, вместо Авеля, которого убил Каин".

- Здесь видим, что Ева дает имена своим сыновьям.

Быт.4, 26:
"У Сифа также родился сын, и он нарек ему имя: Енос; тогда начали призывать имя Господа [Бога]".

– Здесь мы видим, что и отец дает имя сыну, и то, что люди стали призывать имя Господа Бога, и именно в этом действии у них сосредоточилось все богослужение, богопоклонение, богочестие и благочестие. Они служили Богу и общались с Ним через призывание Его имени! Имя Бога было открыто и даровано для призывания людям Самим Богом. Таким образом, призывание имени Господа Бога было для допотопных праведных людей главным деланием и содержанием их духовной жизни и богообщения. Потеряв непосредственное общение своего духа с Духом Божьим, люди получили взамен выход к Богу через Его имя. Для них богооткровенное имя Бога было Богом, ибо возводило к Нему Самому. Это имя совечно Богу и отражает Его необъятную и непостижимую сущность. Бога нельзя познать или понять, но можно наименовать и призвать через Его имя во всей Его полноте.

Для нас, людей, важно то, что Сам Бог явил нам и даровал нам уникальную способность именовать, быть именуемыми, пользоваться именами и различать по именам. Явил нам на примере Самого Себя, как Триипостасно именуемого Бога. Даровал для пользования и удобства. Этот дар дает нам, разумным мыслящим существам, через имя сразу выходить на именуемый субъект или предмет. Среди именуемых есть и такой, как, например, Сам Господь Бог, Которого мы никак иначе, как только через Его имя, не можем достичь или объять.



Ученик имя-Бога-борцев:
Связь между предметом и именем существует не вне нас, а только в нас, в человеке, дающем то или иное наименование предмету, и поэтому предмет можно назвать любым именем или совсем не называть, и он всё же останется тем же, чем и был. Стакан можно назвать как угодно, и он всё же останется стаканом, и затруднение может возникнуть лишь для понимания нашей мысли о стакане другими.

Отец Олег:
Ложный постулат имя-Бога-борцев от их лжеименного разума, зараженного философскими псилофизмами типа "вещи в себе". Связь между Сущим и Его Именем существует совечно Богу и была до сотворения мира сего и людей. Не было такого, чтобы Бог Сам Себя не осмысливал без Своего Имени или был безымянным.

Ин.17, 6:
открыл имя Твое человекам".

Ин.17, 26:
Я открыл им имя Твое и открою".

Откр.19, 12:
"Он имел имя написанное, которого никто не знал, кроме Его Самого".

Помимо людей Бог различает в Себе одном три Ипостаси с их Именами. Эти Имена Он и открыл людям. Поэтому неправильно говорить, что люди наименовали Бога, но что Сам Бог открыл людям Свои Имена, или открылся им со Своими Именами. Вот почему Имена Бога нужны не только людям, но и Самому Богу. Для людей эти Имена незаменимы ничем. Без них они никак не могут быть в вере, надежде, любви и общении с Богом:

Ин.1, 12:
"А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими".

Ин.2, 23:
"И когда Он был в Иерусалиме на празднике Пасхи, то многие, видя чудеса, которые Он творил, уверовали во имя Его".

Ин.3, 18:
"Верующий в Него не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия".

Не сказано, что уверовали в Иисуса Христа, но во имя Его! Но как можно веровать в имя Бога, если оно всего лишь заменяемая бездушная "этикетка", "ярлык", "обозначение", произвольное человеческое наименование, условность (как это преподносят имя-Бога-борцы) с которым Бог никак не связан? По логике имя-Бога-борцев, если бы Бога назвали "Бык", а быка "бог", то все бы приняли эту условность и так бы и называли. Не разумеют они, что имя для живого разумного существа сакрально и трансцендентно связано с самим его существом и отражает его суть. Тем более это присуще Самому Сущему. Вот почему заповедь Бога в десятисловии запрещает произносить имя Господа Бога всуе (т.е. праздно, напрасно, неуместно):

Исх.20, 7:
"Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно".





Ученик имя-Бога-борцев:
Лучшим примером отменяемости имен могут служить сами имябожники. Большинство из них один или два раза (схимники) меняли свое личное имя, и, кроме того, все они прежде были и назывались православными, потом их прозвали имяславцами, и, наконец, Святейший Синод наименовал имябожниками.

Отец Олег:
Никаким примером отменяемости имен перемена имени у людей служить не может. Имя человека неотменяемо в принципе! По ходу земной временной этой жизни имеет место перемена имен одного и того же человека. Причиной этому является падение людей, временное их пребывание в испорченной и поврежденной грехом их природе, подчинение закону смерти. Но у человека есть и его вечное имя, которое по промыслу Бога до времени сокрыто от нас.

Лк.10, 20:
"радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах".

Откр.13, 8:
"И поклонятся ему все живущие на земле, которых имена не написаны в книге жизни у Агнца, закланного от создания мира".

Откр.17, 8:
"Зверь, которого ты видел, был, и нет его, и выйдет из бездны, и пойдет в погибель; и удивятся те из живущих на земле, имена которых не вписаны в книгу жизни от начала мира, видя, что зверь был, и нет его, и явится".

Откр.21:
"12 Он имеет большую и высокую стену, имеет двенадцать ворот и на них двенадцать Ангелов; на воротах написаны имена двенадцати колен сынов Израилевых:
13 с востока трое ворот, с севера трое ворот, с юга трое ворот, с запада трое ворот.
14 Стена города имеет двенадцать оснований, и на них имена двенадцати Апостолов Агнца".

Откр.3, 12:
напишу на нем имя Бога Моего и имя града Бога Моего, нового Иерусалима, нисходящего с неба от Бога Моего, и имя Мое новое".

Мы видим, что даже имя Сына Божия "Иисус Христос" будет заменено на новое вечное Его имя. В вечности Сын Божий не нужен уже как Спаситель = Иисус, и как помазанник Божий = Христос. Но Его Личность неизменна и отныне всегда будет с Его вечным и неизменным уже именем.

Откр.22, 4:
"И узрят лице Его, и имя Его будет на челах их".

Пока же:

Деян.4:
"10 то да будет известно всем вам и всему народу Израильскому, что именем Иисуса Христа Назорея, Которого вы распяли, Которого Бог воскресил из мертвых, Им поставлен он перед вами здрав.
11 Он есть камень, пренебреженный вами зиждущими, но сделавшийся главою угла, и нет ни в ком ином спасения,
12 ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись".

Итак, имя "Иисус Христос" дано нам для спасения, а Личность Христа навечно даруется спасенным людям. Вот почему перемена имени, производимая по воле Бога, не меняет сути ношения данной Личностью (или личностью) своего теперешнего от Бога имени. Личность всегда пребывает со своим именем и отражена в этом имени! Частное не отменяет принципиальное, а временное – вечное!

Здесь встает нужда сказать о самом понятии "имя", как оно разумеется истинными поклонниками Бога в Духе и истине. Что это такое? Имя-Бога-борцев путает привычное в их опыте наименование предметов, как символическое и условное их обозначение для различия друг от друга и удобства называния. Так поступают ученые натуралисты, которые дают имена на латыни вновь найденным экземплярам растительного мира или насекомым. Этот опыт переносится на сам принцип именования и в отношении живых разумных богоподобных существ и даже на Самого Бога Творца, что грешно и недопустимо! Имя Бога это не этикетка с обозначением! Оно есть сегодняшнее или присное соприкосновение с Живым Богом через Его сегодняшнее (временное или функциональное) или вечное и неизменное имя! Это самое важное в деле с именем Бога, почему для нас оно является Богом. Оно неразрывно связано с Богом и именно с этим сегодняшним именем, с которым Бог благоволит Себя соединить! Имя открывает Его для нас. Бог и имя Его настолько связаны для нас между собой, что одно не мыслится и не является без другого! Вот почему справедливо, богоугодно и православно говорить, что имя Божие есть Бог! Тем не менее нельзя сводить Бога к Его имени. Если имя Бога мыслится в отрыве от Него, то оно не являет нам Бога и не есть Бог. Вот почему самой удачной словесной формулой, определяющей связь Бога и Его имени, является формула, найденная Российскими катакомбниками: "Имя Бога есть для нас Бог, но Бог не есть имя". Здесь мы не вводим никакого нового Бога и не создаем идола из имени Бога, ибо в сознании своем и отношении не отделяем это имя от Него Самого. На любое отделение имени от Бога или на отделенное имя Бога мы приводим вторую часть формулы.

Даже в отношении человека это ежедневно соблюдается на практике, но многими "богословами" остается почему-то незамеченным. Так, например, если кто-то обращается ко мне со словами :"о.Олег", то этим не создает нового отца Олега или мое существо, но лишь посредством моего имени "прикасается" ко мне. Именно ко мне, живому и неповторимому, а не к некоей абстракции или условности, или т.п. При этом важно, чтобы я по названому имени осознавал именно себя и относил обращение к себе. Тогда для меня о.Олег и я – это одно и то же, ибо я сегодня и есть о.Олег, и имя мое не отделимо от меня в моем восприятии. Любые отделения моего имени от меня это мысленные спекуляции. Но я, как созданный Богом по Его образу и подобию, являюсь лишь жалким и слабым Его отражением.

