Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Вопросы
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Архив Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Google+ страничка   YouTube канал отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Facebook Twitter Blogger Livejournal Mail.Ru Liveinternet

Летопись
Церковных событий
и гражданских, поясняющих Церковныя.

От Рождества Христова до 1879 года.

Архимандрита Арсения


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  Предисловие     1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     ...  
к следующей страницек следующей странице


Лето от Р. Хр. 802, Никифора 1-го Геника 1.

Воцарение Никифора имп.

Никифор патриций и хранитель государственной казны (γενιχβ ταμείβ министр финансов) 30 окт. похитил престол и сослал Ирину в женский монастырь на острове Принкипе, где она сама за пять лет заключила свою внучку Евфросину (после переведена на о. Лесбос и там скончалась). Никифор первый из императоров стал именоваться самодержцем (αυτοχράτωρ) – с того времени, как 19 июля 803 г. покорился ему Вардан полководец, провозглашенный войсками в Азии.

Вероломство императора.

Вардан испросил охранную грамоту для себя и своих приверженцев, затем постригся и жил в основанной им обители на острове Проте, одном из Принцевых; но лукавый и лицемерный Никифор велел чрез несколько времени ослепить его.

Сейм в г. Вормсе.

В конце 803 года Карл держал сейм в Вормсе, на котором воспрещено было епископам предводительствовать войсками, участвовать в битвах и вообще заниматься военными делами. Но поелику епископы и аббаты от самих императоров получали светскую власть и владения, да и избирались больше из феодального дворянства, то желание сейма не вошло в силу, а осуществилось только к началу 19-го столетия.

Алкуин аббат.



Его письмо к лионским монахам.

В 804 году скончался знаменитый Алкуин, аббат турский. Уроженец Англии, он был сперва каноником (священником кафедр. собора) в Иорке и начальником тамошней церковной школы; потом вызванный Карлом, основал школу при дворе (schola palatina) и по всему государству франков учредил школы при кафедрах и знатнейших монастырях. Для нас тем более заслуживает упоминания, что он первый, сколько известно, обличил незаконную прибавку к символу Веры слова Filioque (и от Сына) в письме к лионским монахам около 798 года. Именно, говорит он: "Новых сект испанского заблуждения берегитесь со всем вниманием, возлюбленные братья! Следуйте в вере святым отцам и соединяйтесь святейшим единодушием со вселенскою церковию. Ибо написано: не преступай пределов отцов твоих (Притч. 22, 28), и в символ кафолической Веры не вводите ничего нового, и в церковном богослужении не прилепляйтесь к преданиям, не слышанным в древние времена. Идите по открытой дороге апостольского учения и от царского пути не уклоняйтесь по распутиям новизвы ни на право, ни на лево". Упоминаемое исп. заблуждение не есть адоптианизм, потому что адоптиане ничего не прибавляли к символу, а принятое там за истину мнение, что Дух Св. имеет бытие от Отца и Сына вместе, каковое мнение на 8-м толедском соборе 653 года уже и в символе встречается и затем непрерывно продолжается. Заимствованное из домыслов и гаданий блаж Августина, оно казалось правильным для людей, гонявшихся больше за новизною и тонкостию умствований, чем за истиною. Притом же сочинения блаж. Августина, при упадке просвещения на западе и незнакомстве с греч. отцами, служили почти единственным руководством в богословствовании.

Св. Георгий амастридский.

Около сего же времени (805 или 806 г.) полагают кончину св. Георгия, архиеп. амастридского; память его 21 февраля.

Житие Георгиа Амастридского см. в "Русско-Византийских-отрывках" Василъевского, напечатанных в Журнале Минист. Нар. Просвещения 1878 года за февраль и март месяцы.

Лето от Р. Хр. 806, Никифора 1-го Геника 5.

Перемена на патр. престоле.

25 февр. умер св. Тарасий; в преемники ему император назначил мирянина Никифора, бывшего секретарем имп. Ирины и в этой должности присутствовавшего на 7-м всел. соборе. Никифор не посылал общительной грамоты папе Льву, потомучто императору это не было угодно.

Мощи св. Киприна карфаг.

Послы имп. Карла, отправляясь чрез Африку к халифу Гарун-аль-Рашиду, посетили Карфаген и усмотрев запустение тамошних церквей, испросили у халифа позволение взять на обратном пути мощи св. Киприана. Халиф позволил, как вещь для него не важную, а для Карла приятную. Сию святыню, принесенную в Арль, испросил для Лиона тамошний архиепископ Лейдрад. Известно, что в XVI веке эти мощи были сожжены гугенотами.

Осада Патроса славянами.

807 г. славянские общины Мореи возмутились против империи; в союзе с африк. мусульманскими морскими разбойниками славяне двинулись к Патрасу и осадили его. Но граждане, в уповании на св. ап. Андрея, патрона своего, сделали отчаянную вылазку и разогнали осаждавших. Чрез два дня после сего прибыл стратег коринфский с войском и вынудил бунтовавших к покорности, а император велел часть налогов с них вносить в пользу кафедр. церкви апост. Андрея, в благодарность за помощь. Следует думать, что христианство после сего укрепилось между морейск. славянами более прежнего.

Лето от Р. Хр. 809, Никифора 1-го Геника 8.

Гонение на епископов и монахов по поводу Иосифа, эконома великой церкви.

В генваре сего года происходил в К-ле собор из множества духовным н светских лиц по поводу, что митрополит солунский Иосиф, брал Феодора Студита, сам Феодор и многие другие монахи не хотели вступать в общение с патриархом, который в 806 году возвратил сан Иосифу, некогда свенчавшему брак Конст. 6-го с Феодотою и низложенному патр. Тарасием. Этот Иосиф в 803 году устроил примирение Вардана с имп., и потому Никифор теперь сам защищаль дело его. На соборе определено: митрополита Иосифа низложить и заточить, Платона и Феодора выслать на острова Пропонтиды, монахов студийских также разослать по разным местам; некоторые другие игумены и монахи высланы на отдаленные Липарские острова, епископ херсонский Лев лишен кафедры, а тамошпий игумен Летой представлен в К-ле посажен в тюрьму.

Недоумение и решение дела о прибавке в символе Веры.


Письмо к папе.

В некоторых церквах франков уже утвердился испанский обычай петь во время литургии символ с прибавкою; пример и поддержку обычая видели в придворной капелле императора. Некоторые странствующие франкские монахи, проживавшие в общине на Елеонской горе в Иерусалиме, прислали папе жалобу на то, что монах Иоанн из монастыря св. Саввы и другие греки называют их еретиками за прибавку в символе: "тогда как они слышали, что в капелле имп. Карла говорится в символе веры: который от Отца и Сына исходит; и в беседе св. Григория, [809-1] данной государем, говорится: под посланием можно бы разуметь самое исхождение от Отца и Сына... Итак чрез этого Иоанна сделано нам во св. граде великое смущение. Он разослал по всем монастырям большое послание об этом предмете, требовал от нас веры (т.е. исповедания веры) и книг наших, и о господине Григорие говорит, что не должно принимать книг его". Заклиная пресв. Троицей, монахи просили папу сделать розыскание относительно св. отцов, составивших тот символ, в котором говорится "от Отца и Сына исходит" – и продолжают: "по гречески не говорят, как мы говорим, а говорят "который от Отца исходит", и считают слово то, которое мы употребляем по латыни, недопустимым. Удостой также известить государя императора Карла, сына твоего, что мы в его капелле слышали это слово". В заключение просят дать им точное повеление о спорном предмете.

Ответ папы.

В этом же году папа с своим письмом отправил к Карлу и письмо палестинских монахов, и к последним послал неопределенный ответ, в котором, не говоря о символе, между прочим кратко выразился: "веруем в Отца, Сына, и Духа св., равно исходящего от Отца и Сына".

Собор в Ахене.

Карл, получив письма от папы, сам занялся раcсмотрением этого предмета и в ноябре сего же года созвал многочисленный собор в г. Ахене. Летописцы не оставили сведений касательно хода рассуждений на соборе. Видно только, что Карлу хотелось возвести новое мнение в церк. догмат; но из членов собора не все соглашались с ним. Тогда Карл отправил епископа кельнского и аббата корбейского к папе за решением вопроса с приложением своего взгляда [809-2] на дело и выписок из блаж. Августина и других в подтверждение нового учения.

Решение папы.

Папа прочитавши письмо Карла, заявил, что и он согласен с тем мнением, что его нужно проповедывать, но что оно не необходимо для спасения, так как не открыто самим Богом, а достигается "тончайшим созерцанием" (значит, принадлежит к учениям человеческим). Хотя же и одобрил новое учение, решительно отверг просьбу послов утвердить прибавку "и от Сына" к никеоцареградскому символу: "пот. что непозволительно делать какие-либо прибавления там, где запрещено"; потому, далее, что св. отцы, составлявшие символ, знали лучше, какое учение там должно поместить и какое опустить, и что, наконец, в символе выражены не все тайны веры. На возражение послов, что если изъять слово Filioque из символа, то оно подвергнется общему осуждению, как и самая мысль, папа отвечал: "Если бы меня спросили об этом ранее, нежели стали петь такой символ, то я бы ответил, что не должно делать прибавлений. А теперь, на сколько могу судить (пот. что ничего не утверждаю, а обсуждаю вместе с вами), мне кажется, что это можно сделать следующим образом: пусть понемногу выводится при дворе обычай петь такой символ, поелику в нашей святой церкви он не поется, и этот обычай, укрепившийся не приказанием власти, а своею новостию для слуха, выведется и у всех, как скоро выведется у вас, и таким образом достигнуто будет, насколько возможно, и то и другое: то, во что и теперь некоторые, незнав того прежде, справедливо веруют, сохранится для веры, и однако обычай петь не позволительное уничтожится без оскорбления веры". – А что-бы неиспорченный никеоцареградский символ всегда оставался в памяти западных христиан, папа Лев, после беседы с франкскими послами, велел начертать его на двух серебрянных досках, на одной по гречески, на другой по латыни, и эти доски поставил в церкви ап. Петра (еще во время рим. аббата и писателя Петра Дамианова – Petrus Damiani † 1072 – существовали эти доски).

