Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
holy.city - сайт о ВОЗВЕДЕНИИ БОЖЬЕГО ХРАМА В ДОМИНИКАНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ!
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Архив
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Статистика Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
МИР ВСЕМ МИЛОСТИВЫМ, ЩЕДРЫМ И МИЛОСЕРДНЫМ!
Дорогие читатели, прошу вас оказать милость и поучаствовать своим пожертвованием в Божьем деле - возведение первого православного Храма в Доминиканской Республике! Вы не обязаны этого делать, но можете! Для этого достаточно зайти по данной ссылке и перевести деньги на церковный счет в соответствии с указанными реквизитами банка. Там же можно прочитать подробнее об этом проекте.
И да благословит вас Господь обильным благословением за ваше щедрое сердце!


ВКонтакт Одноклассники Facebook Twitter Google+ Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Liveinternet

Хроника Афонского дела

(составлена С. М. Половинкиным)

Опубликовано: Начала. Религиозно-философский журнал № 1–4. Имяславие. Вып. I (М., 1996) 7–42.


Святая гора Афон
Святая гора Афон

1907

Выход в свет книги схимонаха Илариона "На горах Кавказа" [1]. Книга рассылается по монастырям, в т.ч. и афонским. Прежде других на Афоне с книгой ознакомились иноки Фиваидского скита Пантелеимонова монастыря, ибо о. Иларион вышел из этого скита. Ее читают и одобряют многие монахи. Патриарх Иоаким III первоначально одобрил книгу о. Илариона [80, 6 сент.].

1909

Игумен Пантелеимонова монастыря – о. Мисаил, старший духовник – о. Агафодор, который "поручил раскритиковать" [82, с. 13] книгу о. Илариона о. Хрисанфу (Минаеву) – схимонаху Ильинского скита [83, с. 7]. Появилась рукопись рецензии о. Хрисанфа на книгу о. Илариона "На горах Кавказа". О. Агафодор дал читать тетрадь с рукописью о. Мартиниану, который от возмущения лишился сна, а после написал письмо, обличавшее "разрушительное зломыслие" о. Хрисанфа. Письмо было подписано о. Измарагдом, о. Иринеем и о. Мартинианом [82, с. 7]. Рукопись рецензии о. Хрисанфа была направлена архиеп. Антонию Волынскому и о. Илариону. Игумен Андреевского скита Ватопедского монастыря Иероним дал читать книгу о. Илариона о. Антонию (Булатовичу), сказав, что она "вредна и написана в духе Фаррара" и что нужно изложить о ней суждение [83, с. 13]. О. Антоний (Булатович) "первое время был на стороне монахов-интеллигентов и сам посмеялся над "фиваидскими мужичками" <...>, выдумавшими "свой догмат"" [70, с. 143]. Начинается разделение монахов на сторонников и противников книги о. Илариона и, соответственно, рецензии о. Хрисанфа. Простые, необразованные иноки приняли книгу о. Илариона, их возмутила рецензия о. Хрисанфа. Их противниками были интеллигенты или полуинтеллигенты. Имяславцы считали зачинщиками смуты о. Агафодора, о. Хрисанфа, о. Алексея (Киреевского).

1910

Вышло 2-е издание книги о. Илариона с возражениями на пока рукописную рецензию о. Хрисанфа [2]. Споры обострились и перекинулись с Фиваидского на другие скиты. Жалоба на преследования имяславцев-простецов Андреевского скита сенатору П. Б. Мансурову [82, с. 10–11].

1911

"Исповедание" афонских имяславцев [82, с. 16].

Осень – попытка умиротворения.

"Послание" игумена Мисаила, где он, "под страхом отлучения от причастия, воспретил в скиту разговаривать даже на духу с духовниками об имени Иисусовом" [82, с. 18].

Март 1911–январь 1912 – о. Антоний (Булатович) в Эфиопии.

1912

8 января – о. Антоний (Булатович) возвратился на Афон и возглавил имяславцев [82, с. 22–23; 83, с. 13–18].
Первые печатные выступления о. Антония в защиту имяславия: "О почитании Имени Божия" [83, с. 77–81], "О молитве Иисусовой" [83, с. 81–86].

Откровение о. Антонию [82, с. 29].

Февраль–март – в Почаеве в журнале "Русский Инок" появилась без подписи "Рецензия на соч. схимонаха о. Илариона, называемое: "На горах Кавказа", инока Хрисанфа [4]. "Копия рецензии инока Хрисанфа на книгу "На горах Кавказа" и отзыва архиепископа Антония, с возражениями переписчика" [83, с. 86–112].

7 мая – письмо о. Антония (Булатовича) к владыке Антонию (Храповицкому) от имени имяславцев с просьбой напечатать его в "Русском Иноке" за подписью "Иноки Афонские" [82, с. 31–34]. Отказ владыки Антония при "ласковом письме" [82, с. 35]. Напечатано 14 мая 1913 г. [20].

Май – в "Русском Иноке" № 10 появилась статья архиеп. Антония "Еще о книге схим. Илариона "На горах Кавказа"": "Самое имя Иисуса не есть Бог..." [5, с. 62].

Митрополит Вениамин (Федченков) в книге "Протоиерей Иоанн Сергиев" (рукопись 1954 г.) писал: "Наконец, упомяну об одном печальном факте. Известный митрополит Антоний (Храповицкий), бывший самым ярым противником афонских "имябожников", – оказалось, сам не читал нашумевшей книги, в коей высказывалось это выражение об имени Бог, "На горах Кавказа", – и с коей собственной и началось противное течение. Однажды, когда митрополит Антоний был уже митрополитом Киевским, с ним на обеде начала разговор Елизавета Федоровна: почему он так сильно восстал против этой книги; а она была издана на ее средства и после одобрения сведущими лицами. Митрополит Антоний, к великому удивлению и тяжкому смущению Елизаветы Федоровны, ответил ей, что он сам-то не читал этой книги, а ему докладывал миссионер! … Митрополит Антоний (Храповицкий) как главный противник этого учения известен был не только резкостью и легкомыслием (его доклад в Синоде был недопустимым, невозможным, бранчливым), но и – склонностью допускать в своих воззрениях и объяснениях человеческую мысль, так называемую "нравственно-психологическую" концепцию. И нередко он переходи религиозные границы, увлекаемый оригинальностью своих домыслов. Таков он был в отношении вообще догматов; в особенности же – в ложном, человеческом истолковании искупления" [92, с. 426]

В ответ о. Антоний (Булатович) пишет краткое сочинение, которое затерялось [83, с. 112]. После этого о. Антоний пишет "Апологию веры в Божественность Имен Божиих и Имени "Иисус". (Против имяборствующих)", которую распространяет в литографированном виде.

23 июля – поставлено в конце этого сочинения [9]. Это – день иконы Владимирской Богоматери.

24 июля – игумен Иероним, по настоянию вл. Антония, потребовал от о. Антония прекращения писательства и разрыва отношений с имяславцами Фиваидского скита [82, с. 44–45].

25 июля – игумен Иероним приказывает сжечь "Апологию", но о. Антоний отказался подчиниться. В ответ игумен Иероним запретил о. Антонию священнослужить и причащаться. О. Антоний оставил Андреевский скит и был принят в Благовещенской келий старцем Парфением [82, с. 45–46; 83, с. 25; 70, с. 144].

Начало августа – покинул Афон еп. Трифон (Туркестанов), выразив сочувствие имяславцам и посоветовав о. Алексею (Киреевскому) удалиться с Афона, что тот и сделал [83, с. 27].

13 августа – письмо о. Антония (Булатовича) Патриарху с просьбой защитить имяславие [82, с. 66–68]. Вслед – письмо монахов-имеславцев Патриарху [82, с. 68–70].

20 августа – имяборцы Пантелеимонова монастыря во главе с игуменом Мисаилом составили "Акт о недостопоклоняемости Имени "Иисус"" [82, с. 54–55]. Добивались подписи всех старцев. Обличение схимонаха Досифея сорвало этот замысел. О. Досифей вынужден был бежать из монастыря, что явилось новым толчком к возмущению [83, с. 33–34].

Август – о. Алексей (Киреевский) и о. Кирик поехали в Константинополь к Патриарху Иоакиму III добиваться осуждения имяславцев. Жалоба послу России в Константинополе М. Н. Гирсу на имяславцев.

13 августа – письмо о. Антония (Булатовича) Патриарху с просьбой защитить имяславие [82, с. 66–68]. Вслед – письмо монахов-имяславцев Патриарху [82, с. 68–70].

Август – Архиепископ Антоний, "Письмо в редакцию "Русского Инока"": "На Афоне продолжаются распри по поводу книги впадшего в прелесть схимонаха Илариона: "На горах Кавказа", весьма сходной с хлыстовщиной..." [6, с. 60].

12 сентября – Послание Патриарха Иоакима III на Афон с запретом чтения книги о. Илариона "На горах Кавказа" за подписью "Константинопольский во Христе молитвенник" [82, с. 71]. Разбор Послания сделан о. Антонием (Булатовичем) и послан Патриарху [82, с. 76–77].

12 сентября – Жалоба о. Антония (Булатовича) на архиепископа Антония (Храповицкого) Патриарху и Обер-Прокурору Св. Синода [82, с. 80–83].

Октябрь – столкновения на почве почитания Имени Божия игумена Иеронима с братией Андреевского скита. Появляется "крамольная бумага", в которой содержится призыв за ужином по сигналу удара в тарелку бить сторонников игумена Иеронима. Имяславцы приписывали ее происхождение имяборцам, а имяборцы – имяславцам. Братия на ужин не пошла [83, с. 31–32].

9 октября – началась 1-я Балканская война между Турцией и Балканским союзом (Болгария, Сербия, Черногория и Греция). Итогом войны была потеря Турцией почти всех европейских территорий.

2 ноября – греческий десант занял Афон, изгнав турок [8, с. 83].

13 ноября – смерть Константинопольского Патриарха Иоакима III.

19 ноября – игумен Иероним выехал в Македонию по делам.

30 декабря – о. Антоний (Булатович) собирался уехать с Афона, но чудесным образом остался [83, с. 43].

1913

7 января – игумен Иероним вернулся в Андреевский скит и сразу почувствовал недоверие к нему братии [70, с. 146].

8 января – игумен Иероним созвал собор 80-ти старших братий для изгнания активных имяславцев из скита. Столкновение на соборе игумена Иеронима с о. Давидом. Изгнание не удалось. Недовольство игуменом Иеронимом со стороны братии возросло [83, с. 38–39; 75, с. 764–766].

9 января – собор в присутствии 4 ватопедских проэстосов. Игумен Иероним низложен. Новым игуменом избран о. Давид [83, с. 39–41; 75, с. 766–768].

10 января – игумен Иероним со сторонниками передают жалобу в Ватопед, в ведении которого находился Андреевский скит, и просят помощи у консула Беляева в Салониках [83, с. 42; 75, с. 769].

