Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
holy.city - сайт о ВОЗВЕДЕНИИ БОЖЬЕГО ХРАМА В ДОМИНИКАНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ!
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Архив
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Статистика Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
МИР ВСЕМ МИЛОСТИВЫМ, ЩЕДРЫМ И МИЛОСЕРДНЫМ!
Дорогие читатели, прошу вас оказать милость и поучаствовать своим пожертвованием в Божьем деле - возведение первого православного Храма в Доминиканской Республике! Вы не обязаны этого делать, но можете! Для этого достаточно зайти по данной ссылке и перевести деньги на церковный счет в соответствии с указанными реквизитами банка. Там же можно прочитать подробнее об этом проекте.
И да благословит вас Господь обильным благословением за ваше щедрое сердце!


ВКонтакт Одноклассники Facebook Twitter Google+ Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Liveinternet

отец Олег Моленко

Дискуссия №38

Дискуссия с Арнольдом Юдиным о справедливости нашего Бога и об осечках отца Олега Моленко в вопросах справедливости

Cправедливость глазами Арнольда Юдина (Arnoldas Judinas) выделена "данным шрифтом"

Часть 1-ая: О СПРАВЕДЛИВОСТИ НАШЕГО БОГА


Arnoldas Judinas:
За то время, которое я знаю о Православии, накопилось много сильнейших противоречий. Все вопросы, которые я обсуждаю, касаются справедливости нашего Бога.

Перед тем как я начну, хочу привести отрывок из вашего ответа www.omolenko.com/2864.html:
Вот, например, что мы находим в житии святителя Кирилла Александрийского (июнь, день 9): Не следует также умолчать и о том, как святитель Христов Кирилл – этот великий угодник Божий, при столь великой своей святости, тем не менее имел нечто зазорное в себе и противное благочестию – дабы увидеть чудесное его исправление. Он без причин гневался на Иоанна Златоустого, святой на святого.

Отец Олег Моленко:
Арнольд по происхождению не из православных. Он стал интересоваться Православной верой, но соблазнился и пришел в тупик. Теперь он предпринял попытку оправдать этот свой тупик и завести в него всех прочих людей. Если раньше мы знали один тип безбожного безумия, который отражен в таких словах: Пс.13: «1 Сказал безумец в сердце своем: <нет Бога> », то Арнольд явил новый вид такого безумия, который можно выразить такими словами: «Сказал безумец в сердце своем: <Бог несправедлив> ».

Дальнейшее развитие этой ложной мысли очевидно: если Бог несправедлив, то это не Бог, а если Бог – не Бог, значит, Бога нет. Как видим, при всей сложности навороченного результат тот же – безбожие.

Итак, нашелся еще один гордец, который в очередной раз взялся судить Бога и Его справедливость. Никакими смиряющими высказываниями Апостола такого не смиришь и не остановишь: 1 Кор.2: «14 Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно. 15 Но духовный судит о всем, а о нем судить никто не может».

Для нас, верных, деяние Арнольда вполне вписывается в апостольское определение и являет Арнольда Юдина человеком душевным, который Божьи действия почитает безумием. Отчего сам безумствует.

Итак, гордый взялся судить Смиренного, смертный – Безсмертного, сотворенный – Творца, безумный – Мудрость, ограниченный – Безпредельного, немощный – Сильного, несовершенный – Совершенного.

Кроме своей обиды на Бога, гордости и зависти, Арнольд лукавит в самом построении своих мыслей. Так он пишет: «За то время, которое я знаю о Православии, накопилось много сильнейших противоречий». Во-первых, он не видит разницы между знанием о Православии со стороны и знанием Православия изнутри. Во-вторых, он лукаво пишет о противоречиях, что они, дескать, накопились, но не указывает – где накопились. А справедливо было написать, что противоречия накопились у него! Тогда фраза его должна была бы по справедливости звучать так: «За то время, как я со стороны изучал Православие, у меня накопилось много противоречий, смущений и соблазнов на православную веру».

Для затравки объявленной темы – о справедливости нашего Бога – Арнольд приводит случай из истории Церкви, взятый из моего ответа, имеющегося на нашем сайте. Этот случай говорит нам о бывшем до времени недоумении святого Кирилла к святому Иоанну Златоустому. Душевными очами Арнольд почему-то увидел здесь основание для обвинения Бога в несправедливости.


Arnoldas Judinas:
Если:
   а) апостол Фома не верил в Воскресенье Христово, хотя все окружающие говорили, что это произошло,
   б) святые иногда не признавали других святых,
   в) ясно, что Бог по-разному относится к «любимчикам», «предопределенным ко спасению» и всем остальным людям
то тем более я, не святой человек, могу не верить в совсем неочевидную святость некоторых личностей и совсем неочевидное Божье правосудие.

Отец Олег Моленко:
А вот и первые приговоры А.Юдина. К сожалению для Арнольда эти приговоры, кажущиеся ему безупречными и неопровержимыми, ошибочны и есть лишь плод уязвленного завистью и больного гордостью Арнольда.

В отношении пункта а) Арнольд лжет, что якобы святой Апостол Фома не верил в Воскресение Христово. В чем здесь ошибка Арнольда и прочих подобных «исследователей»? А в том, что они некоторые временные и нестабильные состояния людей – например, отречение Петра, поиск уверения Фомы и гонение Церкви Христовой Савла – выдают за их постоянное и стабильное состояние и окончательный результат. Это несправедливо! Справедливо было бы так говорить лишь тогда, если бы Петр до конца жизни своей остался в отречении, Савл – в гонениях на Церковь, а Фома – в неверии в воскресение Христа. Но этого не было! Мы видим, как каждый из указанных Апостолов преодолел свое временное заблуждение или колебание и утвердился в Боге и служении Ему вплоть до своей за Него мученической кончины.

В отношении же «неверия» Фомы нельзя утверждать даже то, что он временно не верил в воскресение Христа. Он не «не верил» в возможность воскресения и даже в факт произошедшего воскресения, но по серьезности для него этого факта искал личного осязательного удостоверения:

Ин.20:
«24 Фома же, один из двенадцати, называемый Близнец, не был тут с ними, когда приходил Иисус.
25 Другие ученики сказали ему: мы видели Господа. Но он сказал им: если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю.
26 После восьми дней опять были в доме ученики Его, и Фома с ними. Пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: мир вам!
27 Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим.
28 Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой»!

Как мы видим, здесь речь вообще шла не о воскресении Христа, а о том, что другие ученики говорили Фоме, что они видели Господа. Именно на это заявление Фома ответил, что лично он не удовлетворится одним видением кого-то похожего на Иисуса, ибо это мог быть призрак, или лесть вражия, вот почему видению доверять нельзя. Он явил не неверие свое в явление Христа другим ученикам, но поставил для себя самого условия удостоверения подобного явления – осязательное прикосновение к ранам Христа. Господь наш Иисус Христос не нашел такое настроение Фомы богонеугодным или неисцелимым и позволил ему удостовериться предложенным им образом. В результате мы получили глубочайшее исповедание Фомы: «Господь мой и Бог мой!»

Именно таким апостол Фома оставался до конца своих земных дней! Таким он пошел на страдания и мученическую смерть за Христа Бога! Таким он перешел в вечность и остался в истории Церкви и нашей о нем памяти.

Лжет Арнольд и в своем пункте б), утверждая будто «святые иногда не признавали других святых». Он здесь опирается на приведенный случай отношений святого Кирилла и святого Иоанна Златоустого. Однако и в этом случае Арнольд опять впадает в ту же самую ошибку, принимая временное недоумение за окончательный результат. Я в своем ответе привел этот случай для показа того, что даже святые люди могут временно быть настроены против других святых. Однако сила и положение святости людей имеет то преимущество, что позволяет Богу исправить временные и текущие неправильности. Так и был исправлен святой Кирилл в отношении его неправого мненsия против святого Иоанна Златоустого. Пришел он к этому мнению не сам, но был настроен против Златоуста своим дядей, служившим епископом Церкви. Ошибкой святого Кирилла было то, что он поверил дяде и епископу на слово, а надо было перепроверить. Господь Бог поправил эту невольную ошибку, допущенную святым Кириллом. Матерь Божия явилась ему и показала видение, в котором участвовал и святитель Иоанн Златоуст. Сама Матерь Божия примирила двух святителей Христовых, устранив ложное основания Кирилла для предубеждения против Златоуста. Результатом является их полное и окончательное примирение, что по справедливости и должно было быть указано в пункте б).

В пункте в)«ясно, что Бог по-разному относится к «любимчикам», «предопределенным ко спасению» и всем остальным людям, то тем более я, не святой человек, могу не верить в совсем неочевидную святость некоторых личностей и совсем неочевидное Божье правосудие» – Арнольд сперва по-своему разделяет всех людей на три категории «любимчиков» Божьих, «предопределённых ко спасению» и всех остальных людей. При этом он лукавит и противоречит сам себе. Лукавит он тем, что заявляет о ясности, не говоря чьей. Справедливо было написать, что ясно только ему. Противоречит же он тем, что сперва заявляет что ему ясно, а затем пишет о своем неверии в совсем неочевидную святость и совсем неочевидное Божье правосудие.

Как совсем неочевидное через неверие может быть ясным?

Не имея личного опыта общения с Богом, Арнольд не может вместить ту истину, что Бог есть Всесовершенная благая Личность, у Которой ко всем и всему есть Своё Личное отношение. Нам известно, что Бог по-разному относится к грешникам и праведным, кающимся грешникам и некающимся. Неодинаково Он относится и к Своим угодникам и верным служителям. Кто-то есть к Нему ближе, кто-то – дальше. Мы не знаем, почему это так, но мы знаем, что у Бога нет ни неправды, ни лицеприятия. Если Он кого-то из людей выделяет, значит, на то есть у Него веское основание. Люди сами своим отношением, поведением и настроением поставляют себя в отношении к Богу в то или иное положение. Так что разделение людей на спасенных и погибших, на предопределённых ко спасению и отвергнутых производится не Богом, а самими людьми. Вот почему наблюдаемое нами разделение между людьми, которое на земле в этой жизни не может быть ни понятым нами, ни удостоверенным от нас, никак не дает нам право обвинять Бога в несправедливости или волюнтаризме, а тем более давать кому-то право не верить в правосудие Божие или явленную Богом святость Его людей. Такое неверие имеет место, но оно есть ни чем не оправдываемый грех.

Между человеческими возможностями постижения, мышления, рассуждения, понимания и оценки и Божьим мышлением и судом лежит огромная непреодолимая людьми пропасть. Вот как говорит об этом Сам Господь Бог:

Ис.55:
«8 Мои мысли – не ваши мысли, ни ваши пути – пути Мои, говорит Господь.
9 Но как небо выше земли, так пути Мои выше путей ваших, и мысли Мои выше мыслей ваших».