Постепенное усиление нового догмата на западе.

Теодульф писатель.

Нерешительное поведение папы не только не помешало распространению и укоренению нового учения, но и оказало ему содействие, так как то учение все-таки было одобрено. И поелику светская власть приняла на себя защиту его и распространение, то сторонники его получили в западной церкви преобладающее положение. Скоро после ахенского собора ученый орлеанский епископ. Теодульф († 821), по повелению Карла, составил сборник отеческих изречений (не подлинных большею частию) в подтверждение нового догмата. В посвящении говорит: "Следуя приказанию вашему, преславный король, охотно представляю те доказательства, которыми утверждается, что животворящий Дух исходит от Отца и Сына. Прими сие ты, коего защищает Дух, о Котором в твое время начали рассуждать".

[809-1] Именно в 26-й беседе Григория Двоеслова. Выражение его показывает, что он не безусловно верил сему, а упомянул, как о мнении частном. – Имп. Карл поручил образованному диакону Павлу составить сборник проповидей (Homiliarium) из отцов церкви, для распространения по церквам. Такой, видно, экземпляр получили и латинские монахи, пред отправлением в иерусалим (Карл выхлопотал у халифа покровительство своим монахам).

[809-2] Вопрос об исхождении св. Духа неожиданно появился в это время у нас, как нечто сокровенное, и я твердо уверен, что это совершилось по божеств. вдохновению. И поелику этот вопрос давно лежал неисследованным у изыскателей, восхотел всемогущий Бог подвигнуть сердца пастырей к тому, чтобы оставив оцепенелую небрежность, мышцею священного изыскания проникнуть в небесную сокровищницу". – Как видится. Карла увлекала новость дела и кажущееся разширение понимания истин веры, – а может быть и суетная слава совершеннейшей веры, чем было у греков. См. Кохомского Учение древней церкви об исхождении Св. Духа (Спб. 1875), стр. 76-95.

Лето от Р. Хр, 811, Ставракия и Михаила Рангава 1.

Поражение и смерть Никифора.

Крум, хан болгарский, постепенно расширял свои владения на счет империи, в 809 году наголову разбил греч. войско и овладел Сардикою. Имп., лично уже два раза выступавший в поход (806 и 809), должен был из опасения дворцовых интриг возвращаться назад; наконец в 811 году снова отправился на войну и дошол до окрестностей нын. Шумлы (Шумена), но попал в засаду, 25-го июля, ночью, потерпел поражение и погиб с большею частию войска. Болгаре отрубили ему голову и Крум из обделанного черепа его сделал чашу для торжественных попоек.

Ставракий имп. передает престол Михаилу 1-му.

Тяжело раненый Ставракий, сын Никифора, едва избежал плена и признан императором; но чрез два месяца чувствуя упадок сил, хотел передать престол своей супруге. Тогда патриарх и вельможи предложили престол куропалату Михаилу Рангаву, мужу сестры Ставракия. Михаил отказывался, но узнав, что Ставракий дал повеление выколоть ему глаза, согласился и коронован 11-го окт. (Ставракий ум. В генв. след. года монахом).

Сношения с западом.

В это время прибыли с запада послы для утверждения мирного договора, устроенного полномочными Карла и Никифора; Михаил утвердил договор, сам отправил послов к Карлу и признал его императором запада. Вместе с сим патр. Никифор послал и общительную грамоту папе Льву.

Возвращение Феодора Студ. и других.

Михаил был государь щедрый и человеколюбивый. В самом начале своего царствования возвратил из ссылки Феодора Студита и других, вознаградил церкви, потерпевшие от жадности Никифора; эконом Иосиф вторично был низложен.

Лето от Р. Хр. 812, Михаила Рангава 2.

Христиане в мусульманских владениях.

В мусульман. халифате, по смерти Гарун-аль-Рашида (809), междоусобия детей его отразились и на христианах, терпевших всякия бедствия в Сирии, Египте и Африке; многие церкви разграблены, в Палестине знаменитые лавры преп. Харитона и Саввы, Евфимия и Феодосия запустели. В нынешнем году многие христиане, спасаясь от ужасов безначалия, бежали из Сирии и Палестины в Константинополь и на остров Кипр; император и патриарх дали им значительное денежное пособие.

Павликиане.











Анфинганы.

В это же время правительство обратило внимание на секту павликиан, гнездившуюся в пограничных провинциях Армении первой (близ Никополя) и Понта Полемонова (в митрополии неокесарийской) еще с 680-х годов, но тепер начавшую проникать и в другие земли империи. Это была безпоповщинская секта с манихейскпми воззрениями (м. б. самодельными) о двух началах – добром и злом, и противоравительственными стремлениями. Назывались они от противников своих павликианами или по имени наставника своего Павла, преемствовавшего ересеначальнику Константину (казненному в 684), или потому, что часто ссылались на ап. Павла и общины свои называли по именам церквей, упомянутых ап. Павлом или основанных им, т.е. Коринф, Филиппы и под. Сами себя называли "христианами", единственными в мире последователями Христа, а православных "ромеями", т.е. римлянами (ρωμαίοι), как вообще называли себя подданные восточно-римской империи, может быть и потому что по народности они были отличны от них. Теперь-же стали известны и анфинганы, еретич. секта во Фригии, с жидовскою окраскою. Название производят от греч. αν не, и ιγγάνω – касаюсь, потому что к ним удобно прилагалось правило древних сектантов: не коснися, ниже вкуси... Кол. 2, 21. Считая себя высшими, духовными христианами, они в своем самообольщении старались избегать осквернения чрез общение с людьми не их толка (подобно тому, как и наши русские некоторые староверы боятся опоганиться или обмирщиться). Многие из павликиан казнены, – анфинганы расселены по разным местам (напр. были они на о. Егине, как читаем в житии преп. Афанасии 12 апр.), но большинство спаслось, благодаря близости мусульманских границ.

Успехи болгар.

Крум продолжал опустошать греч. области, взял Девельт (нын. Загору, верстах в 20 от Бургаса, при Черном море, и наконец предложил мир на условии, чтоб император выдал ему некоторое болгарское племя, нашедшее убежище в империи. Получив отказ, он осадил и взял приморский город Месемврию (в конце октября).

Лето от Р. Хр. 813, Льва Армянина 1.

Воцарение Льва 4.




Судьба имп. семейства.




Убиение Вардана слепца.

Михаил лично повел войска свои против болгар, но близ Адрианополя потерпел поражение (22 июня), впал в уныние и не оказал противоречия, когда узнал, что патриций Лев (сын знатного армянина Барды, павшего в битве с болгарами 778 г.), главнокомандующий войск в Азии, провозгласил себя императором, но тотчас удалился на остров Проту и постригся с именем Афанасия (11-го июля). В этот же день и Лев короновался в Софийском храме. Жена Михайлова с двумя дочерьми постриглась также, а равно и сыновья Михайловы – Феофилакт соправитель отца, названный в монашестве Евстратием и Никита, в монашестве Игнатий. Новый император велел впрочем оскопить обоих, но все таки оставил в живых всю семью, так что Михаил (теперь Афанасий) мирно скончался уже в генваре 832, Феофилакт в генваре же 837, а Игнатий достиг и патриаршего престола. Семейство Рангава постриглось в монастырь, основанном несчастным Варданом, ослепленным в 803 г. Лев Армянин тотчас по вступлении на престол велел убить его, по каким-то подозрениям.

Болгары у стен К-ля.

Между тем Крум, поручив осаду Адрианополя брату своему, сам отправился к Константинополю и хотя не посмел вести правильную осаду, но стоял несколько дней пред Золотыми воротами и приводил граждан столицы в ужас приношением людей и животных в жертву своим богам. Опустошивши окрестности столицы, Селимврии и Родоста, возвратился к Адрианополю.

Лето от Р. Хр. 814, Льва 5-го Армянина 2.

Мученики за веру от болгар.

В генваре сего года болгаре взяли Адрианополь и увели в плен более ста тысяч человек из разных мест, – в том числе и Мануила, митрополита адрианоп. Святитель и другие сним воспользовались временем своего плена для проповедания св. веры язычникам; но военачальник Цок, коему предоставлена была участь пленников, жестокий фанатик язычества, хотел положить сему конец и потребовал от знатнейших пленников, чтобы отреклись Христа. Триста семьдесят семь христиан, в том числе и два военачальника, предпочли мученическую смерть. Прежде других предан смерти Мануил адрианопольский; из других сохранились имена Георгия, епископа девельтскало, священника Парода, славянина родом, и священника изг. Мглина Петра; память последнего и доныни в особенном уважении у болгар. Церковь чтит память всех сих мучеников 22 генваря.

Лето от Р. Хр. 815. Льва Армянина 3.

Возобновление иконоборства.

Лев 5-й, в начале казавшийся православным, подстрекаемый некоторыми иконоборцами епископами и монахами, вздумал снова уничтожить почитание икон и за противоричие себе низложил патриарха Никифора 1-го (13 марта) и сослал его на остров Проконнис (нын. Мармара, в Мраморном море), а на патр. престол возвел (1-го апр.), в день Пасхи, Феодота (из придворных чиновников), иконоборца, который тотчас велел мясоедение при своем дворе. Вскоре после Пасхи состоялся в Константинополе и нечестивый собор, на коем положено уничтожать св. иконы и преданы анафеме почитающие их.

Исповедники веры.

