Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео 
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Вопрос 
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Статистика Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Google+ страничка   YouTube канал отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Одноклассники Facebook Twitter Google+ Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Liveinternet

Е. К. Кистерова

Не нам, Господи, не нам, но Имени Твоему даждь славу


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  Введение     1     2     3     4     5     6     7     8     9     Приложение  
к следующей страницек следующей странице


Имяборчество и ересь Варлаама

Но так как речь зашла об энергиях Божиих, то неудивительно, что оказалось затронуто учение св. Григория Паламы, которое в Послании было решительно сведено к нулю уже одной только следующей фразой: «св. Григорий учил прилагать название "Божество" не только к существу Божию, но и к Его "энергии" или энергиям ... и, таким образом, учил употреблять слово "Божество" несколько в более широком смысле, чем обыкновенно».

Итак, весь спор св. Григория с еретиком Варлаамом оказывается препирательством о словоупотреблении. На самом же деле синодальное Послание полностью разделяет учение Варлаама, ибо утверждает, что слово "Божество" может употребляться по отношению к энергиям Божиим только "в более широком смысле, чем обыкновенно", то есть не в обычном смысле слова, в каком применяется оно к сущности Божией.

Далее Послание гласит, что Святитель Григорий «нигде не называет энергий "Богом", а учит называть их "Божеством" (не Фeoc, а Феотис)». – Поистине Варлаам не стал бы спорить о божественности энергий со святым Григорием, если бы тот считал, что Божество еще не означает Бога. Но потому-то св. Григорий и обличает Варлаама, говоря, что он вводит два рода Божества – нетварное (каким является только Бог) и тварное (каким Варлаам почитал Божественные энергии) [36].

Затем Послание приводит обоснование своего варлаамитского учения: «Говорится: "Христос на Фаворе явил Свое Божество", но никто не скажет: "Христос на Фаворе явил Своего Бога"».

Действительно, слово "Бог" грамматически употребляется иначе, так что можно было бы сказать, что на Фаворе Христос "явился как Бог", "явил Себя как Бога" или "явил Собою Бога", но нельзя сказать, что Он явил "Своего Бога", ибо последнее выражение по обычному словоупотреблению означало бы "Бога, Которому Он поклоняется". Однако, целью Послания было показать, что Божество еще не обязательно есть Бог; поэтому очевидно, что в данном примере утверждается, будто бы на Фаворе явилось Божество, а Бог не явился. Это вдвойне хульная мысль, ибо она отвергает не только то, что энергии Божественные суть Сам Бог в Своих действиях, но также и то, что Христос есть истинный Бог, ибо Его-то несомненно видели на Фаворе ученики. Не случайно поэтому архиеп. Никон, обличая почитателей Имени Божия в Пантелеимоновском монастыре на Афоне, так во всеуслышание и заявил, что Христос не Бог, поскольку Он меньше Отца [37]. Очевидно, он сказал это, будучи в состоянии ослепления гневом, однако причина ослепления лежала именно в ереси, неизбежно ведущей к отвержению Богочеловека Христа.

Архиеп. Никон пишет об имяславцах: «Из всего, что писано защитниками нового догмата, видно, что они под словом "Бог" разумеют не Личность, а нечто, в духовном, конечно, а не материальном смысле, пантеистическое, ибо, по их учению, всякое свойство Божие, всякое действие Божие, Слово Божие, заповедь Божия, все откровение Божие, всякое проявление благодатных дарований, мирное и чистое чувство в душе, Богом оправданной, все плоды Духа, самая молитва и имя Иисус – все сие есть "Бог", даже "исповедание имени Иисусова в Иисусовой молитве есть Сам Господь Иисус Христос". Вот их понятие о Боге. Но при таком понятии о Боге, где же личность, как существеннейший признак такого понятия? Слова Спасителя: глаголы, яже Аз глаголах, дух суть и живот суть, они понимают по-своему и слова: дух и живот пишут с прописной буквы. Посему всем именам, словесам и действиям Божиим они придают особый мистический смысл, в силу коего они все сие и почитают Богом» [38].