Заявление о смене игумена Иеронима: "Я, нижеподписавшийся, верую и исповедую, что Имя Божие и Имя Господа Иисуса Христа свято само по себе, неотделимо от Бога и есть Сам Бог, как то многие святые Отцы исповедали. Хулителей и уничижителей Имени Господня отметаюсь, как еретиков, и посему требую смены игумена Иеронима" [83, с. 44]. Это исповедание было послано в Св. Синод. Для греков была составлена другая формула: "Мы, нижеподписавшиеся, потеряв любовь и доверие к игумену нашему, архимандриту о. Иерониму, требуем его смены" [83, с. 45].

11 января – отказ Ватопеда утвердить переизбрание игумена Иеронима. Основание: нарушение правил избрания.

12 января – 300 братии (4/5 состава монастыря) подписали "исповедание". Затем приступили к повторному избранию нового игумена. О. Антоний предложил нескольких кандидатов, как этого требовал Ватопед, но старцы возразили: "Какие там еще кандидаты, мы все просим о. Давида". О. Сергий воскликнул: "Кто желает о. Давида – переходи направо, кто не желает – налево!" 300 монахов перешли направо, и избрание посчитали совершившимся. Таким образом, повторное голосование по форме, предложенной проэстосами, дало следующий результат: всех подписей – 375, против о. Иеронима – 302, за – 70 [83, с. 51].

О. Антоний (Булатович) с несколькими из братии пошли в Ватопед за утверждением итогов голосования, но получили бумагу, в которой говорилось, что:
1) низложение о. Иеронима – свершившийся факт;
2) выборы о. Давида – недействительны;
3) о. Антоний (Булатович) должен быть удален из скита;
4) те, кто "примут новую веру, проповедуемую о. Антонием и о. Иларионом в книге "На горах Кавказа", будут признаны еретиками, изгнаны со Святой горы и отлучены от церкви" [83, с. 53].
Депутация бумагу не взяла и вернулась в Андреевский скит.

Послание монастыря Ватопеда в Андреевский скит по поводу новоявленной ереси и беспорядков в скиту [73, с. 5].

Насильственное изгнание игумена Иеронима и его сторонников из Андреевского скита [83, с. 30, 55–59; 73, с. 8–9; 70, с. 149–157; 75, с. 770–775].

Докладная записка игумена Андреевского скита в Российское Посольство в Константинополе о беспорядках в ските [73, с. 6–9].

18 человек оказалось за воротами скита. Греки донесли губернатору о бунте, и рота греческих солдат заняла посты у всех ворот скита.

14 января – всеобщий братский собор Андреевского скита, где было предложено избрать игумена так, как указано Ватопедским монастырем: 4 кандидата с закрытой баллотировкой. Братия отказалась от этой процедуры и отдала 307 подписей за о. Давида [83, с. 61]. К решению собора была приложена печать, взятая у игумена Иеронима; этого требовал Ватопедский монастырь [75, с. 776].

Вечер – депутация от Андреевского скита передала в Ватопед просьбу утвердить избрание о. Давида [83, с. 62].

15 января – бумага Ватопеда, "которая гласила, что хотя Ватопед и недоволен тем, что избрание было сделано открытой баллотировкой и без предварительного избрания четырех кандидатов, но тем не менее признается ими правильным (каноничным), и посему 19-го января имеют прибыть в скит ватопедские проэстосы для поставления архимандрита Давида на игуменство" [83, с. 62]. Это был "искусный маневр" [75, с. 776].

18 января – Ватопед сообщил, что, ввиду требований Российского Посольства, он откладывает поставление игумена на несколько дней.

Братия Андреевского скита послала донесения Салоникскому консулу, Константинопольскому послу и Св. Синоду. Но "это донесение Синоду представлено не было, и исповедная формула рассмотрена тоже не была, ибо в Синоде в то время всецело преобладал архиепископ Антоний. Он внушил Синоду, что мы – еретики и что эта ересь требует самого энергичного искоренения..." [83, с. 63].

20 января – вице-консул Щербина и о. Климент прибыли на Афон и переночевали в Пантелеимоновом монастыре.

21 января – Щербина присутствовал на соборе братии Пантелеимонова монастыря, в Карее расспросил о. Иеронима и прибыл в Андреевский скит. Здесь он заявил, что правительство не согласится на выбор игуменом о. Давида и требует восстановления о. Иеронима. Щербина кричал в храме и грозил карами: "Мы вас предадим на растерзание грекам" [83, с. 65].

27 января – собор всей братии Пантелеимонова монастыря в присутствии Щербины. Игумен Мисаил подписал "Исповедание Имени Божия", составленное братией, уничтожил "Акт о недостопоклоняемости имени "Иисус"" от 20 августа 1912 г. и согласился с удалением из монастыря 8 своих сторонников, в т.ч. о. Агафодора, о. Денасия, о. Кирика [13]. "Этот день монастырь праздновал, как Святую Пасху. Братия приветствовала друг друга возгласами:
– Христос Воскресе!
Целовались друг с другом. Плакали от радости. Весь день не прекращался торжественный звон... Этот день справедливо был назван "торжеством православия"" [70, с. 471].

Начало февраля – о. Антоний (Булатович) уехал с Афона: Салоники – Одесса – Санкт-Петербург. Мотивы: "Взоры всех имяславцев обратились к отечеству; там следовало выяснить всю истину создавшегося положения, туда надо было кому-нибудь ехать и все обсказать, и выбор всех пал на меня" [83, с. 67]. В Синоде выслушать о. Антония не пожелали. О нем стала распространяться клевета: о жене-абиссинке, о том, что о. Иларион был денщиком о. Антония [22]. "Благочинный монастырей" потребовал подписки о немедленном выезде о. Антония из столицы [83, с. 67]. О. Антоний ходатайствовал перед правительством, чтобы оно обеспечило имяславцев на суде в Константинополе хорошим переводчиком и послало доверенных лиц от МИД (предполагался П. Б. Мансуров) и от Синода. Просьбы решено было уважить [82, с. VIII].

2 февраля – "Решение афонского Кинота по делу о новой ереси и бунте в Андреевском скиту": "Иеросхим. Антония и архим. Давида, как злословных, а также и всех единомудрствующих с ними подвергает церковному запрещению от всякого священнодействия и весь священный скит церковному отлучению" [73, с. 10].

5 февраля – интронизация Константинопольского Патриарха Германа V.

15 февраля – Грамота на Афон нового Вселенского Патриарха: "Считая же иеромонаха Антония Булатовича и архимандрита Давида виновниками произведенного беззаконного восстания в захвате скита и вообще происходящего в св. Горе вашего места столкновения и смущения между русскими монахами... определяем, согласно решению синодальному: как только получите наше патриаршее послание, известите от имени Церкви вышеуказанных лиц, чтобы немедленно явились в Царствующий град и дали ответ священному Синоду за распространяемое ими учение о имени "Иисус", послужившее поводом к этим печальным событиям, иначе Церковью будут приняты строжайшие против них меры" [73, с. 11].

Февраль–июнь –"блокада" имеславцев на Афоне: лишение почты, подвоза продовольствия, денежных переводов, посылок. Длилась 5 месяцев. Была установлена Русским Посольством в Константинополе и консульствами. Жалобы на Высочайшее имя не шли далее Посольства [70, с. 479].

7 марта – сенатор, действительный статский советник П. Б. Мансуров прибыл в Андреевский скит. Его встретили как "царского посланца" колокольным звоном. Мансуров держался нейтрально, не осуждая имяславцев и не льстя им. Братия говорила:
– Вот бы кому быть судьей в нашем споре.
Жалобы братии на блокаду. Мансуров отвечал, что он приехал по делу об установлении над русскими монастырями на Афоне управления из России, однако, пообещал поговорить с послом Гирсом [70, с. 480–486].

30 марта –"Отзыв Халкинской богословской школы об учении имябожников": "Мнение, что они (имена Божий. – С. П.) суть энергии Бога, – есть новоявленное и суесловное, а их довод, что всякое слово Бога, как энергия Его, не только дает жизнь и дух, само жизнь, само оно Бог, – этот довод, применяемый широко, ведет к заключениям (...), которые, вопреки всем их отрицаниям, пахнут пантеизмом" [73, с. 14]. Отзыв подписали: начальник Халкинской школы митрополит Селевкии Герман П. Стринопулос (1872–1951), профессора школы архим. Иоанн Эфстратиу, архим. Дмитрий Георгиадис, диакон Васил Стефанидис, Васил Антониадис, Пантелей Комнинос. Лишь Пантелей Комнинос учился в С.-Петербурге и владел русским языком. Остальные получили образование в германских университетах и там же защитили диссертации, кроме архим. Дмитрия, который учился в Швейцарии. Диакон Васил в 1908–1912 гг. учился у Гарнака. Влияние протестантского богословия проявилось в подозрительном отношении к духу мистицизма, к живому религиозному чувству, к движениям сердца, столь свойственным книге "На горах Кавказа", которая, как это понимали халкинцы, "в исследовании и понимании религиозных истин следует скорее внушениям сердца и непосредственного чувства, чем ума" [73, с. 41].

Великий Пост – выходит "Апология веры во Имя Божия и во Имя Иисус" о. Антония (Булатовича) с неподписанным предисловием "От редакции" о. Павла Флоренского, куда включено письмо М. Д. Муретова тоже без подписи. В архиве о. Павла Флоренского сохранились 48 стр. машинописи "Апологии" с редакционной правкой рукой о. Павла. Книга обозначена как издание "Религиозно-философской Библиотеки", которую издавал М. А. Новоселов.

Апрель – архиеп. Антоний, архиеп. Никон и С. В. Троицкий читают доклады о книгах о. Илариона "На горах Кавказа" и о. Антония (Булатовича) "Апология": "Доклад был прочитан в присутствии некоторых членов Синода и других лиц в частном вечернем заседании на Литейном..." [80, 6 сент.].

2 апреля – о. Давид приехал в Константинополь. Гире торопил Патриарха скорее судить о. Давида, не дожидаясь о. Антония и депутации из России [82, с. VIII].

5 апреля – суд над о. Давидом: "...и, при разъяснении ему Патриархом спорного учения, сознал свою ошибку и, справедливо ссылаясь на свою безграмотность, всю вину распространения ереси и беспорядка и бунта в скиту свалил на Булатовича, причем просил Патриарха не карать его (Давида) за его участие в бунте. Патриарх простил его, но с условием, чтобы он от власти навсегда отказался и более не вмешивался в скитские дела. Он дал слово и уехал на Афон и поселился вне скита, где жил раньше.

Сначала он строго соблюдал данное Патриарху обещание. Никакие просьбы со стороны "мятежников" не могли его склонить к измене данного Патриарху слова" [75, с. 780].

От "архимандрита Давида не потребовали ни покаяния, ни отречения от его "ереси", но свободно отпустили его обратно на св. Гору под условием лишь отказа от игуменства в Андреевском скиту, чего добивалось наше посольство" [80].