Ревностнейшие из епископов, монахов и мирян подвергались истязаниям и ссылке. Так Михаил еп. синнадский (некогда посол имп. Никифора к Гарун-аль-Рашиду, потом ? в Рим с общит. грамотою патр. Никифора) сослан в Евдокиаду, во Фракии, где и ум. 818 года; Феофилакт никомидийский ? в карийскую крепость Стровил, где он и скончался лет чрез тридцать; Георгий митиленский (лесбосский) ? в Херсон, где и умер в след. году. Из игумено в потерпели истязание и ссылку преп. Никита [815-1] мидикийский, заточенный в монастыре на острове Лемносе под надзор еретика игумена; преп. Феодор студит ? в местность Метон, в Македонии; преп. Феофан сигрианский – на остров Самооракию. Из мирян славен исповеданием веры патрикий Никита, о коем см. Пролог 13 октября.

[815-1] Жизнь Никиты мидикийского описал ученик его, монах Феостерикт, от коего имеем еще канон Богоматери: Многими содержим напастьми, к Тебе прибегаю..."

Лето от Р. Хр. 817, Льва Армянина 5.

Численность не есть признак истины.

Пр. Феодор Ст. из места ссылки своей писал наставления и утешения гонимым за св. иконы и узнав, что сего года некоторые игумены монастырей склонились к иконоборной партии императора, писал пребывшему в твердом исповедании игумену Феофилу, чтобы он не придавал цены множеству отступников: не будем подавать соблазна Церкви Божией, которая может состоять и из троих православных, по определению святых". См. 39 письмо его.

Монастырь и мощи пророка Захарии в Венеции.

К последним временам царствования Льва относится постройка сим императором женского монастыря св. Захарии пророка в Венеции, о чем гласит грамота тогдашнего венец. дожа Юстиниана так: "да будет ведомо всем верным Иисусу Христу и священной римской (т.е. восточной) империи, как ныне живущим, так и будущим дуксам (дожам), патриархам, епископам и другим сановникам, что я, Юстиниан, императорский ипат (консул) и дукс Венеции, в следствие откровения всемогущего Бога и по повелению светлейшего государя императора Льва, обладателя вселенной, после многих других благодеяний, оказанных нам, устроил этот девичий монастырь в Венеции по высланному нам из императорской камеры плану и на пожалованный нам для сего средства золотом и серебром. И вместе с тем повелел он для освящения святой церкви дать мощи св. Захарии пророка, часть древа Креста Господня и другие останки святых. Эту грамоту повеливаем всегда хранить в камере нашего дворца, чтобы и теперь и впредь никто не дерзал говорить, будьто этот монастырь Захарии святого устроен средствами кого-нибудь другого, а не благочестивейшего государя нашего, императора Льва". Отсюда усматриваем, что для полунезависимой Венеции император делал значительный уступки в своих религиозных убеждениях.

Кончина преп. Феофана летописца.

12-го марта 819 года скончался в ссылке, на острове Самофракии, преп. Феофан, бывший игумен сигрианской обители близ г. Кизика. От него сохранилась написанная им Летопись" с 285 по 813-й год, заканчивающаяся взятием Адрианополя болгарами и коронованием Льва Армянина. В рус. переводе печаталась в Чтениях Моск. Общ. Истории 1859.

Лето от Р. Хр. 821, Михаила Балба (Косноязычного) 1.

Воцарение Михаила 2-го.

Во время утрени на праздник Р. Хр. 820 года имп. Лев убит заговорщиками в дворцовой церкви, а осужденный им на казнь начальник телохранителей Михаил провозглашон императором. Он тотчас выслал на остров Проту четырех сынов Льва и велел оскопить их. [821-1]

Возврат ссыльных. Вера нового императора.

Все заточенные прежним императором вызваны из ссылки, кроме патриарха Никифора, митр. Феофилакта и некоторых другпх, коих опасалось придворное духовенство. Впрочем, сам Михаил не был православен, едва соглашался признавать бытие Божие, отвергал будущее воскресение тел и вообще держался многих павликианских убеждений, с коими познакомился еще в своем отечестве, в Фригийском городе Амории. Не любил и образования, потому стеснял школы и запрещал учить детей (как свидетельствует историк Зонара).

Антоний 1-й патриарх.

Вскоре после возшествия его на престол умер патриарх Феодот, и в преемники ему назначен императором иконоборец Антоний, митрополит пергийский (в Памфилии).

Фома самозванец.

В декабре сего года некто Фома, называвший себя сыном, имп. Константина 6-го, и еще к концу царствования Льва Арм. провозгласивший себя императором в М. Азии, осаждал Константинополь. Опасаясь, чтоб православные не перешли на его сторону, Михаил обещал созвать собор для примирения их с отвергавшими иконы; но самозванец скоро погиб от своих, и мысль о соборе оставлена.

Заточение Мефодия исповедника в яме.




Кончина св. Евфимия сард.

Мефодий монах, некогда посланный патр. Никифором к папе в Рим, узнавши о смерти Льва Арм., воротился оттуда с письмом папы Пасхалиса к императору, в коем папа умолял его возвратить Никифора на престол. Император не обратил внимания на ходотайство, а самого Мефодия, обвинивши в измене, приказал наказать телесно и заточить на острове св. Андрея в заливе Никомидийском в тесную яму, где уже содержался разбойник. И так как он не хотел произнесть хулы на св. иконы, то и сидел там до смерти Михаила. Сюда же был сослан и св. Евфимий исповедник, еп. сардийский, о жизни, претерпевших муках и смерти которого см. Четь-Мин. 26 декабря.

[821-1] Из них Феодосий умер под ножом и похоронен вместе с отцом в монастыре, а Сумват и Василий потеряли голос. Но Василий чрез несколько времени, усердно молясь пред иконою св. Григория Богослова в церкви монастыря, по тайному указанию святителя на утрени в праздник Богоявления (м. б. 823 г.) вышел на средину церкви, когда предстояло обычное чтение из отечника, и громогласно прочол: Опять Иисус мой, и опять таинство" и проч., и с того времени говорил хорошо. (Зонара в Ист. 15, 22).

Лето от Р. Хр. 823, Михаила 2-го Балба 3.

Крит во власти арабов.

Мусульмане овладевают Критом и утверждаются на нем; за греками остался только город Кидония с небольшим округом. Митрополит гортинский, св. Кирилл, скончался непоколебимым исповедником веры. Жившие в мусульм. части острова христиане не имели права держать священников или монахов, и мало помалу обмусульманились. Арабы владели Критом сто тридцать семь лет; по имени основанного ими города Кандакса западные народы (сперва италианцы) стали и весь остров называть Кандиею.

Лето от Р. Хр. 826. Михаила 2-го 6.

Кончина Феодора Студита.

Преп. Феодор Студит скончался 11-го ноября сего года при церкви св. Трифона на мысе Акрите, что близ Никомидии, где жил с учениками своими; потому что император сказал ему и другим, возвращенным из ссылки: я вам не препятствую поступать, как хочете; только не повелеваю ставить икон в царствующем граде, а в других местах ставьте себе." Житие Феодора Студита в Четь-Минеи 11 ноября. Письма его печатались в Христ. Чт. 1867 – 1868.

Начало христианства в Дании.

Датский король Гериольд со многими из своих вельмож принимает св. крещение в Майнце; император Людовик, содействовавший ему к возвращению престола, отправил в Данию проповедников веры, из коих начальнейшим был саксонский аббат Ансгарий.

Лето от Р Хр. 827, Михаила 2-го Балба 7.

Мусульмане в Сицилии.

Евфимий, турмарх (бригадный генерал) в Сицилии, похитил из монастыря девицу и изнасиловал ее; братья девицы искали суда у императора. Евфимий, опасаясь наказания, возмутился, убил стратига (главнокомандующего) сицилийского, принял титул императора и заключил с африканским эмиром Каирванской области союз, по которому мусульмане могли завоевать те части острова, кои не признали Евфимия. 16-го июня сего года мусульмане высадились в Мазаре (др. Лилибе) и начали завоевание страны, всюду избивая противившихся. Хотя в след. году Евфимий убит близ г. Енны (нын. Кастроджиоване), оставшегося верным империи, и греч. войска подоспели из К-ля. но мусульмане успели утвердиться в нескольких пунктах и повели непрерывную почти, хотя и медленную, борьбу, кончившуюся чрез сто тридцать пять лет совершенным покорением острова.

Кончина патр. Никифора 1-го кон.



Его творения.

2-го июня 828 года скончался 70-ти лет св. Никифор патриарх, в монастыре св. Феодора на острове Проконнизе (Мармара). Имеем от него "Сокращенную Историю" от смерти Маврикия до воцарения Константина и Ирины, "Хронологию" царей еврейских, греческих и римских, также патриархов римских, константинопольских (от св. Стахия начиная), александрийских, ант. и иерусалимских, несколько сочинений против иконоборцев и 17 правил церковного благочиния.

Перенес. Мощей Марка еванг. в Венецию.

Два венец. трибуна (занимавшиеся и торговлею), бывши по торговым делам в Александрии, выискали удобный случай похитить мощи св. ап. Марка. Для безопасности от таможенных надсмортщиков, они наполнили ковчег с мощами ветчиною (а мусульмане гнушаются свининою) и так. обр. доставили его на корабль и привезли домой.

Лето от Р. Хр. 829, Феофила 1.

Имп. Феофил усиливает иконоборство.

В окт. сего года умер имп. Михаил, оставивши престол сыну Феофилу. Феофил показал себя ревнителем просвещения и правосудия, но вместе с тем преследовал иконы, мощи и монашество, а также и живописцев, которые писали иконы. Тюрьмы наполнились ревностными христианаии; монахи констант. обители Аврамия [829-1] были все с бесчестием высланы в Тавриду на работы и там замучены от бичеваний. Монахам запрещен был вход в города и села; на священнические места велено было посвящать только отвергающих иконы.

Христиаство в землях скандии.

803 года Ансгарий сделан архиепископом гамбурским и митрополитом всех стран к северу от р. Ельбы; его трудами насаждена св. вера и в Швеции.