Поскольку отцов Олегов может быть несколько, поэтому нужно некое выводящее ко мне лично идентификационное дополнение для отличия о.Олега от о.Олега. Таким дополнением может служить фамилия, отчество, год рождения, место рождения, место нахождения, фотографическое или иное изображение моего лица и т.д.

Кто-то незнающий моего персонального имени может обратиться ко мне с более общим именем, например, "батюшка". Если я понимаю, что обратились именно ко мне, то реагирую на это наименование, характеризующее мое служение и иерархическое положение в Церкви Христовой.

Итак, если я немощный и ограниченный человек через некоторые имена, которые соотношу к себе, становлюсь доступным другим людям, то кольми паче Бог совершенный становится доступным нам через Его имена! Так мыслили все святые отцы – делатели молитвы. Вот что, например, писал преподобный Григорий Синаит, Доброт. т.5, стр.205: "Молитва есть Бог, действующий все во всех, так как едино есть действо Отца Сына и Святаго Духа, вседействующаго о Христе Иисусе".

Если молитва есть Бог, то почему это не Иисусовая молитва и не Само имя Иисуса Христа, в ней действуемое? Итак, молитва есть слово, и имя Бога есть слово, и Бог есть Слово. Вот почему имя Бога, оживающее в молитве и неразрывно мыслимое и умозримое, как с молитвой, так и с Самим Богом, есть для молящегося Бог, действующий все во всех!

Вот почему и сказано:

Деян.2, 21:
"И будет: всякий, кто призовет имя Господне, спасется",

а не: "всякий, кто призовет Господа, спасется". Поэтому страшно грешат все борцы с призывающими имя Господа Бога и прославляющими его, т.е. с имя-Бога-славцами.



Ученик имя-Бога-борцев:
Имена, помогая деятельности нашего ума, в то же время служат выражением его несовершенства и вытекающей отсюда неспособности познать вещь как она есть. Имена не суть вещи, а лишь их знаки, символы. Кроме того, знаки эти выражают не сами вещи, как они существуют на самом деле, а лишь наши представления о вещах, представления, образуемые на основании действий вещей на нас. Поэтому не имена предшествуют вещам, а вещи именам, и вещи являются причиной возникновения имен, и "самая природа вещи влечет за собою обозначение звуком".

Отец Олег:
Очередное словоблудие кичащего ума. Мое имя для меня не знак или символ, но сам я. И – мя = и – меня. Это я, живой, явлен и отражен в своем имени. Такова Богом данность, и никто не может ее отменить. Бог именует и в обращении называет Адама Адамом. Но кто может богохульно сказать, что "имена помогают деятельности ума Бога, в то же время служат выражением Его несовершенства"? Или имя-Бога-борцы полагают, что Бог не способен познать вещь, как она есть? Но ведь это Бог явил и установил имена и сам принцип именованности, а не люди! Люди лишь по благодати получили эту именнословную способность, как и словесность и молитвенность свою.



Ученик имя-Бога-борцев:
Конечно, всё это совершенно неприменимо к уму Божественному, знающему вещи так, как они есть, ибо не вещь служит причиной мысли Божией о ней, а наоборот, мысль Божия о вещи дает ей Бытие, и потому Бог есть Виновник вещей, а не имен, тогда как наоборот, люди являются виновниками имен, а не вещей. "Имена, а не естество существующих предметов происходят от нас.

Отец Олег:
Предпринята попытка как-то сгладить проглядываемое даже самим имя-Бога-борцем богохульство. Как говорится, настолько он зарвался и заврался, что ему самому стало не по себе. Но попытка эта – как-то дистанцировать Бога – выглядит весьма неуклюже и заканчивается путаницей. Бог есть виновник и вещей и их имен. Ряд и тех и других Он создал Сам, а ряд создал через Свои разумные создания. Например, из имен это те, которые давал Адам зверям, птицам и скотам. Из вещей это танки, ракеты, самолеты, компьютеры и т.п., и, соответственно, имена их.

Отход от правды Священного Писания и порождает такие нелепые умозаключения.



Ученик имя-Бога-борцев:
Имена Божии сходны с остальными именами не только по своему происхождению и условиям своего образования, но и по своему отношению к объекту ими означаемому. Мы видели, что имена означают не самые вещи, а наши представления о них. Точно так же и имена Божии означают не Самого Бога, не Его природу или сущность, а наши представления о Боге.

Отец Олег:
"Ученик" этот никак не может выйти из прелести своих философских конструкций. Он увяз в этой конструкции и пытается ею измерять бездну Божества. Опять приходится от Писания напоминать о прописных истинах, что имена Бога не есть человеческие представления о Нем. Они богооткровенны, богоданны, сакральны, трансцендентны, непостижимы, необъемлемы, всемогущи, безконечны, славны, совечны Богу, отражают Его внутреннюю триипостасную природу и являются божественными средствами соединения нас с единым Богом, изволившим носить эти имена (имя) и воспринимать их как Самого Себя.

Ин.17, 6:
открыл имя Твое человекам".

Ин.17, 26:
Я открыл им имя Твое и открою".

Откр.19, 12:
"Он имел имя написанное, которого никто не знал, кроме Его Самого".





Ученик имя-Бога-борцев:
Все имена Божии мы образуем на основании благочестивых представлений о Нём. "Многими именами, соответственно различным понятиям, выражая то или другое особенное представление о Нём, именуем Его Божеством.

Отец Олег:
Вышеприведенные места из Писания легко опровергают этот надуманный постулат имя-Бога-борца. Он путает описательные наименования, применяемые людьми в отношении Бога из-за их немощи и несовершенства, с богооткровенными сущностными именами Бога. Вот правильная мысль для нашей немощи: Бог был-есть всегда и имя Его было-есть с Ним всегда. И в этом смысле для нас имя Бога есть Бог и великая святыня!



Ученик имя-Бога-борцев:
Таким образом, если вообще, как мы видели, все имена не одно и то же с предметами, ими обозначаемыми, то и в частности имена Божии не одно и то же с Самим Богом, иначе сказать, все имена Божии не Бог, ибо "бытие не одно и то же с наименованием".

Отец Олег:
Нет, этого нет и увидеть это нельзя. Имя Божие для нас, людей, есть Бог, ибо Бог так благоволит! Но Бог не есть Его имя (имена).



Ученик имя-Бога-борцев:
1) Имябожники утверждают, что Бог должен иметь имя. Святые Отцы говорят, что Он не только не должен иметь имени, и не имеет его, но и не может иметь его, как стоящий выше всякого имени.

Отец Олег:
Во-первых, не "имябожники", а имя-Бога-поклонники, имя-Бога-славцы или святые отцы. Во-вторых, никто не говорит в отношении Бога слова "должен". Нельзя сказать "Бог должен иметь имя", ибо это не имеет смысла. Бог изначально-всегда имел Свое имя (имена), с которым и благоволил открыться людям Своим. Бог стоит и разумеется выше всякого наименования, но Он Сам непостижимо благоволил вместе с тем быть Самоименованным и позволил твари именовать Его.

Но то имя, которое есть Сам Бог не есть простое наименование, которое как-то умаляет или ограничивает Бога. Это имя есть Сам неограниченный никакими именованиями непостижимый Бог! Именно через Свое имя Он становится для нас достижимым и умозримым во всей Своей безграничности. Имя Бога это великая живая и непостижимая для людей тайна, а не богословская или философская отвлеченная категория! Когда мы хотим обозначить бездну величия и славы Господа Бога, то говорим, что Он ничем не объемлется и не ограничивается, в том числе, и именами. Но при этом, мы самими этими словами "не ограничивается", "не объемлется", "стоящий выше всякого имени" опять-таки ограничиваем Бога. И при всем этом Бог имеет Свое имя, выше которого Он стоит.

Если мы не можем уразуметь ограниченно-неограниченную связь Бога и Его вечно сопребывающего с Ним имени, то как можем осмыслить или постичь более удивительную тайну и связь Бога и человека в воплощении Сына Божия? Как же безграничный и необъемлемый Бог так ограничил Себя, что вошел в утробу Девы и принял от Нея человеческую природу, оставаясь безконечным и совершенным Богом? Причем, так ограничил Себя Бог навечно! Итак, если воспринятая на Себя человеческая, в т.ч. материальная, природа нисколько не умалила и не ограничила безграничного Бога, то скажи мне, неосновательный человек, как Его может ограничить Его же вовсе нематериальное имя? Вот такой у нас совершенный Бог, что может "ограничивать" Себя и именем, и человеческой природой, и утробой Девы, и Вифлеемскими яслями, и кусочком хлеба с вином в преосуществлении их в Пречистое Тело и Кровь Христа, и Престолом Своим, и пришествием Своим и т.д. и тем не менее оставаться безграничным, непостижимым, непознаваемым, безконечным, всемогущим, всеславным, недоступным, несравниваемым и всесовершенным Богом!



