Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео 
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Вопрос 
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Статистика Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Google+ страничка   YouTube канал отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Одноклассники Facebook Twitter Google+ Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Liveinternet

Е. К. Кистерова

Не нам, Господи, не нам, но Имени Твоему даждь славу


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  Введение     1     2     3     4     5     6     7     8     9     Приложение  
к следующей страницек следующей странице


Слово и Имя Божие. Краткий очерк

Православное христианское учение об Имени Божием является как бы частным случаем – точнее сказать, важнейшей частью – учения о Божественном Слове. Поэтому необходимо ближе рассмотреть, каково это учение и в чем оно коренным образом отличается от современных мiрских понятий.

Для христиан Слово есть в первую очередь, в первичном и главном смысле, Слово Божие – Единородный Сын Безначального Отца, Имже вся быша. Он есть и Образ безначального Отца, "Печать равнообразна, в Себе показуя Тя Отца" [15], заключающая в Себе все свойства Своего Родителя. По этой причине Он может быть назван и Именем Безначального Отца [16], как говорит о Нем пророк: се Имя Господне идет! (Исайя, 30, 27), ибо понятие Слово Божие включает в себя и Имя Божие. Преп. Максим Исповедник в толковании на Молитву Господню пишет: "Имя Бога Отца, пребывающее сущностным образом, есть Единородный Сын" [17], а св. Григорий Богослов говорит: "Сын Божий относится к Отцу, как слово к уму... как определение к определяемому [т. е. как имя к именуемому], потому что и определение называется словом" (ч. 3, с. 80).

Иеросхимонах Антоний Булатович пишет, что превечное действие Слова состояло в созерцании или именовании Отца, согласно словам преп. Иоанна Дамаскина, что Бог в предвечности довольствовался созерцанием Самого Себя [18]. Действие Его Ипостасей было направлено к Самому Себе: Слово бе к Богу. "Отец, присно рождая Слово и отражая в Нем Свои совершенства, созерцал в Нем Себя, Слово же, присно именуя Отца, созерцало Его совершенства; Дух же Святый, присно исходя от Отца, вместе с рождаемым Словом исполнял Собою Слово ...Но Бог по благости Своей возжелал дать познать несколько совершенства Свои словесной твари, и создав ее, раскрыл ей постепенно в творении и в Слове Своем некий луч пресиянного Своего Имени". Этот луч есть действие Божества, и Богооткровенное Имя Божие есть Сам Бог. Имя Божие свято и страшно есть (Пс. 110, 9) – как луч Его славы, "но, конечно, неименуемое Имя, т.е. полнота славы Божественных совершенств, которую ведает лишь Сын, еще безмерно святее и страшнее, подобно тому, как самое солнце нестерпимо светлее каждого из своих лучей" [19]. В толковании 110-го псалма у Зигабена приводятся Златоустовы слова: "Имя Христово свято, поколику творит безчисленные чудеса... свято и страшно, то есть исполнено великой поразительности и удивления. А если Имя Его страшно, то не гораздо ли более Его Существо".

Итак, во вторую очередь, после Самого Бога Слова, мы именуем словами и именами Божественные воления или мысли: во-первых, о Самом Себе, а затем и о всякой твари, поскольку несотворенными, превечными и Божественными волениями каждая тварь приведена из небытия в бытие, ими же она удерживается в бытии и ими определяется образ и цель бытия всякого творения. И это есть Сам Бог – Тот же Самый, простый и неразделимый, в Своих многобразных и неизследимых действиях. Можно сказать, что поистине реально существуют именно Божественные словеса, в то время как твари, изведенные из небытия, существуют только в зависимости от этих волений и именований, не имея сами в себе причины своего бытия.

В повествовании о творении мiра мы видим, как Божественными словами и именованием творений во мгновение ока были призваны к бытию свет, растения, животные. Наречением имен главнейших творений – дня и ночи, неба, земли и морей – завершилось их создание и тем самым определилось их бытие в дальнейшем. Притом, если слова Писания о руке, или мышце, или ухе Бога Святые Отцы учат понимать как иносказания, то о словах Божественных ничего подобного не говорится, но только поясняется, что речь не идет о вещественном сотрясении воздуха. Однако мы и отмечали уже, что под "именем" или "словом" всегда понимается в первую очередь вовсе не набор звуков и не буквы, ибо и то и другое есть внешнее выражение, проявление или воплощение самого слова, в чем нуждаются причастные веществу, но не Бог, чуждый вещества.