[829-1] Монастырь этот устроен ок. 510 г. игуменом Аврамием, выкрестом из евреев, на окраине Константипополя, и заключал в себе богодельню и больницу. Кажется, посвящен памяти ветхоз. патриарха Авраама. По образцу его аврамляне греки 306 монахи и в Солуни содержали больницу в XII в., о чем упоминает Евстафий солунский.

Лето от Р. Хр. 831, Феофила 3.

Мефодий исповедник.

Мефодий исповедник выпущен из ямы по смерти Михаила и вышел от туда похожим на мертвеца, имея только кости и кожу, и ни одного волоска на голове. В Константинополе стал он жить частным человеком, пот. что не было тут ни одного монастыря, свободного от иконоборцев, посещал некоторые домы и кое-кого обратил на путь истины: потому что был святой жизни, глубоко знал св. писание и творения отеческие. Когда Феофил, любивший науки, нашел раз трудное для уразумения сочинение и не мог понять его надлежащим образом, то некто указал ему на Мефодия, как на человека, могущего легко истолковать его. Феофил велел позвать его и назначил ему помещение между дворцовыми офицерами, часто призывал его для собеседований о разных ученых предметах, и во время походов брал с собою.

Истязание пр. Феодора и Феофана.

Два иерус. монаха и родные братья, Феодор и Феофан, в 817 году присланные патриархом своим Фомою к Льву Арм. c просьбою прекратить гонение, истязанные и заточенные им, по смерти Льва отпущенные на свободу, но, как оставшиеся в К-ли и проповедывавшие иконопочитание, снова, старанием Иоанна синкелла и учителя сына импер., заточенные к концу жизни Михаила Травла, – в нын. году или в конце прошлого опять изведены из темницы, страшно бичеваны и сосланы на островок Афузию (нын. Офиузу), близ К-ля.

Мусульмане в Панорме.

В Сицилии город Панорм (Палермо) после долговременной осады, во время которой из семидесяти тысяч жителей едва осталась в живых десятая часть, сдался в сентябре мусульманам; спафарий Симеон, епископ Лука и немногие другие, согласно договору, отпущены на материк Италии; прочие граждане признали власть победителей, сохранивши свое имущество с обязательством платить дань. Еще во время осады некоторые из палермитян и окрестных жителей, спасаясь на лодках в Италию, захвачены были мусульманами и, когда не хотели сделаться отступниками, преданы смерти; имена их неизвестны, кроме преп. Филарета, монаха палермского.

Патр. Иоанн суевер.

В Константинополе, по смерти Антония патр., сделался патриархом (21 апр. 832) синкелл Иоанн, бывший учитель имп. Феофила. Поелику он любил гадать по воде, по полету птиц, по внутренностям животных, и верил в заклинания, то в народе прозвали его Ианнием (см. 2 Тим. 3, 8, и Леканомантом (λεχανομάντηζ, гадатель по воде, налитой в таз).

Истязание Феодора и Феофана.

Феофил снова вызвал преп. Феодора и Феофана из места ссылки, 14 июня велел их обнаживши бить в своем присутствии до крови, давши знать, что они и не должны были вступать в земли империи, и наконец приказал заклеймить лица их ямбическими стихами некоего придворного стихоплета, гласившими следующее:

Тогда как все любят посещать град,
Где пречистые ноги Бога Слова стояли
Для восстановления вселенной:
Явились во всечестном месте
И сии лукавые сосуды бесовской прелести.
Обличенные в неверии и злочестии,
Они прогнаны оттуда, как отступники.
Но и убежав в царствующий град,
Не оставили своего неистового буйства.
Посему, как ведомые злодеи,
И заклеймены, и осуждаются,
И снова изгоняются.

Клеймение лиц, или начертание.

Чрез четыре дня, когда снова отказались хоть раз приобщиться вместе с иконоборцами, св. исповидников еще бичевали немилосердно и затем на лицах их начертывали стихи в продолжение остальной половины дня, – после чего заключили в тюрьму. Чрез несколько времени патр. Иоанн убедил императора сослать их в вифинский город Апамею, где Феодор и сконч. 840 г. Так как запрещено было погребать его, то Феофан хранил его останки при себе в деревянном гробе и часто пел над ним гимны, пот. что был знаменитым поэтом. За обоими братьями утвердилось прозвание начертанных (γραπτοί) – по причине заклеймения лиц.

Обличение клятвопреступление.

В этом же году Феофил получил донос на зятя своего, Алексея Мосила, стратега в Сицилии, что он дружится с арабами и замышляет восстание. Феофил поручил некоему архиепископу Феодору, прозванием Крифину, отправиться в Сицилию с охранительною грамотою для Алексея и убедить его явиться к императору. Феодор исполнил поручение; но Феофил без суда и следствия велел избить Алексия и заключить в тюрьму, конфисковавши его имущество. Тогда арх. Феодор при всех сказал царю в Влахерпском храме: "какая в тебе правда, что давши чрез меня письменное обещание Алексею, не выполнил его?" Царь собственноручно извлек из олтаря и бил обличителя, затем сослал. Но впоследствии, по настоянию патриарха, освободил его и Алексия; последний, уже вдовец, добровольно удалился в монастырь, постригся, и там окончил жизнь.

Лето от Р. Хр. 838, Феофила 10.

Мощи св. ап. Варфоломея.

Торговцы из Беневента, бывши на острове Липари, которым около сего времени овладели мусульмане, купили там или обманом взяли мощи св ап. Варфоломея и привезли их на свою родину (откуда уже в 1000 году перенесены оне в Рим). Об обретении же мощей св. апостола у о. Липари около 620 года см. Четь-мин. 25 авг.

Мученики аморийские.

Сего лета мусульмане взяли город Аморий, во Фригии, отечество императора; все жители и солдаты избиты; только генералы и прочие офицеры, попавшиеся в плен, отосланы в Багдад. О семилетнем их пребывании в тесном заключении, твердости в вере и мучен. кончине см. Четь-мин, под 6-м числом марта.

Вардариоты.

Около сего же времени туркоманы-христиане, выходцы из Персии, в числе тринадцати или четырнадцати тысячь жившие в окрестностях Синопа и Амастриды, в соединении с частию греческих войск провозгласили императором своего главу – Феофова, потомка персидских царей, женатого на Елене, сестре имп. Феофила. Феофов отвергнул корону, сохранил верность императору и успокоил недовольных; но Феофил, опасаясь за будущее, решил переселить персов в Европу, в несколько приемов по две тысячи их переправил на реку Вардар, в Македонии, а часть поселил в Епире, около г. Кастории. Эти персы сохранили свой язык и частию христианство до нашего времени; при греч. императорах поставляли отряд телохранителей (гвардейцев), наз. вардариотами. – Впрочем Феофил постарался лишить жизни Феофова.

Лето от Р. Хр. 839, Феофила 11.

Лев философ, митрополит солунский.

Сего лета возведен на кафедру солунской митрополии Лев. Философ, хотя иконоборец, впрочем умеренный, но заслуживающий упоминания по заслугам своим для просвещения в империи. Он был уроженец Константинополя и научившись чему можно было здесь (а при иконоб. Императорах трудно было получить сколько нибудь приличное образование), предпринял ученое путешествие, на о. Андросе слушал уроки философии и математики, странствовал по монастырям, дни и ночи списывал книги в тамошних библиотеках и обогатился сведениями особенно по астрономии и геометрии. Возвратившись в К-ль, построил бедную хижину и стал в ней преподавать уроки. Слава его быстро распространилась, и сам халиф багдадский Ал-Мамуп приглашал его к себе. Когда узнал об этом имп. Феофил, то не отпустил Льва, а улучшил его положение, назначивши хорошее жалованье и отдавши церковь сорока мучеников под публичную школу; скоро эта школа переведена в дворец Магнаврский. – Думают, что и знаменитый в последствии Фотий слушал уроки Льва, как и Константин, просветитель славян.

Лето отР. Хр. 842, Михаила 3-го 1.

Восстановление св. икон.

Феофил ум. 20 генваря сего года, оставивши престол шестилетнему сыну своему Михаилу под опекою матери его Феодоры, куропалата Феоктиста, патриция Барды, брата императрицы, и магистра (генерала) Мануила. Этот Мануил первый предложил в совете восстановить св. иконы и таким образом умиротворить церковь и государство. Патр. Иоанн был низложен, равно как и Лев, митр. солунский; на патр. Престол возведен [842-1] св. Мефодий (12 февр.), и состоявшийся во дворце собор, под его председательством, анафематствовал иконоборцев и подтвердил постановления 7-го вселенского собора. Торжество Православия, происходившее в первую неделю Вел. поста, и доныне воспоминается церковию; на утрени в этот день пелся канон преп. Феофана начертанного (теперь митроп. никейского), в котором живо изображается торжество церкви.

Кассия монахиня, писательница.

В сии времена пользовалась известностию монахиня Кассия (или Икасия). Историк Зонара описывает случай, по которому она, оставив мир, устроила для себя в К-ли монастырь, близ студийского. Для избрания супруги Феофилу вызваны были одинадцать прекрасных девиц, между коими находилась и Кассия, сколько превосходившая других красотою, столько же ученая, и по происхождению благородная. Когда Феофил осматривал их, держа в руке золотое яблоко для передачи избранной, то колебался между нею и пафлагонянкою Феодорою, и наконец сказал: от жены произошло все злое". Кассия кротко заметила: от жены же произошло все лучшее". Недовольный противоречием, Феофил вручил яблоко Феодоре, а Кассия избрала монашескую жизнь. Она писала много канонов, стихир и других сочинений. Так ей принадлежит канон на Вел. Субботу, а из стихир особенно замечательны по торжественности стихира на Рождество Христово Августу единоначальствующу на земли", и по глубине чувства другая, в среду страстной седмицы: Господи, яже во многи грехи впадшая жена"...

