Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Вопрос
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Статистика Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Google+ страничка   YouTube канал отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Одноклассники Facebook Twitter Google+ Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Liveinternet

ИМЯСЛАВИЕ


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  Введение     1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     ...  
к следующей страницек следующей странице


ВВЕДЕНИЕ

Имяславие – такое название получило движение, возникшее первоначально среди иноков Афона, выступивших против уничижения Имени Божия, в особенности спасительного имени Иисусова.

В начале XX века в церковной печати появились некоторые статьи, в которых говорилось, что Имя Божие есть простое человеческое слово и само по себе не имеет какой–то присущей ему благодатной силы. Об имени же Иисус говорилось, что поскольку это имя носили и некоторые люди во времена Ветхого Завета, то среди других имен Божиих оно является малейшим, как принятое Сыном Божиим не изначально, а уже впоследствии. Из этого делались и выводы практического свойства, например, что призывать имя Божие нужно только в начале молитвы, чтобы как–то обратиться к Нему, а потом оно уже не нужно, и что лучше и выше молитва вовсе без имен, непосредственно обращенная к неименуемому существу Божию. Такие взгляды распространились, в основном, среди лиц, получивших образование в тогдашних Духовных школах.

Среди афонских иноков, опытных в умном делании, многие заметили совершенное несогласие этого учения с Церковным Преданием и со своим молитвенным опытом. Они назвали это учение имяборчеством. Особенное огорчение вызвало то, что имяборческие статьи появились в "Русском иноке" – журнале, который выписывали все русские монастыри. Из образованных иноков на Афоне некоторые тоже стали высказывать имяборческие взгляды, иногда в очень резкой форме. Не принимавшие их иноки стали уклоняться от сослужения с таковыми и от принятия от них таинств и благословения, полагая, что вряд ли можно брать благословение (именословное, совершающееся именем Божиим и перстами, сложенными в буквы "IC XC") от священника, не верующего, что это самое Имя имеет какую–то спасительную силу.

Поводом для обострения спора послужила книга "На горах Кавказа", написанная схимонахом Иларионом, который после многих лет жизни на Афоне проводил отшельническую жизнь на Кавказе. Книга эта, по форме написанная как дневник, по существу представляет собой руководство в умном делании, составленное из учения Святых Отцов, усвоенного через собственный подвижнический опыт. Книга была высоко оценена опытными иноками и в России, и на Афоне. Известна исключительно высокая оценка, данная ей, например, оптинским старцем Варсонофием:

«Есть прекрасная книга, описывающая действие молитвы. Происхождение ее таково. В Старом Афоне жил один старец, по имени о. Дисидерий. Когда там поднялись волнения, и жизнь русских иноков стала слишком тяжела, и им грозили выселением с Афона, тогда произошло совещание русских афонцев о том, что делать. Голоса разделились. Некоторые предлагали обратиться в Лондон, к английской королеве с просьбой продать им земли в Австралии для устройства там новой обители. Но это предложение было отвергнуто, а остановились на другом, а именно — переселиться на Кавказ. Здесь император Александр II пожертвовал бесплатно участок земли и здесь основан был “Новый Афон”. В числе других иноков, переселившихся сюда, был о. Дисидерий. Но скоро шум общежития стал его тяготить, и он удалился в горы Кавказа для безмолвия, удалился не самочинно, а с благословения старцев. Здесь он проводил поистине равноангельскую жизнь. Чем он питался, трудно сказать, был, кажется, у него огород, значит, овощи служили ему пищей и питьем. Здесь познал он истинное счастье, которое состоит в общении души человека с Богом, и которого напрасно ищут люди, гоняясь за скоропреходящими радостями мира сего.

Отец Дисидерий имел одного ученика, с которым и вел беседы о внутреннем делании, т. е. об Иисусовой молитве. Когда о. Дисидерий умер, ученик похоронил его святое тело. Беседы их он постепенно записывал, и, когда к нему пришел третий афонец о. Венедикт, то нашел все эти беседы в рукописях. Ему пришло в голову издать их, и с этим предложением он приехал к нам в скит.

Не имея средств, достаточных для этого предприятия, я направил его к великой княгине Елизавете Федоровне, которая и доставила ему возможность издать эту прекрасную книгу. Несколько экземпляров ее есть у меня, и я могу дать кое–кому. Эту книгу надо прочесть несколько раз, чтобы вполне воспринять всю глубину ее содержания. Она должна доставить громадное наслаждение людям, имеющим склонность к созерцательной жизни, дай Бог, чтобы чтение это принесло вам не только высокое духовное наслаждение, но также и помощь в деле спасения своей души. Аминь.»[1]

Книга издавалась трижды, в том числе один раз – на средства Великой княгини Елизаветы Федоровны (по благословению ее духовника, старца Зосимовой пустыни, схиигумена Германа), а в третий раз – Киево–Печерской Лаврой.