"Грамота на Афон Вселенского Патриарха Германа V-гo": "...происшедшее от заблуждения и превратного, невежественного толкования новоявленное и неосновательное это учение составляет хульное злословие и ересь, как отождествляющее и сливающее неслитное и тем самым ведущее к пантеизму (всебожию)..." [73, с. 16].

16 мая – под председательством митрополита петербургского Владимира состоялось экстренное заседание Св. Синода, посвященное вопросу о том, согласно ли учение афонских иеромонахов Илариона и Антония (Булатовича) о божественности самого имени Иисуса с учением церкви или же оно еретично? Константинопольская Церковь, в ведении которой находятся афонские монастыри, признала учение это еретическим и запросила по сему поводу мнение Русской Церкви. В Св. Синод были представлены и заслушаны три доклада: архиепископов Антония Волынского, Никона Вологодского и профессора Петербургской Духовной Академии Троицкого. Во всех этих трех докладах учение Илариона и Андрея Булатовича признается еретическим. Архиепископ Антоний Волынский идет даже дальше и говорит, что назвать это лжеучение ересью – значит оказать ему большую честь, т.к. это просто-напросто хлыстовские сумасбродные бредни. По поручению Синода сводку всех трех докладов в виде "послания к чадам православной церкви" составил архиепископ финляндский Сергий. Послание это было заслушано во вчерашнем заседании Синода и одобрено и будет прочитано во всех церквах. Постановление Синода было единогласным. Учение признано хлыстовством, ввиду идеи перевоплощения Божества [15, 17 мая].

18 мая – "Церковные Ведомости", № 20: "Божиею милостию, Святейший Правительствующий Синод всечестным братиям, во иночестве подвизавшимся": "Святейший Синод вполне присоединяется к решению Святейшего Патриарха и Священного Синода великой Константинопольской Церкви, осудивших новое учение, "как богохульное и еретическое", и с своей стороны умоляет всех, увлекшихся этим учением, оставить ошибочное мудрование и смиренно покориться голосу Матери-Церкви..." [16, с. 284].

"Возражение афонских иноков на постановления и послания Св. Синода" [49, с. 98–153].

Доклады архиеп. Никона [17], архиеп. Антония [18] и С. В. Троицкого [19].

19 мая – определение Св. Синода, утвержденное Его Императорским Величеством, о командировании на Афон члена Св. Синода и Государственного Совета архиеп. Никона [23].

23 мая – архиеп. Никон выехал из СПб.: Москва – Троице-Сергиева Лавра – Киев – Одесса.

26 мая – в газете "Колокол" появилась статья В. Скворцова "Афонская смута и "всероссийский раздорник"": архимандрит Арсений (1841–20.08.1913), прибывший бороться с афонской смутой, но ставший во главе всех афонских имеславцев, учредил "Союз Архангела Михаила исповедников Имени Божия", подписав воззвание "синодальный миссионер". Союз рассыпал свои листовки по всей России [21].

27 мая – в Императорской Киевской Дух. Академии состоялся коллоквиум, на котором учитель СПб. Александро-Невского Антониевского Духовного Училища кандидат богословия С. В. Троицкий защитил на степень магистра сочинение "Второбрачие клириков. Историко-каноническое исследование" (СПб., 1912). Он присоединился к архиеп. Никону [38].

29 мая – безуспешная беседа архиеп. Никона с братией подворья Пантелеимонова монастыря в Одессе, "в довольно значительном числе зараженной ересью" [33, с. 1504].

31 мая – в Царьграде прием у Патриарха Германа V.

Июнь –"малоплодные попытки к увещанию". Архиеп. Никона обзывали масоном и еретиком: "Крайняя нетерпимость есть их обличительная черта" [33, с. 1512]. Листки, изданные Никоном на Афоне: "Как учит Св. Церковь об именах Божиих (Выписки из св. отцев и церковных определений)", "Что значит слово "веровать"?", "Мое доброе слово "имеславцам"" [53, с. 45–58].

"Возражение Афонских иноков-исповедников против листка, изданного архиепископом Никоном в июне месяце 1913 года (на Афоне) о том, как учит Св. Церковь об Именах Божиих" [49, с. 82–97].

4 июня – прибытие на Афон на стационаре "Донец". В храме Пантелеимонова монастыря архиеп. Никон внушал "монахам-простецам" не пускаться в догматические исследования и смириться, дабы не подвергнуться суду и отлучению [33, с. 1508]. Консул говорил, что необходимо подчиняться Патриарху и Синоду [33, с. 1509].

8 июня – "От канцелярии святейшего Синода": "Бывший настоятель Воскресенского монастыря Новгородской епархии игумен Арсений – не синодальный миссионер, не послан на Афон исследовать "имеборческую ересь", в 1909 г. запрещен в священнослужении, в 1912 – разрешен. В 1912 г. возбудил просьбу "о разрешении ему отбыть на Афон, где он желал бы окончить дни своей жизни в покаянии и молитве"" [24].

11 июня – пароход "Царь" доставил 118 солдат и 5 офицеров с командиром З. А. Шипулинским.

13 июня – Протат заявил, что если еретиков не удалят русские, то удалят греки. Солдаты высадились на берег и, не без некоторого сопротивления, заняли монастырь [33, с. 1511].

Из речи архиеп. Никона в Покровском соборе Пантелеимонова монастыря: "Вы, – продолжал архипастырь, потрясая посохом, – каждое имя считаете за Бога. Так я скажу вам, что каждое имя Божие не есть Бог. Имя Иисуса не есть Бог. И червяку имя только "червяк", а вы, пожалуй, скажете: "и червяк – Бог". Сын есть меньше Отца. Сам Иисус сказал, что "Отец есть более Меня". Вы скажите, что у вас и Христос – Бог..."
В это самое время проф. Троицкий говорит на ухо архиепископу Никону: Владыко, Христос – Бог! И на отпуске [так!]: "Христос истинный Бог наш..."
Слышится ропот из рядов монахов, но владыка Никон, стуча о пол архипастырским посохом, кричит:
– Никто не смей мне возражать. Даже Англия и Франция так веруют, как я говорю..." [28].

14–17 июня – в Пантелеимоновом монастыре при охране солдат произведена перепись: имяборцев – 661, имяславцев – 517, не явилось – 360 [73, с. 34].

30 июня – послание архиеп. Никона с предложением поститься 2, 3 и 4 июля, а 5 июля, в день Афанасия Афонского и Сергия Радонежского, прибыть в Пантелеймонов монастырь "к бдению и литургии для общебратской с крестным обхождением обители молитвы о вразумлении заблудших и водворении церковного мира" [33, с. 1517].

Июль – на Валааме книгу "На горах Кавказа" предали сожжению [31, с. 894].

3 июля – прибытие парохода "Херсон", насильственное выдворение из Пантелеимонова монастыря монахов-имяславцев и посадка их на "Херсон" [33, с. 1517; 73, с. 34–35; 82, с. XI–XIII; 30].

5 июля – литургия в Покровском храме Пантелеимонова монастыря: "прошения и молитвы об обращении заблудших" [33, с. 1518].

6–7 июля – отправка монахов-имяславцев из Андреевского скита прошла без насилия.

8 июля – архиеп. Никон отбыл из Афона на "Донце".

9 июля – 621 монах-имяславец отправлен в Одессу.

11 июля – архиеп. Никон в Константинополе вручил Патриарху списки "вождей" и "рядовых" имяславия.

13 июля – монахи-имеславцы привезены в Одессу. "В 7 часов утра пароход остановился на внутреннем рейде. Пароход посетили и.д. начальника порта контр-адмирал С. Н. Акимов и административные власти. Вскоре пароход установили у брекватора и на борт его прибыли таможенные и жандармские чины и усиленный наряд полицейских при 30 полицейских надзирателях. С приглашенными из Пантелеимоновского и Андреевского подворий заведывающими на пароход явился и прибывший вчера командированный из Петербурга директор канцелярии Обер-Прокурор Св. Синода д.с.с. В. И. Яцкевич. Заведывающие подворьями были приглашены для опознания прибывших монахов, между которыми могли оказаться лица, только выдававшие себя за монахов скитов, а на самом деле ничего общего не имеющие с монахами. На пароходе возвратились и состоявшие при архиепископе Никоне члены комиссии, командированной Св. Синодом для расследования возникшего бунта и причин возмущения монахов на Афоне – профессор Московской Духовной Академии Троицкий и секретарь Российского Посольства в Константинополе Щербина, которые ознакомили В. И. Яцкевича с обстоятельствами дела.

Посетил пароход "Херсон" и г. одес. градоначальник шталмейстер И. В. Сосновский, а также представители прокурорского надзора, сыскной полиции и др. В течение всего дня власти производили на пароходе дознание. Монахи подробно допрашивались" [29].

"Лица, признанные в сане и монашестве русскою церковною властью, в числе 8 были отправлены на подворье Андреевского скита. 40 человек, обвиняемых и подозреваемых в уголовных преступлениях, были отправлены в тюрьму, а остальные были направлены по проходным свидетельствам в мирском одеянии для водворения на родину по местам прописки" [73, с. 35].

17 июля – на пароходе "Чихачев" в Одессу привезли еще 212 монахов. "Из донесений архиепископа Назария и прошений монахов усматривается, что привезенные и добровольно приехавшие имябожники ведут пропаганду в народе, но что некоторые из них раскаиваются в своем заблуждении и просят разрешения или вернуться на Афон, или поселиться в какомлибо из находящихся в России монастырей. Положение некоторых из монахов весьма тяжелое, так как сами они не могут по старости и слабости снискивать себе пропитание, а ни своих средств, ни могущих содержать их родственников не имеют" [73, с. 36]. Некоторых монахов переодевали в еврейские ермолки [83, с. 37].

31 июля – "Акт заседания Кинота": "чтобы все, до настоящего времени высланные и возвращающиеся, ни под каким условием или предлогом не должны быть приняты в Ваши Священные Монастыри..." [73, с. 29].
Телеграмма: "Почтительнейше просим Ваше Высокопревосходительство повергнуть к стопам Его Императорского Величества нашу Усерднейшую благодарность за освобождение нашего монастыря от грозившей ему со стороны революционеров и сектантов опасности разорения. Настоятель русского монастыря Св. Пантелеймона архимандрит Мисаил со всею братиею".

4 августа – Государь начертал: "Желаю Пантелеимонову монастырю мира, тишины и благоденствия" [32].

27 августа – Св. Синод слушал доклады архиеп. Никона [33] и С. В. Троицкого [36] о командировке на Афон, "заявление старцев – настоятелей русских обителей (келий) и калив св. Афонской Горы об отвержении нового лжеучения", два донесения архиеп. Херсонского и Одесского Назария о прибывших монахах и пр. [34, с. 426].
Определение Св. Синода "о пересмотре решения Св. Синода относительно имябожников" [34]. "Форма обращения для возвращающихся к учению православной Церкви имябожников" [34].