Этим мудрым изречением Господь Бог предохраняет нас от прелести – пытаться своим умом и своими усилиями постигнуть Божий промысел о людях и мире сем, а также Божии суды или судьбы. Но гордые люди, обоготворяя себя и свой ум, пренебрегают этим Божьим предостережением и из своей земляной норы, своим поврежденным падением и неочищенным умом берутся за непосильное и невозможное для них дело постижения Божьих судеб. Кроме своих пустых мечтаний и навеянных бесами фантазий эти люди ничего не приобретают. Это мы и видим на примере измышлизмов о справедливости Арнольда Юдина. О подобных людях хорошо написал святитель Игнатий Брянчанинов, что они хотят восхитить Престол Божий и вместо Него судить всех и вся.

Вы только представьте себе, чтобы было, если бы, например, Арнольду дали хоть немного поправить миром. Святых бы у Бога значительно поубавилось бы, зато царство Божие наполнилось бы «обычными» людьми, которым оно без Арнольда Юдина никак «не светило».


Arnoldas Judinas:
Следующая таблица сравнивает «нелицеприятные» действия Бога по отношению к разным людям.

Двойные стандарты Бога

Атрибуты
жизни
Обычный человек Пророк Давид Пророк Соломон
Внешность Разная, иногда уродливая (с рождения или приобретенная) белокур и красив лицем очевидно, не урод, ведь родился от красавцев Давида и Вирсавии
Работа Разная, нередко сложная и ненавистная и малооплачиваемая
Ведение боевых действий Строительство храма
Конечно же, в удобной роли руководителя
Жилище Купить не представляется возможным, кроме как закабаления себя банку лет на 15-30 Не приобретенное, комфортное Унаследованное, комфортное, наверняка – великолепное  1 
Вторая половина Добытая с трудом, часто – неидеальная, или вообще не добытая
Добытые без труда
6 жен, 10 наложниц, в том числе – красавица Вирсавия 700 (!) жен, 300 (!) наложниц
Двоеженство, наличие любовников/ любовниц Безусловный великий грех Неодобряемо Богом, но фактически – легализовано для конкретных лиц (причем для некоторых – в промышленных масштабах)
Грехи Разные, обычно чувственные, иногда – насильственные (тем не менее – редко сравнимые с похождениями некоторых «святых») Коварное убийство с целью завладеть чужой женой; месть Семею  2 ; исчисление израильтян Безмерное стяжание  3  (коней, золота); строительство капища, служение идолам
Покаяние Обязанность каяться всю жизнь, но даже при этом посмертная участь не ясна Весьма своеобразное Нет данных
Наказания за свои грехи Это главный смысл существования человеков, которые не внесены в список «предопределенных ко спасению»
Наказывается кто угодно, кроме грешащего:
младенец, 70 000 (!) израильтян; а также – все будущие потомки (итак не отступит меч от дома твоего во веки) народ
Наказания за грехи (пра)-родителей А как же без этого? И за грех Адама и Евы, и за частные грехи родителей, и за так называемые «общенародные» грехи Нет данных, но понятно, что никаких Благословение и большое снисхождение (ради Давида, раба Моего)
Ответственность за грехи детей Само собой! Никакой  4  Никакой  5 
Удовольствия Варьируются Неограниченные Неограниченные
Проблемы, скорби, несчастья Всегда, в том числе – огромные. Особо стоит отметить будущие величайшие скорби человечества во время 3-ей мировой войны Опасность быть убитым; смерть нескольких детей  6 , гонения со стороны сына, отнятие жен на определенное время  7  Нет данных
Старость Нередко одиночество, часто – бедность, почти всегда – болезни Очень красивая девушка, греющая ложе «праведного» царя Краткая (смерть – в 52 года)
Завещание В лучшем случае – оставление немногочисленных пожитков родственникам Построить храм; руками Соломона расправиться с Семеем, которому поклялся не вредить Нет данных
Смерть Иногда тихая, быстрая и безболезненная, но чаще – длительные мучения, агония Смерть «праведника», допустившего всего 1 «ошибочку» Никаких данных о скорбной смерти
Суд за всякое праздное слово  8  «Нелицеприятный», очень снисходительный
Жизнь после смерти Почти всегда – адские мучения Вечноблаженная (после пребывания на лоне Авраама)  9 
Моя оценка  10  (как могло бы быть) Как миминум – лишение статуса пророка. Если допускать в рай, то в статусе – едва спасшиеся
Итог Сладкая (редко сравнимая по сладости с жизнями указанных пророков) или горькая жизнь, затем почти всегда – мучения в аду
Приятная жизнь, титул «великий делатель покаяния» Очень приятная жизнь, титул «премудрый»
Статус пророка, прославление православными, вечное блаженство


 

Отец Олег Моленко:
Что сказать об этой таблице? Видно, что Арнольд потрудился и даже использовал свой опыт работы в полиции, однако никакой цены эта таблица и эта информация не имеют. Почему? Да потому, что вся информация, кроме ошибочных выводов и оценок Арнольда, взята из Священного Писания. Свести данные, взятые из Священного Писания, в таблицу – не большой труд, однако в составлении этой таблицы видна тенденциозность Арнольда и его пристрастие. Составлял он таблицу с целью убедительно показать и доказать читателям несправедливость Бога. Но это у него не получилось. Ведь из гордости и зависти можно многие реальные факты, смешанные со своими домыслами, привести в каком угодно (манипулятору) виде.

Информация, целенаправленно втиснутая Арнольдом в эту таблицу, при многих фактических совпадениях, не является полной и истинной. В данном случае Арнольд поступил так же, как поступали и поступают все еретики. Они выискивают в Писании какой-то факт или высказывание, которое кажется им подтверждающим их идею, вырывают его из контекста данного места и всего Писания и придают свой желаемый им смысл, основанный на ворованной букве факта. Если Писание описывает событие, имевшее место, во всей угодной Богу подробности, со всеми деталями, причинами, оценками и судом Божьим, то в отрыве от жизни из него можно сделать, например, преступление, требующее смертной казни. Именно так поступил Арнольд в отношении святого царя и пророка Давида. Если бы Бог так судил людей, то, например, тот же Арнольд, я и любой другой человек, допустивший хоть один греховный помысел, был бы тут же убит Богом. Но Господь-то, в отличие от гордых арнольдов, прекрасно знает о человеке всё:

3 Ездр.16:
«55 Господь знает все дела людей и начинания их, и помышления их и сердца их.
...
64 Он знает намерение ваше и что помышляете вы в сердцах ваших, когда грешите и хотите скрыть грехи ваши.
65 Потому Господь совершенно ясно видит все дела ваши, и обличит всех вас;
66 и вы будете посрамлены, когда грехи ваши откроются перед людьми, и беззакония предстанут обвинителями в тот день.
67 Что вы сделаете и как скроете грехи ваши пред Богом и Ангелами Его?
68 Вот, Бог – Судия; бойтесь Его; оставьте грехи ваши и навсегда перестаньте делать беззакония, и Бог изведет вас и избавит от всякой скорби».

Вот почему Он взирает на человека не через грехи его, а на грехи человека через него самого! Не сам по себе грех удаляет человека от Бога, а последующее этому греху настроение и отношение человека. Бог знает, что человек после грехопадения не может не грешить! Поэтому Он пришел не погубить грешащих, а спасти погибших, кого только можно и тех, кто только возжелает. Бог пришел призвать людей к покаянию и выходу из рабства греху, а не казнить их за допущенные грехи. Бог взвешивает на Своих справедливых весах не только грехи и злые деяния человека, но и все доброе, что есть у человека. Бог так же точной мерой учитывает все скорби, перенесенные человеком ради Него, за других людей или за свои грехи.

Арнольд же одним греховным случаем перекрыл для себя все богоугодные деяния царя Давида, все его покаяние, весь его плач, всю его Псалтирь и все домостроительство Божие! На каком основании? Кто дал ему это право? Кто поставил его судьей над царем Давидом и другими святыми Божьими угодниками? Он же не только гордостно и самочинно взял на себя роль судьи, но и судит зло и несправедливо. Он, кратковременный и немощный, который не может справиться со своими страстями, навязывает всем нам свое понятие о справедливости. Почему? С одной целью – оправдать себя перед самим собой и отомстить «несправедливому» Богу. Писание не скрывает от нас грехи царя Давида и Соломона. Оно осуждает их за допущенные грехи, но не формально, а по Божьему, со всем ведением Бога, с учетом всего доброго, сделанного ими. Бог высказал Свое отношение ко греху Давида с Вирсавией и Урией: 2 Цар.11: «27 И было это дело, которое сделал Давид, зло в очах Господа».

Как же можно после этого дерзать нагло лгать, будто Бог своим «любимчикам» всё прощает, а обычному Арнольду – нет? Царей всегда было несравненно меньше, чем обычных простолюдинов. Они все были у всех на виду. А обычные люди в это время могли убивать друг друга, грабить, насиловать, прелюбодействовать и творить всякое прочее зло.

И что, разве Бог каждого из них сразу казнил и наказывал? Или наказывает сейчас? Разве сам на себе Арнольд не видел милость и долготерпение Божие? Или он считает себя безгрешным и безупречным? А если признает себя грешным и не раз милованным Богом, то почему так жаждет крови? Причем непременно пророческой и царской? Давид согрешил, но призванный Богом к покаянию не стал прятаться подобно Адаму, но принес покаяние Богу, оплакал свой грех и пострадал за него. Не надо Арнольду лукавить, утверждая, что читающие 50-й псалом не понимают, о каком грехе там скорбит и кается Давид. В Церкви это ведомо хорошо. И Писание не скрыло этот грех царя, но уделило ему целую главу из Второй книги Царств. Бог высказал свое отношение к злому поступку Давида, который при всей кажущейся Арнольду тяжести не перекрыл у Бога все благое Давида. Бог искал не наказания Давиду, а спасения Своему угоднику, который много Ему послужил и которого Он в целом охарактеризовал так:

3 Цар.9:
«1 После того, как Соломон кончил строение храма Господня и дома царского и все, что Соломон желал сделать,
2 явился Соломону Господь во второй раз, как явился ему в Гаваоне.
3 И сказал ему Господь: Я услышал молитву твою и прошение твое, о чем ты просил Меня; [сделал все по молитве твоей]. Я освятил сей храм, который ты построил, чтобы пребывать имени Моему там вовек; и будут очи Мои и сердце Мое там во все дни.
4 И если ты будешь ходить пред лицем Моим, как ходил отец твой Давид, в чистоте сердца и в правоте, исполняя все, что Я заповедал тебе, и если будешь хранить уставы Мои и законы Мои,
5 то Я поставлю царский престол твой над Израилем вовек, как Я сказал отцу твоему Давиду, говоря: "не прекратится у тебя сидящий на престоле Израилевом".
6 Если же вы и сыновья ваши отступите от Меня и не будете соблюдать заповедей Моих и уставов Моих, которые Я дал вам, и пойдете и станете служить иным богам и поклоняться им,
7 то Я истреблю Израиля с лица земли, которую Я дал ему, и храм, который Я освятил имени Моему, отвергну от лица Моего, и будет Израиль притчею и посмешищем у всех народов.
8 И о храме сем высоком всякий, проходящий мимо его, ужаснется и свистнет, и скажет: "за что Господь поступил так с сею землею и с сим храмом?"
9 И скажут: "за то, что они оставили Господа Бога своего, Который вывел отцов их из земли Египетской, и приняли других богов, и поклонялись им и служили им, – за это навел на них Господь все сие бедствие" ».