В защиту почитания Имени Божия выступил схииеромонах Антоний (Булатович), подвизавшийся в Андреевском русском скиту на Афоне. Первоначально по прочтении книги старца Илариона (хотя она ему и понравилась), он тоже подумал, что изложенное в ней учение об Имени Божием, а именно выражение "Имя Божие есть Сам Бог" не является верным. Отец Антоний написал об этом старцу, вознамерившись на следующий день, взяв благословение у настоятеля, отправить это письмо. Вслед за тем он ощутил необыкновенную тяжесть и мрак в душе; не понимая причины этого состояния и не зная, что делать, он взял в руки книгу (уже покойного в то время) отца Иоанна Кронштадского "Мысли христианина", которую в свое время сам отец Иоанн дал ему в качестве духовного руководства. Машинально открыв книгу, он увидел в ней те же самые слова "Имя Божие есть Сам Бог" и другие подобные мысли. Тогда отец Антоний разорвал и сжег свое письмо, после чего ощутил немедленное облегчение и возвращение своего обычного состояния. Однако долгое время он не принимал участия в спорах, пока не познакомился с иноками, уже претерпевшими различные прещения за почитание Имени Божия. Прочитав заметки в "Русском Иноке", он написал несколько статей в защиту почитания Имени Божия по благословению своего настоятеля (который только впоследствии изменил свою позицию, а тогда поддерживал его и даже нашел у св. Иоанна Златоустого подтверждающие слова, а именно, что Имя Господне "само требует к себе веры", ибо творит чудеса).

В 1913 году было издано Послание Российского Синода, осуждающее книгу старца Илариона и статьи отца Антония. Послание было составлено небезызвестным архиепископом Сергием (Страгородским) на основании трех докладов: архиепископа Антония (Храповицкого), архиепископа Никона (Рождественского) и проф. С. В. Троицкого. Оно вызвало большое смущение не только среди иноков, но и среди некоторых образованных людей этого времени, обнаруживших в нем хорошо известные философские положения номинализма и субъективизма, несовместимого с Православной традицией. С точки зрения же собственно церковного учения, Послание воспроизводило ересь Варлаама, утверждая, что не только Имя Божие не есть Бог, но что и энергии или действия Божии не суть Бог, но только Божество, чему якобы и учил Святитель Григорий Палама, защитник Православного учения о Божественных энергиях.

Здесь необходимо напомнить, что христианство есть религия Божественного Откровения, поэтому христианская жизнь невозможна и безсмысленна вне правильного понимания того, что такое Божественное Откровение и каким образом мы можем к нему приобщаться не в мечтах и предположениях, но реально и спасительно. Откровение Божие включает в себя и слова, и другие действия, например, чудеса Божии, а вершиной его является воплощение Самого Сына и Слова Божия.

Имя Божие, как можно увидеть из Писания Ветхого и Нового Завета, есть стержень и центральная часть Божественного Откровения. Божественное же Откровение есть действие Самого Бога, потому что никто из тварей не может знать ничего о Боге, кроме того, что Сам Он открывает о Себе. Существо всесовершенного Бога совершенно непостижимо и непричаствуемо для ограниченных тварей, однако Бог открывается им посредством Своих энергий.

Все Божественные действия (или энергии) суть Сам Бог, а не что–нибудь иное, внешнее или приложенное к Нему. Это не значит, что Бог исчерпывается или ограничивается какой–либо своей энергией, каким–либо своим проявлением, но в силу Своего совершенства и простоты Бог не состоит из чего–то (например, из непостижимой сущности и действий, которыми Он может открываться нам), а невместимо вмещается и, нисколько не ограничиваясь, целиком присутствует в каждой своей энергии. Т. о., не смешивая существо и энергии, мы в то же время не можем и отделить их друг от друга, или лишить их именования Божества или прямо Самого Бога. Именно это учение и защищал Свт. Григорий Палама против еретиков варлаамитов.[2]

Итак, обнаружив, что Послание содержит не только какую–то новую и неизвестную прежде ересь имяборчества, но и уже давно осужденную ересь Варлаама, имяславцы не приняли его и прекратили общение с Синодом, пока вопрос этот не будет решен должным образом.