Поскольку человек создан по образу и по подобию Творца, постольку и он обладает свойством словесности. Преподобный Макарий Великий пишет о первозданном человеке до грехопадения: "Как в Пророках действовал Дух и научал их и был внутрь их, и вне их являлся: так и в разсуждении Адама, егда хотел, с ним был и научал его... Вся ему было Слово... Слово Божие было ему наследием, было одеждою и славою, его покрывающею, и было ему наставлением. Дана бо ему была власть нарекати вся; сие нарек он небом, другое солнцем; сие луною, другое землею; сие птицею, другое зверем и иное древом. Как он был сам научаем, тако и имена налагал тварям... [Дух] научал его и повелевал: тако нареки, тако назови" [20]. Итак, Само Слово Божие было для Адама разумением всякой твари, почему наречение имен всем животным, а затем и жене – единственное, что успел совершить Адам до падения своего, – не было действием чисто человеческим, но Божественным Откровением. В то же время Господь говорит: узрим, како наречет я, – как будто Всеведущий не знает, как назовет животных Адам. И этим таинственно указывается, что человек, созданный по образу Божию, призван быть сотворцом, сотрудником Божиим, действующим в Нем свободно, но не самочинно, через причастие по благодати Божественным свойствам. Таким образом, и слова человека – такого, каким был он до падения – суть слова Божественные, Сам Бог в своих непостижимых действиях. Эту мысль подчеркивает св. Игнатий Брянчанинов, говоря, что Сам Господь в Евангелии приводит слова Адама, сказанные о жене (при наречении ей этого именования), как заповедь Божию [21]. Действительно, к словам Адама сего ради оставит человек отца и матерь и прилепится к жене своей, яко да будут плоть едина, – Господь присовокупил: еже Бог сочета, человек да не разлучает. Итак, Он нисколько не положил здесь различия в том, что уста, произнесшие те слова, были Адамовы, ибо сами слова, т. е. истина, заключенная в них, были Божественным повелением.

Но, разумеется, высшими из всех Божественных истин и словес суть истины не о животных и не о человеках, но о Самом Боге, то есть Его Имена, сокровенные, неизреченные, из которых некоторые благоволил Господь открыть и человеку, то есть благоволил несколько открыть Себя в Своих всесовершенных свойствах, насколько это человеку возможно и нужно воспринять.

Грехопадение первозданных началось со слышания лжи о Боге и завершилось лживыми словами самооправдания. Да и всякий грех, совершаемый делом, имеет причиной попрание Божественной Истины. Так подобие Божие было утрачено человеком, а образ помрачился и словесность его исказилась. Обращенная во зло сила словесности утверждает и углубляет падение; полагая пределы этой самоубийственной деятельности, Господь смешал в Вавилоне человеческие языки.

Слова и имена, которыми обычно изъясняется человек по грехопадении, уже являются отражением его ограниченного и поврежденного познания вещей, хотя в них в прикровенном виде и обретаются как бы тени Божественной истины. Такие слова сами по себе текучи и пусты, поскольку не имеют своим источником Бога, однако и они несут на себе печать естественного Откровения, запечатленного в мiре и в человеке.

Праведный же Енох упова призывати Имя Божие, т. е. после веков покаяния обрел дерзновение и благодатную помощь Божию, необходимую для призывания Его Имени, несмотря на всю поврежденность человеческой природы. И так ведение Бога и слово Истины не оскудевало на земле, действием Духа Божия в Его святых.

Прежде заключения Завета с избранным народом Божиим Господь явился Моисею в купине открыл ему Свое Имя – Сый, а затем повелел всему народу: Аз есмь Господь Бог твой ... не приемли Имени Господа Бога твоего всуе.