Ученик имя-Бога-борцев:
2) Имябожники говорят, что имена Себе дал Сам Бог и что потому имена эти вечны. Святые Отцы выясняют, что Сам Бог не нуждался в имени и не давал Себе никакого имени не только до сотворения мира, но и после сотворения его, а что имена Божии нужны лишь людям и потому все имена Божии, как и все имена вообще, явились только после сотворения людей и созданы самими же людьми.

Отец Олег:
Чушь и ложь богохульная! Нельзя никак в отношении Бога говорить "нуждался" – "не нуждался"! Мы живем верой и откровением, а не домыслами и мечтаниями. Бог в Писании ясно говорит, что это Сын Божий открыл имя Отца людям. Люди не знали этого имени, как и имя "Сын Божий" и "Дух Святой"! Людям и в голову не могло прийти, чтобы Бога назвать своим Отцом! Вот почему есть имена, употребляемые в отношении Бога как вспомогательные для осмысления, а есть Его собственные, совечные Ему имена. Бог Пресвятая Троица был всегда, и тогда, когда не было ни Ангелов, ни вселенной, ни людей. Но Кто был всегда? Назови мне Его, никак не именуя. А я скажу, Кто это, как Богом есть научен: Отец безначальный, Который всегда был и именовался Отцом, а не как иначе. Сын Божий и Слово Божие, собезначальный Отцу и Духу Святому, Который всегда был и именовался внутри Троицы Сыном, а никак иначе. Дух Святой, совечный и равный Отцу и Сыну, Который всегда был с двумя другими Лицами и именовался Духом Святым, а никак иначе. Ни словесность, ни способость мыслить и разуметь, ни способность действовать посредством имен, ни, тем более, способность призывать имя Божие не есть сотворения людей, но только Бога Творца. Ограниченный человек не может дать имя всесовершенному Богу, да еще заставить Бога откликаться на это придуманное имя и соотносить Себя с ним. Человек мог лишь иметь счастье познать имя Бога в Его откровении и призывать Его для своего блага. Если имена Божьи лишь выдумки людей, то эти слова Христа просто нелепы:

Ин.17:
"11 Отче Святый! соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы.
12 Когда Я был с ними в мире, Я соблюдал их во имя Твое".

Даже имя Младенцу Девы Марии нарекла не Она или Иосиф Обручник, но принес Ангел от Бога:

Мф.1:
"20 Но когда он помыслил это, – се, Ангел Господень явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святаго;
21 родит же Сына, и наречешь Ему имя Иисус, ибо Он спасет людей Своих от грехов их".

Как же можно лгать на Бога и говорить, что это люди придумывали имена Богу?

В воскресной песне за богослужением верные поют Христу: "имя Твое именуем". Имя Его, а не нами данное, мы именуем, т.е. призываем со страхом и благоговением.

Если имена Богу придумали сами люди, то как относиться к словам Христа:

Ин.16:
"23 ...Истинно, истинно говорю вам: о чем ни попросите Отца во имя Мое, даст вам.
24Доныне вы ничего не просили во имя Мое; просите, и получите, чтобы радость ваша была совершенна.
25 Доселе Я говорил вам притчами; но наступает время, когда уже не буду говорить вам притчами, но прямо возвещу вам об Отце.
26 В тот день будете просить во имя Мое, и не говорю вам, что Я буду просить Отца о вас:
27 ибо Сам Отец любит вас, потому что вы возлюбили Меня и уверовали, что Я исшел от Бога".

Итак, от слов Самого Христа видна страшная и богохульная ложь и прелесть имя-Бога-борцев.



Ученик имя-Бога-борцев:
3) Имябожники говорят, что имена Божии суть действия Божии, неотделимые от Бога, и потому Сам Бог. Свв. Отцы выясняют, что имена Божии суть действия человеческого измышления и человеческих органов речи, что приписывать Богу человекообразного действования наречения имен никак нельзя и что нельзя говорить об отделении имен Божиих от Бога уже потому, что отделять можно только соединенное, имена же Божии не соединены с Богом, а лишь нами приписываются Ему.

Отец Олег:
Очередная лукавая говорильня и путаница. Если слово Божие истинно и Писание неложно свидетельствует об имени Господа Бога:

Откр.19, 12:
"Он имел имя написанное, которого никто не знал, кроме Его Самого",

т.е. кроме Самого Бога, то как же можно богохульно сводить это досточтимое и святое имя к "действиям человеческого измышления и человеческих органов речи"? Как люди могли его придумать и произносить, если никто его не знал? На сегодня из живущих на земле людей никто не знает еще нового имени Сына Божия, с каким Он откроется в вечности:

Откр.3, 12:
"и напишу на нем... имя Мое новое".

Как же можно это имя воспроизвести "человеческими органами речи" или измыслить? В этом изречении видна вся богомерзкая ложь написавшего такую хулу "ученика".



Ученик имя-Бога-борцев:
4) Имябожники говорят, что имена Божии, как действие Божие, выражают сущность Божию. Свв. Отцы учат, что имена Божии, как действия человеческие, выражают не сущность Божию, а лишь наши понятия и представления и при том не о сущности Божией, о которой понятия и представлений мы иметь не можем, а лишь о свойствах и действиях Божиих.

Отец Олег:
Не надо лукаво приписывать святым отцам свои прелестные мнения. Писание нам ясно говорит, что имя Божие отражает для нас людей Его сущность, хотя и не объемлет ее полностью. Имя Божие это не есть описание неописуемого, но богоугодное Его именование по воле Его и откровению Его, которое охватывает или характеризует главное или важнейшее для нас в отношении Бога.

Исх.3:
"13 И сказал Моисей Богу: вот, я приду к сынам Израилевым и скажу им: Бог отцов ваших послал меня к вам. А они скажут мне: как Ему имя? Что сказать мне им?
14 Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий. И сказал: так скажи сынам Израилевым: Сущий [Иегова] послал меня к вам".

В этом кратком повествовании о беседе Бога и Моисея мы видим, что святой угодник весьма заботился о проблеме имени Божия, но ему и в голову не пришло измыслить его или приписать своему картавому "органу речи". Имя Божье для Моисея не звуки и буквы, а суть. Бог по сути и отвечает ему: "Я есмь Сущий". Разве это не главнейшее отличие Бога от всей твари? Ведь Бог мог назваться любым звучным и ничего незначащим именем-завесой, но Он Сам именует Себя с глубоким смыслом, открывая в этом имени Свою суть, хотя и не совершенно. Совершенно познать Бога невозможно и безконечной вечности не хватит для этого. Но разве то, что Бог есть Сущий, не отражает для нас Его сущность?



Ученик имя-Бога-борцев:
5) Имябожники утверждают, что имена Божии суть действия Божии потому, что они даны нам Откровением Божиим. Свв. Отцы учат, что нельзя представлять Откровение Божие, как членораздельную речь Божию Пророкам и Апостолам, и что на самом деле Откровение Божие есть посредственное или непосредственное воздействие Божие на душу человека, возбуждающее в ней известные чувства и мысли, облекаемые человеком в образованные им слова и имена и что потому все встречающиеся в Св. Писании имена Божии суть лишь наши слова, а не действие Божие (см. у нас на сайте: раздел "Ереси" – проф. С. В. Троицкий "Учение св. Григория Нисского об именах Божиих и имябожники", гл. 1, 3).

Отец Олег:
Не надо лгать на истину, многократно свидетельствуемую от Писания. Учение святого Григория Нисcского еще должно правильно рассмотреть, увидеть в духе и понять. Тем более, что Церковь приняла далеко не все его воззрения, находя среди них и ошибочные. Не надо также всех славящих имя Божие валить в одну кучу. Я лично тоже не согласен с разными высказываниями некоторых имяславцев, которые от практики не смогли подняться на должный богословский уровень для православного и богоугодного выражения мыслей и идей истинного имяславия. Но, тем не менее, я защищаю имя Божие и моление им! Богооткровенные имена Божии я определяю как недомыслимую для нас тайну, а не действия Божии. Мы можем лишь смиренно и благоговейно приникать к этой тайне, но не постигать ее или понимать. Бог непостижим и неотделимое имя Его непостижимо.