22 сентября – Царь в г. Алупке принял наместника Афонского Пантелеимонова монастыря иеромонаха Иакинфа, духовника иеромонаха Мелитона, которые передали Царю благодарственный адрес "за спасение от гибели". "Государь Император удостоил представлявшихся милостивых расспросов и соизволил выразить пожелание, чтобы впредь не повторялись такие печальные события" [44].

14 октября – "В ознаменования благополучного избавления св. Афонской Горы от ереси имябожничества Его Всесвятейшеству Вселенскому Патриарху Герману V благоугодно было 14 октября сего года наградить игумена русского на Афоне Пантелеимонова монастыря архимандрита Мисаила и наместника монастыря иеромонаха Иакинфа золотыми наперсными крестами вместе со следующими грамотами" [48].

11 декабря – "Ответное послание Константинопольского Патриарха Германа Святейшему Синоду": "..теперь эти лица, находясь вне пределов власти нашего Святейшего Патриаршего Вселенского Престола, уже не подчиняются нашему церковному правосудию, но в церковном и политическом отношениях подлежат правосудию братской Святейшей Российской Церкви... А так как не невероятно, чтобы эти лица, даже и проявив раскаяние, не причинили беспокойство и не доставили соблазна, опять являясь на Св. Гору, то мы решили, чтобы никто из этих лиц не являлся на Св. Гору, и это считаем справедливым и достойным" [82, с. XVII–XVIII].

Ответ: "Раскаявшиеся иноки должны иметь полное право на возвращение вновь на Афон в свои обители – это их неотъемлемое право, которого никакими ухищрениями на Фанаре не опровергнуть". "Решение Константинопольской Патриархии – не допускать вновь на Св. Гору даже раскаявшихся иноков – ставит под вопрос искренность и внутреннюю убедительность и чистоту намерений и планов фанариотов..." [82, с. XVIII–XIX].

1914

5 февраля – "В Святейший Правительствующий Синод. От Иеросхимонаха Антония Булатовича" [49, с. 3–64]:

"Покорнейше просим Святейший Синод, убедившись в Православии сих наших тезисов, признать, что мы, открыто исповедуя Божественность

Имя Божия "Иисус", ни в чем не отступаем от вероучений и догматов Православной Церкви, и тем дать нам возможность со спокойной совестью предать себя духовному попечению Святейшего Синода и пастырей церковных, с тем прекратить всякие дальнейшие догматические споры" [49, с. 64].

13 февраля – Николай II принял в Царском Селе депутацию афонских монахов-имяславцев: иеросхимонаха Николая, схимника Исаакия, схимника Мартиниана, монаха Манасию. Их фото [64, с. 10].
Николай II записал в дневнике: "Приняли четырех афонских старцев из изгнанных оттуда" [94, с. 447].

14–18 февраля – Определение Св. Синода по поводу послания Вселенского Патриарха от 11 декабря 1913 г. относительно монахов-имябожников: "Поручить Московской Синодальной Конторе принять к рассмотрению в судебном порядке дело о вышеупомянутых двадцати пяти имябожниках" [59, с. 62].

27 февраля–7 марта – Св. Синодом принята "Инструкция" (§§1–29):

"§ 1. Члены суда: первоприсутствующий: митр. Макарий Московский, архиеп. Алексий бывший Тверской, еп. Трифон Дмитровский, еп. Мисаил бывший Олонецкий, еп. Йонникий бывший Архангельский, еп. Евфимий бывший Балахнинский, еп. Анастасий Серпуховской, еп. Феодор Волоколамский, еп. Модест Верейский, наместники Свято-Троицкой Сергиевой Лавры Товий и Москвоского Чудова монастыря Арсений.

§ 6. Для келейного увещания подсудимых – до начала суда над ними – (...) призываются Конторой, по ее усмотрению, известные строгою иноческою жизнию, духовной опытностью иноки-старцы..."

Список монахов-имябожников Пантелеимонова монастыря и Андреевского скита (19 + 6 = 25) [60, с. 70–73].

23 февраля – совещание по делу афонских монахов в покоях московского митрополита Макария на Троицком подворье: "Кроме митрополита Макария, на совещании были епископы – Трифон Дмитровский, Анастасий Серпуховской и Модест Верейский, Обер-Прокурор Синода В. К. Саблер и прокурор Московской Синодальной Конторы Ф. П. Степанов.

В. К. Саблер доложил совещанию, что Синод поручил Московской Синодальной Конторе произвести суд над афонскими монахами "имябожниками" (...). Суд начнется после Фоминой недели (...).
Для делопроизводства состав конторы пополняется следующими лицами: помощником управляющего канцелярией Синода С.Г. Рункевичем, юрисконсультом канцелярии Обер-Прокурора Синода В. В. Радзимовским и секретарем 5-го отделения канцелярии Синода П. Н. Судницыным." [63].

27 февраля – статья Ал. Львова "Что это значит?": "Как известно, в синодских сферах переменили отношение к "имяславцам". Бесспорно, эта перемена произошла вследствие высокомилостивого приема депутации афонских монахов-изгнанников в Царском Селе. На состоявшемся затем тайном заседании Синода было решено ликвидировать так или иначе громкий вопрос, пересмотреть вновь афонское дело (за пересмотр высказался и Обер-Прокурор), снять с "имяславцев" обвинение в еретичестве и просить Константинопольского Патриарха разрешить афонцам, в случае если они будут "амнистированы", вернуться в свои обители на Святую Гору. Придуман и почетный выход для архиепископа Никона, автора небывалого всемирного скандала, грозившего расколоть надвое православную церковь. Он заключается в признании, что "греческие духовные власти своими неверными сведениями ввели архиеп. Никона в заблуждение". Конечно, такое оправдание слабое: не греки же водили рукою архиепископа, когда он писал свою знаменитую фараровскую брошюру-возражение "имяславцам", и не греки могли заставить его учинить жесткую расправу с истязаниями над русскими иноками; но все-таки и такое признание своей вины со стороны Никона утешительно, ибо оно говорит за то, что в афонском деле совершился перелом в сторону справедливости и правды" [64, с. 4].

7 марта – осударственная Дума 4-го созыва. 2-я сессия. Заседание 47. 31-й последний пункт повестки дня: обсуждение срочности запроса № 332. Выступили Ковалевский, Караулов, Замысловский, Новицкий.

Ковалевский: "Не менее тревожной в настоящую минуту является неопределенность правового положения лиц, утерявших насильственно монашеский сан". Срочно должна быть обсуждена "деловая сторона этого вопроса", не касаясь "религиозно-догматических заблуждений" [65, с. 1550].

За спешность – 101 голос, против – 118. Спешность отклонена. Принято: передать в комиссию по запросам. Авторы просили дать им 2 недели сроку.

18 марта – "Исповедание веры афонских иноков, поданное в Св. Синод": "Представляя исповедание сие Святейшему Синоду, мы, нижеподписавшиеся, просим и молим, дабы Святейший Синод прежде суда над нами благоизволил пересмотреть Послание от 18-го мая и изменить высказанные в нем тезисы о Имени Божием, согласив их с учением Святых Отцев, ибо несогласие руководящих тезисов с учением Святых Отцев не допускает нас принять вызов на Церковный суд и подчиниться его решению" [49, с. 165]. "Однако Св. Синод не соизволил войти в рассмотрение по существу догматического спора за Имя Господне и только предоставил Московскому Духовному Суду определить, кто из обвиняемых согласится с мнениями, выраженными Церковной Властью в Синодальном Послании от 18 мая и тех оправдать, а кто не согласится с означенными мнениями – тех осудить. Ввиду этого, обвиняемые сочли себя вынужденными подать в Св. Синод заявление о своем отложении от него и отказаться явиться на Московский Суд" [82, с. XX].

25 марта – письмо о. Антония (Булатовича) Николаю II: "Мы не хотим раскола, скорбим о том бедствии, которое ныне постигло нашу Церковь, желали бы, чтобы в Церкви снова наступил мир и всякие догматические споры прекратились, но отступать от исповедания Божества Имени Божия мы не считаем для себя вправе и покориться несправедливому мнению Св. Синода считаем за вероотступничество. (...) Повелите лично известным Вам и пользующимся Вашим доверием лицам, духовным и светским, собраться в особую комиссию и разобрать основания, как учения имяславцев, так и учения имяборцев. (...) Та сторона, которая окажется согласной в своем учении с учением Св. Синода и со словами Писания, та и должна быть признана правой. (...) Если же, Ваше Императорское Величество, Вы не найдете возможным во исполнение нашей просьбы назначить подобную комиссию, то просим, по крайней мере, повелеть, дабы Синодальная Контора при обсуждении православности нашего учения руководствовалась бы не Синодальным Посланием от 18 мая, но руководствовалась бы лишь православным катехизисом, Св. Писанием и словами Св. Отцев. (...) а к каким дальнейшим бедствиям это приведет Россию, это ведает один лишь Бог..." [81].

Апрель – письмо Николая II к митрополиту Макарию с благоприятным мнением об имяславцах [99].

11 апреля – "В Святейший Правительствующий Синод Иноков Афонских заявление":

"Заключая из этого, что вышесказанное неправильное учение о Имени Божием не есть случайно вкравшаяся ошибка, но принято отныне Синодом бесповоротно, как догмат, – мы с прискорбием и с горечью вынуждены, ради сохранения чистоты веры Православной, – ОТЛОЖИТЬСЯ ОТ ВСЯКОГО ДУХОВНОГО ОБЩЕНИЯ С ВСЕРОССИЙСКИМ СИНОДОМ И СО ВСЕМИ ЕДИНОМЫСЛЕННЫМИ С НИМ, ВПРЕДЬ ДО ИСПРАВЛЕНИЯ ОЗНАЧЕННЫХ ЗАБЛУЖДЕНИЙ И ВПРЕДЬ ДО ПРИЗНАНИЯ БОЖЕСТВА ИМЕНИ БОЖИЯ, СОГЛАСНО СО СВЯТЫМ КАТЕХИЗИСОМ И СО СВЯТЫМИ ОТЦАМИ.

Посему мы заявляем также, что на суд Московской Синодальной Конторы явиться отказываемся." 1-я подпись иеросхимонаха Антония (Булатовича) и около 300 подписей. "Вследствие последовавшего примирения дополнительные заявления об отложении от Св. Синода не были представлены в Синод" [49, с. 168–169].

1 мая – Определение Московской Синодальной Конторы, возложившее на еп. Модеста Верейского сношения с афонскими иноками-имеславцами.

3 мая – встреча еп. Модеста с о. Антонием (Булатовичем).
Вопрос еп. Модеста: "Каким образом возможно было бы избежать нежелательного ни для той, ни для другой стороны разделения церковного?" Ответ о. Антония (Булатовича):

"1. Признать, что исповедание Божества и Божественной Силы Имени Божия и Имени Иисуса Христа, понимаемого духовно, может быть признано за "Частное Мнение", существующее в Церкви Православной, которое и высказывалось многими Святыми Отцами и писателями церковными.