Итак, архиеп. Никон полагает действия и свойства Божии безличными. Но как это можно допустить, если энергии, не имея отдельной сущности, суть именно проявления Личности, точнее, Трех Лиц нераздельной Троицы, а значит, действующее и обнаруживающее Себя Существо Личного Бога? Понятие о Личном Боге исчезнет у нас именно в том случае, если мы отделим эти неотделимые энергии от Существа и Лиц Божиих, как некую особую сущность, лишенную личных свойств. Заметим, что само свойство быть Личностью и все связанные с этим свойства: разум, премудрость, милосердие и проч. – суть именно энергии, но называть их безличными значит впадать в противоречие по существу. Здесь мы видим чисто варлаамитское понимание энергий, как иноприродных по отношению к Самому Богу. В силу такого взгляда архиеп. Никон и считает пантеизмом обожествление свойств и действий Божиих, а действия Божии полагает не имеющими никакого "особого мистического смысла".

В качестве примера по аналогии архиеп. Никон приводит повеление Государя, которое мы не отождествляем с самим его лицом. Разумеется, аналогия между Богом и человеком не может быть полной: воления человека изменчивы, текучи и часто противоречивы, в то время как Бог есть Всесовершенное, простое Существо, Которого и энергии совершенны и совечны Ему, и неограниченны, хотя и являются во временном мiре и в силу этого, как мы уже говорили, могут обладать внешней (формальной) ограниченностью. В отличие от человека, Бог есть Существо простое, то есть мы не можем сказать, что Он состоит из чего-либо (например, существа и энергий). Но, несмотря на такое различие между Богом и человеком, Свт. Василий Великий пишет: "И наше слово – порождение ума, раждаемое безстрастно; оно не отсекается, не отделяется, не истекает; но всецелый ум, пребывая в собственном своем составе, производит всецелое и совершенное слово; и происшедшее слово заключает в себе всю силу породившего ума" [39]. – Так что и слово человеческое неотделимо от лица, почему говоря: "мы послушны Государю", – мы, несомненно, подразумеваем, что послушны именно его повелениям. Ведь иного способа вступить в общение с личностью, как посредством ее действий, волений, энергий, не существует. Тем более это верно по отношению к Богу, чья всесовершенная сущность совершенно непостижима и неприкосновенна для человека. Но богопознание и приобщение Богу через Его энергии существует вполне реально, именно как приобщение Богу, а не каким-то безличным энергиям. Эта истина и защищается почитателями Имени Божия и отвергается архиеп. Никоном, а вслед за ним и синодальным Посланием.

Добавим, что почитатели Имени Божия, осужденные Посланием, не отделяя энергий от существа Божия, в то же время отнюдь не смешивали их. Поскольку, однако, некоторые восприняли выражение "Имя Божие есть Сам Бог" именно в смысле "Имя Божие есть Само существо Божие", а иные думали, что речь идет о звуках Имени, то сам схимонах Иларион поясняет:

«Выражаясь "имя Божие Сам Бог", я разумел не звуки и буквы, а идею Божию, свойства и действа Божии, качества природы Божией, или вообще ея принадлежность, ибо свв. отцы под именами Божиими разумели не сущность Божию, которая не именуема, а именно: свойства или действа. При том следует сказать еще и то, что, выражаясь: "имя Божие есть Сам Бог", мы этим как бы так говорим: "имя Божие есть никто другой, но именно Он Сам" ... повторяю, никто другой, но Он, – Он Сам, по неотделимости Его имени от Него Самого (хотя мы различаем имя Божие от Сущности Божией, но повторяю, не отделяем). А звуками мы только произносим, называем или призываем имя Божие, которое находится в Боге, как Его принадлежность; буквами же начертываем Его, т. е. изображаем, пишем; но это есть только внешняя сторона имени Божия, а внутренняя – свойства или действа, которые мы облекли в сию нашу форму произношения или письма» [40].