Я никогда не скажу, что написанное на бумаге (или иным образом) имя Бога есть Бог. Я не скажу, что произносимое устами, языком и гортанью звуковое обозначение имени Бога есть Бог, но вслед за великим молитвенником и сосудом Святого Духа Иоанном Кронштадтским повторю, что имя Божие (само по себе с Богом неразрывно связанное) для нас есть Бог. Поэтому оставьте все эти заморочки насчет формы, вещества, начертаний, букв, звуков и речений. По вашей логике причащающиеся Телу и Крови Христа есть канибалисты, ибо едят плоть человека и пьют кровь человека. А если не так, то и вовсе – одно вино и хлеб вкушают. Мы же православно исповедуем, что в Таинстве причащения под видом хлеба и вина преподаются истинное Тело Христа Бога и истинная Кровь Христа Бога, и верные причащаются Божеству. При этом есть и внешняя сторона таинства, и вещество таинства (хлеб, вино, вода), и речевая-гласная молитва на призывание Духа Святаго, и призывание имени Бога, и наведение крестного знамения. И не надо одно противопоставлять другому, ибо и Христос есть и Бог Совершенный, и человек совершенный, и Дух и плоть.

Так вот, как в таинстве Евхаристии при вещественном оформлении и вкушении происходит соединение с невидимым и совершенным Богом, так и в таинстве призывания имени Бога есть форма словесной молитвы и имени Бога, есть и речевое, звуковое обозначение имени Бога и прошения нашего к Нему, но под этим вещественным мы, несомненно, приобщаемся духовно Богу. И как в каждой маленькой частице Святых Даров, по учению Церкви, находится весь Христос, а не часть Его или действие, так и в каждом богоугодном призывании Его имени Он весь же и сокрыт. Получить Его или не получить, будь то в таинстве Евхаристии, будь то в призывании Его имени – это другой вопрос и другая тема. Вот почему и святой царь Давид Духом Святым сказал:

Пс.115, 4:
"Чашу спасения прииму и имя Господне призову",

указывая этим на два духовных таинства, равно соединяющих Христу Богу – Евхаристию и имяславие!

Имя-Бога-борцы не различают имени Бога и написанного имени Бога, или озвученного (описанного звуками). Имя Бога это одно, а написание этого имени – это совсем другое. Никто никогда из делателей молитвы именем Бога не почитал само написание этого имени за Бога! Имя Бога Иисуса Христа и написание этого имени соотносятся также, как Бог и Его икона. Написанное или озвученное голосом человека имя Иисуса Христа это икона самого имени Иисуса Христа. Но не позволительно хулить икону под предлогом, что она не есть Бог. Также и изображение Креста Христова не есть тот подлинный Крест, на котором был повешен Господь, но икона этого Креста. Но, как икона Бога, не являясь Богом, всегда приводит к Первообразу – Богу, так и написание имени Бога всегда приводит к Самому Его имени, т.е. к Нему Самому.

Вот почему написанное имя Иисуса Христа для христиан является большой святыней и источником благодати, но не Богом. Вот почему Бог запретил произносить имя Его всуе. Не различая имени от написания имени, Афонские борцы с имя-Бога-славием дошли до страшного хуления и ужасного кощунства в отношении написанного имени Иисуса Христа. В попытках доказать, что написанное имя не есть Бог, эти обезумевшие монахи топтали ногами надписи "Иисус Христос" и злорадно восклицали: "Смотрите, имяславцы, мы "Бога" вашего топчем ногами! А значит "Он" не Бог"! И не уразумели эти обольщенные бесами люди, что они впали в тяжкий грех иконоборчества. Написанное имя Бога не есть Бог, как и фотография царя не есть царь. Но попрание фотографии царя есть выражение отношения к нему самому – безчестие и ненависть. И хулящие написанное имя Бога тем самым хулят Бога. Христианин тоже является иконой Христа. Вот почему, если он грешит, то тоже хулит этим нареченное на нем имя Христа и оскорбляет Его Образ.

Так сатана подменами понятий и выдаванием своего за духовное вводит людей в погибель. В данном случае он в умах имя-Бога-борцев подменил понятие сакрального и непостижимого имени Бога на понятие, что оно лишь след чернила или отзвук орудий речи. Поверив в это сочинение, как в имеющее место быть у имя-Бога-славцев мнение, хулители имени Бога стали обличать это свое собственное сочинение, продолжая приписывать его имя-Бога-славцам. Такое духовное донкихотство, возможно, уместно и смешно в мирской литературе, но не в богословии. Это похоже на то, как если бы кто-то услышал фразу "О Господи" и стал бы утверждать, что тот человек назвал букву "О" Богом. Или, услыхав слова святого Давида: "Приклони Господи ухо Твое", стал бы обвинять его в ереси антропоморфизма и приписывании Богу наличия, как минимум, одного уха. Вот такими безумствами и занимаются имя-Бога-борцы.



Ученик имя-Бога-борцев:
Имябожники наивно полагают, что имя, как невидимое, – нематериально, духовно. Но и св. Григорий Нисский, и современная наука говорят нам, что всё слышимое столь же материально, как и всё видимое, и что движение воздуха, воспринимаемое слухом, как звуки, столь же мало может быть признано духовным, как и движение эфира, воспринимаемое зрением, как цвет.

Отец Олег:
Двойная ложь. Такими рассуждениями люди, опираясь на науку, приходили к безбожию, атеизму и богоборчеству. Имя-Бога-славцы так не полагали. Имя Бога с Его стороны духовно, а с человеческой имеет одухотворенное вещественное обозначение. Не надо одним исключать другое или противопоставлять их. Скажи, прелестниче, Богочеловек Иисус это Дух или плоть? Как не скажешь – промахнешься. Он и Дух, и плоть святая.

Он есть Дух Божий во плоти: ибо родился от Духа Святого и Марии Девы. Так понимай и с именем Бога. В вещественном обрамлении зри невещественную суть и Бога Живого. Если наши тела, по апостолу, суть храмы Духа Святого, то что говорить о святом и всемогущем имени Иисуса или Пресвятой Троицы?

Для верного члена Церкви ссылка на современную науку не имеет силы и значения. Как наука может измерить глубину и тонкость богообщения, когда дух человека соединяется воедино с Духом Божьим? Разве Дух говорит голосом или колебанием вещества? Но он ясно слышен для внимающих Ему:

Деян.8, 29:
"Дух сказал Филиппу: подойди и пристань к сей колеснице".

Речь у "ученика" идет не о непостижимом имени Божьем, а о написании или озвучивании этого имени человеком. Вот он и путает имя Божие, как явление Духа, с его вещественным написанием или озвучиванием. Но мы опять укажем на тайну Боговоплощения, где неописанный Бог был неизреченно описан плотью Христа.

Сочетание Божества и человеческой природы во Христе непостижимо, но оно реальность. Почему же Бог не может непостижимо сочетаться с более тонкими (чем в человеческой плоти) формами вещества, используемыми людьми при обозначении Его духовного и неизреченного имени, не смешиваясь с ними и оставаясь совершенным Богом?



Ученик имя-Бога-борцев:
Имябожники, конечно, возразят, что они говорят не о звуке, а об идее, выражаемой в имени, но, во-первых, как мы видели, в понятие имени непременно включается и внешнее выражение идеи в известном сочетании звуков, а во-вторых, идею имеет и всякое изображение, в том числе и икона. Как звук без вложенной в него мысли не будет именем, а лишь простым шумом, так и живопись, если в нее не вложена какая-либо мысль, будет сочетанием красок, но не изображением, не иконой.

Отец Олег:
Увы, опять надутое словоблудие от своего плотского мудрования. Ведь речь не о противопоставлении духовного и вещественного, а о непостижимом их в Христе Боге и имени Божьем сочетании. Сравнение с иконой неуместно и неудачно.

Икона это более сложное духовно-вещественное сочетание. Икона Христа имеет в себе и записанное имя Христа и узнаваемый образ Его Лика, изображенный посредством вещества. Вот почему, глядя на икону, мы говорим – это изображение Христа, а не – это Христос. Затем, отталкиваясь от зримого образа, мы переходим мысленно и духовно к Первообразу, т.е. к духовному предстоянию перед Христом Богом. Имя Христа это не икона Его, не образ и не отпечаток, а немедленное с Ним соединение. Произнося имя Христа в духе и истине, человек сразу касается Самого Христа. Взирая на икону Христа, он видит лишь Его образ. Это сравнимо, например, с рассматриванием моей фотографии и обращением ко мне через называние моего имени. Сколько не смотри на мою фотографию, я не обернусь к смотрящему и не заговорю с ним. А стоит ему лишь позвать меня по имени, и я, не разделяющий в себе свое имя и себя, сразу всем естеством своим откликаюсь. При этом я вовсе не начинаю рассуждать по логике "ученика", что, мол, это не меня зовут, а лишь четыре буквы произносят: о, л, е, г.



Ученик имя-Бога-борцев:
Таким образом, две стороны: духовную – мысль или идею, и материальную – внешнее выражение, одинаково имеют и имя, и икона, а всё различие между ними сводится к чисто субъективному различию органов человека, которыми они создаются и воспринимаются.