Господь вынес Свою посмертную оценку всей жизни царя Давида: как ходил отец твой Давид, в чистоте сердца и в правоте, исполняя все, что Я заповедал тебе, и если будешь хранить уставы Мои и законы Мои. Бог учел грех и удовлетворившее Его покаяние Давида. Если же Бог простил Давиду его грех, то кто может не прощать его? Разве Его оценка не справедлива? Разве Бог, в отличие от Арнольда, не учел всего, в том числе что было известно только Ему одному? За всю жизнь святой Давид допустил только один тяжкий грех, который омыл плачем, слезами и скорбями. Зато сколько богоугодного сделал он! Если по его вине погиб телесно один человек – Урия, то сколько миллионов душ спасались и спасаются его богодухновенной Псалтирью! Если Урия был Божьим человеком, то должен был принять проповедь святого Предтечи в аду, а затем и Самого пришедшего во ад Христа. Тогда Христос вывел Его с Собой в рай со всеми праведниками, принявшими Его верой. Учел Господь Бог и земные потери Урии и несравненно щедро восполнил их в Своем царстве вечными ценностями. Где же здесь и в чем несправедливость Бога?

Приведенный выше отрывок показывает нам речь Господа Бога к царю Соломону. Из него мы видим не только добрую оценку жизни его отца Давида, но и нелицеприятие Бога. Господь Бог не только ставит условия для Своего благоволения к Соломону, но и не скрывает Своих угроз на случай его уклонения. Увы, Соломон уклонился, и на нем в полной мере сбылись все слова Господа Бога.

Вот как описано в Писании падение и наказание Соломона:

3 Цар.11:
«1 И полюбил царь Соломон многих чужестранных женщин, кроме дочери фараоновой, Моавитянок, Аммонитянок, Идумеянок, Сидонянок, Хеттеянок,
2 из тех народов, о которых Господь сказал сынам Израилевым: "не входите к ним, и они пусть не входят к вам, чтобы они не склонили сердца вашего к своим богам"; к ним прилепился Соломон любовью.
3 И было у него семьсот жен и триста наложниц; и развратили жены его сердце его.
4 Во время старости Соломона жены его склонили сердце его к иным богам, и сердце его не было вполне предано Господу Богу своему, как сердце Давида, отца его.
5 И стал Соломон служить Астарте, божеству Сидонскому, и Милхому, мерзости Аммонитской.
6 И делал Соломон неугодное пред очами Господа и не вполне последовал Господу, как Давид, отец его.
7 Тогда построил Соломон капище Хамосу, мерзости Моавитской, на горе, которая пред Иерусалимом, и Молоху, мерзости Аммонитской.
8 Так сделал он для всех своих чужестранных жен, которые кадили и приносили жертвы своим богам.
9 И разгневался Господь на Соломона за то, что он уклонил сердце свое от Господа Бога Израилева, Который два раза являлся ему
10 и заповедал ему, чтобы он не следовал иным богам; но он не исполнил того, что заповедал ему Господь [Бог].
11 И сказал Господь Соломону: за то, что так у тебя делается, и ты не сохранил завета Моего и уставов Моих, которые Я заповедал тебе, Я отторгну от тебя царство и отдам его рабу твоему;
12 но во дни твои Я не сделаю сего ради Давида, отца твоего; из руки сына твоего исторгну его;
13 и не все царство исторгну; одно колено дам сыну твоему ради Давида, раба Моего, и ради Иерусалима, который Я избрал».

Где здесь несправедливость Бога? Разве это Бог заставил Соломона любить многих чужестранных женщин? Или это Он благословил ему иметь 700 жен и 300 наложниц? Арнольд, прежде чем завидовать Соломону, может стоит представить себе жизнь с тысячей жен? По-моему, это больше наказание, чем счастье. Оценка Богом Соломона такая, что он делал неугодное пред очами Господа и не вполне последовал Господу, как Давид, отец его. За это Бог отнял у его сына и всех потомков царство, а Соломон пошел во ад на многие столетия. Тем не менее, его личные грехи уже никому не вредили, а вот его богодухновенные книги приносили пользу многим людям. Духовный капитал, вложенный мудрым Соломоном в его книги, стал приносить ему «доходы». Однако согласно Преданию Церкви Соломон был дополнительно наказан уже во время его пребывания душой в аду. Когда Господь наш пришел в ад вывести всех Своих праведников, начиная с Адама и Евы, то Он всех их вывел, кроме Соломона. Соломону было повелено еще ждать неопределенное время. И только тогда, когда многие новые христианские святые, получившие дерзновение в своих молитвах к Богу, стали молить о царе Соломоне, ссылаясь на полученную от его книг пользу, Господь вывел его душу из ада и ввел её в рай. Разве это несправедливо?

Рассматривать же личные оценки Арнольда и его завистливые ощущения, втиснутые в его таблицу, не имеет никакого смысла. Эти его (по церковному пониманию – ложные) ощущения счастья, наслаждения, приятности и прочего. Как оно было у других, он не знает и знать не может. Вот почему его мнение не имеет никакой цены или значения.


Arnoldas Judinas:

Примечания:

 1  за счет своего и окружающих (подвластных) народов;

 2  «Вот еще у тебя Семей, сын Геры Вениамитянина из Бахурима; он злословил меня тяжким злословием, когда я шел в Маханаим; но он вышел навстречу мне у Иордана, и я поклялся ему Господом, говоря: "я не умерщвлю тебя мечом". Ты же не оставь его безнаказанным; ибо ты человек мудрый и знаешь, что тебе сделать с ним, чтобы низвести седину его в крови в преисподнюю». Велик ли грех Семея (злословие, по мнению Давида – «тяжкое») по сравнению с грехами Давида?! Разве Давид не был убийцей и беззаконником?

 3  которое всегда есть отнятие чего-то у тех, у кого можно отнять; праведный человек может стать богатым, очень богатым – нет (ибо таким можно стать только с помощью обмана, подкупа, нечестной конкуренции, неуплаты налогов и т.д.);

 4  Среди детей были и насильники, и бунтари, и убийцы. Иначе говоря, Давид воспитанием не утруждался: совокупляться – ну это же кайф, о воспитывать отпрысков – не, это мне не по душе. Наследуя черты «святого» отца, старший сын Давида Амнон изнасиловал свою родную сестру Фамарь. Давид расстроился, но не стал наказывать своего сына. Видя такую несправедливость, за честь сестры вступился Авессалом и убил своего старшего брата.

 5  Многие из последующих царей Иуды (потомков Соломона, и соответственно, Давида) были идолопоклонниками. Разве был за это наказан Давид и Соломон? Они сейчас блаженствует, а Церковь поет им славословия.

 6  Однако детей у Давида было не меньше 20-ти (19 сыновей и 1 дочь). А бывает, что кто-то теряет единственого ребенка или всех детей сразу. И такие люди – необязательно убийцы. Так что эта скорбь Давида сравнительно со скорбями других людей далеко не самая большая.

 7  Однако имевший много жен и затем потерявший их на какое-то время намного счастливее того, у кого никогда не было ни одной жены.

 8  Обычным людям входа в рай воспрещен: туда попадают или святые типа Антония Великого (что понятно), или разбойники, убийцы, насильники и идолопоклонники.

 9  Нет данных, был ли Соломон на лоне Авраамовом до Воскресения Христова или был обычным узником ада (что было бы долгожданной каплей справедливости). Тем не менее, сейчас Соломон в раю. А за что?

 10  Конечно, батюшка Олег возмутится: «как ты, будучи прахом, смеешь учить Премудрого Бога?!». На своем сайте вы не раз говорили оппонентам: «ты не умнее Бога». Конечно, не умнее! Но, во-первых, не моя вина в том, что у меня ограниченный разум и ограниченные сведения. Увеличьте мой кругозор в тысячу раз, и вполне возможно, что я изменю свое мнение. Во-вторых, я не говорю, что должно было быть именно так. Но так, как было – это безобразие в десятой степени!

Отец Олег Моленко:
Нет никакого смысла подробно разбирать примечания Арнольда, ибо в них он выносит свой превратный и ошибочный суд тем фактам и людям, о которых идет речь. Откуда Арнольд знает за Бога, какой грех в Его очах больше, а какой меньше? Святой царь Давид по оценке Бога и Церкви не был убийцей и беззаконником, как это ложно утверждает Арнольд. Да, он один раз был уловлен диаволом в прелюбодеяние с попавшейся ему на глаза чужой женой красавицей. Ради завладения ею законно он пошел на второй грех – злоупотребление своим служебным положением.

Воспользовавшись своим царским положением, он поставил Урию в такое место боя, где ему не было шансов выжить. Но это нельзя назвать обычным убийством. Ведь Урия получил славу героя, а его родственники – соответствующее вознаграждение. Тем не менее, этот грех был злом в очах Бога и требовал от Давида равносильного покаяния и уплаты скорбью. Давид удовлетворил Бога за этот грех, и Бог простил его Давиду. Таким образом Давид с помощью покаяния остался святым Божьим угодником, царем и пророком, невзирая на допущенное падение. Поскольку покаяние есть путь изменения в нового человека, предписанный Богом всем людям Нового Завета, то святость человека справедливо оценивается Богом не по количеству и качеству сделанных грехов, а по изменению человеком себя покаянием. Если бы Бог простил Давида за его красивые глаза, а не за его покаяние, то Он был бы несправедлив и лицеприятен. Но Бог наш не такой, каким его видит и рисует Арнольд Юдин! Несправедливо наказывать и отвергать покаявшегося человека. Но именно так и поступает Арнольд.

Не прав Арнольд и в отношении оценки деяния царя Давида, приведшего к гибели 70 000 израильтян. Писание обвиняет в этом не Давида, а сам народ: 2 Цар.24: «1 Гнев Господень опять возгорелся на Израильтян, и возбудил он в них Давида сказать: пойди, исчисли Израиля и Иуду». Через Давида Бог явил милость согрешившему народу, когда сперва дал ему на выбор три казни. А затем сократил вполовину выбранную Давидом самую щадящую казнь в виде трехдневного мора!

Не прав Арнольд и в обвинении престарелого Давида красивой девицей:

3 Цар.1:
«1 Когда царь Давид состарился, вошел в преклонные лета, то покрывали его одеждами, но не мог он согреться.
2 И сказали ему слуги его: пусть поищут для господина нашего царя молодую девицу, чтоб она предстояла царю и ходила за ним и лежала с ним, – и будет тепло господину нашему, царю.
3 И искали красивой девицы во всех пределах Израильских, и нашли Ависагу Сунамитянку, и привели ее к царю.
4 Девица была очень красива, и ходила она за царем и прислуживала ему; но царь не познал ее».