Следующим шагом была экспедиция архиеп. Никона на Афон, призванная привести к примирению, а на самом деле еще более смутившая тамошних иноков, ибо в своих речах Архиеписком утверждал даже, что и Сын Божий не Бог, так как Он меньше Отца. Попытки поправить такие свои высказывания уже не восстановили доверия, но вызвали еще больший ропот монахов. Увидев во всем этом "бунт", Архиепископ настоял на применении военной силы. Сотни иноков Пантелеимонова монастыря были насильственно выдворены из него с избиением и издевательством, причем были осквернены и многие иконы. Четверо иноков погибло, многие понесли тяжелые увечья. Выдворение иноков Андреевского скита прошло без жертв благодаря тому, что те не оказали совершенно никакого сопротивления. Все вывезенные в Одессу иноки были лишены имущества, несколько помещено в тюрьму, а остальные разосланы по месту прописки, где они не имели никаких средств к существованию, ведь многие из них, особенно престарелые, прожили на Афоне долгие годы. Местные власти замедляли давать им паспорта, духовенство отказывало в причащении.

Государь Николай Александрович первоначально не знал, что произошло, думая, что на Афоне действительно имело место безчинство и бунт среди братии. Когда же он узнал подробности дела и встретился с делегацией имяславцев (причем присутствовавшая Государыня не могла удержаться от слез сострадания), то попытался воздействовать на Синод, чтобы тот, по крайней мере, смягчил свои прещения. К сожалению, Государь не пользовался любовью и расположением синодалов, видевших во всем происки Распутина, и не мог понудить их рассмотреть вероучительный вопрос как должно. Однако была создана комиссия, епископу Модесту были поручены переговоры с имяславцами, и в результате прещения с них были сняты с формулировкой, что "для отделения их нет вероучительных оснований". Это было единственное, что могла сделать комиссия, поскольку она не была уполномочена пересматривать вероучительные постановления Синода. К решению комиссии была сделана приписка, что Синод остается при своем мнении относительно учения об Имени Божием, однако имяславцам копия решения была выдана без этой приписки, почему они и согласились восстановить общение с Синодом. Впрочем, решение комиссии не было широко опубликовано, в результате чего, хотя "главные" имяславцы, в том числе отец Антоний (Булатович) были допущены к служению, многочисленные имяславцы, проживающие в провинции, оставались лишенными причастия и отпевания по своей кончине.

Отец Антоний писал Государю, призывая созвать комиссию из духовных и светских лиц для безпристрастного разбора этого вероучительного спора. Однако это дело оказалось невозможным. В письме отца Антония содержалось и то соображение, что похуление Имени Божия не может остаться безнаказным и непременно приведет ко многим бедствиям для нашей страны и Поместной Церкви.

В 1914 году это предсказание начало сбываться: Россия вступила в Мiровую войну, приведшую впоследствии и к революции. Отец Антоний добровольно и на своем иждивении отправился на фронт полковым священником, где и удостоился наград за проявленную храбрость. После возвратного тифа почти потеряв зрение, а также страдая сильным артритом, он был вынужден выйти в отставку и поселился в Покровском Московском монастыре. Это было уже при Патриархе Тихоне. Здесь он не был допущен к служению, как оказалось, на основании все того же Послания Синода от 1913 года. Единственное объяснение, которое ему удалось получить, состояло в том, что разрешение служить священникам–имяславцам было дано только ради условий военного времени.

Иноки–имяславцы обратились к Всероссийскому Собору. На Соборе было постановлено, что решение вопроса о почитании Имени Божия не находится в компетенции Синода, а только Поместного Собора. Тем самым прежнее решение было признано неокончательным; была составлена комиссия под председательством известного и уважаемого подвижника архиепископа Феофана Полтавского (Быстрова). Однако состоялось только два предварительных заседания комиссии, и никакого решения не последовало.

В результате имяславцам ничего не оставалось, как вновь отложиться от Синода – уже Патриаршего. Отец Антоний поселился в маленькой келье в имении своей матери. Там, уже совершенно слепой, он продолжал печатать на машинке письма и статьи в защиту почитания Имени Божия. В декабре 1919 года он был убит неизвестными лицами.

В 1927 году имяславцы, естественно, не приняли Декларации митрополита Сергия (Страгородского). Отличаясь твердо монархическими взглядами, столь редкими в это время, они с самого начала полагали, что Истинная Церковь не сможет в условиях советской власти существовать легально. Другим отложившимся от Сергия пришлось убедиться в этом с течением времени.

В дальнейшем, в годы гонений в России, не было возможности вновь рассматривать вопрос об имяславии. В результате многие только понаслышке знают о нем, думая, что имяславие – это какая–то ересь, окончательно осужденная Российским Синодом в 1913 году. К сожалению, такое мнение закрепилось и среди некоторых катакомбников в России, тоже не имевших возможности познакомиться с учением имяславия.

 


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  Введение     1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     ...  
к следующей страницек следующей странице



Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2018 Церковь Иоанна Богослова