Отец Олег:
Явно просматривается повреждение ума, доставленное философией. Логика весьма больная. По ней можно говорить так: "внешнее выражение одинаково имеют и человек, и муха, а все различие между ними сводится к чисто субъективному различию органов человека, которыми они создаются и воспринимаются". Далее следует ложный вывод из ложной посылки: "если убрать субъективизм человека, то муха и человек (обезьяна и человек; муха и слон, и т.п.) это по сути одно и тоже". Ведь и муха и человек имеют мысль или идею, а также глаза и ноги.



Ученик имя-Бога-борцев:
В самом имени св. Григорий Нисский различает две стороны: духовную – его смысл или значение (νους) и физическую – звук (φωνη), производимый голосовыми органами. Если звук без мысли не будет именем, то и мысль без звука также не может быть именем.

Отец Олег:
Святого Григория Нисского надо прочитать в контексте и осознании направления его труда. Но мысль, которую из него вывел "ученик", ложна. Звук вполне может не принадлежать никакому имени, но мысль без звука вполне может соединяться с именем Бога и нести его духовно и умозрительно. Преуспевшие в делании молитвы Иисусовой именно так мыслью непарительной и молятся. А есть уровень молитвы, на котором умолкает даже ум, и человек молится одним своим духом, все при этом видя и разумея яснее и сильнее, чем при использовании ума. Так что никакие ссылки на отцов и греческие буквы не помогут баснописцам.



Ученик имя-Бога-борцев:
Имена составлены из звука голоса и языка и суть форма, образ мысли (τυπος της εννοιας), для которой совершенно необходимы и голосовые органы и материальная среда, в которой эти органы производят звуки. Имя без звука уже не будет именем, а будет лишь мыслию. В этом отличие имени от слова.

Отец Олег:
Полная чушь. Имя вполне может быть зримо одною мыслию и даже одним духом. Приписывание имени только значения внешней оболочки есть ошибка. Это утверждение ни на чем не основано. Слово отличается от мысли именно своим оформлением , "воплощением". Мысль это неоформленное или непроявленное, внутреннее слово. Имя может иметь как словесную форму, так и чисто умозрительную.



Ученик имя-Бога-борцев:
Письмо:
Частное письмо схимонаха Илариона (29 мая 1914 г.): "Живу в далеких горах и положительно ничего не знаю и не слышу о своей книге. Вы извещаете, что сожгли. Вот это дело! Вечным огнем, если не покаются, будут жегомы те, кто дерзнул на сие. Боже наш! Какое ослепление и бесстрашие! Ведь там прославлено имя Бога нашего Иисуса Христа, Имя "Ему же поклоняется всяко колено небесных, земных и преисподних". Там в книге всё Евангелие и всё Божественное Откровение, учение Отцов Церкви и подробное разъяснение об Иисусовой молитве. Вот как показали свою духовность и близость к Богу монахи XX века. Конечно, скажете, Синод приказал, да где же у вас свой-то ум? Ангели поют на небеси превеликое Имя Твое, Иисусе, а монахи, о ужас, сожгли яко вещь нестерпимую. Без содрогания нельзя сего вспомнить."

Но, как мы видели, подобное прославление имени может привести к похулению Того, Кого мы именуем. Поэтому действия Свящ. Синода, в данном случае, были вполне справедливы.

"В Ветхом Завете пока учение о молитве излагали лишь богопросвещенные люди, жившие для славы Божией, они говорили о молитве как о беседе человека с Богом. На призыв человека, посредством ли одного устремления ума и сердца к Богу или посредством этого устремления вместе с призыванием имени Божия, Бог отвечал в глубине духа человека, и только тогда, когда человек слышал этот ответ, молитва становилась действительно молитвой, действительно беседой человека с Богом. При такой молитве человек никак не мог смешать двух сторон молитвы, ибо он ясно сознавал различие между призыванием Бога и посылаемою в ответ благодатью Божией.

Но вот учение о молитве стали излагать раввины, жившие лишь для национального и личного возвышения и смотревшие на молитву лишь как на орудие для достижения этой цели. Господь тогда перестал отвечать на призыв таких молитвенников.

Как заблудившиеся в дремучем лесу своенравные дети принимают эхо своих криков за голос отца, так и раввины стали принимать имена Божии, произносимые в молитве, за ответный голос Божий, и таким образом возникло учение, что сущность молитвы вовсе не в благодати Божией, посылаемой тому, кто и в молитве, и в жизни возносит ум и сердце к Богу, а в самых произносимых именах. Так именно и учили почитатели Мемры.

В раввинской литературе повествуется, что когда Моисей перед смертью молился Богу, Бог повелел Ангелам спуститься и закрыть врата всех небес, так как Бог не мог противостоять этой молитве, содержащей в себе "нечто, вроде неизрекаемого имени Божия". Но Ангелы не могли закрыть врата небес, ибо молитва проникала чрез них подобно мечу. Бездейственность своих молитв Иудеи объясняли только тем, что они не знают святого имени Божия, в будущем веке узнают его и возобладают при помощи его над всеми народами. Действенность священнического благословения они объясняли тем, что в нём трижды встречается имя Божие.

Имя Божие в молитве и благословении, по их представлению, это какая-то объективная сила, которая как бы налагается на человека и дает ему силу над демонами подобно амулету. Естественно, что раввины придавали всё значение в молитве именно повторению имен Божиих и считали, чем чаще будут имена Божии повторяться, тем лучше.

Учение имябожников о молитве, сходное с этим раввинским учением, возникло таким же путем.


Отец Олег:
Нет ничего лживее, лукавее и нелепее, чем в богословском споре православномыслящих людей вдруг убегать мыслью за подкреплением к иудейским раввинам, или исламским муллам, или языческим шаманам и т.п. При чем тут раввины, их мнения и их путь погибели?

Разве мало в православии прельщалось подвижников и погибало людей? В некоторых российских деревнях православноверующие и церковные люди на полном серьезе исповедовали по невежеству своему православную Троицу так: Иисус Христос, Матерь Божия и Никола Угодник. Так что, нам по мнению этих людей судить о православном исповедании? Среди призывающих имя Иисуса подвижников было много прелестников и умоповрежденных. Они могли держать неправильную практику и писать ошибочные суждения. Но разве это все отменяет учение святых отцов Церкви об Иисусовой молитве?

Вместе с апостолами Христа и святыми отцами мы исповедуем, что имя Иисуса Христа даровано нам во спасение, и нет выше имени, о котором нам подобает спастись. Но это имя (и его механическое призывание) не спасет никого автоматически. Оно не является никаким "амулетом" или "талисманом", хотя обладает силой защищать от демонов и их кознодейств.

Моление этим всемогущим именем есть дело весьма мудрое и трудное. Оно требует самораспятия и полного самоотвержения. Оно нуждается в тщательном руководстве опытных делателей. Ему должно соответствовать умонастроение и нравственное состояние человека. Это моление заповедано нам Самим Господом и Его апостолами, которые все были делателями этой молитвы. Вещественная часть этой молитвы неизбежна для вещественно-духовного существа, каким является человек. Эта вещественность при правильном ее использовании и должном отношении нисколько не мешает преуспеянию.

Пример апостольского мужа – святителя Игнатия Богоносца – является ярким тому подтверждением. В его плотском сердце, разрезанном пополам его мучителями, они прочитали золотом написанное имя –   Иисус Христос  .

Моление именем Иисуса Христа есть великое таинство и тайна. Оно непостижимо для плотских умов и усваивается только святым опытом. Говорящий об имени Божьем и молении им не от благодати и опыта своего есть злой обманщик, прелестник и сеющий соблазн.



Ученик имя-Бога-борцев:
Против того же учения о молитве направлены были и слова прор. Исаии, повторенные Христом: "Приближаются ко Мне люди сии устами своими и чтут Меня языком; сердце же их далеко отстоит от Меня, но тщетно чтут Меня" (Мф.15, 8-9). Осуждая учение о молитве иудеев, эти слова Господа осуждают и совпадающее с этим учением учение имябожников.

Отец Олег:
Лукавый выпад не по адресу! Для начала следовало бы привести цитату из Евангелия точно и в полном контексте:

Мф.15, 1-9:
"1 Тогда приходят к Иисусу Иерусалимские книжники и фарисеи и говорят:
2 зачем ученики Твои преступают предание старцев? ибо не умывают рук своих, когда едят хлеб.
3 Он же сказал им в ответ: зачем и вы преступаете заповедь Божию ради предания вашего?
4 Ибо Бог заповедал: почитай отца и мать; и: злословящий отца или мать смертью да умрет.
5 А вы говорите: если кто скажет отцу или матери: дар Богу то, чем бы ты от меня пользовался,
6 тот может и не почтить отца своего или мать свою; таким образом вы устранили заповедь Божию преданием вашим.
7 Лицемеры! хорошо пророчествовал о вас Исаия, говоря:
8 приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня;
9 но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим
".