Иеросхимонах Антоний Булатович пишет: «От начала мiробытия Бог написал имена свойств Своих писалом Своего мiротворения. Затем открыл многие имена Свои Духом Святым через пророков, и однажды с горы Синайской вслух всего народа Израильского возгласил Имя Свое и десять заповедей Своих: Аз есмь Господь Бог твой... – Наконец, в последок сих дней глагола нам в Сыне (Евр. 1, 1) – Имена Своих Ипостасей и Имя Сына "Иисус" и заветы Свои. И это суть имена не Существа Божия неименуемого, но имена свойств Ипостасей и свойств Существа Божия, неотделимых от Существа. Поэтому и в именах Божиих мы имеем все существо Вездесущаго Бога, Невместимо вмещаемое в едином слове Имени Божия, но не ограничимое им и ничем сущим».

Все богодухновенные пророческие писания Церковь приемлет как слово Божие, как действие Духа Истины, глаголавшаго пророки. Читая или слушая благоговейно эти речения, внешне ограниченные, заключенные в звуки и буквы, и этим сходные с обычными человеческими словами, мы почитаем их как действие Самого Бога, то есть как Самого Бога, открывающего Себя нам в Своих всесовершенных действиях.

Стержнем же всех богооткровенных истин являются Божественные имена, отнюдь не произвольные и не придуманные самими людьми, ибо это было бы ложью и хулой [22], но в которых Сам Господь благоволил открыть нам Свои превечные свойства. Многие из имен Божиих сходны со словами, означающими нечто из сотворенного, но не потому, что бы что-то сотворенное условным или произвольным образом прилагалось к Божеству, а потому что в самом сотворенном мiре, и особенно в человеке, как выше сказано, написаны имена свойств Божиих писалом Божия мiротворения, что и выражено в соответствующих именованиях. Примененные к Самому Первообразу, не человеческим самосмышлением, а действием Духа Божия, эти имена и открывают Истину о Боге, являясь, следовательно, богооткровенной истиной, то есть Самим Богом в непостижимых Его действиях.

Преп. Симеон Новый Богослов говорит об этом так: "Един есть Бог, ... имея многие именования, и именуется всем тем, что мы сказали, и не только именуется, но и действительно производит то в нас, как научили нас опытно тому наученные. Хотя о нас говорится многое тому подобное, но это говорится о нас как о людях, а о Нем как о Боге... Слова человеческие – текучи и пусты, слово же Божие есть живое и действенное, равным образом и истина Божия есть – паче ума и слова человеческого – Бог непреложный, сый и живый" (с. 107-108). – То есть, как замечает о. Антоний (Булатович), и людей именуют благими, премудрыми, отцами, сынами, Иисусами (как например, сына Навина или Сына Сирахова), но только как людей, по образу Единого истинно Благаго Бога и Единого Господа Иисуса Христа; но если слова, выражающие обычные человеческие понятия, – текучи и пусты, ибо говорят об ограниченных и текучих предметах, то истина о Боге, выраженная в Его именах, есть Бог непреложный.

Защитит тя Имя Бога Иаковля (Пс. 19, 2) – вот обетование о Имени Божием, данное в Ветхом Завете; да исповедятся Имени Твоему Великому, яко страшно и свято есть (Пс. 98, 3) – вот молитва и прославление его.

В Писании, как и церковных молитвах, иногда раскрываются отдельные свойства Божии посредством различных имен, а иногда говорится более общо, например: очисти грехи наша Имене ради Твоего (то есть поскольку, в частности, имя Тебе – Благий и Милосердый), или: по Имени Твоему, Господи, тако и хвала Твоя на концах земли (то есть согласно Твоим всесовершенным свойствам, Твоим действиям, о которых свидетельствует Твое Имя).

И наконец, на последок дней явилась вершина, средоточие и полнота всего Божественного Откровения: Само неизреченное и Ипостасное Слово Божие плоть бысть и вселися в ны, исполнь благодати и истины. Среди всех Божественных действий, явленных Само-Истиной Богочеловеком Христом, особое место занимают Его живые и действенные словеса. Поэтому, когда многие из прежних учеников оставили Спасителя, Петр отвечал Ему: Господи, к кому идем? – и не добавил: "ведь Ты совершаешь чудеса, исцеляешь больных и воскрешаешь мертвых", – но сказал: глаголы живота вечнаго имаши (Ин. 6, 68).

Из всех книг Священного Писания по преимуществу именуется Словом Божиим Благая Весть о воплощении Христовом и о спасении падшего человечества – Святое Евангелие. Ему мы совершаем достодолжное поклонение во время богослужения – каждением, возжжением свечей и лобызанием. Замечательно, что даже иконоборцы, отвергая почитание икон, не решались отвергнуть почитание Евангелия, хотя и заключенного в вещественную и видимую оболочку.