Как мы видим, инициатива была слуг, а не царя. А специально для всех арнольдов всех времен и народов добавлено: но царь не познал ее.

Не прав Арнольд и в отношении оценки Семея и Давида к Семею. Святой царь поступил в отношении Семея мудро, смирено и милостиво. Вот описание этого случая:

2 Цар.16:
«5 Когда дошел царь Давид до Бахурима, вот вышел оттуда человек из рода дома Саулова, по имени Семей, сын Геры; он шел и злословил,
6 и бросал камнями на Давида и на всех рабов царя Давида; все же люди и все храбрые были по правую и по левую сторону [царя].
7 Так говорил Семей, злословя его: уходи, уходи, убийца и беззаконник!
8 Господь обратил на тебя всю кровь дома Саулова, вместо которого ты воцарился, и предал Господь царство в руки Авессалома, сына твоего; и вот, ты в беде, ибо ты – кровопийца.
9 И сказал Авесса, сын Саруин, царю: зачем злословит этот мертвый пес господина моего царя? пойду я и сниму с него голову.
10 И сказал царь: что мне и вам, сыны Саруины? [оставьте его,] пусть он злословит, ибо Господь повелел ему злословить Давида. Кто же может сказать: зачем ты так делаешь?
11 И сказал Давид Авессе и всем слугам своим: вот, если мой сын, который вышел из чресл моих, ищет души моей, тем больше сын Вениамитянина; оставьте его, пусть злословит, ибо Господь повелел ему;
12 может быть, Господь призрит на уничижение мое, и воздаст мне Господь благостью за теперешнее его злословие.
13 И шел Давид и люди его своим путем, а Семей шел по окраине горы, со стороны его, шел и злословил, и бросал камнями на сторону его и пылью».

Кто-нибудь может представить, чтобы какой-нибудь царь, император, король, генсек, премьер-министр или президент оставил бы без наказания человека, так поступившего против него? Пусть, например, Арнольд попробует бросить камень в президента своей страны с оскорблениями его – и при этом останется ненаказанным.

Поступок царя Давида уникален и поведение его безупречно, достойное удивления и похвалы! Имея власть, право и возможность тут же наказать Семея, Давид, по своей кротости, смиренно терпит унижение от него ради стяжания благости Божией. Здесь Давид выявляет свою кротость, незлобие, смирение, покорность Божьему попущению, немстительность и снисходительность. Но душевного Арнольда задело не это, а то, что перед своей смертью Давид завещает Соломону наказать Семея умерщвлением:

3 Цар.2:
«8 Вот еще у тебя Семей, сын Геры Вениамитянина из Бахурима; он злословил меня тяжким злословием, когда я шел в Маханаим; но он вышел навстречу мне у Иордана, и я поклялся ему Господом, говоря: "я не умерщвлю тебя мечом".
9 Ты же не оставь его безнаказанным; ибо ты человек мудрый и знаешь, что тебе сделать с ним, чтобы низвести седину его в крови в преисподнюю».

Арнольду это решение умирающего царя Давида показалось несправедливым. Он ложно увидел здесь в образе Давида злобного, мстящего старика. Мы же видим мудрого, хранящего свое слово человека и правителя. Велико было в Ветхом Завете хранить свою клятву всю жизнь! Этого не делали многие христианские цари и князья. Почему же Давид тогда не казнил Семея за злословие, а после своей смерти велел низвести седину его в крови в преисподнюю? Если бы царь казнил поносящего его человека, то никто бы не возмутился этим, ибо это было по тогдашним меркам справедливо. Но Давид поступил лучше и милостивее. Он оставил злословившего его Семея жить столько, сколько будет жить сам царь. Дело в том, что злословие Семея не было каким-то личным его делом. Семей представлял род предыдущего царя Саула и мстил Давиду за то, что он воцарился вместо Саула. Таким образом выступления Семея были не столько по причине его личной неприязни к царю Давиду, сколько политической провокацией. Духовно царь Давид победил Семея и стоящего за ним демона. Своим же обещанием – не умерщвлять Семея во все дни своей жизни – он мудро поставил этого политического противника в неудобное для выступление против Давида положение. Ведь чем дольше жил Давид, тем дольше жил и Семей. В своем повелении – умертвить Семея после своей смерти – царь Давид не проявил ничего личного или страстного. Это была вынужденная политическая и воспитательная мера. Люди должны были видеть и знать, что при всей милостивости и кротости конкретного монарха сам принцип оскорбления его Богом данной власти есть тяжкий грех, который ставит под угрозу благополучие целого царства и народа, потому он требует соответствующего наказания. Совершение этой казни после смерти оскорбленного царя ставило Давида вне всякого подозрения в личном пристрастии. По смерти своей человек не может иметь личную выгоду в наказании другого. Итак, Давид и здесь поступил мудро и богоугодно.

Что касается 10-ого пункта арнольдовых примечаний, то я не возмутился, как этого ожидал Арнольд. Тем не менее, я спокойно повторю и Арнольду: «Ты не умнее Бога! Как ты, будучи прахом, смеешь учить Премудрого Бога?!» А разве это не так? Далее Арнольд, хоть и лукаво, но сам признает: «у меня ограниченный разум и ограниченные сведения». Тем более непонятно, как при таких исходных можно безстрашно браться учить и судить Того, Кто имеет безграничный Разум и неограниченные сведения? Но Арнольд еще пытается оправдывать себя своей же ограниченностью.


Arnoldas Judinas:
«Вкралось в душу праведника неприметным образом нерадение, от нерадения родилось нехранение чувств телесных, освобожденный от хранения взор встретился неожиданно с предметом соблазна; предмет соблазна возбудил в душе освященной преступное пожелание; за пожеланием последовало преступное исполнение; за совершением прелюбодеяния последовал стыд тщеславный. Стыд, которым устыдилась греха человеческая гордость, родил новое преступное желание, желание скрыть грех, желание сохранить личину праведности пред человеками. Для этого совершено убийство. Долго пребывал Давид в ожесточении, в нечувствии, как бы неповинный ни в каком согрешении. Нужно было обличение от самого Бога. Пророк Нафан по повелению Божию обличил согрешившего, и едва Давид сказал согреших ко Господу, как исшел ответ от Господа. Господь отъят согрешение твое»

См. первый абзац «Беседы в понедельник первой недели Великого поста» святителя Игнатия Брянчанинова: www.omolenko.com/biblio/ignatiy_asketprop.htm?p=11

Отец Олег Моленко:
Для чего Арнольд привел эту выдержку из творений святителя Игнатия Брянчанинова? Для того, чтобы порадоваться покаянию Давида и прославить милость Бога кающимся? Нет, не для того. Он это сделал из зависти к Давиду. Не зная в своем опыте, что такое подлинное пред Богом покаяние, Арнольд сочинил такую сказку о царе Давиде:

«Жил-был обычный царь Израильский по имени Давид. Ему повезло много больше, чем другим простым смертным, к которым он тоже, будучи простым пастухом, относился некоторое время. Потешив себя разрыванием пасти у львов и задушиванием медведей голыми руками, Давид взыскал большего. Тут подвернулась война с филистимлянами, и Давид получил возможность отличиться. Когда из стана врагов вышел гигант, которому Давид едва подходил по пояс, все воины отказались выходить на явную и позорную смерть. На это согласился один Давид. Он снял мешающие ему доспехи и вооружился пастушьей пращей. Вложил он в пращу камень и запустил им в гиганта. Ко всеобщему удивлению Давид попал Голиафу в лоб, и тот упал навзничь, потеряв сознание от удара о землю. Тут Давид подбежал к нему, взял его меч и отрубил им голову Голиафа. Враги в ужасе разбежались, Давид получил славу в народе и был приближен к царскому двору Саула. Саул согрешил и был лишен Богом царства и умерщвлен после одного неудачного боя. Пророк Самуил помазал Давида на царство, и тот воцарился над Израилем. Тут-то для Давида началась сладкая жизнь. Шесть жен и десять наложниц ублажали царя Давида. Завидно, но все было в рамках закона. Но тут Давид преступает закон. Увлекшись случайно увиденной им красавицей Вирсавией, он впадает в прелюбодеяние с ней. От этой одноразовой греховной связи Вирсавия сразу понесла во чреве своем. Над Давидом повисла угроза позора, да и Вирсавию хотелось приобрести на законных основаниях. Для решения этих задач Давид пошел на подставу своего верного слуги и воина Урии на смертоносное место в бою. План сработал, Урия пал героем, а Давид на законных основаниях взял себе в жены Вирсавию. Но как-то грехам даже царей не очень-то завидуется. Такая сладость слишком горька. Но тут Бог помог Давиду покаяться в тяжком своем грехе. Давид покаялся и... остался с Вирсавией – кушать «сладенькое». Конечно, посетили его «мелкие» «неприятности» – отнятие новорожденного сына от любимой Вирсавии, восстание родного сына Авессалома и гибель его. Но разве при двух десятках детей это заметно? Главное, что теперь есть чему завидовать. Как же так, царь согрешил, быстро покаялся и остался при своем сладком»!

Сочинив в своем уме примерно такую сказку, основанную на реальных фактах, взятых из Священного Писания, Арнольд залюбовался её и стал сравнивать себя и свое положение с Давидом и его положением. Ведь у Арнольда не было ничего «сладкого», но этого так хочется! Но ведь переступить через заповедь нельзя – сразу кричат: «Грех, грех, смертный грех, блудники царства Божьего не наследуют, будешь вечно гореть в аду»! Ну ладно бы было это правило общим для всех, а то некоторым «любимчиками» Божьим, как например царь Давид, можно и «сладенького» наесться, и чужое «сладкое» отнять со смертоубийством, да еще при этом не просто попасть в вечное Божье царство, а в лике святых и великих делателей покаяния! А это, ох, как обидно. Ну где же тут «справедливость» Божья? Для восстановления справедливости нужно либо Давида из рая отправить в ад, либо Арнольду также разрешить (без опасности лишиться вечного Божьего царства и попасть в вечные адские мучения) поесть вдоволь «сладенького». Ради этого он готов сказать: согрешил. Но увы, Арнольд – не царь, за которого любая бы пошла, а обычный человек, мимо которого проходят все «конфеты», доставаясь другим, обычным людям. От этого становится еще обиднее и мучительнее. А из этого состояния он уже не видит справедливости нигде, ни в чем и ни у кого! А ради восстановления «справедливости», пусть даже лишь теоретически, Арнольду надо добавить Давиду в отместку за его умение покаяться и угодить Богу...