Итак, здесь не смешивается существо Божие и Его свойства, именуемые нами, но и не отделяются друг от друга по причине простоты Бога и, разумеется, на основании веры в истинность Его Откровения о Себе. С другой стороны, не предполагается, что именуя Бога по Его свойствам, мы тем самым имеем полное познание о Нем или хотя бы об отдельных свойствах Божиих, но утверждается, что и малое наше познание, почерпнутое из Откровения, есть истина и вводит нас в реальное, а не субъективное соприкосновение с Само-Истиной Богом. Вот в чем смысл учения, против коего так ополчился Синод в лице трех своих иерархов, что исповедующего это учение старца Илариона подверг отлучению, притом заочно и никак не обратившись к нему, не спросив, какова содержимая им вера (если книга его показалась недостаточно ясной) и не известив о принятом решении. Надо заметить, что, узнав о происшедшем, старец, подвизавшийся на горах Кавказа, обратился с письмом в Синод, прося подтвердить, действительно ли он отлучен от Церкви, но ответа так и не получил.

Синодальное Послание (а еще более подробно – архиепископ Никон) утверждает, что слово "Бог" говорится только о существе Божием или о Лице, но не об энергиях. Однако на самом деле и об энергиях говорится "Бог" или же "Дух Святый", – когда этим показывается наше соприкосновение с Самим действующим и являющимся Богом; а иногда говорится именно "благодать Божия" или "действие Духа Святаго", – если целью ставится отличить являющиеся энергии от непостижимого Существа.

– Так и св. Григорий Палама, желая показать, что энергии – это не то же самое, что существо Божие, приводит такие выражения Писания, как излию от Духа Моего (а не просто Духа Моего) [41]. Однако, разрешив этот вопрос, он далее пишет о фаворском свете: «Что этот умный премирный и немеркнущий свет есть Сам Бог, определенно сказал Григорий нареченный Богослов: "Бог, пожелавший устроить сей мiр, Сам является Светом для Своих вечных созданий, и ничто иное; ибо какая нужда в ином свете тем, у кого есть величайший?"» [42].

– Вслед за ним св. Геннадий Схоларий, ученик св. Марка Эфесского, пишет: "Поскольку, как того требует Божия простота, они [сущность и энергия] обладают одной и той же мерой существования, обе суть единая Бесконечность и Единый Бог" [43].

– Да и сам святитель Марк Эфесский, обличая латинян за варлаамитскую ересь, говорит: «Эти низкие твари "чтут" сотворенное Божество и сотворенный Божественный свет и сотворенного Духа Святаго» [44], – а ведь латиняне нигде прямо не говорили, что считают сотворенным Само Лицо Духа Святаго, но утверждали это только о Его благодати, которая тоже именуется Духом Святым.

– И в молитве мы читаем: "Царю Небесный, Утешителю, Душе Истины, Иже везде сый и вся исполняяй," – то есть существом Своим, оставаясь непричаствуемым для тварей, – "прииди и вселися в ны," – то есть Своею благодатью, неотделимой от Лица, благодатью, которая есть, таким образом, Сам Дух Святый.

– И Апостол, именуемый Богословом, пишет: Бог Любы есть, и пребываяй в любви, в Бозе пребывает, и Бог в нем пребывает (I Ин. 4, 16), – но любовь есть энергия Божия, по которой Он и именуется, и действие которой в человеке обнаруживает пребывание в нем Самого Бога.

– И Господь неложно обещает: И явлюся ему Сам, и к нему приидем, и обитель у него сотворим (Ин. 14, 21, 23), – во исполнение пророчества: яко вселюся в них и похожду (2 Кор. 6, 16). Поэтому и святых мы именуем храмами Божиими, храмами Духа Святаго, а не храмами только благодати Святаго Духа. Но если не именовать энергии Божии Богом, то нельзя никак говорить о вселении Бога в человеков, нельзя говорить и о Богоявлении, нельзя сказать, что Бог открывается хоть как-нибудь Своим творениям, поскольку к существу Божию все эти выражения никоим образом относиться не могут.