В полном контексте хорошо видно, что слова Господа адресованы к Иерусалимским книжникам и фарисеям, а не к православным делателям Иисусовой молитвы. Далее Господь обличает их не за молитву или имя Божие, но за нарушения заповедей десятисловия и заменой их человеческими преданиями и учениями. Вот эта замена сердечного приближения к Богу на учения и заповеди человеческие, прикрытая лицемерным призыванием Бога лишь устами и языком, и была осуждена Христом! Книжники и фарисеи не занимались внутренним деланием и призыванием имени Иисуса Христа, Которого они люто ненавидели и искали убить. Речь идет о их жутком лицемерии, когда они на словах якобы чтут Бога, а на деле нарушают Его заповеди по причине далекости их нераскаянных сердец от Бога. Именно отсутствие умно-сердечного призывания имени Иисуса Христа делает людей жуткими и законченными фарисеями, книжниками и законниками. Такими и являются все тогдашние и нынешние гонители имени Иисуса Христа и его молитвенников в России и других местах.



Ученик имя-Бога-борцев:
С учением Св. Отцов о молитве учение имябожников также не имеет ничего общего. По этому учению молитва имеет две стороны: человеческую – устремление всего существа человеческого к Богу, и божескую – благодать Божию, посылаемую в ответ молящемуся.

Отец Олег:
Очередная ложь имя-Бога-борцев. Никто из делателей молитвы не отрицал две эти стороны в молитве.

Далее "ученик" приводит свои или чужие рассуждения по поводу учения святых отцов о молитве, которые я опускаю. Как и всегда, здесь он грешит непониманием мысли отцов, ложным их толкованием; неправомочным противопоставлением одной части учения отцов о молитве (без слов) другой (устной, гласной, словесной); внеконтекстным вырыванием изречений отцов; преданием им другого намерения и искажением для оправдания своих ложных суждений. Но имена и авторитет великих отцов не служат делу нападок на само имя Бога и моление им. Много отцов много и по-разному писали о молитве, исходя из своего опыта. Вот почему безсистемный, начетнический и компиляторский подход к их трудам не работает. Без собственного опыта в делании правильно понять отцов невозможно. Головное же и рассудочное их рассмотрение ведет к путанице, искажениям, ошибкам и ложному восприятию и пониманию. Так, никакие чтения и рассуждения о молитве не будут иметь успеха, если человек вместе с этим не потрудится над изучением и опытным на себе познанием падения человеческой природы, повреждения ее и того состояния, которое именуется греховностью. Например, они не остановят своего внимания на этих словах преп. Григория Синаита: Добр. т.5, стр.190: "Начало и причина помыслов лежит в разделении преступлением человека единовидной и простой памяти, которая через сие потеряла и Божию память, и, сделавшись из простой сложною и из единовидной разнообразною, стала губима своими собственными силами".

Так вот эта потеря Божьей памяти никак иначе не восстанавливается, как только непрестанным призыванием имени Божьего с целью покаяния. Человек после падения может помнить о Боге только через Его имена. Вот почему для него имя Бога и есть Бог, и это подтверждается его опытом и практикой моления. Все словеса о высших безсловесных молитвах для кающегося человека неприложимы. Это область безстрастных и совершенных. Вещать от их лица человеку, не достигшему их уровня и благодати, есть верх безумия.



Ученик имя-Бога-борцев:
Письмо:
"Аскеты и ревнители имени Божьего попытались (скажем так, в теории нечисто и на практике неудачно) спасти положение путем догматизирования поклонения имени Иисуса Христа."

– оправдывая имябожников – пишет Олег Моленко.

В итоге это привело к каббале и мемре; что и явилось характерной чертой проповедников и последователей имябожничества на Новом Афоне. Св. Отцы предостерегают, что одна ложная мысль способна низвести в ад, особенно, когда дело касается догматов. Отсюда позиция о. Олега, представившегося ревнителем истины, погибельна и крайне опасна.


Отец Олег:
Как говорится, сбросил с больной головы на здоровую! К какой "каббале" и "мемре" может привести покаянное святоотеческое призывание имени Иисуса Христа? Это уж, скорее, имя-Бога-борцы принадлежат этому нечестию. Не зря же они его так хорошо знают.

Забавно совершен лукавый переход от правильной мысли святых отцов о том, что одна ложная мысль способна увести в прелесть – к позиции о.Олега. Откуда это "отсюда"? Где тут связь, доказательства или серьезные аргументы? Голословное и надуманное очернение. Почему автор не приложит эту правильную мысль отцов к себе и своему состоянию? Ведь это его имя-Бога-борческая позиция действительно погибельна и крайне опасна! К тому же, мои труды и плоды видны многим людям. А вот труды и плоды скрывшегося за ником "ученик" не видны, кроме лукавого "наезда" на меня и все имя-Бога-славие!



Ученик имя-Бога-борцев:
Этот догмат имябожничества в итоге приводит к индусской мантре, буддийской медитации, жидовской каббале, а проще говоря к магии; которая надела на себя ризы и одежды истинного и чистого православия, прикрылась словами и изречениями Свящ. Писания и Св. Отцов; которые применяются не к месту и не ко времени и этим свидетельствуется, что не постигается их дух.

Отец Олег:
Вот "ученик" и договорился до хулы на Святого Духа. Это неудивительно. Его древние предшественники и родственники по духу дерзали обвинять Самого Господа Иисуса Христа в магии и действиях силой бесовского князя. Что же удивляться, когда и домашних Его приписывают к "колдунам" и "магам". Этим "ученик" явил себя способным учеником отца лжи – сатаны.



Ученик имя-Бога-борцев:
Это воистину сатана, который искушал Христа, в пустыне, словами Свящ. Писания; это воистину сатана, по слову ап. Павла, являющийся во образе ангела света (2Кор. 11, 14).

Отец Олег:
Нет, "учениче бесов", это за тобой и всеми имя-Бога-борцами стоит сатана, который люто ненавидит имя Иисуса Христа и всех, кто им молится. Но Господь наш Иисус Христос предупредил нас:

Мф.10, 22:
"и будете ненавидимы всеми за имя Мое".

Именно за имя Иисуса Христа я ненавидим бесами и их приспешниками.



Ученик имя-Бога-борцев:
Имябожничество и Сергианство – едины по духу. Это дух – мирового фарисейства.

Отец Олег:
Очередная лукавая ложь. Сергианство на дух не переносит имяславия и моления именем Иисуса Христа. Его основатель Сергий Страгородский был в числе явных гонителей Афонских имяславцев. Оставление внутреннего делания и моления именем Иисуса Христа и сергианство действительно едины по духу, как и прочие борцы с именем Божиим. Именно они заражены духом вселенского отступления, которое распространилось именно по мере оставления христианами моления сладчайшим именем Иисуса Христа.



Ученик имя-Бога-борцев:
Письмо:
"Имяславцы были не правильно поняты архиереями-фарисеями, которые никогда не занимались внутренним деланием. Их плоды сказались на них."

– пишет Олег Моленко.

Но далеко не все архиереи-"фарисеи", не знакомы с внутренним деланием (вспомните: свт. Феофан Затворник, свт. Игнатий /Брянчанинов/, свт. Филарет (Дроздов), митр. Московский, свт. Филарет (Амфитеатров), митр. Киевский, свт. Инокентий Херсонский, митр. Григорий (Постников), свт. Макарий (Невский), свт. Иннокентий (Вениаминов), митр. Московский и мн. др.), как и не все монахи схимники – истинные аскеты и молитвенники.


Отец Олег:
Не зря в Писании говорится, что в последние дни люди будут чрезвычайно злодействовать и лукавить:

Ис.24, 16:
"злодеи злодействуют, и злодействуют злодеи злодейски".

Вот пример очередного лукавого передергивания.

Я никогда не причислял перечисленных выше архиереев к фарисеям. "Мн. др." – многих других – не было. Эти люди не могли ничего уже поправить, и с ними не считались. Их было очень мало, они были разбросаны по разным местам и жили в разные времена. Синод был захвачен врагами имени Иисуса Христа и гонителями имяславия.

Я говорил о конкретных архиереях начала 20-го века, которые непосредственно участвовали в гонениях на Афонских имяславцев.



Ученик имя-Бога-борцев:
Слышите! – есть по духу православные и есть по духу неправославные. А не так, что только одни фарисеи. И не так, что вся дореволюционная иерархия никуда негодная и кругом один мрак. Это – клевета на истинную Церковь. Нет! – как были, по духу, иерархи истинные, так были, по духу, и неистинные. Вот вам беспристрастное свидетельство великого светильника российского. Таково было состояние и всей церкви.

Падение духовной нравственности в народе, отсюда забвение непрелестного внутреннего делания. Всё это в итоге привело к подмене истинной духовности на ложную: обрядоверие, имябожничество, сергианство, фарисейство – к духовной прелести. Вот это и явилось причиной революции.