[842-1] Историк Глика († ок. 1150) гов., что Мефодий первый из монахов присоединил к клобуку подвязки для прикрытия челюстей, поврежденных палачами; до того времени клобук не имел побочных разрезов.

Лето от Р. Хр. 843, Михаила 2.

Борьба с павликианами.

Имп. Феодора обращает вимание на павликиан, усилившихся на азиатских границах империи. Еще Михаил Рангав Лев Армянин велели казнить павликиан, если они оставались упорными в своих заблуждениях и отношениях к церкви и государству. Лев Армянин поручил экзарху (губернатору) Понта и митрополиту неокесарийскому иметь особенное наблюдение за сими опасными еретиками; но последние около 820 года убили того и другого, собрались на пределах империи во владениях эмира мелитинского (в мусульм. Армении) и с дозволения его построили укрепленный городАргаун, не вдали от греч. крепости Никополя (в Армении же). Отсюда они безпокоили греч. земли, и сами усиливались выходцами со всех концов империи, а несоглашавшихся принять павликианство отдавали в рабство мусульманам. Набеги павликиан вынудили империю вести против них правильную внешнюю войну, да и своих, уличенных в павликианстве, истреблять всеми мерами (мечем, огнем, водою). Истреблено было павликиан до ста тысяч (в течение лет двенадцати 843 – 856) и разорен Аргаун; но Карвей, вождь их с 844 г., воззвал о помощи к самому халифу, отбился от греков и, удалившись ближе к пустынным берегам Черного моря, построил город Амару и крепость Тифрику (к востоку от Ерзерума), которая сделалась средоточием павликианских владений. Отсюда они грабили и опустошали земли греч., производили волнения между сословием рабов, уводили в плен и продавали в рабство, хотя у себя недопускали рабства. Таким образом желание императрицы обезопасить свои земли на востоке не увенчалось большим успехом.

Морейские славяне и христиане между ними.

С большим успехом поведено дело в Пелопонезе, где с давних времен, особенно же со времени моровой язвы, опустошившей страну в царство Конст. Копронима, вселились разные слав. племена, не терпевшие подчинения местным властям. С 807 г., после неудачной, в союзе с мусульм. флотом, осады ими Патраса, они стали платить дань и даже принимать христианство, но уже к концу царствования Феофила снова сделались независимыми. Теперь Феоктист куропалат силою оружия заставил их признать власть императора и подчиниться местным законам; только две общины – Езеритов, живших на восточных отрогах горы Тайгета при устьях р. Еврота, и Милингов, занимавших западные отроги – оставлены при собственном самоуправлении, с платою незначительной дани. Христианство сильнее начало вкореняться между ними, а стем в месте и греч. язык, – но славянский не исчезал еще и во второй половине XV столития.

Лето от Р. Хр. 846, Михаила 5.

Игнатий патриарх.

26-го июня сконч. Патриарх Мефодий; был он родом сицилиец. На престол возведен игумен Игнатий, сын имп. Михаила Рангава. Вступивши на четырнадцатом году в монастырь Сатира [846-1], посвященный архистр. Михаилу, он святою жизнию обратил на себя внимание братии и скоро избран в игумены, не смотря на молодость. Он распространил здания своей обители и основал еще три монастыря на небольших Принцевых островах – Теревинф, Ватр и Плат. Св. Василий, епископ Парийский (память – 12 апр.), в епархии которого находился Сатиров монастырь, убидил его принять священство и рукоположил его (ок. 830 г.). Во время иконоборческих гонений чрезвычайно много помогал заключенным, изгнанникам и потерявшим имущество, – на что давали ему средства мать и сестры. 7-го июля сего года посвящен во епископа, по желанию Феодоры имп.

Феодор едесский.

Около сего времени процветал св. Феодор, еп. едесский; жизнеописание его, составленное Василием, еп. емесским, см. вЧеть-мин. 9 июля.

Маравы.

В этом году король немецкий Людовик ходил войною на восставших против него моравов, заставил их покориться, низложил князя Моймира и вместо него поставил племянника его, Ростислава. Моравское княжество (герцогство) образовалось в796 г. вследствие распадения царства аварского и распоряжений Карла Великого об утверждении там своей власти. В церк. отношении подчинено было оно Зальцбургскому архиепископу, но христианство на непонятном для народа лат. языке слабо прививалось, а поборы десятин в пользу духовенства и раздача земель нем. дворянам и монастырям возбуждали неудовольствие во всех.

Начальная деятельность Константина солунского.

В Константинополе славились в это время публичные преподаватели наук: Лев, бывший митр. солунский, и Фотий, приобревший в последствии знаменитость, как патриарх. В числе учеников их были Константин, сын вельможи солунского, с 842 г., на пятнадцатом году жизни, вызванный в столицу Феоктистом куропалатом, своим родственником, для совместного обучения с юным императором и довершения образования; около 850 г. поставлен во священники и продолжал занятия науками уже в качестве учителя.

[846-1] Сатиров монастырь находился на азиат. берегу Босфора.

Лето от Р. Хр. 851, Михаила 10.

Константин фил. И Мефодий игумен.

Мелитинский эмир искал мира с греками, и при греч. посольстве отправлялся туда и Константин философ (учитель), имевший там прение с мусульм. учеными. По возвращении с востока, он удалился на гору Олимп, к брату своему, монаху Мефодию, а когда Мефодий сделан игуменом Полихрониева монастыря на одном из островов мрам. моря, то за ним и туда последовал.

Сношения с болгарами.

Около сего же времени, вероятно, случилось возобновление мирного договора с только что вступившим на престол болгарским царем Борисом и обмен пленных. В замен монаха Феодора Куфары, сделавшегося приближенным человеком к Борису, возвращена сестра Бориса, в малолетстве захваченная греками и воспитанная в христианстве при имп. дворе.

Лето от Р. Хр. 854, Михаила 13.

Совершеннолетие Михаила.

Достигши совершеннолетия, Михаил предался пьянству и распутству, дела правления поручил дяде своему, кесарю Варде, а мать и сестер, так как патр. Игнатий несогласился насильно постричь их, заключил во дворце Кариана (в конце ноября 857 г. велел постричь в мон. св. Евфросинии).

Барда кесарь.

Кесарь Варда оказал империи услуги поддержкою и распространением наук и заведением школ или поддержанием заведенных при Феофиле; во главе публичных (получавших жалованье от правительства) учителей все еще находился Лев философ, отрекшийся уже от иконоборства. К сожалению, нравы кесаря не соответствовали любви его к просвещению.

Лето от Р. Хр. 857, Михаила 16.

Низложение Игнатия патр.

Варда, прогнавши законную жену, стал публично жить с своей снохой; патриарх, после напрасных увещаний, не дал ему св. причастия в день Богоявления (6-го генв, сего года). Варда в церкви же грозил заколоть патриарха, но тот бесстрашно повторил ему совет позаботиться о душе своей. С этого времени кесарь начал возбуждать в императоре подозриние против Игнатия, и когда в ноябре сего же года появился в К-ле из Диррахия некий молодой монах Гивон, выдававший себя за потомка царского рода и привлекавший чернь (за что и был казнен), то Игнатия, высказавшего сострадание к нему, обвинили в сообщничестве и 23 ноября сослали на остров Теревинф, в основанный им монастырь.

Фотий патр.

На патр. престол, против собственной воли, возведен 25 декабря Фотий, из протосекретарей. Он имел теперь около 60-ти лет от роду, находился в родстве с имп. домом (брат его женат был на сестре имп. Феодоры), отличался любовию к наукам [857-1] и образованностию, некогда учил имп. Михаила и Константина философа словесности, философии, астрономии и музыки, а в последнее время был первым секретарем (πρωτοαςηχρήτιζ нын. стас-секретари) в государстве. Так как он был лицом светским, то в несколько дней прошел степени чтеца, диакона, священника, и наконец посвящен в епископа. Немедленно по посвящении, Фотий дал собору епископов письменное заверение, что он неповинен в низложении Игнатия и всегда будет относиться к нему с уважением.

Преследование сторонников Игнатия.

Игнатий, между тем, наложил отлучение на всех, кто будет признавать кого либо, кроме него, патриархом; приверженцы его воспользовались этим, производили смуты и раздоры и дали повод Варде жестоко истязать и их, и Игнатия, которого мучили допросами; одному особенно болтливому порицателю Варды был в 858 г. даже урезан язык.

Посольство Константина и Мефодия к Хазарам.

В 858 г. послы хазар просили императора прислать к ним ученого мужа, который бы научил их истинной вере, так как, говорили они, то иудеи, то магометане стараются обратить их к своей. Под хазарскими послами разумеются, вероятно, торговцы из Хазарии, просившие учительного мужа для утверждения в вере и противодействия евреям и магометанам. Император назначил в миссию Константина философа, давши ему и Мефодия в помощники. Около трех лет пробыли св. братья в стране хазарской (втом числе около полугода в Херсони) и успели на столько, что исхлопотали у кагана освобождение многих греч. пленников, дозволение всякому принимать св. веру и запрещение жившим там грекам под смертною казнию принимать иудейство и магометанство. Известие о крещении самого кагана следует относить к крещению кого либо из тудунов (удельных князей) хазарских.

[857-1] Памятником его любви к просвещению остается между прочим Библиотека Фотиева, т.е. извлечения из прочитанных им языческих и христ. писателей, сделанные для брата. О многих писателях мы только и знаем по этому труду Фотия. Лучшее исследование о Фотии и его времени есть "Hergenrother" Photius, Patriarch von Constantinopel, 1867. Немало света проливает на ту эпоху сочинение Лебедева Очерки внутренней истории византийско-восточной церкви в IX, X и XI веках. Москва 1878 г.

Лето от Р. Хр. 859, Михаила 18.

Посольство в Рим.