Мы уже приводили слова преп. Макария о первозданном Адаме, что Слово Божие – Сам Сын Божий – был для него всем.

– И о возрождении человека в таинствах церковных Николай Кавасила пишет подобным образом: "Нет для нуждающихся ничего такого, чем бы Сам Он не был для святых; ибо Он... и свет для них, и дыхание, и Собою Самим образует для них око, Собою Самим освещает их и дарует им видеть Себя Самого" [45]. – Но видеть существо Божие совершенно невозможно, почему и ясно, что здесь Самим Богом именуются Божественные энергии.

– И преподобный Серафим Саровский вслед за древними Отцами учит, что главной целью христианской жизни является стяжание Духа Святаго: "Господа Духа Святаго," – говорил он, не отделяя действий от Действующего.

– И св. Иоанн Кронштадтский, чьи слова мы уже приводили, пишет, что призываемые Имена Божии низводят в душу Самого Бога в трех Лицах, – а не просто "безличную" благодать, или какое-то "божество", которое не является Богом.

И на Фаворе, вопреки утверждениям Синодального Послания, явился Сам Бог – вместе с преобразившимся Сыном просвещающий Дух Святый и глаголющий Отец. И когда видевшие и слышавшие Бога апостолы действием Духа Святаго изложили нам истинные слова Само-Истины, мы – тоже реально, а не субъективно – соприкоснулись в их богодухновенных словах с Самим Богом в Троице, прияли истинную веру и получили возможность в Церкви, которая есть столп и утверждение Истины, возрастать духовно действием этой же самой Истины, а не оставаться со своими "отвлеченными понятиями" во мраке заблуждения.

Но вернемся снова к мнению архиеп. Никона (которому следуют и прочие имяборцы) что энергии Божии не суть Бог, поскольку "при таком понятии о Боге, где же личность, как существеннейший признак такого понятия?"

Если именование Божественных энергий Самим Богом отвергается на том основании, что эти энергии не суть Личность, не суть Лицо или Лица Бога, то надо заметить, что и существо Божие, которое имяборцы все-таки называют Самим Богом, тоже отнюдь не есть Лицо. Таким образом, в учении имяборцев присутствует смешение Лиц и Существа Божиих.

Об отличии и неотделимости энергий от существа Божия св. Григорий Палама пишет: «Ни нетварная благодать, ни вечная слава, ни жизнь и тому подобное не будут непосредственно сверхсущей сущностью Бога. И над всем этим Бог возвышается как Причина. Жизнью мы Его именуем, благом и тому подобным лишь по обнаруживающим энергиям и силам Его сверхсущности, коль скоро по Василию Великому удостоверением всякой сущности выступает свойственная ее природе энергия, возводящая ум к той природе. Все святые Отцы вместе свидетельствуют, что для несотворенной Троицы невозможно найти имя, являющее Ее природу, но все Ее имена суть именования Ее энергий. Ибо даже "Божество" выражает энергию... Самое имя "сущность" есть обозначение одной из упоминавшихся сил в Боге. ...Беседуя с Моисеем, Бог сказал не "Аз есмь сущность", а "Аз есмь Сый", не от сущности ведь Сущий, а от Сущего сущность: Сущий объял в Себе все бытие. ...И подобные истины ничуть не мешают чтить Единого Бога и единое Божество, как не мешают чтить солнце и его свет единым, если мы назовем "солнцем" и его луч» [46].

Таким образом, хотя Бог, как сверхименная и неприобщаемая сущность, "на бесконечные бесконечности" (по выражению св. Максима Исповедника) превознесен над Своими энергиями, это не препятствует равно именовать и сущность и энергии Божии Богом. В противном случае мы не могли бы истинно именовать Бога никоим образом и никаким именем, но всякая такая попытка без сомнения была бы ложной.