2. Посему отложить окончательное решение догматического спора и формулировку догматов о Имени Божием, впредь до Собора; отложившихся же иноков призвать к церковному общению и послушанию Иерархии, потребовав от них засвидетельствования веры в установленные Церковью догматы целованием Креста и Евангелия" [49, с. 170–171].

4 мая – встреча еп. Модеста с группой иноков на даче близ станции Бабино Николаевской ж.д. Иноки не согласились с термином "Частное Мнение", находя его унизительным для признания Божества Имени Господня.

Вопрос еп. Модеста: "Каким образом иноки афонские полагают возможным избежать нежелательного отделения их от Святейшего Синода?" Ответ иноков:

"1. Оповестить по епархиям, что они всегда пребывали в Церкви Православной. Наименование "имябожники" – отменяется.

2. Оставить все священнические и монашеские звания.

3. Религиозные вопросы о почитании Имени Божия отложить до Вселенского или поместного Собора.

4. Предоставить скит "Пицунда".

5. Вознаградить изгнанных монахов из сумм тех обителей, которые их изгнали" [49, с. 71–73].

Словесный доклад еп. Модеста: "При простоте их книжного образования и недостаточном знакомстве с принятыми в церковной науке способами и формами выражения богословской мысли, они не всегда могут в своих словесных и письменных заявлениях точно выразить по предметам своих верований свои действительные мысли в соответствии с теми, кои почерпнуты ими из Святых и святоотеческих писаний. (...) А об имени Божием, в частности, изъясняют, что "именуя имя Божие и имя Иисусово Богом и – Самим Богом, они чужды как почитания имени Божия за сущность Его, так и почитания имени Божия отдельно от Самого Бога, как какое-то особое Божество, так и обожения самих букв и звуков и случайных мыслей о Боге" [82, с. XXIII].

7 мая – определение Московской Синодальной Конторы: у иноков-имяславцев "нет оснований к отступлению ради учения об именах Божиих от Православной Церкви". Заявление об отложении – плод "недостаточного разумения ими своих деяний и намерений" [82, с. XXII]. Ввиду допускаемых иноками "в изъяснении учения о почитании имени Божия некоторых неточных выражений и мнений, не соответствующих общепринятому в православной Церкви изъяснению о божественности святого имени Божия, духовному руководству и наставлению" [82, с. XXIII], 13 монахов, в т.ч. и о. Антония (Булатовича), поручили еп. Модесту. 25 "главарей" водворены в Покровском монастыре [82, с. XXV].

10 мая – Указ Св. Синода № 4136, утвердивший резолюцию Московской Синодальной Конторы: "Копия с этого указа была вручена нам, и на основании этого оправдания нам вскоре было разрешено и причастие Св. Тайн и священнослужение. Митрополит Макарий, получив официальную телеграмму Обер-Прокурора В. К. Саблера (в августе 1914 г.), в которой ему предоставлялось допустить к священнослужению тех из оправданных иноков, которых он найдет достойными, разрешил немедленно около 20 человек и донес о сем телеграммой Обер-Прокурору, а потом разрешил и других. На основании этого разрешения Обер-Прокурор официально сообщил бумагой в Главное Управление Красного Креста о тех изгнанных с Афона иеромонахах, коим разрешено священнослужение, и Красный Крест назначил некоторых из нас в свои лазареты и передовые отряды для несения священнических обязанностей, которые мы исполняем до сих пор" [84, с. 211–212].

"...та копия, которая была официально вручена нам с синодального указа от 24 мая 1914 г. № 4136, о которой мы только что говорили, не содержала в себе весьма существенной последней оговорки Св. Синода, в которой Святейший Синод утвердил решение Синодальной Конторы, но в то же время заявил, что остается при прежнем своем мнении и, – "оказывая снисхождение к немощам заблуждающихся, – НЕ ИЗМЕНЯЕТ ПРЕЖНЕГО СВОЕГО СУЖДЕНИЯ О САМОМ ЗАБЛУЖДЕНИИ". По поводу последней скрытой от нас неизвестно по каким причинам оговорки Св. Синода в том указе, который мы почитаем оправдательным для нас от возводимого на нас обвинения, мы можем заметить следующее: что если бы эта оговорка не была от нас скрыта, то едва ли бы мы решились возвратиться к церковному общению и пойти на зов еп. Модеста" [99].

О. Антоний (Булатович) отправляется на фронт священником в 16-й передовой отряд Красного Креста.
"Осуждение имяславия, как ереси, было объявлено и разглашено на площадях, будучи напечатано не только в "Церк. Вед.", но во всех газетах; также велегласно было сообщено о предании "главарей имябожников" суду Моск. Синод. Конторы, оправдание же их было объявлено "тайно" и до сих пор в "Церк. Вед." замалчивается осуждение имяславия повелением о том, чтобы во всех монашеских обителях России были отслужены торжественные молебны об обращении впавших в ересь, но когда суд "никаких оснований" к отложению, что равно значит – "никакой ереси", у главарей имябожников не нашел, тогда не только не были отслужены благодарственные о сем молебны, но и доселе в синодальном официозе продолжают поноситься имяславие и имяславцы, как "имябожники", проповедники "лжеучения" и т.п." [80, с. 6 сент.].

"Благодаря этому создалось крайне двусмысленное и неправомерное отношение церковной власти к вывезенным из Афона инокам. Главные виновники были восстановлены в своих священных и иноческих правах, получили возможность невозбранно причащаться Св. Тайн, получили разрешение священнодействовать, в епархиях же священники продолжают руководствоваться по отношению к прочим инокам указом Св. Синода от 29 августа 1913 года и продолжают требовать формального письменного – отречения от несуществующей ереси, не допуская их к Св. Причастию и даже отказывая в напутствии на смертном одре" [82, с. XXV].

14 мая – письмо еп. Модеста к издателю журнала "Дым Отечества" А. Л. Гарязину: "Благодарение Господу Богу, все иноки имеславцы оказались истинными чадами Церкви. (...) О. Антоний и все виденные мною иноки афонские назначены в число братии Знаменского монастыря. Употреблю все усилия, чтобы они остались пребыванием своим в монастыре довольны. (...) Разность мнений не должна мешать единению в любви. (...) Когда Господь Бог вложит э Сердце Царево желание собрать очень нужный для Церкви собор, Он Один ведает. До собора же возможна литературная борьба, но хорошо было бы, если бы она не была остра" [68].

17 мая – "Акт русских насельников Святой Афонской Горы": "Умоляем не возвращать к нам революционеров, так как видим из газет, что и якобы раскаявшиеся забрасывают нас клеветой и грязью" [73, с. 44].

18 мая – "Его Высокопреосвященству, митрополиту Макарию от иноков афонских. Заявление. Благодарность за снятие обвинения в ереси. Берем обратно заявление об отложении. Архиепископы Антоний и Никон – главные виновники Афонской смуты. Просим поместить изгнанников афонских в скиту "Пицунда"" [49, с. 174–177].

1915

Письмо схимонаха Илариона: "Я должен сказать и то, что я сильно обижен действиями в отношении меня духовной власти. Почему же она, когда она разбирала мою книгу и осудила ее, не отнеслась ко мне ни единым словом или вопросом о всех тех местах в моей книге, кои были причиною возникшего недоумения?" [71, с. 31]. "Мнится нам, достопочтеннейший Л. З-ч, что эта ужасная "пря" с Богом по преимуществу высших членов России Иерархов – есть верное предзнаменование близости времен, в кои имеет притти последний враг истины, всепагубный антихрист" [71, с. 33].

1916

2 июня – Смерть о. Илариона.

7 октября – 2-е письмо о. Антония (Булатовича) Николаю II:

"Не настал ли ныне час исправить глубокую и вопиющую на небо ошибку в Афонском деле? Вспомните, Ваше Величество, как щедро наградил Вас Господь, когда Вы сломили упорство Синода в нежелании его прославлять Св. Иоанна Тобольского: в тот самый миг, как Синод соизволил, Господь предал в руки Ваши совершенно неожиданно с малыми потерями неприступный Эрзерум, а весной, когда Св. Синод обнародовал чин прославления, начались наши неожиданно-необычайные успехи на Волыни и к югу. Вспомните и противоположные совпадения: поражение третьей армии совпало с тем моментом, когда Вы изволили удостоить особо милостивой грамотой архиепископа Антония Харьковского, и затем, дивное дело, противник остановился тогда, когда взял Почаевскую Лавру, ту самую Лавру, из которой раздались первые хулы архиепископа Антония на Имя Господне. (...) Припомните еще гибель лодки Донца: она первая погибла в Одесском рейде, потопленная турецким миноносцем, не успев сделать и выстрела!.. Нынешние люди не верят в эти знамения, но Ваша жизнь так полна этими чудесными предзнаменованиями, что Вы, Державный Государь, не можете не верить им. Смертельная рана, которую хотел Вам нанести сын диавола в Японии, не предуказывала ли Японскую войну и ужасный 1905 год? Но благодать Божия чудесно сохранила и Вас, и Россию. Кровопролитное празднество в день коронования не предуказывало ли кровопролитность Вашего царствования? Не предуказывало ли и на эту страшную войну, которая должна утвердить Ваше воцарение над всем православным Востоком? Ваше рождение в день праведного Иова, не предзнаменовало ли это тот крест терпения, который Вам готовила судьба и на славный конец, которым Вы будете награждены за Ваше терпение? Теперь промысел Божий ЖДЕТ ТОГО, ЧТОБЫ предать Вам Царьград, но УДОВЛЕТВОРИТЕ ЖЕ ПРАВОСУДИЕ БОЖИЕ, И ВОССТАНОВИТЕ ЖЕ ПОРУГАННУЮ ЧЕСТЬ ИМЕНИ ГОСПОДНЯ! Предстоит еще упорнейшая, упорнейшая борьба, и не только с немцами, но и по взятии Царьграда – с союзниками. Потщитесь стяжать помощь Божию и благодать.

Я подаю Обер-Прокурору прилагаемые при сем две докладные записки и прошу его о пересмотре этого дела по богословской хотя только стороне. Это единственный выход из создавшегося ныне положения. Но выход и простой, и легкий. Необходимо было бы назначить комиссию из нескольких достойных иерархов и ученых, которые разобрали бы исповедания и Синодальное Послание от 18 мая 1913 г. Нет сомнения в том, что они не нашли бы в нас никакой ереси и противные мнения были бы приведены к православному единомыслию, и дело приняло бы естественное течение, и по окончанию войны иноки имели бы возможность быть возвращены на Святую Гору" [81'].