И если в Ветхом Завете вершиной всего Откровения было возвещение Имени Божия, то еще более важным оказывается в Новом Завете откровение о Имени Воплотившегося Бога. Святое Евангелие есть в первую очередь благовестие о Имени Иисус Христовом и о Имени Отца и Сына и Святаго Духа.

Прежде чем кто-либо из людей мог бы увидеть Сына Божия, пришедшего во плоти, уже явилось Его Имя – Иисус, как и все Божественные Имена, не измышленное людьми, но открытое Самим Богом. Завершая же Свое земное служение, Сын Божий в молитве Своей ко Отцу засвидетельствовал: Явих Имя Твое человеком... сказах им Имя Твое и скажу, да любы, еюже Мя возлюбил еси, в них пребудет, и Аз в них (Ин. 17, 6, 26).

Почему же, хотя и известно нам множество имен Божиих, но говорится обычно об Имени Божием как о единственном: "по Имени Твоему" и проч., а не "по Твоим именам"? Почему заповедано крестить во Имя Отца и Сына и Святаго Духа, а не в имена? Почему о том же самом крещении говорится, что оно – во Имя Господа Иисуса Христа?

Если бы под именами подразумевались различные человеческие, субъективные понятия или просто наборы звуков, употребляемые в положенных случаях, то все это не имело бы смысла. Но богооткровенные имена суть богооткровенные истины – нераздельные действия препростого и нераздельного Существа Божия, нераздельно и неотъемлемо в них пребывающего.

Поэтому св. Григорий Нисский говорит: "Все имена Божии равно именуют неименуемую сущность Сущаго, по пророчеству: Аз Господь (Пс. 42, 8) – Сие Мне Имя вечное и память родов родом (Исх. 3, 15), Аз есмь Сый (3, 14), Яко милостив есмь (Иер. 3, 12). И тысячами иных имен, означающих высоту и благолепие, Святое Писание умело именовать Бога, почему в точности дознаем из сего, что когда скажешь одно имя которое-либо, этим самым одним безмолвно произносится весь список имен. Ибо если именуем Господом, не предполагается этим, что не принадлежат Ему другие имена, напротив того, в одном имени именуется всеми именами" [23].

И св. Кирилл Иерусалимский в 6-ом Огласительном слове пишет: "Для благочестия нам достаточно сего одного – знать, что есть Бог, Бог Единый, Бог Сый и Сый вечно [т. е. верою познать Его имена]... Бог Многоименный, и Всемогущий, не имеющий в Существе Своем ничего разнородного. Ибо если именуется Благим, Праведным, Вседержителем, Саваофом, то не бывает посему различен и инаков... Для нас трудно даже слышать Имя Его" [24].

А о Святой Троице говорит преп. Симеон Новый Богослов: "В отношении ко всем именам Божиим, коими Бог именуется по свойствам, общим для всех трех Лиц, одно и то же Имя или свойство созерцается в каждом Лице и во всех трех. Если назовешь Бога Свет, то и каждое Лицо есть Свет, и все три опять суть един Свет" [25]. – Поэтому и говорим "Во Имя Отца и Сына и Святаго Духа", ибо хотя и три Лица Божественных, именуемых Своими ипостасными именами, но одно есть Имя Божие, как един Сам Бог.

Св. Тихон Задонский, толкуя первое прошение молитвы Господней "да святится Имя Твое", пишет: "Имя Божие само по себе так свято, так славно и препрославлено есть, того ради от нас не требует прославления нашего: равно всегда славно, свято и страшно пребывает и лучи славы Своея издает в созданиях... Слава бо Имени Божия вечна, безконечна и непременяема есть, как и Сам Бог, того ради ни умножитися, ни умалитися в себе не может... Великое Имя Божие заключает в Себе Божественные Его свойства, никакой твари не сообщаемые, но Ему Единому собственные, как то: единосущие, присносущие, всемогущество, благость, премудрость, вездесущие, всеведение, правду, святость, истину, духовное существо и пр. Сии собственные свойства открывает нам Дух Святый в слове Своем" [26]. – Что же может быть само по себе свято, что может иметь вечную и неизменную славу и изливать лучи ее в творения, а значит, действительно заключать в себе Божественные свойства, кроме только Самого Бога?