Таким образом, через все эти искушения, Господь отсеял свою пшеницу от плевел и явил миру, великое множество истинных христиан и святых. Которые закалились, а некоторые и родились, в горниле искушений и соделались достойными Царства Небесного.

28. 01 2005г.
Ученик


Отец Олег:
Завершающее возвание-завывание обольщенного "ученика". Напутав в богословии, он взялся учить нас истории. Увы, и здесь он некудышний учитель. Святые отцы Российской церкви 19-20 веков писали совершенно противоположно пафосу "ученика". Увы, соль обуяла, а сосудов Духа оставалось так мало, что можно сказать, что их нет. Отцы предсказали отступление епископата и падение Российской церкви и гибель Российского царства, что в точности и исполнилось. Основной причиной падения России отцы (например, святитель Игнатий Брянчанинов) видели именно в повсеместном оставлении внутреннего делания и заменой его одним наружным благочестием. Оставление это началось со времени преп. Нила Сорского и старообрядческого раскола. Это оставление и привело к падению нравственности, фарисейству, обрядоверию и прочим страшным духовным недугам. имя-Бога-славие к ним не относится. Оно было разгромлено еще до революции, и именно этот разгром стал последней каплей в чаше терпения Божия. Ополчившись против имени Божия, люди ополчились против Бога. Бог отступил от них, и последовало крушение. Иерархия церкви Российской (за редчайшим исключением) оказалось негодной и легко предала: сперва – царя православного, а затем – и само святое православие. После отшествия пророка и великого имя-Бога-славца Иоанна Кронштадтского мрак был на Руси полный. Иначе бы не произошло того жуткого массового беснования и саморазрушения. Только безответственный и невежественный болтун или лукавый прелестник может утверждать обратное и оправдывать Российское духовенство 20 века.

Ис.64, 7:
нет призывающего имя Твое, который положил бы крепко держаться за Тебя; поэтому Ты сокрыл от нас лице Твое и оставил нас погибать от беззаконий наших".

Вот причина падения России и Российской церкви! – перестали призывать имя Бога, а значит, и перестали помнить Бога и каяться пред Ним. А если не покаетесь, сказал Господь, – все так погибнете!

И где же это великое множество истинных и святых христиан? Где пшеница Христова на Руси? Почему же Россияния продолжает гибнуть, и народ ее вымирать? Только слепец может не видеть, что Россия отвержена Богом и казнится Им. Небольшое число произволяющих спастись не отменяет казни над остальным большинством. Только принятие проповеди покаяния, устранение лжецеркви "РПЦ МП" и восстановление правильного и богоугодного отношения к имени Божьему, с осуждением и наказанием всех гонителей имя-Бога-славия, может помочь современной России.

Слава Господи пресвятому, пречистому, святому, досточудному, чудотворному, всемогущему и великолепному имени Твоему!

Пс.113, 9:
"Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу, ради милости Твоей, ради истины Твоей".

Пс.53, 3:
"Боже! именем Твоим спаси меня".

Пс.88, 25:
"И истина Моя и милость Моя с ним, и Моим именем возвысится рог его".

Пс.104, 3:
"Хвалитесь именем Его святым".

Пс.117:
"10 Все народы окружили меня, но именем Господним я низложил их;
11 обступили меня, окружили меня, но именем Господним я низложил их;
12 окружили меня, как пчелы [сот], и угасли, как огонь в терне: именем Господним я низложил их".

Пс.134:
"1 Хвалите имя Господне, хвалите, рабы Господни,
2 стоящие в доме Господнем, во дворах дома Бога нашего.
3 Хвалите Господа, ибо Господь благ; пойте имени Его, ибо это сладостно.
...
13 Господи! имя Твое вовек".

Пс.139, 14:
"Так! праведные будут славить имя Твое; непорочные будут обитать пред лицем Твоим".

Пс.141, 7:
"Выведи из темницы душу мою, чтобы мне славить имя Твое".

Пс.144:
"1 Буду превозносить Тебя, Боже мой, Царь [мой], и благословлять имя Твое во веки и веки.
2 Всякий день буду благословлять Тебя и восхвалять имя Твое во веки и веки.
...
21 Уста мои изрекут хвалу Господню, и да благословляет всякая плоть святое имя Его во веки и веки".

Пс.148, 13:
"да хвалят имя Господа, ибо имя Его единого превознесенно, слава Его на земле и на небесах".

Ис.12, 4:
"и скажете в тот день: славьте Господа, призывайте имя Его; возвещайте в народах дела Его; напоминайте, что велико имя Его".

Ис.24, 15:
"Итак славьте Господа на востоке, на островах морских – имя Господа, Бога Израилева".

Ис.25, 1:
"Господи! Ты Бог мой; превознесу Тебя, восхвалю имя Твое, ибо Ты совершил дивное; предопределения древние истинны, аминь".

Ис.26, 13:
"Господи Боже наш! другие владыки кроме Тебя господствовали над нами; но чрез Тебя только мы славим имя Твое".

Ис.29, 23:
"Ибо когда увидит у себя детей своих, дело рук Моих, то они свято будут чтить имя Мое и свято чтить Святаго Иаковлева, и благоговеть пред Богом Израилевым".

Ис.30:
"27 Вот, имя Господа идет издали, горит гнев Его, и пламя его сильно, уста Его исполнены негодования, и язык Его, как огонь поедающий,
28 и дыхание Его, как разлившийся поток, который поднимается даже до шеи, чтобы развеять народы до истощания; и будет в челюстях народов узда, направляющая к заблуждению".

Ис.41, 25:
"Я воздвиг его от севера, и он придет; от восхода солнца будет призывать имя Мое и попирать владык, как грязь, и топтать, как горшечник глину".

Ис.42, 8:
"Я Господь, это – Мое имя, и не дам славы Моей иному и хвалы Моей истуканам".

Ис.48:
"9 Ради имени Моего отлагал гнев Мой, и ради славы Моей удерживал Себя от истребления тебя.
10 Вот, Я расплавил тебя, но не как серебро; испытал тебя в горниле страдания.
11 Ради Себя, ради Себя Самого делаю это, – ибо какое было бы нарекание на имя Мое! славы Моей не дам иному".

Ис.50, 10:
"Кто ходит во мраке, без света, да уповает на имя Господа и да утверждается в Боге своем".

Ис.51, 15:
"Я Господь, Бог твой, возмущающий море, так что волны его ревут: Господь Саваоф – имя Его".

Ис.52:
"5 И теперь что у Меня здесь? говорит Господь; народ Мой взят даром, властители их неистовствуют, говорит Господь, и постоянно, всякий день имя Мое бесславится.
6 Поэтому народ Мой узнает имя Мое; поэтому узнает в тот день, что Я тот же, Который сказал: "вот Я!"

Ис.56, 6:
"И сыновей иноплеменников, присоединившихся к Господу, чтобы служить Ему и любить имя Господа".

Ис.63:
"11 Тогда народ Его вспомнил древние дни, Моисеевы: где Тот, Который вывел их из моря с пастырем овец Своих? где Тот, Который вложил в сердце его Святаго Духа Своего,
12 Который вел Моисея за правую руку величественною мышцею Своею, разделил пред ними воды, чтобы сделать Себе вечное имя,
...
16 Только Ты – Отец наш; ибо Авраам не узнает нас, и Израиль не признает нас своими; Ты, Господи, Отец наш, от века имя Твое: "Искупитель наш".
17 Для чего, Господи, Ты попустил нам совратиться с путей Твоих, ожесточиться сердцу нашему, чтобы не бояться Тебя? обратись ради рабов Твоих, ради колен наследия Твоего.
18 Короткое время владел им народ святыни Твоей: враги наши попрали святилище Твое.
19 Мы сделались такими, над которыми Ты как бы никогда не владычествовал и над которыми не именовалось имя Твое".

Ис.64, 7:
нет призывающего имя Твое, который положил бы крепко держаться за Тебя; поэтому Ты сокрыл от нас лице Твое и оставил нас погибать от беззаконий наших".

Ис.66, 5:
"Выслушайте слово Господа, трепещущие пред словом Его: ваши братья, ненавидящие вас и изгоняющие вас за имя Мое, говорят: "пусть явит Себя в славе Господь, и мы посмотрим на веселие ваше". Но они будут постыжены".

Так, воистину будут постыжены от Бога все гонители тех людей, которые славят и призывают имя Господа на земле!

В завершение я приведу свидетельство от святых отцов Церкви о молитве Иисусовой и имени Иисуса Христа, собранное святителем Игнатием Брянчаниновым. Это свидетельство полностью обличает имя-Бога-борцев в их противлении молению именем Иисуса Христа и их богохульные нападки на само это имя и его значение. Важные места я выделю подчеркиванием.

Том 1 "Аскетические опыты"
Глава "О молитве Иисусовой"
Отдел I "О молитве Иисусовой вообще":

"Ученик. Помянуто ли о Иисусовой молитве в Священном Писании?