После двух писем о. Антоний приписал: "Не внял Государь благому совету и духовному предупреждению (...) "не восстановлена поруганная честь Имени Господня", и "отступление от истинных догматов навлекло на страну и на народ великий гнев Божий и тяжкие кары" (...). Особенно знаменательно то, что переворот совершился именно в неделю Св. Григория Паламы, боровшегося против Варлаама, которого мнения повторяют ныне имяборцы и пресловутое Синодальное Послание. Знаменательно также, что и имя – "Волынь", от первопастыря которой изошли первые хулы на Имя Господне, и это имя оказалось первенствующим в перевороте, ибо весь этот стихийный переворот начат и произведен был – "Волынским" полком... Имеяй уши да слышит и о той страшной каре, которой подвергся митропол. Владимир, больше всех ответственный за все Афонское дело, как первопастырь, санкционировавший все преступнейшие действия арх. Никона на Афоне, согласившийся с совершенно неправославными мнениями арх. Антония, и упорно до самого последнего времени противившегося (так в оригинале. – С. П.) тому, чтобы Афонское дело было авторитетно пересмотрено и разобрано" [81].

1917

20 марта – митр. Макарий уволен на покой [102].

1918

Священный Собор Православной Российской Церкви поставил вопрос об Имени Божием: "Но здесь имяславие имело авторитетных стронников в среде ученых и епископа, и собор выделил особую подкомиссию (под председательством арх. Феофана Полтавского) для изучения этого вопроса. О. Сергий вошел в ее состав, но собор, выполнив самые неотложные церковные задачи, должен был вследствие революционных событий прекратить свое существование, и работа подкомиссии ограничилась двумя вступительными заседаниями. Комиссия успела, однако, распределить свои основные задачи между членами, и о. Сергию был поручен вступительный доклад по вопросу имяславия. "Философия имени" и должна была ответить этой задаче и явиться философским и богословским обоснованием имяславия..." [95, с. 53].

28 января – из письма С. Н. Булгакова к о. Павлу Флоренскому: "Собор очень малочислен, преосв. Феофан, председатель подотдела об Имени Божием, еще отсутствует, и отдел не может собраться. Впрочем, в теперешней атмосфере большевистского разбоя и угрозы разгоном работа была бы все равно невозможна, так что анафематствование пошлости (т.е. "психологизм" И. В. Попова, который как-то особенно холоден) может быть и отсрочено" [96, с. 86].

Конец февраля – о. Антоний (Булатович):

"...я был назначен священником в 16-й передовой отряд Красного Креста, и провел 3 года на фронте, на передовых позициях, и перенеся на Карпатал возвратный тиф, подорвал окончательно свое здоровье. Возвратившись с войны, я оказался в совершенно безвыходном положении, ибо, служа безвозмездно, я не имел никаких сбережений, мать же моя лишилась всего своего имущества, и меня полуслепого один афонский инок привез в Москву в конце февраля сего года. Здесь я обратился к Св. Патриарху с просьбой дать мне приют в обители, и я был приуказан к Покровскому монастырю, но – БЕЗ РАЗРЕШЕНИЯ СВЯЩЕННОСЛУЖЕНИЯ.

Лишение меня священнослужения повергло меня в большую скорбь, ибо навыкнув с благословения приснопамятного о. Иоанна Кронштадтского служить ежедневно Божественную литургию, я неопустительно служил таковую ежедневно, и во время боев под огнем, и во время походов, за редким исключением действительной невозможности, и в этом священнослужении привык находить живопитание для моей многогрешной и мертвенной души. Поэтому, предполагая, что священнослужение вызвано формальным требованием законом 1818 г. предварительного трехлетнего испытания для рукоположенных на Востоке, я обратился к Св. Патриарху с просьбой разрешить мне священнослужение, вменив мне трехлетнее беспорочное служение на фронте в требуемое трехлетнее испытание. Но эта моя просьба была оставлена Св. Синодом без ответа" [99].

Июнь – о. Антоний (Булатович): "Узнав из частных бесед с некоторыми иерархами, что причиной неразрешения мне священнослужения было недоумение Членов Священного Синода относительно тех оснований, на которых я был разрешен в 1914 г., я снова (в июне сего года) подал прошение Св. Патриарху с изложением тех обстоятельств, при коих я был разрешен, и просил, в случае если бы Священный Синод бы имел сомнение в православности моего упования, убедиться в совершенной православности моего боголепного почитания Имени Господня и в совершенном моем единомыслии с учением Св. Отцев и Св. Писания о сем, исповедовав меня. Но и на это прошение ответа не последовало" [99].

Июль – о. Антоний (Булатович): "В это время собрался Священный Собор, и в июле 1918 г. я снова подал прошение Св. Патриарху о разрешении священнослужения, прося, чтобы, в случае сомнения в православности моего исповедания Имени Господня, было бы поручено допросить меня той секцией Священного Собора, которая образовалась при Миссионерском отделе для суждения о споре из-за почитания Имени Божиего по существу его. Это прошение было передано в президиум Собора, который в свою очередь, заслушав его, передал в Миссионерский отдел для исполнения. К сожалению, недостаток времени сделал осуществление этого моего желания невозможным" [99].

1 августа – "Обращение исповедников Имени Господня к суду Священного Собора": "Ныне наступает давно ожидавшийся час соборного рассмотрения происшедшего на Св. Горе спора об Имени Господнем, и от Священного Собора ожидается решение: I – подобает ли Имени Божию воздавать – БОГОЛЕПНОЕ почитание, или как выразился Св. Тихон Задонский – "отдавать всякое почтение как САМОМУ БОГУ", – не отделяя в сознании своем Имя Божие от Бога или же только ОТНОСИТЕЛЬНОЕ, как того требует от нас Св. Синод указом от 29 августа 1913 г. II – подобает ли Имя Божие почитать за БОЖЕСТВЕННОЕ ОТКРОВЕНИЕ, и в этом смысле за БОЖЕСТВЕННУЮ ЭНЕРГИЮ И БОЖЕСТВО, или довлеет его считать только словесным СИМВОЛОМ тварного происхождения и только напоминающим о Боге. III – подобает ли верить в ДЕЙСТВЕННУЮ СИЛУ Имени Господня в таинствах, в чудесах и в молитве или видеть в нем ПРОСТОЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ СЛОВО, никакой Божественной СИЛЫ В СЕБЕ НЕ ИМЕЮЩЕЕ и не дающее именующему реального соприкосновения с Самим Богом. (...) Имя Господне дано нам как средство для реального соприкосновения в молитве С САМИМ БОГОМ, как луч Его Божественного Света для озарения нашей души..." [97].

Сентябрь – о. Антоний (Булатович): "После разъезда Собора, Покровский монастырь, в коем я имел пребывание, подвергся реквизиции для военных надобностей: иноков выдворили из келий, кухня прекратила свое существование, хлеб тоже почти не выдавался, изредка выдавалось лишь по восьмушке фунта, и я был поставлен в необходимость покупать на личные средства свое пропитание, но таковых у меня не было. Бедственное материальное положение и духовная скорбь по поводу продолжающейся на мне безвинно тяготеть духовной кары вынудили меня снова (в сентябре сего года) подать прошение Св. Патриарху и просить, ввиду того, что секция Собора, которая должна была меня вызвать и допросить о моем уповании, не успела сего сделать, то допросить меня о моем уповании пред Священным Синодом, и, убедившись в моей православности, разрешить священнослужение" [99].

Жалоба о. Антония (Булатовича) на миссионера В. И. Зеленцова: Зеленцов "...вооружается больше всего против нас именно за то, что мы считаем, что церковная власть этим решением вынесла нам оправдательный приговор, когда на самом деле, по его мнению, это решение и утверждающий его указ сохраняет смысл обвинительного приговора, делающего лишь некоторые снисхождения к осуждаемым в заблуждении ради малой их сознательности. (...) требовал от церковной власти принятия строгих мер против "имябожников", которые якобы сильно распространяют в России свою ересь и сеют церковную смуту, и лишить их церковного общения в случае непринесения ими установленного было Св. Синодом покаяния и отречения от их, мнимой, ереси" [99].

"Что же касается до того утверждения Зеленцова, будто и оправдание нас на Московском суде и разрешение причащения и священнослужения, без требования от нас установленного было отречения, обязаны давлению Императора на церковную власть и сделаны митрополитом Макарием в угоду б. Императору, то мы полагаем, что такое утверждение г. Зеленцова не только противно истине, ибо в решении Синодальной Конторы ясно указано, на основании чего именно она считает нас достойными пребывать в церковном общении, а именно на основании нашего непререкаемого утверждения, что мы чужды приписываемого нам обожествления самого имени, коим именуется Бог, по внешней стороне этого имени и в отвлечении от Бога, а с другой стороны, это обвинение г. Зеленцовым митр. Макария в том, что он в угоду Императору допустил заведомых якобы еретиков к священнослужению, без требования от них отречения от ереси, являлось бы обвинением, которое ложилось всею своею тяжестью не на одного митр. Макария, но и на весь тогдашний Синод, коего члены, как напр. митр. Сергий и многие другие с Св. Патриархом во главе и ныне заседают в нем" [99].

8–21 октября – "Постановление Святейшего Патриарха и Священного Синода Российской Церкви":

"...По рассмотрению дела, ввиду того, что: 1) постановление Московской Синодальной Конторы от 7 мая 1914 г., почитаемое иеросхимонахом Антонием оправдательным для самого учения имябожников, в действительности является лишь постановлением о принятии в общение некоторых, поименованных в сем постановлении афонских иноков, причастных к имябожническому учению, привлеченных к суду Московской Синодальной Конторы и изъявивших подчинение Св. Церкви, по надлежащем испытании верования их, с прекращением о них судебного дела и разрешения священнослужения тем из них, кои находились в священном сане, – 2) что таковое именно постановление Московской Синодальной Конторы по указанному делу было утверждено Св. Синодом по определению от 10–24 мая 1914 г. за № 4136, с поручением при этом Синодальной Конторе и Преосвященному Модесту приводить увещаемых иноков к сознанию, что учение имябожников, прописанное в сочинениях иеросхимонаха Антония (Булатовича) и его последователей, осуждено Святейшим Патриархом и Синодом Константинопольской Церкви и Св. Синодом Церкви Российской и что, оказывая снисхождение к немощам заблуждающихся, Святейший Синод не изменяет прежнего своего суждения о самом заблуждении, и что – 3) следовательно, вышеупомянутое постановление Конторы, касаясь отдельных лиц, ни в коем случае не отменяло общего правила, по которому имябожники, как осужденные церковной властью, могут быть принимаемы в церковное общение (с разрешением, кому следует, священнослужения) лишь по отречении от имябожничества и по изъявлении своего подчинения Святой Церкви, – ПОСТАНОВЛЕНО:

I. Данное Митрополитом Макарием, б. Московским, разрешение в священнослужении на время войны Афонским инокам: Архимандриту Давиду, иеросхимонаху Антонию, Силе Варахии, Николаю, Гиацинту, Федиму, Филарету, Сергию, Илиодору, Викентию, Онуфрию, Пахомию и Макарию считать прекратившим свое действие;

II. Прошение иеросхимонаха Антония о разрешении ему священнослужения признать не заслуживающим удовлетворения, доколе он продолжает оказывать непослушание церковной власти и распространять свои, осуждаемые церковной иерархией умствования к соблазну Церкви;

III. Разъяснить иеросхимонаху Антонию, что дело об учении имябожников передано Российской церковной властью Священному Собору, от которого и будет зависеть разрешение всего дела по существу, – о чем и послать Преосвященному Архиепископу Коломенскому указ;

IV. Вместе с тем, во избежание могущих встретиться недоразумений и для руководства по вопросу об отношении к Афонским инокам-имябожникам, сообщить настоящее постановление епархиальным преосвященным циркулярными указами.