Arnoldas Judinas:
В таблице в столбце Давида я написал – весьма своебразное покаяние. Случай с Урией, как умилительно сообщает Библия (всего лишь «случай», как будто из-за подножки Давида Урия упал и ушибся) можно сравнить с предательством генерала своей страны А. Страна Б пообещала много денег и почетное место после поражения страны А. Генерал предал свою страну, повоевал за страну Б чуть ли не год (период между связью с Вирсавией/убийством Урии и обличением пророка Нафана), из-за чего погибла не одна тысяча воинов страны А. Потом генерал видит, что страна А все-таки победит в войне, и решает каяться. Как и Давиду – деваться-то некуда (вот-вот будет крышка). Но вине генерала-предателя были окружены и пленены корпуса, дивизии (масса людей). Вы знаете хоть одну нормальную страну, где такой предатель мог быть прощен?! Моментальное прощение Давида без тяжелых последствий (для него самого, а не для младенца или еще кого) – это то же самое, как прощение генерала:

1. без лишения генеральского звания (лишение статуса пророка)
2. без повешения (побития камнями за прелюбодеяние)
3. без пожизненного заключения (по настоящему большой скорби)

Отец Олег Моленко:
Вот она и отплата арнольдова Давиду! Сперва он ударил по покаянию его, забывая, что оно было принято Богом! А Бога не обманешь! Почему же Арнольд увидел в покаянии Давида «весьма своеобразное покаяние»? А ему померещилось, что Бог простил Давида за содеянный им тяжкий грех просто так, за одно выдавленное им слово: согрешил.

Святитель Игнатий обстоятельно описал на примере согрешения Давида свойственное каждому человеку обольщение грехом, последовательность этого обольщения. Но он описал и покаяние Давида, с исповеданием своего греха перед всем миром и всеми последующими поколениями людей. Это только кажется, что это легко сделать. Пусть кто-то попробует пойти и по месту своей работы или учебы рассказать всего лишь нескольким сотрудникам или соученикам о своих текущих грехах. Если он сможет сделать это, то пусть пойдет на телевидение своей страны и на всю страну расскажет о каком-то своем тяжелом грехе или совершенном преступлении. И если обычному человеку сделать это даже перед двумя-тремя знакомыми чрезвычайно стыдно и трудно, то что можно сказать о царе, исповедавшим свой грех на весь мир и на все времена?! Но Давид не только так исповедал свой грех. Он специально для покаяния в нем написал 50-й Псалом, который по его универсальности Бог благословил читать в Церкви Его каждому верному от своего лица и о своих грехах. А что пережил Давид внутри себя – это знает только простивший его Бог! Кто сам не проходил подобного покаяния, тот не может ни знать, ни понять этого! По некоторым высказываниям Давида мы знаем, что он всякую ночь омывал слезами покаяние ложе свое! Кто из обычных людей так каялся и кается?


Arnoldas Judinas:
А покаялся ли бы вообще Давид без участия внешних факторов? Этого мы не узнаем. Но, видимо, все шло к тому, что без вмешательства извне он так бы и «не понял», что сделал.

Отец Олег Моленко:
Арнольд, ну право, так нечестно! Мало того, что ты взялся за тему, которую не знаешь ни опытно, ни теоретически как должно, так ты еще и свою однобокую придумку стал приписывать. При чем здесь внешние факторы? А разве для согрешения Давида их не было? Разве царь просто так решил – пойду-ка я, да и согрешу? Пойми, что он был уловлен именно внешним фактором – видением обнаженной красавицы! От этого внезапного воззрения на красоту он увлекся ко греху. Ты думаешь, на его месте, с его властью и положением ты бы устоял? Или устоял бы кто-то другой из обычных людей? Уверяю тебя, что никто из обычных людей не устоял бы от подобного внешнего фактора! Ты знаешь, например, что есть семь типов грехов по обстоятельствам, когда Господь не просто прощает человеку соделанный грех без всякого за него покаяния и наказания, но даже не вменяет его? Об этом знают святые, но у них не принято распространяться об этом из-за немощи людей и из-за лукавого их искусства все поблажки Божии пристраивать под себя.

Приведу тебе лишь один наглядный пример, а для удобства понимания возьму тебя в качестве участника. Если случится так, что без всякого твоего хотения и ведома ты, молодой, здоровый и способный к нормальному сожительству с лицом противоположного пола, будешь обстоятельствами поставлен в такое положение, что тебя на длительное время закроют с самой красивой для тебя девушкой твоего типа. При этом ни у тебя, ни у неё никто не отключит ни природную тягу к противоположному полу, ни похоть очес, ни похоть плоти, ни блудную страсть. Как ты думаешь, сколько вы продержатесь без контакта? Правильно думаешь – столько, сколько нужно, чтобы он состоялся. Ведь по сути по своему положению вы просто обречены на этот контакт, заповедь же – бегай блуда – исполнить нет никакой возможности. Скажи мне, будет ли данное деяние в этих условиях считаться Богом грехом? Правильно, не будет! Бог всё знает, всё видит, всё понимает и всё учитывает! Он не формалист и не буквоед!

Так вот, у Давида условия и обстоятельства были очень близки к описанным выше, но всё же не такие. Вот почему от него требовалось соразмерное покаяние, с учетом Богом его весьма нелегких обстоятельств. Но здесь имело место еще одна важная вещь, о которой мало кто знает. Дело в том, что существует довольно большая разница между согрешением грехом одного и того же вида и тяжести человеком порочным и человеком добродетельным. Соответственно этому существует и разница в оценке Богом этого согрешения для одного и другого человека. Согрешившему праведнику Бог делает большее снисхождение в случае его покаяния. А согрешившему грешнику будет меньшее наказание за один и тот же грех, чем нераскаявшемуся праведнику. Что же происходит при согрешении праведного, невинного или добродетельного человека? Для указанной категории лиц, как содружившихся с Богом, грех есть не притягательное лакомство, а ненавистное и запрещенное Богом деяние. Праведник не расположен ни ко греху, ни ко греходеланию. В своем нормальном состоянии – во внимательной жизни – он отсекает все приражения греха и водится заповедями Бога и добродетелями. Однако по условиям Бога ему попускается доступ демонов. Демоны знают, что так просто праведника в грех не втянешь, и тогда они начинают готовить такие условия и обстоятельства, в которых праведник может выти из состояния своей бдительности и внимания. Лучше всего в этом направлении действует отвлечение с удивлением. Особенно же легко им действовать через потомков Евы – женщин и девиц. Святые отцы справедливо указывали, что когда демоны перепробуют все средства к соблазнению праведника и не преуспеют в этом, то они подключают женщину! Примеры Самсона, Давида, Соломона – яркие тому свидетельства. Выходит, что в случае с Вирсавией демоны пустили в дело свое последнее орудие.

Для успеха их злого предприятия им нужно было совместить в одно время царя, его взгляд и обнаженную красавицу Вирсавию. Царя можно было просто подловить, ведь он время от времени прогуливался по крыше дворца. Им было важно подставить под очи царевы обнаженную красавицу Вирсавию. По всей видимости царь и раньше мог видеть Вирсавию, но одетой. Мысленным же раздеванием чужих жен и девиц праведный царь не занимался. Вот почему бесам стоило немалого труда вовремя раздеть Вирсавию. Я в случившемся прежде всего обвиняю демонов, затем Вирсавию с её женским лукавством, и в последнюю очередь потерявшего бдительность и увлекшегося Давида. Именно внешний фактор в данном падении Давида сыграл решающую роль! Кто потянул Вирсавию мыться обнаженной на крыше своего дома? Разве она не могла предусмотреть, что может быть видна с крыши царского дворца? Конечно могла, и предусмотрела. Такой красавице тесно было в доме одного из полководцев царя Давида. В своих мечтах она видела себя царицей и целенаправленно добивалась этой поставленной внутри себя цели. Добивалась одним возможным для неё способом – демонстрированием перед царем своей красоты и своего красивого обнаженного тела. Бесы, внушавшие ей, и она сама хорошо знали, как трудно человеку устоять перед силой женской красоты и благолепия. Для возможного достижения своей мечты Вирсавия и принялась купаться не внутри дома, как то требовали тогдашние нормы поведения, а снаружи, на крыше, напоказ. Делала она это регулярно в тайной надежде, что однажды царь заметит её и пленится её красотой. Если бы это было не так, то она не согласилась бы по первому требованию царя изменить своему законному мужу и отдаться через грех царю. Она не была рабыней царя и, если бы хотела, то вполне могла бы отстоять свою честь. Ведь царь лишь сильно увлекся ею, но он не был насильником. При ее твердом отказе он вынужден был бы уступить. К тому же она могла пожаловаться пророку Нафану. Итак, для меня несомненно то, что демоны для уловления Давида сознательно использовали Вирсавию и её мечты и амбиции. Однако и здесь Бог дважды посрамил бесов. Во-первых, это Он Своим промыслом, попущением греха устроил нужный Ему союз Давида и Вирсавии. К сожалению, никаким другим образом этот союз устроен быть не мог. Во-вторых, Бог покаянием «выловил» Давида из бесовской западни, сохранив его среди Своих верных служителей и угодников.

Но вернемся к тому, что происходит с праведником, когда он паче своего чаяния согрешает тяжким грехом. Поскольку праведник еще не испытывал греха на деле, не чувствовал на себе всю его тяжесть и подвергся его действию для себя совершенно неожиданно, то соделанный им грех производит на него отупляющий удар, как бы обухом по голове! Для опытного греходелателя грех не в новинку и потому не производит такого дурманящего и отупляющего действия. Вот почему заядлый грешник намного более легок на подъем к покаянию, чем однажды согрешивший праведник! Однако у грешника – большая проблема и сильная брань с греховным навыком.

У праведного всё обстоит наоборот. У него ещё нет утвердившегося в душе греховного навыка, но ему очень трудно отойти от первого тяжелого удара грехом. Вот почему праведнику для его обращения от греха нужна особенная помощь Божия. Бог знает это и потому своевременно посылает её. Для Давида помощь пришла в лице пророка Нафана. Справедливость жила в душе Давида, и пророку Нафану нужно только было помочь её обнаружить. Он мудро и деликатно сделал это, рассказав приточным рассказом о грехе Давида.


Arnoldas Judinas:
Вы пишите, что Давид, видите ли, покаялся перед всем миром. Да ну! Да если не знать, о чем речь, разве из 50-ого псалма можно понять, какой там был грех?

Отец Олег Моленко:
Я уже выше показал несостоятельность данного утверждения Арнольда.

К этому можно добавить важное дополнение. Дело в том, что у нас на сайте и в некоторых изданиях Псалтири не проставлены надписания перед Псалмами. На самом деле такие надписания, написанные царем Давидом, есть и они очень важны для понимания следующего за ним Псалма. Приведу надписание к 50-му Псалму: «Начальнику хора, Псалом Давида, когда приходил к нему пророк Нафан, после того, как Давид вошел к Вирсавии». После этого надписания просто нелепо говорить, что в своем 50-м Псалме Давид скрыл о своем грехе с Вирсавией.