Всем году происходил местный собор в К-ле, который признал поведение Игнатия, считавшего только себя законным патриархом и изрекавшего отлучение на принявших Фотия, неодобрительным и подтвердил Фотия на престоле. Поелику приверженцы Игнатия не переставали возмущать общественное спокойствие, то некоторых постигли и гражданские казни, не смотря на ходатайство Фотия. Между тем, по древнему церк. обычаю, надлежало Фотию известить прочих патриархов о своем возшествии на престол, в том числе и папу. Фотий так и сделал в августе сего года, а вместе и император писал папе, прося прислать своих уполномоченных в К-ль, где предполагается созвать собор по делам церкви, волнуемой и еще неисчезнувшими иконоборцами, и приверженцами Игнатия.

Папские грамоты.

На папском престоле сидел тогда (с 858 г.) Николай 1-й, человек властолюбивый и крепко веривший в притязания своих предшественников, которые, пользуясь спорами за имп. престол на западе, из вассалов империи домогались сделаться раздавателями короны по своему усмотрению и верховными правителями церкви. И вот ему представился случай вмешаться в дела независимого патр. округа и расширить свою власть. Он отправил на восток двух легатов, епископов Родоальда и Захарию, с ответными письмами (от 25 сент. 860 г.) к императору и патриарху. Первому писал обширно, второму кратко. Именно, высказал императору, что в противность церковным правилам [859-1], без ведома и спроса римского епископа, преемника ап. Петра, держали в К-ле собор для суждения об Игнатие, и относительно Фотия заметил: "на подтверждение его согласиться не можем, доколе от своих легатов не получим точнейших известий о происходившем в К-ле"; и наконец просил императора подчинить ему снова митрополита солунского с епархиями Епира, Иллирии, Македонии, Дакии и Мизии, епархии Калабрии и Апулии, митрополита сиракузского со всею Сицилиею, и возвратить отнятые некогда поместья рим. престола. Само собой разумеется, что от исполнения этих требований зависело и признание Фотия. Последнему папа объявил, что хотя он и доволен присланным исповеданием веры, но не может одобрить быстрого возведения мирянина в патриархи; впрочем "готов признать его в новом сане, если только он покажет ревность к кафолической вере".

[859-1] Разумеются неправильно истолкованные постановления сардик. собора и так наз. декреталии (Decretalia) пап от Климента, третьего рим. епископа, до Дамаса (384 г), собранные некиим Исидором, потому и называемые лжеисидоровскими декреталиями. По ним клир совершенно неподведом светской власти и высшею законодательною и судебною властию в церкви поставляются не соборы или митрополиты, а единственно папа. Много странного и несообразного в этих декреталиях; думают, что они сочинены во Франции около 840 г, для интересов местных, чтобы вместо близкой светской власти и митрополичьей иметь более далекую ? в Риме. При тогдашнем невежестве выдумка удалась (хотя в самой Франции не вдруг), тем более, что она соответствовала тогдашним понятиям и нашла покровительство в папах. Варварская латынь, противоречия, истор. ошибки – все это усмотрено было едва к концу средних веков.

Лето от Р. Хр. 861, Михаила 3-го 20.

Собор в Кон. и его занятие.

В мае сего года происходил в К-ле собор из 318 епископов, в том числе и легатов папы римского. На соборе присутствовали император и Варда. Позван был и Игнатий; но он, вместо всяких объяснений, укорил легатов в подкупе Фотием, досадительно отнесся к самому Фотию и, сославшись на 2-е правило сардикийского собора, потребовал, чтоб его отпустили для суда в Рим. Поелику же Игнатий сам первоначально, пред возведением Фотия, отказывался от престола, а теперь семьдесят два лица показали, что он и поставлен был не по выбору, а по определению светской власти (т.е. имп. Феодоры), то низложение его было торжественно подтверждено (конечно и потому еще, что он сделался неугоден императору). В пополнение сведений о сем соборе нужно принять показание историка Зонары, что иконоборцы в продолжение соборных совещаний делали попытку вновь доставить торжество своему потерянному делу; может быть они расчитывали, что при церк. раздоре в империи, смутах между приверженцами двух патриархов и неопределенности отношений Фотия к папе легко добьются каких нибудь уступок себе. Но успеха не имели; собор издал определение против непочитающих икон. Легаты подписались под соборными определениями.

Письмо имп. и Фотия к папе.

Чрез два дня по возвращении легатов в Рим, прибыл туда (в сент.) посол императора с письмами к папе от него и от патриарха. Письмо императора не дошло до нас, а Фотий в обширном послании своем отвечает и на письмо папы к нему. "Любовь христианская", говорит, "дала мне силы со смирением выслушать укоризны собрата и спокойно отвечать на них". Сказавши, что в принятии сана уступил только неотступным просьбам и даже насилию, лишившись при этом спокойствия в жизни, замечает, что упрек, будьто возвышение его из мирянина противно церковным правилам, неоснователен. Таких правил церковь незнает, а между тем порицаемый папою обычай возводить на епископский престол из мирян имеет за себя давние и заслуживающее уважения примеры – Тарасия и Никифора патриархов, Григория отца Богослова, Фалассия антиох. и Нектария конст., а на западе – Амвросия мед., из коих два последние даже не были крещены до своего избрания. "Есть много обычаев в церкви, которые, поелику неодобрены торжественно ни одним вселенским собором, неимеют всеобщей важности; в таких случаях частные церкви могут держаться своих обычаев, лишь бы они не вредили вере". Касательно объема патриарших округов (говорит) сам папа ведает, что решение сего вопроса, как дело государственное, зависит от императора. В заключение просит папу недоверять клеветникам и не принимать в общение людей, бежавших с востока, без удостовирительных свидетельств о них.

Феогност архим. В Риме.

Между тем приверженцы Игнатия (который был только орудием врагов Фотия) поспешили отправить некоего архимандрита Феогноста, переодевшегося в мирскую одежду, в Рим с аппеляциею на бывший собор. Папа, не достигши уступки епархий, решился воспользоваться несогласиями в конст. клире для унижения Фотия и закрепления за собою представлявшейся роли верховного судии в делах церковных.

Лето от Р. Хр. 862, Михаила 3-го 21.

Папские грамоты на восток.

В марте сего года папа Николай отправил три послания: одно "окружное" ко всем восточным церквам, другое на имя Фотия, и третье на имя императора. Все три проникнуты духом самовластия и надменности. Восточных епископов уведомлял, что не согласен с решением конст. собора, на котором легаты его позволили обмануть себя, и предоставляет дальнейший суд себе, присовокупляя, что право суда над всеми принадлежит кафедре римской, которая, в свою очередь, судится только Спасителем. В письме императору (распространившись о высоких преимуществах рим. церкви, которая есть глава всех других и с которою необходимо совещаться всем) объявил, что по точном исследовании происходившего в К-ли, он не может согласиться ни на низложение Игнатия, ни на выбор Фотия, пока не уяснится дело пред судом рим. кафедры. К самому Фотию, которого уже не называет патриархом, а только благоразумнейшим мужем (Nicolaus servus seruorum Dei prudentissimo viro Photio), написал еще резче, выставляя свое первенство, как "преемника ап. Петра, князя апостолов", которому сказано: ты еси Петр, и на сем камени... В силу этого верховенства все церкви обязаны послушанием римской и частные обычаи каждой подлежать оценке рим. престола. На отзыв Фотия, что не знает правил, на кои папа ссылался, говоритъ: "понимаю тайную причину, почему не хочещь знать декретов рим. престола, от которого и все престолы заимствуют свою важность... Если ты действительно не знаешь и неимеешь у себя этих декретов, то этим обнаруживаешь свое нерадение; а если знаешь и не соблюдаешь их, то заслуживаешь наказания за преступное непослушание". И в заключение назвал его хищником, вторгшимся в церковь.

Посольство из Моравии в Кон.

В конце сего года от моравского князя Ростислава и его племянников, удельных князей Святополка и Коцела, прибыли в Константинополь послы и сказали: "земля наша крещена, а нет учителя, который бы наставил нас и научил, и сделал для нас понятными божественные книги, пот. что мы не разумеем ни греческого языка, ни латинского. Пошлите к нам учителей, которые бы истолковали нам книжные словеса и разум их, – пот. что из вашей земли во все стороны исходит и распространяется добрый закон". Нужно заметить, что Ростислав еще с 855 года отложился от немецкого императора, вел борьбу с немецкими графами и болгарами и искал теперь союзника в греч. императоре; в связи с этим находилась и заботливость его освободиться от нем. духовенства, иметь свое народное, и вместо непонятного латинского ввести в богослужение славянский язык.

Кафизмы.

В сем году диакон иерусалимский, Феодор, по поручению тивериадского епископа Ноя написал Псалтирь так, "как поем ее в святом храме Воскресения". Это – древнейший памятник разделения Псалтири на кафизмы; из Иерусалима оно, как и песнопения Иоанна Дамаскина и Космы маиумского, заимствовано другими церквами.

Лето от Р. Хр. 863, Михаила 22.

Константин и Мефодий в Моравии.

Император и патриарх, желая удовлетворить просьбе мораван, предложили отправиться в Моравию братьям [863-1] Константину и Мефодию, в начале прошлого года (в генваре, пот. что 30 дек. 861 открыли и взяли с собою из Херсона мощи св. Климента) воротившимся из Хазарии. На них пал выбор, как на знатаков славянского языка и уже делавших переводы кое-каких молитв и евангельских мест на этот язык; из них Константин считается изобретателем и самых букв славянских. Весною сего года братья, сопутствуемые и другими ревнителями веры, прибыли в Моравию и с апостольским усердием исполняли свою миссию; они остановились в столице Ростислава, Девине (Велеграде), куда и до них, вероятно, захаживали греч. проповедники, и начали свое дело с того, что стали отправлять богослужение на слав. языке, переводили на этот язык нужные свящ. книги, освящали церкви (в Оломуце сего же года), проповедывали и поучали народ, заводили школы и крестили остатки язычников.