ПОДПИСАЛИ: Патриарх Тихон, Митрополит Агафангел, Митрополит Арсений, Сергий Митрополит Владимирский, Архиепископ Евсевий, Архиепископ Михаил" [98].

8 ноября – о. Антоний (Булатович): "Все это вышеизложенное мною вынуждает меня с великою скорбью возвратиться в свою очередь к тому заявлению, которое мы подали 11 апреля в Святейший Синод в 1914 году, и снова заявить Церковной Власти, что я ИСПОВЕДУЮ БОГОЛЕПНОЕ ПОЧИТАНИЕ ИМЕНИ ГОСПОДНЯ И, НЕ СОГЛАШАЯСЬ ПОЧИТАТЬ ЕГО ТОЛЬКО ОТНОСИТЕЛЬНО, КАК ОТ МЕНЯ НЫНЕ ТРЕБУЕТ ЦЕРКОВНАЯ ВЛАСТЬ, ОТЛАГАЮСЬ ОТ ВСЯКОГО ДУХОВНОГО ОБЩЕНИЯ С НЕЮ, ВПРЕДЬ ДО РАЗБОРА ДЕЛА ПО СУЩЕСТВУ СВЯЩЕННЫМ СОБОРОМ" [99].

1919

О. Антоний (Булатович) весь год живет в своем имении Луцыковке.

Ночь с 5 на 6 декабря – убит грабителями [100, с. 31].

1923

6 февраля – отрывок письма, написанного П. А. Флоренским по просьбе о. архимандрита Давида в ответ на письмо афонских имеславцев с Кавказа: "Вы спрашивали, как обстоит дело имеславия. Медленно, но безостановочно, восстановление истины происходит, и все более находится людей, уразумевающих заблуждение имеборства. Но успех этого дела, поскольку значат что-нибудь человеческие соображения, зависит от осторожного и бережного подхода к душам" [92. с. 336]. "Синод разделяет то, что нераздельно, а вы хотите слить неслиянное" [92, с. 338].

В 1928 г. или начале 1929 г. – в кавказских горах была отыскана и расстреляна группа имяславцев, монахов-подвижников, высланных с Афона после известного имяславского движения. Во главе их стоял Павел Дометич Григорович, дворянин, помещик и ротмистр из Киевской губернии, который после 20 лет монашества, по призыву в Армию, был на войне 1914 г. и после ее окончания, в революцию, вернулся в Кавказские горы и носил имя Пантелеймона" [101, с. 248].

Протопресвитер М. Польский: "Составитель этой книги был с ним (Павлом Дометичем Григоровичем, в монашестве Пантелеймоном. – С. П.) лично знаком, как и с другими имяславцами, потому что в 1918 г. во время гражданской войны и власти белых на Кубани, у кубанских миссионеров (среди которых был и он) состоялось несколько совещаний с имяславцами в целях примирения их с Православной Церковью в догматическом споре об имени Божием. Был выработан целый ряд догматических положений, которые и были подписаны обеими сторонами" [101, с. 248].

ЛИТЕРАТУРА

1. Схимонах Иларион. На горах Кавказа. Беседа двух старцев пустынников о внутреннем единении с Господом наших сердец, чрез молитву Иисус Христову, или Духовная деятельность современных пустынников. В трех частях. Составил пустынник Кавказских гор, лесов и ущелий. – Баталпашинск: Тип. Л.Я. Кочка, 1907. – С. XVII+329. От Московского Духовно-Цензурного Комитета печатать дозволяется. 21-го Июня 1907 года. Цензор Протоиерей Николай Боголюбский.

2. На горах Кавказа. Беседа двух пустынников о внутреннем единении с Господом наших сердец, чрез молитву Иисус Христову, или духовная деятельность современных пустынников. Составил пустынножитель Кавказских гор схимонах Иларион. 2-е изд. исправленное и много доп. – Баталпашинск: Тип. Л.Я. Кочка, 1910. – С. XXV+438. От Московского Духовно-Цензурного Комитета печатать дозволяется. Москва. 7-го Октября 1909 года. № 735. Цензор протоиерей Николай Боголюбский. – (В издании помощь оказала Великая Княгиня Елизавета Федоровна.)

3. На горах Кавказа. Беседа двух старцев пустынников о внутреннем единении с Господом наших сердец, чрез молитву Иисус Христову, или Духовная деятельность современных пустынножителей. Составил схимонах Иларион, пустынножитель Кавказских гор. Ч. I. – Киев : Издание Киево-Печерской Лавры, 1912. – С. XXVIII+367. От Киевского Духовно-Цензурного Комитета печатать дозволяется. Киев. 24 сентября 1911 года. Цензор, профессор Академии, священник А. Глаголев.

4. Инок Хрисанф. Рецензия на сочинение схимонаха о. Илариона, называемое: "На горах Кавказа" // Русский Инок. – Почаев, 1912, февраль, № 4. – С. 71–75; март, № 5. – С. 57–59.

5. Архиеп. Антоний. Еще о книге схим. Илариона "На горах Кавказа" // Русский Инок. – Почаев, 1912, май, № 10. – С. 62–63.

6. Еще о книге "На горах Кавказа". Архиепископ Антоний. Письмо в редакцию "Русского Инока" // Русский Инок. – Почаев. 1912, август, № 15. – С. 60–62.

7. Письмо автора книги "На горах Кавказа" схимонаха Илариона на Афон к духовнику – иеросхимонаху о. Н. Сообщил Святогорец Денасий // Русский Инок. – Почаев, 1912, август, № 15. – С. 62.

8. И.А. Вести с Афона // Русский Инок. – Почаев, 1912, ноябрь, № 21–22. – С. 83.

9. И. Антоний. Апология веры в Божественность Имен Божиих и Имени "Иисус". (Против имеборствующих). – Литография с машинописи на 72 стр. с пометками о. Павла Флоренского. В конце автограф: "+ И. Антоний. Св. Гора. 23 Июля 1912 г." (Архив о. Павла Флоренского).

10. Иеросхимонах Антоний (Булатович). Апология веры во Имя Божие и во Имя Иисус. – М.: Изд. "Религиозно-философской Библиотеки", 1913, С. XIV+189. О. Павел Флоренский. От редакции. С. XI–XIV. Письмо проф. М. Д. Муретова. С. XI–XIV.

11. Материалы к спору о почитании Имени Божия. – Изд. 2-е, дополненное. – М.: Печатня А. И. Снегиревой, 1913. – С. 104.

12. Инок Павел (Кустомарцев). Мысли Отцев Церкви о Имени Божием. Материал к выяснению Афонского богословского спора. – СПб.: Исповедник, 1913. – С. 87.

13. Афонец. Печальная летопись современного Афона // Русский Инок. – Почаев, 1913, апрель, № 7. – С. 445-454.

14. С. Иволгин (С. А. Цветков). Об афонском волнении и догматических спорах // Новое Время, 1913, 11 (24) апреля, № 13320.

15. С. Иволгин (С. А. Цветков). Наша дипломатия и Афон // Новое Время, 1913, 10 (23) мая, № 13347.

15'. Б/п. Финал дела Булатовича // Новое время, 1913, 17 мая.

16. Божиею милостию, Святейший Правительствующий Синод всечестным братиям, во иночестве подвизающимся // Церковные Ведомости, 1913, 18 мая, № 20. – С. 277–286.

17. Архиепископ Никон. Великое искушение около святейшего имени Божия // Прибавления к Церковным Ведомостям, 1913, 18 мая, № 20. – С. 853–869.

18. Архиепископ Антоний. О новом лжеучении, о боготворящем имена и об "Апологии" Антония Булатовича // Там же. – С. 869–882.

19. С. Троицкий. Афонская смута // Там же. – С. 882–909.

20. Apxиeп. Антоний. Сущность Афонского спора // Новое время, 1913, 19 мая.

21. Скворцов В. Афонская смута и "всероссийский раздорник" // Колокол, 1913, 26 мая.

22. Философов Д. Афонская распря // Русское Слово, 1913, 29 мая.

23. Высочайшее повеление командировать на Афон архиепископа Никона // Церковные Ведомости, 1913, 1 июня, № 22. – С. 317.

24. От канцелярии Святейшего Синода // Церковные Ведомости, 1913, 8 июня, № 23. – С. 330.

25. Б/п. Слово любви братской: (По поводу современных споров об имени Иисус) // Русский Инок, 1913, июнь, № 11. – С. 764–775.

26. Б/п. Афонская смута // Колокол, 1913, 2 июля.

27. Скворцов В. Афонская смута // Колокол, 1913, 5 июля.

28. М. К. Афонский бунтарь: (От нашего сумского корреспондента) // Русское Слово, 1913, 9 июля.

29. Б/п. Афонские монахи // Одесский Листок, 1913, 14 июля.

30. Как покоряли Афон: Письмо архимандрита Давида // Голос Москвы, 1913, 25 июля.

31. Вести с Валаама: (По поводу книги "На горах Кавказа") // Русский Инок, 1913, Июль, № 44.

32. Благодарность Государю за освобождение Афона от "революционеров и сектантов" // Русский Инок, 1913, август, № 15. – С. 965.

33. Архиеп. Никон. Плоды великого искушения около имени Божия: (Из доклада Св. Синоду о поездке на Афон) // Прибавления к Церковным Ведомостям, 1913, 24 августа, № 34. – С. 1504–1521.

34. Определение Св. Синода от 27 августа "о пересмотре решения Св. Синода относительно имябожников" // Церковный Вестник, 1913, 31 августа, № 35. – С. 426–428.

35. Формула обращения для возвращающихся к учению православной Церкви имябожников // Там же. – С. 429.

36. С. Т. Борьба с Афонской смутой // Прибавления к Церковным Ведомостям, 1913, 7 сентября, № 36. – С. 1636–1643.

37. С. Троицкий. Учение св. Григория Нисского об именах Божиих и имябожники // Прибавления к Церковным Ведомостям, 1913, 14 сентября, № 37; 21 декабря, № 51–52.