Старец. О ней говорится в святом Евангелии. Не подумай, что она – установление человеческое: она – установление Божественное. Установил и заповедал священнейшую молитву Иисусову Сам Господь наш, Иисус Христос. После Тайной Вечери, на которой сотворено величайшее из таинств христианских – святая Евхаристия, Господь, в прощальной беседе с учениками Своими, пред исшествием на страшные страдания и крестную смерть для искупления ими человечества погибшего, преподал возвышеннейшее учение, и важнейшие, окончательные заповеди. Между этими заповедями Он даровал дозволение и заповедание молиться именем Его. Аминь, аминь глаголю вам, – сказал Он Апостолам, – яко елико аще чесо просите от Отца во имя Мое, даст вам. Еже аще что просите от Отца во имя Мое, то сотворю; да прославится Отец в Сыне. И аще чесо просите во имя Мое, Аз сотворю. Доселе не просисте ничесоже во имя Мое: просите, и приимете, да радость ваша исполнена будет. Величие имени Господа Иисуса Христа предвозвещено Пророками. Указывая на имеющее совершиться искупление человеков Богочеловеком, Исаия вопиет: Се Бог Мой, Спас мой! Почерпите воду с веселием от источник спасения! И речеши в день он: хвалите Господа, воспойте имя Его: поминайте, яко вознесеся имя Его; хвалите имя Господне, яко высокая сотвори. Путь Господень – суд: уповахом во имя Твое, и память, ея же желает душа наша. Согласно с Исаией предрекает Давид: Возрадуемся о спасении Твоем, и во имя Господа Бога нашего возвеличимся. Имя Господа Бога нашего призовем. Блажени людие, ведущие воскликновение – усвоившие себе умную молитву – Господи, во свете лица Твоего пойдут, и о имени Твоем возрадуются весь день, и правдою Твоею вознесутся.

Ученик. В чем заключается сила молитвы Иисусовой?

Старец. В Божественном имени Богочеловека, Господа и Бога нашего, Иисуса Христа. Апостолы, как видим из книги Деяний их и из Евангелия, совершали великие чудеса именем Господа Иисуса Христа: исцеляли недуги, неисцелимые средствами человеческими, воскрешали мертвых, повелевали бесам, изгоняли их из одержимых ими человеков. Однажды, вскоре после вознесения Господня на небо, когда все двенадцать Апостолов пребывали еще во Иерусалиме, два из них, Петр и Иоанн, пошли для молитвы в храм Иерусалимский. К вратам храма, называемым красными, ежедневно выносили хромого от рождения, и полагали на помост: хромой не мог ни ходить, ни стоять. Поверженный у врат, страдалец просил у входивших в храм милостыню, которою, как видно, питался. Когда Апостолы приблизились к красным вратам, – хромой устремил к ним взоры, ожидая получить подаяние. Тогда святой Петр сказал ему: сребра и злата несть у мене; но еже имам, сие ти даю: во имя Иисуса Христа, Назорея, возстани и ходи. Увечный исцелел мгновенно, взошел в храм с Апостолами, и громко прославлял Бога. Народ, пораженный удивлением, сбежался к Апостолам. Мужие Исраильтяне! – сказал святой Петр собравшемуся народу, – что чудитеся о сем? или на ны что взираете? яко своею ли силою или благочестием сотворихом его ходити? Бог Авраамов, и Исааков, и Иаковль, Бог отец наших, прослави отрока Своего, Иисуса... и о вере имени Его сего, его же видите и знаете, утверди имя Его. Весть о чуде вскоре пронеслась до враждебного Господу Иисусу Синедриона. Встревожился Синедрион вестию, схватил Апостолов, отдал под стражу, а на следующий день позвал их к суду пред полное собрание свое. Призван был и исцеленный хромец. Когда Апостолы встали посреди сонмища богоубийц, недавно заклеймивших себя казнию Богочеловека, во имя и именем Которого теперь совершено поразительнейшее чудо пред множеством очевидцев-свидетелей, – дан был Апостолам запрос: Коею силою, или коим именем сотвористе вы сие? Петр, исполнившись Святого Духа, отвечал словами Святаго Духа, которые заключались следующими: Разумно буди всем вам и всем людем Исраилевым, яко во имя Иисуса Христа, Назорея, Его же вы распясте, Его же Бог воскреси от мертвых, о Сем сей стоит пред вами здрав... Несть бо иного имене под небесем, данного в человецех, о нем же подобает спастися нам. Запечатлелись молчанием уста врагов Божиих пред непреоборимою силою глаголов небесной истины; не нашлось многочисленное сонмище мудрых и сильных, что сказать и чем возразить на свидетельство Святого Духа, возвещенное двумя некнижными рыбарями, запечатленное небесною печатию – Божиим чудом. Синедрион прибегает к своей власти, к насилию. Несмотря на явное чудо, несмотря на свидетельство, данное истине Самим Богом, Синедрион запрещает настрого Апостолам учить о имени Иисуса, даже произносить это имя. (Позже Российский Синод повторит это запрещение в связи с гоненинями на имяславие. – прим. о.Олега Моленко). Но Апостолы отвечали дерзновенно: аще праведно есть пред Богом, вас послушати паче Бога, судите: не можем бо мы, яже видехом и слышахом, не глаголати. Синедрион опять не находит возражения, опять прибегает исключительно к своей власти, повторяет строгое воспрещение. Он отпустил Апостолов, ничего не сделав им, хотя и желал излить на них исступленную злобу: чудом всенародным связывались и настроение его и действие. Петр и Иоанн, возвратившись к своим, передали им угрозы и воспрещение верховного судилища. Тогда двенадцать Апостолов и все члены новорожденной Иерусалимской Церкви пролили единодушно пламенную молитву к Богу: молитву противопоставили они силе и ненависти миродержителей – человеков и демонов. Молитва эта заключалась следующим прошением: Господи! призри на прещения их, и даждь рабом Твоим со всяким дерзновением глаголати слово Твое, внегда руку Твою простерти Ти во исцеления, и знамением и чудесем бывати именем святым отрока Твоего Иисуса.

Ученик. Некоторые утверждают, что от упражнения Иисусовою молитвою всегда, или почти всегда последует прелесть, и очень запрещают заниматься этой молитвою.

Старец. В усвоении себе такой мысли и в таком запрещении заключается страшное богохульство, заключается достойная сожаления прелесть. Господь наш, Иисус Христос, есть единственный источник нашего спасения, единственное средство нашего спасения; человеческое имя Его заимствовало от Божества Его неограниченную, всесвятую силу спасать нас, как же эта сила, действующая во спасение, эта единственная сила, дарующая спасение, может извратиться и действовать в погибель? Это – чуждо смысла! это – нелепость горестная, богохульная, душепагубная! Усвоившие себе такой образ мыслей точно находятся в бесовской прелести, обмануты лжеименным разумом, изшедшим из сатаны. Сатана восстал коварно против всесвятого и великолепного имени Господа нашего Иисуса Христа, употребляет в свое орудие слепоту и неведение человеческие, оклеветал имя, еже паче всякого имени. О имени Иисусове всяко колено поклонится небесных и земных и преисподних. Запрещающим молиться молитвою Иисусовою можно отвечать словами апостолов Петра и Иоанна на подобное запрещение, сделанное Иудейским Синедрионом: праведно ли есть пред Богом, вас послушати паче, неже Бога, судите. Господь Иисус заповедал молиться всесвятым именем Своим, Он дал нам бесценный дар; какое значение может иметь учение человеческое, противоречащее учению Бога, воспрещение человеческое, усиливающееся устранить и разрушить повеление Божие, отъять дар бесценный? Опасно, очень опасно проповедовать учение, противное тому учению, которое проповедано Евангелием. Такое начинание есть произвольное отлучение себя от благодати Божией, по свидетельству Апостола .

Ученик. Но старцы (а теперь еще и "ученики" – прим. о.Олега Моленко), которых мнение приведено мною, пользуются особенною известностью, признаются многими за опытнейших наставников в духовной жизни.

Старец. Апостол заповедал, правильнее, – заповедал устами Апостола Святой Дух, – отвергать всякое учение, несогласное с учением, которое благовествовали Апостолы; отвергать и тогда, когда бы Ангел с небесе благовестил это несогласное учение. Так выразилось Священное Писание не потому, чтоб кто-либо из святых Ангелов покусился противоречить учению Христову, но потому, что учение Христово, учение Божие, проповеданное Апостолами (в том числе и о пути превосходнейшем, т.е. молением именем Иисуса Христа – прим. о. Олега Моленко), вполне достоверно, вполне свято, не подлежит никаким изменениям, как бы ни представлялись эти изменения основательными недостаточному, превратному знанию и плотскому мудрованию. Учение Христово, будучи превыше суда и человеков и Ангелов, принимается одною смиренною верою, и само служит тем камнем, которым испытуются все прочие учения".


Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2017 Церковь Иоанна Богослова