Именем Моим бесы ижденут (Мр. 16, 17), – сказал Господь, и апостолы засвидетельствовали: Господи, и беси повинуются нам о Имени Твоем! (Лк. 10, 17). – Чем же иным, кроме Самого Бога в Его непостижимых действиях, могут изгоняться бесы?

Преподобный Иоанн Лествичник говорит: "Бей супостатов Именем Иисусовым: ибо нет более сильного оружия, ни на небе, ни на земле" (Слово 21, 7). – Но что, кроме Самого Бога, может быть сильнейшим не только на земле, но и на небе?

Св. Иоанн Златоуст пишет: "Как же Имя Его страшно? – Его трепещут бесы, страшатся болезни; его силою Апостолы истребляли [т. е. очищали] всю вселенную; его употреблявший вместо оружия Давид низложил онаго врага, им совершены бесчисленные дела: им освящаемся в совершении святых таин" [27]. – То есть бесчисленные чудеса и все таинства церковные совершаются Именем Божиим.

Он же: "И Апостолы были посланы, ... чтобы и мы, наконец, уверовали. Чему же уверовали? – О Имени Его. Мы не должны изследывать сущности Его, но веровать во Имя Его, так как оно творило и чудеса. Во Имя Иисуса Христа, – говорит Петр, – востани и ходи (Деян. 3, 6)" [28]. – Здесь св. Иоанн Златоуст напоминает об исцелении хромого; после этого исцеления апостолы засвидетельствовали перед народом: Что чудитеся о сем? Или на ны что взираете, яко своею ли силою или благочестием сотворихом его ходити?... Бог отец наших прослави Отрока Своего Иисуса... И о вере Имене Его, сего, егоже видите и знаете, утверди Имя Его; и вера, яже Его ради, даде ему всю целость сию пред всеми вами (ст. 12-16). И затем на судилище: Разумно буди вам и всем людем исраилевым, яко во Имя Иисуса Христа Назореа, Егоже вы распясте, Егоже Бог воскреси от мертвых, о сем [т. е. о Имени] сей стоит пред вами здрав... Несть бо иного имене под небесем, даннаго в человецех, о немже подобает спастися нам (Деян. 4, 10, 12).

В толковании на Евангелие блаж. Феофилакта об этом говорится: "Сказав: о вере Имене Его, он, исправляя речь, говорит: утверди Имя Его; потому что исцеленный уверовал вследствие исцеления. Это значит: что я говорю, что хромой твердо стал на ноги, уверовав во Имя Христово? Еще прежде, чем он уверовал, Имя Христово, быв призвано, уже утвердило его. Такую великую имеет оно силу и столько источает благодатных даров".

Среди последних и величественнейших повелений, дарований и обетований Спаситель оставил Своим ученикам и молитву Своим Именем, сила которого уже была им известна. И по воскресении Господнем и сошествии Духа Божия апостолы совершили этим Божественным Именем множество преславных чудес. Вслед за тем они крестили тысячи людей во Имя Отца и Сына и Святаго Духа, как повелел им Сам Господь.

По Имени Воплотившегося Господа назвались христиане, как носящие на себе чудное Имя Христово. За исповедание веры во Имя Господа Иисуса пострадали сонмы мученические; это Имя донесли до концов вселенной Апостолы и их ученики.

Ангел Господень засвидетельствовал св. Ерму, ученику Христову и апостолу: "Имя Сына Божия велико и неизреченно, – и неизмеримо. Оно держит весь мiр" [29].

Среди первых учеников и преемников апостольских не можем мы не упомянуть и священномученика Игнатия Богоносца, прозванного так за всегдашнее ношение им Имени Иисуса Христа во уме и в сердце. Свидетелями этого стали его мучители, когда увидели в сердце святого, сохранившемся от уст львов, златыми буквами начертанное Имя Иисус Христово.

Другие свидетельства Писания и Предания Церкви об Имени Божием мы будем приводить далее по мере разбора имяборческих сочинений.

 


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  Введение     1     2     3     4     5     6     7     8     9     Приложение  
к следующей страницек следующей странице



Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2017 Церковь Иоанна Богослова