38. О защите С. В. Троицким магистерской диссертации // Прибавления к Церковным Ведомостям, 1913, 21 сентября, № 38. – С. 1736–1737.

39. Бердяев Н.А. Гасители духа // Русская молва, 1913, 5 (18) августа, № 232.

40. Булгаков С.Н. Афонское дело // Русская мысль, 1913, сентябрь. – С. 37–46.

41. Иеросхимонах Антоний (Булатович). По поводу именуемой "Грамоты" Патриарха Иоакима // Московские Ведомости, 1913, 9 мая.

42. Иеросхимонах Антоний. Сущность Афонского спора: Письмо в редакцию // Новое Время, 1913, 14 мая.

43. Иеросхимонах Антоний (Булатович). Прошение в Правительствующий Синод. – СПб.: Тип. Т-ва "Наш Век", 1913. – С. 64.

44. Высочайший прием депутации от Афонского монастыря // Русский Инок, 1913, октябрь, № 19–20. – С. 1250.

45. Конец владычеству ислама на Старом Афоне // Русский Инок, 1913, ноябрь.

46. Михаил Новоселов. Папизм в Православной церкви. – М. : Печатня А.И. Снегиревой, 1913. – (На правах рукописи).

47. Михаил Новоселов. По поводу послания Св. Синода // Голос Москвы, 1913, 21 ноября.

48. Награды Патриарха Германа афонцам // Прибавления к Церковным Ведомостям, 1913, 23 ноября, № 47. М. : Печатня А. И. Снегиревой, 1913. – (На правах рукописи). С. 2199–2200.

49. Имяславие: Богословские материалы к догматическому спору об Имени Божием по документам Имяславцев. – СПб.: Исповедник, Тип. П. П. Сойкина, 1914. – С. 188.

50. Святой мученик Иустин Философ об Имени Божием. – М.: Исповедник, 1914. – С. 32.

51. Иеросхимонах Антоний (Булатович). Моя мысль во Христе. О Деятельности (Энергии) Божества. – Пг.: Исповедник, Тип. П. П. Сойкина, 1914. – С. 244+III.

52. Иеросхимонах Антоний (Булатович). Православная Церковь о почитании Имени Божияго и о Молитве Иисусовой. – Пг.: Исповедник, Тип. П.П. Сойкина, 1914. – С. 192.

53. Архиепископ Никон. Имябожники. Великое искушение около святейшего имени Божия и плоды его. – Сергиева Лавра: Собственная тип., 1914. – С. II+138.

54. Троицкий С. В. Об именах Божиих и имябожниках: (Учение св. Григория Нисского об именах Божиих и имябожники. – Был ли имябожником о. Иоанн Кронштадтский. – Борьба с Афонской смутой. – Защитники имябожников. – Ответ С. Н. Булгакову). – СПб.: Синодальная тип., 1914. – С. VIII + 200 + XXVII.

55. Иеросхимонах Антоний (Булатович). Разбор книжки Троицкого "Учение Афонских Имябожников и его разбор" // Дым Отечества, 1914, 17 апреля, № 15–16.

56. Булгаков С. Н. Смысл учения св. Григория Нисского об именах // Итоги жизни, 1914, № 12–13. – С. 15–21.

57. Монах Пахомий. История Афонской смуты или имябожнической ереси. – СПб., 1914.

58. Благодарность Государя С. В. Троицкому // Церковные Ведомости, 1914, № 8. – С. 51–52.

59. Определения Св. Синода от 14–18 февраля 1914 г. о церковном суде над имябожниками // Церковные Ведомости, 1914, № 9. – С. 62–65.

60. Инструкция к суду и список монахов имябожников // Церковные Ведомости, 1914, № 10. – С. 70–74.

61. Суд афонских старцев над имябожниками: (Акт заседания Протата – совета всех афонских монастырей) // Русский Инок, 1914, январь, № 1. – С. 52.

62. Игумен и братия Афонского Пантелеимонова монастыря., Правда о событиях, происшедших в первое полугодие 1913 года в Пантелеимоновом монастыре // Русский Инок, 1914, январь, № 2. – С. 94–104.

63. Афонский инок Хрисанф. О новоявленной ереси имябожников и ее распространении на Афонской горе // Русский Инок, 1914, февраль, №№ 3–4. – С. 164–172, 214–225.

63'. Б/п. Дело афонских монахов // Русское Слово, 1914, 26 февраля.

64. Львов Ал. Что это значит? // Дым отечества, 1914, 27 февраля, № 9. – С. 4–5.

65. Стенографический отчет. Государственная Дума. 4-й созыв. Сессия II. Ч.II. Заседание 47. 7 марта 1914 г. – Стб. 1545–1566.

66. Иеросхимонах Антоний и др. Заявление иноков афонских в Св. Правительствующий Синод // Дым Отечества, 1914, 17 апреля, № 15–16. – С. 4–5.

67. По делу афонцев: Беседа с одним из уважаемых иерархов // Там же. – С. 7–8.

68. К афонскому делу: I. В. Скворцов. Афонское замирение. II. Письма в редакцию: 1) Иеромонах Антоний Булатович и др. Письмо 18 мая 1914 г. 2) С. Троицкий. Письмо. 3) Письмо еп. Модеста к А.Л. Гарязину, издателю "Дыма Отечества", от 14 мая 1914 г. // Колокол, 1914, 24 мая.

69. К делу об афонских монахах // Русский Инок, 1914, май, № 9. – С. 559.

70. Косвинцев Е. Н. Черный "бунт": (Странички из истории "афонской смуты") // Исторический Вестник, 1915, январь, т. 139. – С. 139–160; февраль, т. 140. – С. 470–487.

71. Переписка с отшельником Иларионом, автором книги: "На горах Кавказа" // Ревнитель. – Воронеж, 1915, № 3. – С. 23–35.

72. Святое Православие и именобожническая ересь. – В трех частях. – Харьков : Епархиальная тип., 1916. – С. IV+278+XIII.

73. Сборник документов, относящихся к Афонской имябожнической смуте. – Пг.: Издание тип. "Т-ва газ. Свет", 1916. – С. 48.

74. В поисках правды. По делу афонских имябожников. – Пг.: Тип. "Колокол", 1916. – С. 65.

75. Монах Климент. Имебожнический бунт, или Плоды учения книги "На горах Кавказа" // Исторический Вестник, 1916, март, т. 143. – С. 752–785.

76. Иеросхимонах Антоний (Булатович). Истинное понимание Имени Божия Св. Григорием Нисским и Св. Симеоном Новым Богословом // Миссионерское Обозрение, 1916, № 5–6.

77. Скворцов В. На службе единой Божественной Истине // Колокол, 1916, 4 мая.

78. Болховецкий Н. Ложь в официальном органе // Колокол, 1916, 14 августа.

79. Скворцов В. "С.Т." // Колокол, 1916, 1 сентября.

80. Иеросхимонах Антоний (Булатович). И паки клевещет на ны Ритор Тертилл // Колокол, 1916, 3 и 6 сентября.

81. Иеросхимонах Антоний (Булатович). Сеятели соблазнов // Колокол, 1916, 18 сентября.

81'. Копия с моих писем Государю Императору по поводу Афонского дела. – (Машинопись из архива о. Павла Флоренского).

82. История Афонской смуты. Вып. I. Содержание: 1) Предисловие: Афонское дело. И. Антония. 2) 1-я часть Истории Афонской смуты. Е. Выходцева. (Годы с 1909–1912). – Пг.: Исповедник, 1917. – С. 108.

83. Иеросхимонох Антоний (Булатович). Моя борьба с Имяборцами на Святой Горе. – Пг.: "Исповедник", 1917. – С. 170.

84. Б/п. Имяборческая пропаганда. – Б/д. – С. 209–228.

85. Иеросхимонох Антоний (Булатович). Оправдание веры в Непобедимое, Непостижимое, Божественное Имя Господа нашего Иисуса Христа. – Пг.: Исповедник, 1917.

86. Владимир Эрн. Разбор Послания Святейшего Синода об Имени Божием. – М.: Издание "Религиозно-философской Библиотеки", 1917. – С. 38.

87. Постановление Святейшего Патриарха и Священного Синода Российской Церкви от 8–21 октября 1918 г. – (Машинопись из архива о. Павла Флоренского).

88. Святейшему Патриарху и Священному Синоду Российской Церкви заявление Иеросхимонаха Свято-Андреевского Скита на Афоне Антония (Булатовича) об отложении от духовного общения с церковною властью ради исповедания им боголепности почитания Имени Господня. 8 ноября 1918 г. – (Машинопись из архива о. Павла Флоренского).

89. Лосев А. Ф. Философия имени. – М.: Изд. автора, 1927. – С. 256. – То же // Лосев А.Ф. Из ранних произведений. – М.: Правда, 1990. – То же // Лосев А.Ф. Бытие. Имя. Космос. – М.: Мысль, 1993.

90. Apхиеп. Серафим (Соболев). Новое учение о Софии, Премудрости Божией. – София, 1935. – Гл. 18–20.

91. Булгаков С. Н. Философия имени. – Париж, YMCA-PRESS, 1953. – С. 279. – (Написана в 1942 г.).

92. Флоренский П. А. Имеславие как философская предпосылка. Об Имени Божием // Флоренский П. А. Соч. Т. 2. У водоразделов мысли. – М.: Правда, 1990. – (Написано в 1922 г.).

93. Флоренский П. А. Имена. – М.: Купина, 1993. – С. 320. – (Написано в 1923–1926 гг.).

94. Дневники Императора Николая II. – М.: Орбита, 1991.

95. 3андер Л. А. Бог и Мир. Т.1. – Париж, YMCA-PRESS, 1948. – С. 53.

96. Письма Сергея Николаевича Булгакова о. Павлу Флоренскому (1918 г.) // Начала, 1993, № 4. – С. 86.

97. Обращение исповедников Имени Господня к суду Священного Собора: Указатель литературы Афонского дела и важнейших данных для суждения о нем. – (Машинопись из архива о. Павла Флоренского).

98. Постановление Святейшего Патриарха и Священного Синода Российской Церкви от 8–21 октября 1918 г. – (Машинопись из архива о. Павла Флоренского).

99. Святейшему Патриарху и Священному Синоду Российской Церкви Заявление Иеросхимонаха Свято-Андреевского Скита на Афоне Антония (Булатовича) об отложении от духовного общения с церковною властью ради исповедания им боголепности почитания Имени Господня. 8 ноября 1918 г. – (Машинопись из архива о. Павла Флоренского).

100. Кацнельсон И. С. А. К. Булатович – гусар, землепроходец, схимник // Булатович А.К. С войсками Менелика II. – М.: Наука, 1971. – С. 31

101. Протопресвитер М. Польский. Новые мученики российские. Т. 2. – Джорданвилль, 1957. – С. 248.

102. Церковный Вестник, 1917, 8 апреля, № 9–15. – С. 69.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2017 Церковь Иоанна Богослова