Папский собор и его решения.

В Риме папа, не ожидая действия своих посланий и узнав от бежавших из К-ля монахов о строгом надзоре за Игнатием и его приверженцами, созвал собор, на коем осужден константинопольский 861 года и объявлен низложенным и отлученным Фотий, "поелику он незаконно занял престол при жизни законного пастыря, рукоположение принял от запрещенного архиерея, имеет общение с отлученными и послов папских обманул и подкупил". Затем произнесено осуждение на всех рукоположенных Фотием и на того запрещенного архиерея, который рукоположил Фотия. Это был Григорий Асбест, митрополит сиракузский, запрещенный некогда (854 г.) Игнатием по неуясненным доселе причинам, а Фотием переведенный на митрополию никейскую. Акты своего собора папа незамедлил отослать императору, но ответ получен чрез год только: на востоке заняты были другими делами.

[863-1] См. Лавровского Кирилл Мефодий, в связи с современною им историею церковных несогласий. Харьков, 1863.

Лето от Р. Хр. 864, Михаила 23.

Россы пред К-лем.

За несколько времени пред сим жившие в К-ле "россы", занимавшиеся продажею хлеба (оптовые торговцы) и провевальщики зерен (άλοετς) были за какие-то ничтожные долги правительству и частным лицам частию избиты в смятении, частию обращены в рабство. Когда об этом дошла весть до Киева, то князья тамошние, Аскольд и Дир, собрали сильный флот, в мае сего года страшно разорили окрестности Царьграда, истребили все до самых стен его и осадили самый Царьград. Император с войском находился в Сирии, где шла война с мусульманами. Патриарх ободрял граждан и сказал тогда свои знаменитые две беседы "по случаю нашествия россов" (в русск. переводе см. в книге архим. Порфирия Четыре беседы Фотия. Спб. 1864). Вот как изображается во второй из них бедствие столицы и спасение ее. "Росский народ, как свирепая волна, нахлынул на пределы царствующего града и, как дикий вепрь, истребил жителей его предместий, словно траву, или тростник, или посев, не щадя ни человека, ни скота, и принося их, раздельно, в жертву богам своим. В добавок появилась губительная язва... самый город едва не был поднят на копье. Лишенные всякой помощи и не имея никакой подмоги от людей, все воодушевлялись надеждами на одну Матерь Слова и Бога нашего... Ее ризу носили все до одного вместе со мною для отражения осаждающих и защиты осажденных, и усердно совершали прилежные моления и литии... и помиловал Господь, достояние свое. Как только девственная риза эта обнесена была по оной стене, варвары сняли осаду города и мы избавились от ожидавшего нас плена". Осада города снята и россы уплыли во свояси 5-го июня сего года.

Письмо имп. к папе.






Ответ папы.

В конце сего года илм. Михаил послал ответ папе, в котором говорилось: "все твои разглагольствия о приимуществах римского престола – пустая болтовня; ты бы должен за честь принять приглашение подать свой голос к умиротворению константинопольских смут, а не по грубой ошибке считать себя судиею дел церковных; твой долг – повиноваться императору, а не судить его. Фотий признан прочими восточными патриархами и потому не может быть называем пастырем незаконным". Далее император не опустил случая назвать латинян невеждами, а язык их варварским. Папа, с своей стороны, отвечал укоризнами, уподоблял и императора Голиафу и назвал недостойным преемником достопочтенных предшественников, а о правах своей кафедры отозвался, что они даны не собором каким-нибудь, а самим Спасителем. – За сим до ноября 866 г. не было писем от папы.

Крещение болгар.

Между августом сего года и начальными месецами следующего случилось обращение болгарского царя Бориса в христиан. веру. В землях болгарских было, конечно, немало христиан, но царь и бояре оставались язычниками. Теперь, в следствие частых сношений с христианскими правительствами запада и востока, а может быть и ознакомленный с моравскими событиями, Борис решился принять св. веру и сделал это где-то на границах своих владений при свидании с имп. Михаилом по поводу заключения мирного договора. Император сам был восприемником его и нарек его своим именем, т.е. Михаилом; а так как в поучительном послании к Борису Фотий называет его "дорогим украшением трудов своих и законным чадом своих духовных болезней", то, по всей вероятности, Фотий же и прилагал заботы к обращению его и совершил крещение. ? К сожалению, болгарам были даны только священники, а не поставлен епископ или митрополит; от того возбуждена подозрительность новокрещенного царя и дан ему повод завязать сношения с папою, как увидим.

Лето от Р. Хр. 865, Михаила 24.

Начатки христианства в России.

К сему году относят начало христианства в Киеве между тамошними природными жителями. По случаю заключения мирного договора, император и патриарх отправили в Киев епископа Алексия и двух священников, Афанасия и Кирилла, бывшего в последствии епископом катанским в Сицилии. Крещены князья и часть народа, для коих и устроена в Киеве первая церковь св. Илии (об Алексии и др. см. Труды Киев. Академии 1877, окт., статью "отрывок из путешествия в Афон. монастыри 1846"). Но так как лет через десять Киев подпал власти Олега язычника и прежние князья убиты, то христианская вера долго еще оставалась верою меньшинства киевлян. См. "о митрополии русской в конце IX века" в Приб. к тв. св. отцов 1850.

Письмо Фотия к царю Борису.

В этом же году, вероятно, Фотий прислал Борису болг. обширное наставление в вере, где говорил, между прочим: "начав усердием к проповеди слова Божия, не оканчивай небрежностию, а постарайся, чтобы конец соответствовал началу и жизнь вере".

Лето от Р. Хр. 866, Михаила 25.

Смерть Варды.

В апреле сего года имп. Михаил повел флот и войско против критских мусульман; во время лагерной стоянки на острове сведал об умысле (выдуманном интриганами) Варды против себя и убил его, и не вступая в битву с врагами воротился с войском в столицу.

Рим. духовенство в Болгарии.

В августе сего года послы Бориса одновременно являются в Риме у папы и в Регенсбурги у нимецкого императора Людовика, прося дружбы и присылки способных (idoneus) учителей веры. Причинами такого скорого поворота в мыслях царя болгарского представляются: 1) опасение греческаго политического, при церковном, преобладание; 2) желание иметь независимую от конст. патриарха иерархию; 3) внушения латинян. Папа упредил императора: епископ, священники и диаконы, присланные последним, узнали, что прибывшие (в ноябре) от папы два епископа уже приняли в свое видение Болгарию, и тотчас воротились. "Повинуясь голосу папы" (говорит писатель Анастасий, аббат и библиотекарь рим. церкви – 879), "царь болгарский выгнал из своих земель всех чужестранцев (т.е. греков) и терпел только учителей латинских". Вместе с лат. епископами (прибывшими впрочем не для занятия кафедр, пот. что папа предоставлял это дальнейшему времени), папа прислал и письменные обстоятельные ответы на разные запросы царя.

Его отношение к греч. обычаем.

Прибывшие в Болгарию зап. епископы немедленно приступили в ней к утверждению обычаев латинских; заставляли читать символ с прибавкою "и отСына", отвергая священническое миропомазание снова миропомазывали, предписывали держать пост в субботу, внушали отвращение к женатым священникам – и проч.

Судьба папских грамот в К-ле.

Одновременно с посылкою своих легатов в Болгарию, папа чрез Болгарию же направил трех послов в К-ль с письмами к императору, императрицам (Феодоре матери и Евдокии, жене Михаила), кесарю Варде (о смерти коего не знал), Игнатию, Фотию и еще всем восточным епископам. От императора требовал, чтобы он публично уничтожил свое последнее письмо к нему; иначе, говорил, созовет в Риме собор и в его присутствии прикажет сжечь его рукою палача. Далее – требовал, чтобы Игнатий и Фотий явились в Рим на суд. Но содержание писем папских осталось тогда известным только папе: пот. что пограничный начальник Феодор, спросивши послов, признают ли Фотия патриархоми получив отрицательный ответ, "бранил их, приказал бить лошадей по мордам, чтоб заворотить назад, и прибавил: император наш не имеет в вас надобности".

Лето от Р. Хр. 867, Михаила 26.

Окружное послание Фотия.