Arnoldas Judinas:
Большинство заданных мною вопросов – риторические, ибо на них трудно ответить вразумительно (т.е. так, что бы я мог сказать: «хм, да, вот тут отец Олег показал, что я не прав»). Тем не менее, вот еще несколько «простых» вопросов.

Отец Олег Моленко:
Насколько я знаю, к риторическим вопросам относятся не те, на которые трудно ответить вразумительно, а те, которые не требуют ответа по заведомой его для всех ясности или по невозможности ответить на них. Хм, надеюсь, что мне все-таки с Божьей помощью удалось ответить вразумительно на «простые» вопросы Арнольда.

 

Но осудивший Господа Бога не осудит ли Его служителя ? Осудивший Бога кого не осудит? Кого не унизит? Над кем не превознесется?

Беда в том, что человек, которого обуяла сатанинская гордыня, поставляет мерилом всего и вся только себя самого и свой ум. Из своего ума он делает непогрешимого Идола, почитая его мудрее не только всех людей, но и Самого Бога. Этот Идол видится гордому человеку самыми умным, самым справедливым, самым неопровержимым столпом истины. Хотя, если считать как А.Юдин, что Бог несправедлив, то о какой истине может вообще идти речь? Разве что «истинно» лишь то, что изрекает Арнольд Юдин.


Arnoldas Judinas:
Справедливость. Осечки о. Олега
Сначала в заголовке этого раздела было другое слово. Но потом подумал – зачем обижать человека, благодаря которому я узнал горькую правду про МП. Поэтому я написал слово «осечки». Но по сути это – не осечки (вместо «три» сказал «четыре»). Это такие высказывания, после прочтения которых – хоть стой, хоть падай.

Отец Олег Моленко:
Да, действительно от прочтения такого юдинского предисловия хоть стой, хоть падай. Это не просто попытка унизить своего оппонента, но форменное над ним издевательство. Чтобы лучше это понять, я напишу подобное в адрес Арнольда:

Справедливость. Ошибочки Арнольда Юдина.
Сначала в своем обращении к Арнольду я поставил другое слово (т.е. не «ошибочки» Арнольда, а «безумно изрыганные богохульства и истероидные глумления шизофреника»). Но затем подумал – зачем обижать человека, который в прошлом один раз защитил меня от нападок Исава. Поэтому я написал слово «ошибочки». Но по сути это не ошибочки, и не ошибки (вместо «три» сказать «четыре»). Это такие богохульные изрыгания и истероидные глумления бесноватого шизофреника, что хоть стой, хоть падай, хоть психиатрическую скорую помощь Арнольду вызывай.

Для чего такое словоблудие? Лучше или сразу написать то слово, либо оставить «осечки» без всяких комментариев. А нужно это Юдину для того, чтобы сразу настроить читателя против своего оппонента, а себя попытаться выставить за снисходительного, доброго парнишку, который даже на явное дерьмо говорит лишь «осечка».


Arnoldas Judinas:
Ваши труды (письменные и устные) – интересные и поучительные. Некоторыми зачитываешься, потом с удовольствием читаешь еще несколько раз. Проповеди тоже хороши, особенно под конец, когда вы «разгоняетесь». Однако есть несколько «перлов». Все приведенные высказывания связаны с правосудием Божьим.

Отец Олег Моленко:
Для чего здесь Юдин делает некоторые похвальные реверансы в мой адрес? Ответ очень прост. Чтобы человека сильнее «уронить» с высоты и «разбить», его надо предварительно повыше поднять. Такая уж издевательская манера оппонирования у А.Юдина – ревностного «искателя» справедливости самыми несправедливыми методами и средствами.


Arnoldas Judinas:
1. В одной проповеди вы объясняли, почему богач, который пиршествовал блистательно, был отправлен в ад, а разбойник, висевший на кресте, – в рай. Оказывается, разбойник «искал Бога»! Батюшка, вы ли это говорите? Когда он искал Бога? В перерывах между убийствами и грабежами? Или стал экстренно искать, когда его приговорили к казни? Послушать вас, так разбойник – почти достойный человек...

Отец Олег Моленко:
Ну вот и первый «перл», обещанный Арнольдом. По такой реакции Арнольда хорошо видно правоту слов Апостола Павла, что душевный человек не может разуметь духовного, ибо почитает это безумием.

Ведь почему Арнольд отказывает разбойнику, которого Господь первым ввел в рай и который вошел в историю с именем «благоразумный»? Потому, что у него сложилось свое отношение к разбойникам, в котором ни для одного из них у Арнольда нет никакого места к обращению и поиску Бога. Причем Арнольд смотрит не на конкретного человека, занявшегося разбоем, а на некий среднеарифметический тип, к которому он относит любого человека, занимавшегося разбоем. На самом деле даже занятие разбоем для разных людей вовсе неоднозначно. В жизни разбойник разбойнику может быть совсем не равен, и между двумя разбойниками может быть огромная разница. Ведь люди становятся разбойниками по различным причинам и обстоятельствам. Конечно, отягченному тяжкими грехами убийств и грабежей разбойнику намного труднее вырваться из рабства страстей и плена демонов. Но зато как не похвалить того, кто из них вырывается! Ведь чем труднее задача и чем хуже условия для её решения, тем больше человек, решивший её, заслуживает похвалы и наград!

Итак, нам надо видеть в каждом разбойнике конкретного, живого, заблудшего, но способного к исправлению человека. Тогда и подход у нас будет не безжалостно формальным, а справедливым и милостивым.

Даже если бы Арнольд сам был разбойником и не искал бы между убийствами и грабежами Бога, то это был бы всего лишь его опыт и свидетельство. Он не искал, а другой искал. Убивал, не желая того, – и мучился от этого, не зная, как выйти из порочного круга. Ведь искать Бога можно не только в религиозных культах, но и своим внутренним настроением.

У Господа нашего Иисуса Христа нет лицеприятия, и Его никакому человеку нельзя обмануть притворством, лицемерием или каким бы то ни было другим образом. Если Господь, видящий сердце благоразумного разбойника, принял его исповедание, обещал ему сегодня же ввести его душу в рай и исполнил Свое обещание, значит, для этого были веские основания. По Арнольду же выходит, что на крестах висели два игрока, которые от нечего делать играли в игру «кающийся разбойник и милующий Господь». Ведь на самом-то деле, по мнению Арнольда, разбойник никогда не искал Бога и не мог покаяться. Если бы разбойник для облегчения своей участи стал бы экстренно перед казнью искать выход, то заискивал бы перед Пилатом, а не перед другим казнимым рядом с ним «преступником». Чем мог помочь ему распятый рядом с ним и неизвестный ему Христос? Не зря же другой разбойник, водившийся плотским мудрованием, требовал от Христа спасения в виде снятия его с креста и избавления от заслуженной казни и мучений. Он понимал, что Христос этого сделать не может, и от того хулил и поносил Его за само наименование Его Спасителем, Который по мнению этого богохульного разбойника и отчаявшегося человека не оправдывал в его глазах это наименование. Ведь другого казнимого разбойника он не поносил.

Понять прозрение и подвиг исповедывания Христа благоразумным разбойником без помощи благодати Духа Святого невозможно. Как можно было такому порочному по жизни человеку, справедливо казнимому на кресте за содеянные преступления и обреченному на смерть, при потоке хулений со стороны собрата по разбою и при издевательских поношениях со стороны иудейского священства и знати увидеть в распятом рядом «преступнике» невиновного Человека, а затем Бога? Как можно было ему отказаться от всего временного, чем он до того дорожил и ради чего шел на разбой, ради того, во что он не верил? Как можно было ему устремиться от всей души к распятому и униженному людьми Богу и возложить всё свое упование на Его невидимое Царство, когда этого не могли сделать видевшие чудеса Христа священники, книжники, фарисеи и саддукеи?

Чтобы хоть как-то судить о конкретном человеке, пусть даже занимавшегося разбоем, нужно по меньшей мере знать его лично, прожить с ним какое-то время, понять причины, заставившие его заняться разбоем, узнать историю его жизни, внутреннее настроение. Разве Арнольд знаком в этом смысле с благоразумным разбойником? Конечно нет! Он его совсем не знает. Он даже не знает о нем того дивного повествования, какое нам с неба принес преподобный отец Нил Мироточивый Афонский.

Вот этот дивный рассказ святого:

Глава 10: Отчего один из распятых со Христом разбойников познал во Христе Бога, а другой похулил.

Спрашиваю я тебя: как узнал благоразумный разбойник Христа на кресте, что Он истинный Бог?.. Какой свет (просветил его, что) он познал Божество Христово на кресте и осудил другого разбойника, чтобы он замолк и не хулил?.. Он (был) разбойник и другой – разбойник; чего же ради было одному исповедать Божество Христово, а другому хулить Его?.. Выслушай, как соделалось то, что один разбойник исповедал Христа и Божество Его на кресте, а другой – похулил. Разбойник тот (первый) был млековскормлением Пресвятыя, другой же произошел от семени Иуды Искариотского, говорим: предателя.

Когда смутился Ирод из-за Иисуса, быв поруган волхвами, ангел повелел (Иосифу), дабы удалился оттуда; удалились Иосиф и Богоматерь с Младенцем, отправились в путь; пришли в селение, называемое по-еллински Фексанион (Странноявленное); настигло их время вечернее, вошли они в селение, пришли в один дом и там заночевали. Приняли их с толиким радушием, (хотя и) не знали, кто они такие. Такое страннолюбие проявил не один только тот дом, но и все селение слыло страннолюбивым, почему и прозвалось Фексанион по-еллински.

В доме том, где они почили, им по обычаю стали готовить трапезу; когда со стольким радушием ее приготовляли, младенец дома был оставлен и, как свойственно детям, страшно кричал и жалостно плакал.

Видит Пресвятая, что младенец плачет, – взяла его на руки, чтобы он успокоился и, открыв пречистую Свою грудь, млеконапитала его, как обычно младенцев... После же ночлега, когда рассвело, отправились они в путь и пришли туда, куда повелел ангел...

Младенец со временем вскормился; (потом) стал зрелым человеком; как человек, победился соблазнами, хотя и был от части Давида (т.е. как бы от семени Давида, ибо вкусил молока Божией Матери) – стал разбойничать вместе с семенем Иуды... Они были схвачены властию царской и представлены на судилище в тот час, когда книжники и фарисеи осудили Господа нашего Иисуса Христа; было постановлено решение распять Христа посреди двух разбойников, что и сотворили; и распят был Господь наш Иисус Христос – «яко овча на заколение...» – между двумя разбойниками. Тогда молоко Богоматери, некогда питавшее во младенчестве разбойника, оказало свое действие, и на кресте отверзлись очи распятого разбойника, познал он Божество Христово, помянул страннолюбие, которое было проявлено в дому родителей его, и воскликнул: «Помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем». Разбойник как бы так говорил: «Господи! Сии пречистые руки Твои благословляли дом отца моего, и приняли (досл.: познали) родители мои Божество Твое; теперь же зрю я руки Твои пригвожденными ко кресту ради грехов моих родителей и ради содеянных мною грехов – благослови убо и меня во царствии Твоем...» – «Помяни мя, Владыко, егда приидеши во Царствии Твоем...»