Удивительно, что над этим неизбежным выводом не задумываются имяборцы, которые часто ссылаются на неименуемость существа Божия в подтверждение мысли, что Имя Божие и все Его энергии не суть Бог. Вернее, их совершенно не заботит, что говоря: "Бог Любы есть", – Апостол, по их мысли, называет Бога тем, что Богом вовсе не является; не заботит, что говоря в молитве: "Господи Иисусе Христе", "Троице Пресвятая", "Отче и Сыне и Святый Душе", "Царю Небесный" и т. п., – мы, по их мнению, обращаемся вовсе не к Богу, поскольку именуем, разумеется, не Его неименуемое существо, которое одно только по их мысли является Богом. Поскольку же и слово "Бог" есть имя, то и Богом мы, по мысли имяборцев, неистинно именуем Бога. Впрочем, тогда уже окончательно становится непонятно, о чем можно вести споры и какой смысл может быть в каком бы то ни было исповедании веры.

На самом деле мы говорим не только, что Бог обладает свойствами и действиями могущества, всеведения, благости, божественности, истинности, праведности и проч., но также что Бог Сам есть Истина, Любовь, Благость, Жизнь, Божество. Мы называем Бога не просто Причиной и Источником света, но Светом истинным, просвещающим всякого человека. Но если бы энергии Божии не были Самим Богом, то такое именование могло бы иметь только переносное значение; тогда в точном смысле слова только энергию следовало бы именовать светом, а Самому Богу отказать в таком именовании. Однако имена Свет, Истина, Любовь, Мир, Благоволение, Премудрость употребляются и как имена энергий, и как имена Ипостасей Бога. Этим и показывается, что энергии Бога суть Сам Бог – не отдельные сущности, а действия и свойства, неотделимые от простого и неразделимого Существа Божия и Его Лиц.

Замечательно также то, что прежние и нынешние имяборцы стараются найти связь между имяславием и гностическими, магическими или оккультными учениями, характерной особенностью которых является вера в безличные "энергии" ("силы" или "поля") и в таинственную природу и действие некоторых сокровенных имен. В связи с этим архиеп. Никон даже приводит огромную выдержку из древнего еврейского сочинения, исполненного отвратительной хулы на Господа Иисуса Христа (что само по себе довольно странно для богословского сочинения, посвященного к тому же совершенно другому вопросу).

Но такого рода обвинения против имяславцев основываются, как мы видели, именно на варлаамитском отделении энергий, то есть действий и свойств Божиих, от Самого Бога. В силу этого отделении энергии оказываются безличными и механически действующими и уподобляются тем "энергиям", в которые верят оккультисты. Оккультисты и довольствуются этими "энергиями", в то время как имяборцы утверждают о себе, будто бы помимо каких-то безличных "божественных" энергий они истинно веруют и в Самого Личного Бога. Однако это утверждение ни на чем не основано, ибо если бы даже такой "бог", который есть только существо, но не действия, мог бы существовать, то никто и в принципе не мог бы знать его ни в какой мере, и ни в какой мере не мог бы с ним соприкоснуться или вступить в общение.

В этом случае позиция гностиков и других оккультистов оказывается более последовательной, чем позиция имяборцев, ибо гностики и не задумываются о таком "боге", который все равно не может иметь никакого отношения к нашему бытию. И если Бог для имяборцев есть только абсолютно неприобщаемая, непостижимая и неименуемая сущность, то что же может представлять собою их вера в Бога, как ни сердечную приверженность некоторым умопредставлениям или отвлеченным идеям, которые, по собственному их учению, только и доступны человеку?

Итак, в Послании Российского Синода обнаружилось, что его члены не веруют в то, что Бог явился на Фаворе, не веруют, что Писание и все богооткровенные слова суть словеса Божии, не веруют, что слава Божия и все Божественные энергии суть Бог, не веруют и в возможность истинного Богопознания. При всем этом уже не так удивительно, что они не веруют и в божественность Имени Божия.

 


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  Введение     1     2     3     4     5     6     7     8     9     Приложение  
к следующей страницек следующей странице



Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2017 Церковь Иоанна Богослова