Услыхав такое исповедание от разбойника, Иисус воскликнул и сказал: «Аминь, глаголю тебе, днесь со Мною будеши в рай». Видишь ли (из этого), что сострадающий ближнему и творящий милость ему, не потеряет ее, – мало ли, много ли, чужому ли, другу ли, родному ли, доброму ли, злому ли делает ее, – не забудется (оказанное) милосердие и незабвен будет тот, который творит милостыню ближнему своему, будь-то словом или делом... Возьми пример с Госпожи Богородицы (т. е. из того, какое благо оказала Она, накормив младенца млеком Своим ради оказанной Ей и Сыну Ее милости). Благодаря сему был облагодетельствован разбойник (т. е. благодать пречистого молока Божией Матери отверзла ему духовные очи к познанию Божества Христова, и), быв накормлен Ее грудью, он на кресте сделался исповедником Сына Ее!

Послушайте о другом разбойнике.
Иуда Искариотский, предатель, был некогда в еллинском доме слугою семь месяцев, потом бежал оттуда. Когда же он был в еллинском доме, то, будучи прелюбодеем, прелюбодействовал с женою сына еллина, сын же находился в дальнем путешествии. Возвратившись из путешествия и увидав, что жена его беременна, он ничего не говорил ей и не совокуплялся с нею совокуплением супружеским. Поняла из этого жена, что узнал муж о ее беременности и возвестила о сем Иуде. И сказал ей Иуда: «Разве ты что открыла ему о нашем прелюбодеянии?» Сказала жена: «Не открывала (ничего) и не спрашивал он меня нисколько о сем». Сказал Иуда: «Куда он сейчас пошел?» Сказала прелюбодейца: «Вышел вон озабоченный, и не знаю, куда пошел». Иуда пошел искать его во всем доме – вверху и внизу – и (наконец) видит, что он в раздумьи сидит на верху кровли. Увидав его сидящим на высоте, стал размышлять Иуда, каким бы образом свергнуть его вниз, чтобы никому не сказал он о беззаконии; и обдумав, Иуда нашел способ, как свергнуть его; там был столб, на котором держалась крыша, где сидел муж; Иуда подкопал под основание, привязал к столбу толстую веревку, потянул за веревку всеми силами, и упал столб вместе с террасой и с человеком; муж жены убился жалостным сокрушением, сокрушившим несчастному все члены его. Жена же, увидав, какое дело совершил Иуда, стала много принуждать его сделаться ее мужем, но Иуда не хотел, боясь, как бы не открылись два зла – убийство и прелюбодеяния с женою, и сказала жена: «Если не возьмешь меня в жены, то знай, что я расскажу о беззаконии твоем, содеянном тобою в доме со мною». Услыхав эти слова, Иуда убоялся и скрытно удалился.

И родила жена младенца, говорим: семя Иуды; младенец вскормился и стал совершенным мужем. Обремененный злом отца своего, впал, подобно ему, во зло, стал разбойником и вовлек (в разбой) благословенного разбойника. Тот вместе с ним 12 лет вращался в разбойническом деле, потом они были совместно распяты по сторонам креста Христова: один, исповедавший Его, – справа, а другой, хуливший Его, – слева. Говорим: праведницы – одесную, грешницы же – ошуюю. Двенадцать же тех лет означают образ суда на Страшном суде, когда узрятся на Страшном суде 12 апостолов, седящих на 12 престолах, чтобы праведным судом судить на Страшном суде 12 колен Израиля. Говорим: исповедники (будут поставлены) одесную, а хулители ошуюю...

Видишь ли, как отец посеял зло, сын же зла пожал хулу, жертвопринес бесчестие, за что и сам будет обесчещен на Страшном суде; восхищен он будет огненною рекою; сойдет в ненасытный хулою ад... сказавший: «Если Ты Сын Божий, сойди со креста, спаси Себя и нас...» И все книжники и фарисеи, услыхав от разбойника эти слова, восклицали так вместе с ним, пытаясь низвести Бога вторично на землю... но, вместо этого, сошел тот (хулитель) сам вторым во ад. Говорим: первым сошел Иуда – отец с предательством своим в преисподнюю ада, вторым же сошел сын предателя, началовождь хулы, со огненною хулою своею... Говорим: со огненной рекой сошел во ад, сопровождая, сын – Иуду, отца своего во объятия Денницы. И принял их Денница в объятия свои, как первородных своих... Отец предал Его; сын похулил Его. Отец, повесившись на древе, с непомерным своим лукавством был презрен; сын же, влекомый огненною хулою, был обесчещен!

Итак, мы видим, что благоразумным разбойником стал тот, который был вскормлен молоком Пресвятой Девы Госпожи Богородицы. Хулящий же разбойник, поносивший Христа, был сыном блудодеяния Иуды Искариотского!


Arnoldas Judinas:
А тогда можно и мне грешить всю жизнь, а потом на посмертном суде заявить – «Господи, да ведь я искал Тебя!»

Отец Олег Моленко:
Порочная и ошибочная мысль. Человек, так мыслящий и переживающий, воспринимает известный ему из Писания факт помилования Господом благоразумного разбойника по чувству своей зависти и из желания оправдать свое миролюбие и нерадение в деле спасения. Но страстность – это лишь основание для подобного образа мыслей. Ошибка здесь кроется в самом подходе и ложном восприятии, а потому – в искажении реальности. Дело в том, что Арнольд – как и все мы – уже знает конец благоразумного разбойника и итог его жизни. Если бы он не знал этого, то никак не смог бы даже допустить мысли, что такое вообще возможно. В рассматривании же конкретной истории какого-то человека, когда известен результат его жизни, кроется возможность ошибочного вывода и извращение непонятой сути произошедшего. Например, Арнольд в своих ложных рассуждениях отталкивается не от реальности, ему неизвестной, а от своей собственной конструкции, мечтательно построенной им из ложно воспринятых им внешних деталей произошедшего на самом деле факта.

В своей мечтательной конструкции Арнольд видит такую историю:

Жил-был разбойник, который какое-то время своей сознательной жизни убивал и грабил людей, возглавляя разбойническую шайку – это неопровержимый и нескрываемый Писанием факт. Однажды этого разбойника поймали и по меркам тогдашнего правосудия предали мучительной смертной казни посредством распятия на кресте – это тоже неопровержимый факт, не скрываемый Писанием. Промыслом Божьим этому тяжко нагрешившему человеку повезло, ибо рядом с ним был невинно распят безгрешный человек и Святой Совершенный Бог в Лице Иисуса Христа – это факт! Рядом со Христом был распят еще один пойманный разбойник – это факт. Этот разбойник стал поносить распятого Христа, о Котором слыхал краем своего уха то, что Он пришел спасти людей. Он принял этот факт не с верой, а с насмешкой, как издевательство над собой. Он висит и страдает, а рядом находится Спаситель людей и ничего не делает для того, чтобы спасти его от заслуженных им, но несносных страданий. Он не только не помогает этому злодею избавиться заслуженного им наказания, мучения и смерти, но и Сам находится в подобном «безпомощном» состоянии и ничем не может помочь Сам Себе. Здесь мы видим еще одну конструкцию, сочиненную грешным человеком – нераскаявшимся разбойником. У него тоже было самооправдание и мстительное желание расправиться со Христом, Который на проверку оказался ему безполезным и ненужным.

В это время другой разбойник, вошедший в историю человечества под именем благоразумного, ведет себя совершенно странно и нелогично. Вместо того, чтобы поддержать своего собрата по злодейскому ремеслу, он вдруг непонятно почему стал урезонивать этого безумного разбойника простым и убедительным фактом:

«Да, мы с тобой, братан, казнимы, мучаемся и ожидаем скорой смерти, но ведь мы же это получили достойно по нашим злым делам! В нашей казни нет ничего удивительного, необычного и нелогичного. Соглашаясь вести жизнь разбойника, убивая и грабя, мы с тобой прекрасно знали, на что мы идем и чем рискуем. Пришло время, и мы с тобой попались, и теперь платим за свой злой выбор. Однако этот Человек, распятый рядом с нами, ни в чём не виновен. Он не делал никому никакого зла и не причинял никакого вреда. Более того, Он многим людям помогал в их бедах, проблемах, скорбях, болезнях и даже смертях, оживляя некоторых умерших детей и людей. Видишь, братан, мы с тобой лишали людей их жизни по своему злому умыслу и корыстному интересу, а Он возвращал умерших людей к жизни, очищал их от проказы, исцелял неисцелимо больных, кормил чудесно тысячи людей! Если нас с тобой распяли по заслугам, то Его – из зависти. Ведь никто из иудейской знати, раввинов и священников не мог делать то, что делал этот человек, именуемый Христом. Выходит, что это не просто человек, не совсем человек, но обещанный Богом Мессия, Который пришел к нам с неба. А если Он пришел с неба и Сам называл Себя Сыном Божьим, то значит, Он Сам есть истинный Бог! А если Бог находится рядом с нами и страдает видимо Своим человеческим естеством, так значит, Он это делает не случайно, а с желанием помочь людям и спасти их для вечности. Значит, это нужно для нашего спасения в вечности. Ведь наша с тобой, братан, жизнь подошла к своему печальному концу. Жить нам осталось от силы несколько часов, ведь иудеи не оставят нас на кресте перед своей субботой. Но раз с нами неслучайно оказался Сам Господь Бог, значит, есть Его царство небесное и есть путь в это царство. Нам с тобой несказанно повезло, ибо Он и есть этот Путь! Мы можем прямо сейчас обратиться к Нему и попросить Его о помощи и вечном нашем спасении. Только спастись нам надо не от заслуженной нами казни, а от страшных вечных мучений в аду за наши грехи и злодеяния. У нас появилась уникальная возможность попросить на исходе нашей жизни у Самого Бога, такого близкого к нам, самое главное – дарования жизни вечной! Ты как хочешь, а я, окаянный грешник, обращусь к Нему и попрошу Его помянуть меня, недостойного, во царствии Его».

И благоразумный разбойник, который через самоосуждение пришел в покаяние, через покаяние очистил очи своего ума и сердца и ими увидел в невинном страдальце Господа Бога и Спасителя своего и всех людей, обратился к Нему с краткой мольбой от всего своего угасающего на кресте существа: «Господь и Бог мой, создавший меня и призвавший в чудный свет этой жизни! Прости меня, что я так зло и бездарно потратил время, отпущенное мне. Теперь я принимаю эти страдания и смерть как вполне заслуживший это! Прости меня за все и яви дивную Твою милость! Нет мне больше ни в ком надежды ни смысла, ни чаяния – кроме Тебя Единого! Отныне Ты для меня единственный смысл, единственная надежда, единственное чаяние, единственно желанная жизнь! Вот почему я, недостойный, милости прошу у Тебя одного – помяни меня, когда приидешь во Царствие Твое»!

И это дивное исповедание на фоне хулений безумного злодея, ругательств и моральных издевательств со стороны иудейских священников, книжников, фарисеев и саддукеев было справедливо принято сердцеведцем Христом! Христос Бог стал свидетелем радостного события – перерождении у Него на глазах погибшей души и грешного человека в новую, живую, любящую, смирившуюся, ставшую безопасной и готовую для жизни вечной личность! Христос увидел весь процесс, скрытый от взглядов людей, – внутреннее перерождение уже БЫВШЕГО злодея в совершенно нового, чистого и святого человека! Именно этот факт не учитывают в своих умственных конструкциях, построенных плотским мудрованием и страстной душевностью, такие как Арнольд и ему подобные люди! Не могут понять эти мудрецы века сего, которые мудры лишь сами перед собою, что Господь Бог смотрит не на количество и качество грехов человека или его добродетелей, подвигов и добрых дел, а на конечный качественный результат – кем в результате стал рассматриваемый на исходе его жизни человек. Если этот человек сумел за короткое время отвергнуть все свои заблуждения, отречься от всех своих злодеяний и грехов, осудив их и раскаявшись в них, если при этом он устремился лишь к одному спасающему Богу и лишь в Нем и в Его вечности стал видеть и разуметь смысл своего бытия, то разве не справедливо такого обновившегося человека допустить к этой новой вечной жизни, не взирая на всё его безумное и отвергнутое им прошлое? Божественно справедливо!

Кто же останавливает свой взгляд только на внешней канве событий и лукаво пытается по подобной схеме построить удобную и греховно-сладкую свою жизнь в ложной надежде на повторение и получение такого же результата в конце своей жизни, тот глубоко заблуждается. Ведь внутри себя этот человек оправдал живущий в нем грех, возлюбил и взлелеял его. Как он сможет измениться за последние часы своей жизни? Его же показное притворство – будто бы он в конце своей жизни «осознал» свои ошибки и «покаялся» так же, как благоразумный разбойник, а значит, и достоин вслед за ним получить жизнь вечную – нисколько не поможет ему. Ведь всё знающий и видящий Бог сердцеведец видел лукавство этого человека с самого начала. Он видел, что человек положил в сердце своем не желание покаянного изменения себя пред Богом с Его помощью, а желание обмануть Бога, и, оставаясь качественно неизменным, сделать лишь притворно вид, что будто бы он изменился в конце жизни подобно благоразумному разбойнику, а значит, достоин, сознательно проведя жизнь в культивировании греха, избежать неизбежных вечных мучений за грехи и попасть в царство Божие. Весь упор при этом делается таким лукавым человеком на неправильно им понятый пример благоразумного разбойника.

Тыча этим примером в Лицо Богу, нераскаянный грешник как бы говорит Ему: «Видишь, Господи, Ты же помиловал такого страшного убийцу и грабителя только за последнее его исповедание, а я же никого не убивал и не грабил, но сам честно трудился для содержания себя самого. При этом я чтил Тебя и Твои заповеди. Если же я и допустил чрезмерное угождение своей плоти и предавался блудным утехам с различными женщинами с их добровольного согласия, то разве это сопоставимо с тяжкими грехами помилованного Тобой разбойника? Разве я тем более не достоин войти в рай? А за допущенное услаждение, которое Ты почему-то объявил грехом, я каюсь, раз это так Тебе нужно. Давай, вводи меня в Твой рай»!

Кто после этого удивится, что такой наглый лицемер и дерзкий обманщик Бога будет низвержен Богом в во ад, в место лютых мучений? Ведь на самом деле никакого благого изменения в этом из страха временного наказания не убивавшем тела других людей человеке не произошло. Он весь остался ветхим, смрадным и прокаженным. А такого кто впустит в вечное блаженное царство света, благоухания и чистоты?

Arnoldas Judinas:
Но найти правильную веру (истинное Православие среди моря псевдоправославия и другого «христианства») было очень трудно. Так как я не был среди Твоих овец, то конечно же, не грешить я не мог». Тем более сам о. Олег говорил в одной проповеди: «потому что вообще не грешить мы не можем». Ведь у кого-кого, а у меня есть полное основание так говорить: сколько сейчас верований, церквей, течений, деноминаций? Да и убивать, грабить я, в общем-то, не планирую. Просто хочется прожить приятную, чувственную жизнь. Разве я наглею в своих желаниях?

Отец Олег Моленко:
Ещё как наглеешь, о несчастный ты человече! Ведь ты лукаво ставишь сам себе в заслугу две вещи. Во первых, ты почему-то приписываешь себе в добрые заслуги то, что с Божьей помощью ты обрел истинное Православие. В этом ты похож на малое порочное дитя, которое за то, что помочилось в горшок, а не в столовую посуду, попросило у своих родителей награду в виде всего их имущества и власти над ними. Во-вторых, ты безумно поставил себе в добродетель свое намерение не убивать и грабить других людей. Но ведь не делать зло есть для человека его природная норма и долг, а не добро!

Далее ты, несчастный, оправдываешь себя и свою греховную жизнь тем, что служит к твоему осуждению и вечному посрамлению – что ты не входил смиренной овечкой в стадо Христово. Но ведь это же твой злой выбор и твой сознательный грех! И этот выбор и грех нельзя оправдать большим количеством верований, церквей, течений, деноминаций. Разве такое большое количество заблуждающихся сообществ не должно было дать тебе понимание опасности твоего положения и важности поиска истинной Церкви, а также подвигнуть тебя к ревностному поиску и нахождениию её? Ведь если вер и течений так много, а истина одна, то значит, кто-то хочет запутать людей и воспрепятствовать из выходу к истине.

Фраза Арнольда: «Просто хочется прожить приятную, чувственную жизнь» – показывает нам его суть, его выбор и кредо его жизни. Это миролюбец и плотолюбец, который к своему сожалению узнал об истинной вере, о нелюбящем грех Боге, о посмертном воздаянии за грехи в адских мучениях. Он не хочет принять то, что на самом деле Бог не создавал человека для приятной чувственной жизни. Человек бы создан для духовной жизни с Богом. Чувственная приятность вошла в жизнь людей после их грехопадения и попадание в состояние погибели, когда они умерли для Бога и утратили вкус и способность к духовной жизни.

Arnoldas Judinas:
Оставим в покое (тем более он и так в покое – купается в блаженстве) разбойника, умершего на кресте. За мучительную смерть почему бы не помиловать. Также мне не интересны разбойники, ставшие затем монахами. Что тут сказать? Молодцы, что образумились. Есть другой разбойник, вот там справедливость Бога проявляется во всей красе! Хотя названа она очень мило – человеколюбие.

При греческом императоре Маврикии был во Фракии разбойник свирепый и жестокий. Поймать его никак не могли. Блаженный император, услышав о том, послал к разбойнику наперсный крест свой и повелел ему сказать, чтоб он не боялся: этим означалось прощение всех его злодеяний с условием исправления. Разбойник умилился, пришел к царю и припал к ногам его, раскаиваясь в преступлениях своих. После немногих дней он впал в недуг и помещен был в странноприимный дом, где видел во сне Страшный суд. Пробудившись и примечая усиление болезни и приближение кончины, он обратился с плачем к молитве и говорил в ней так: «Владыко, человеколюбивый Царь, спасший прежде меня подобного мне разбойника, удиви и на мне милость Твою: прими плач мой на смертном одре. Как принял Ты пришедших в единонадесятый час, ничего не совершивших достойного, так прими и мои горькие слезы, очисти и крести меня ими. Больше этого не взыскивай от меня ничего: я уже не имею времени, а заимодавцы приближаются. Не ищи и не испытывай: не найдешь во мне никакого добра; предварили меня беззакония мои, я достиг вечера; бесчисленны злодеяния мои. Как принял Ты плач апостола Петра, так прими этот малый плач мой и омой рукописания моих грехов. Силою милосердия Твоего истреби мои прегрешения». Так исповедуясь в течение нескольких часов и утирая слезы платком, разбойник предал дух. В час смерти его старший врач странноприимного дома видел сон: к одру разбойника пришли мурины с хартиями, на которых были написаны многочисленные грехи разбойника; потом два прекрасные юноши-царедворцы принесли весы. Мурины положили на одну чашу написанное на разбойника: эта чаша перетянула, а противоположная ей поднялась кверху. Святые Ангелы сказали: «Не имеем ли мы здесь чего?» – «И что можем иметь, – возразил один из них, – когда не более десяти дней, как он воздерживается от убийства?" – "Впрочем, – прибавили они, – поищем чего-нибудь доброго». Один из них нашел платок разбойника, намоченный его слезами, и сказал другому: «Точно, этот платок наполнен его слезами. Положим его в другую чашу, а с ним человеколюбие Божие, и посмотрим, что будет?» Как только они положили платок в чашу, она немедленно перетянула и уничтожила вес рукописаний, бывших в другой. Ангелы воскликнули в один голос: «Поистине победило человеколюбие Божие!»

Отец Олег Моленко:
Здесь водимый плотским мудрованием Арнольд опять наступил на те же самые «грабли», что и в случае с благоразумным разбойником. Ведь для него внешне эти два случая с разными разбойниками выглядит совершенно разными, а результат по милости Бога один и тот же! Почему же его так возмутила милость Бога к кающемуся грешнику? Потому, что он грешник, но не кающийся, а желающий безнаказанно грешить, хоть и не по-крупному (т.е. путем убийств). Заявляя о чуде милости Бога к грешникам, Арнольд почему-то не может приложить это чудо Божьей милости к себе, желающему грешить в свое удовольствие. Он понимает и признает, что за такое греховное удовольствие он будет обречен на вечные мучения – а этого он, как сам себя любящий, никак не хочет! От этого у него возникает чувство сильнейшей досады и мучительнейшее состояние, из которого он, в отместку Богу, подозревает Его в двойных стандартах.

Ну никак он не может вместить простую вещь, что Бог милует того, кого можно помиловать и ввести в рай, ибо своим покаянием они изжили в себе ветхого человека с его убийствами, злобой, враждой, чувственностью, лицемерием, притворством, завистью и прочим набором падшего человека. Платочек со слезами покаявшегося разбойника был лишь видимым свидетельством невидимого для арнольдов внутреннего перерождения и благого изменения этого воистину нового во Христе человека. Именно этого ясно зримого Богом нового человека – как новый живой колос пшеницы, выросший из ветхого и дряхлого умирающего зерна – и милует Бог!

 

Милостью Божией последует завершении этой дискуссии...

 

 

 

 

 

 

 
 
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2017 Церковь Иоанна Богослова