Когда в Константинополь дошла весть об изгнании греч. священников из Болгарии и введении там латинства, то император и патриарх тотчас поняли все могшие выйти из этого вредные последствия и для империи, и для церкви. Посему Фотий незамедлил написать и разослать окружное послание ко всем восточным кафедрам, приглашая соборне обсудить поведение папы и его духовенства. Послание начинается так: "Лукавый сатана, от начала мира лютый враг всего доброго, постоянно старается вредить церкви Христовой. Его делом были непотребные ереси... Но святые соборы искоренили их, и вера из сего царствующего града распространилась и между неверными: армяне оставили ересь яковитов [867-1], и болгары отреклись языческих суеверий для принятия веры. Но не прошло еще и двух лет после их обращения, как люди, вышедшие из мрака Запада, пришли опустошать сии новые саждения и своими заблуждениями повреждать в них чистоту веры"... Упомянувши о постах в субботу, о сокращении поста четыредесятницы, о воспрещении брачных священников, продолжает: "но не в этом только преступили закон, а дерзнули еще и на горшее. Пот. что и священный символ, имеющий непререкаемую силу по определениям вселенских соборов, незаконными изменениями и прибавочными словами, в преизбытки дерзости, повредили уча новизне, будьто Дух Св. не от Отца только, а и от Сына исходит... Господь и Бог наш говорит: Дух, который от Отца исходит, а эти учители нового нечестия говорят: исходит от Сына... Такое-то нечестие всевают в болгарском народе оные темные епископы (пот. что называют себя епископами). Когда слух об этом дошел до нас, мы сердечно поражены были, как бы кто видел пред очами детей своих, терзаемых и расхищаемых змеями и зверями"... Представивши краткое опровержение лат. уклонений на основании слова Божия и соборных постановлений, Фотий говорит: "Ведение о сем и известие мы сочли необходимым дать, по древнему церк. обычаю, вашему о Господе братству, прося и умоляя вас быть усердными споспешниками нам в истреблении сих нечестивых и безбожных новизн, и не оставить отеческого установления, которое предки своими действиями предали вам на хранение, но с великою ревностию и готовностию избрать и послать вместо себя местоблюстителей, мужей, которые бы представляли ваше лицо, украшенных благочестием, священством, словом и жизнию: так чтобы новоявившуюся язву сего нечестия изгнать нам из церкви и общим решением людей, в неистовстве дерзнувших внесть это семя лукавства в новопросвещенный и новонаученный народ, исторгнуть с корнем и предать огню, которому, по слову Господа, подлежат проклятые (Мф. 13, 24 – 31, 37 – 44). Ибо таким образом, по изгнании нечестия и утверждении благочестия, имеем добрую надежду возвратить к преподанной им вере и недавно оглашенный во Христа и новопросвещенный народ болгарский. Но не сей только народ свое прежнее нечестие заменил верою во Христа, а и от многих часто слышимый и всех превосходящий сверепством и жестокостию, то есть народ, называемый Россы (τό ρως), которые, поработивши окрестных себе и от того чрезмерно возгордившись, подняли руки и против римской империи. Однакож теперь и они свое еллинское и безбожное служение, в коем прежде пребывали, заменили чистою и неблазненною верою христианскою, с любовию ставши в ряду послушных и мирных гостей, вместо недавнего против нас ожесточения и великой наглости. И так любовь и ревность веры исполнила их (скажем опять с Павлом: благословен Бог во веки), что и епископа и пастыря приняли, и христианские священные обычаи с великою охотою и тщанием усвояют"...

Собор в К-ле.

В мае сего года состоялся и собор в К-ле, на котором папа единогласно признан недостойным свящ. сана и предан анафеме. Деяния соборные положено отправить в Рим, чтобы и тамошний клир, вместе с папою, знал их.

Воцарение Василия Мак., низложение Фотия и возвращение Игнатия.

Но еп. халк. Захария, посланный с этим поручением в Рим в сентябре, был возвращен с дороги по приказанию Василия Мак., сделавшегося единовластителем после убиения Михаила (23 сент.), и чрез два дня после сего (25 сент.) велевшего Фотию оставить патриарший престол и удалиться в монастырь Скепу. Василий, хотя решился на убийство в предупреждение собственной гибели, нуждался в поддержке народа, и так как простой народ чтил Игнатия, то и положено было возвратить его. В прочем, торжественное восстановление Игнатия последовало только 23 ноября.

Письмо папы к Гинкмару архиеп.

Папа Николай узнал об окружном послании Фотия вероятно скоро после рассылки его и приложил заботу к отражению обвинений, особенно в преступной прибавке к символу. Известно, что мнение об исхождении Св. Духа и от Сына, как мнение человеческое и плод превыспренних философских догадок и умствований, доселе, как и долго в последствии, не было гласно одобряемо папами, хотя под покровительством Карла Вел. утвердилось вне Италии и внесено там в символ. Этим, как и недостатком в образованных людях среди римского клира [867-2], объясняется, почему папа в октябре сего года писал к архиепискому реймскому (во Франции) Гинкмару и просил его позаботиться о письменном опровержении нападок со стороны греков.

Мефодий и Константин в Риме.

Во второй половине декабря прибыли в Рим, по вызову [867-3] папы, св. братья Мефодий и Константин, но уже не застали в живых Николая, который скончался 13 ноября. Преемник его (с 14 дек.), Адриан 2-й, принял братьев с почетом; принесенные ими мощи св. Климента положены в церкви, посвященной его имени.

[867-1] С 862 г. Захария, католикос армянский, действительно вошол в церк. общение с Фотием и признал собор халандонский. Впрочем, это единение не долго продолжалось, пот. что в арм. духовенстве многие не благоприятствовали ему, как опасному для самостоятельности их церкви и для самой народности их.

[867-2] И в самом клире рим. были люди, несочувствовавшие новизне По кр. мере Анастасий библиотекарь, переводчик сочинений преп. Максима Исповедника на лат. язык, выражение об исхождении Св. Духа и от Сына понимал в смысле временного ниспослания Св. Духа, согласно сказанному в Ев. Иоанна 14, 16.

[867-3] Вероятно и по желанию Ростислава, который, в противность немецким притязаниям, думал утвердить в своей земле славян. богослужение и славянский клир.

Лето от Р. Хр. 868. Василия Макед. 1.

Греч. послы в Риме.

В июне или июле сего года прибыл в Рим посол имп. Василия с известием от ноября прошлого года к Николаю, а вначале августа и другие послы от него и патр. Игнатия с письмами (от декабря прошлого года; тогда пути сообщения были затруднительны и на море и на суше). Письма обоих составлены в льстивом тоне; в грамоте Игнатия повторены и слова Ев. Мф. 16, 18. 19 с пояснением, что чрез это и всем первосвященникам римским дана верховная власть в церкви. При этом доставлены и деяния конст. собора (в мае 867) с осуждением папы Николая – для наглядного доказательства беззаконий Фотия. Папа, отпустив первого посла с архим. Феогностом, теперь только возвращавшимся в Грецию, удержал вторых и поручил людям сведущим перевести деяния собора Фотиева на лат. язык для обсуждения их на соборе.

Лето от Р. Хр. 869, Василия Мак. 2.

Учреждение моравскопаннонской архиеп. кафедры.

14 февр. сего г. скончался в Риме преп. Константин, не задолго пред смертию принявший монашество и имя Кирилла. Брат же его Мефодий посвящен в архиепископа Моравии и Паннонии и отправлен на свою кафедру. Продолжительное его пребывание в Риме объясняется тем, что богослужение на славянском языке возбудило в лат. духовенстве клеветы и подозрения в еретичестве братьев. Но теперь вера их одобрена, славянские богослужебные книги найдены безукоризненными и послушание римскому престолу несомненным. Что вера св. братьев одобрена папою и рим. клиром, неудивительно: в рим. собственно церкви не терпелась прибавка к символу. А что касается учреждения архиеп. кафедры в противносгь притязаниям немецких архиепископов зальцбургского и пассавского, поддерживаемых немецкими императорами, то папа поступил не в противность церковным канонам. Епархиальная власть в морав. землях немцам предоставлена была не папами, а светскою властию, а между тем до нашествия аваров Паннония составляла часть Иллирика, подведомого в церковных делах папе. Митрополит сирмийский был его экзархом, и в Паннонии долго существовала епископская кафедра, начиная со времен св. Андроника, одного из 70 апостолов. Папа теперь и восстановлял свои права и закреплял верность новообращенных.

Рим. собор.

В мае сего года происходил в Риме собор, на котором сожжены деяния собора Фотиева, Фотий, как лжец и суетный противник премуществ рим. престола, объявлен отлученным от церкви и постановлено всем, доселе соглашавшимся с Фотием, отречься от своих заблуждений, под угрозою церковной анафемы. Решения собора подписаны папою, затем митрополитом пергийским Иоанном, апокрисиарием Игнатия, и другими. – В июне отправились назад греч. послы, а с ними и папские легаты для присутствования на предположенном в К-ле соборе.

Собор в К-ле.

В конце сентября прибыли папские легаты (два еп. и один диакон), и 5-го окт. открыт собор, под председательством легатов. Епископы греческие не сочувствовали этому делу, и в первом заседании, кроме двенадцати императ. чиновников и папских легатов, находились вместе с Игнатием толъко двенадцать епископов, недовольных Фотием, и два представителя патр. иерусалимского и ант. Но страхом и разными уловками успели добиться, что на десятом заседании (28 февр. 870) было уже сто два епископа. Самого Фотия требовали на собор в пятое (13 окт.) и седмое (23 окт.) заседание. В первый раз сказал он, что пришел только по принуждению. Его спросили: "принимает ли решение собравшихся отцов и осуждение, произнесенное на него папами Николаем и Адрианом?" Фотий не дал ответа; когда же патриций Ваан, из сострадания, предложил ему оправдываться, то сказал: "мое оправдание – не в здешнем мире". Ему дали время подумать – до седьмого заседания. На шестое заседание потребовали епископов, поддерживавших Фотия, и на вопрос императора, бывшего на этом заседании, признают ли они справедливым осуждение Фотия? – митрополит халкид. Захария ответил: "церковные правила выше папы Николая и всех патриархов", и затем в длинной речи оправдывал гонимого святителя от обвинений в том, что он из мирянина сделался вдруг патриархом, указанием на бывшие тому прежде примеры, а против значимости папского суда напомнил, сколько раз папы погрешали в своих решениях по делам церковным. Сильную речь Захарии пытался Митрофан, смирнский м., ослабить, между прочим, замечанием, что сам Фотий признавал папу Николая судиею своего дела и проч. Наконец Захарию и других отпустили, советуя одуматься. На седмое заседание опять ввели Фотия и сним Григория Асбеста. Оба выразились, что готовы дать отчет в делах своих императору, но не легатам: "они клевещут на нас; что нам еще говорить?" Затем введены другие подсудимые и на вопрос, подчиняются ли решениям римского престола и анафематствуют ли Фотия и Григория, Иоанн, митр. ираклийский, сказал: "кто анафематствует своего епископа, да будет проклятъ!" Захария халкидонский: "мы не соглашаемся с тем, что неразумно", а Евсхимон, митр. Кесарии – Каппадокийской: "мы не приемлем определений, противных разуму и канонам, будь они присланы из Рима или Иерусалима, или даже объявлены ангелом с неба". После сего, по предложению легатов, положено изречь торжествевную анафему Фотию, и отцы возгласили: "анафема Фотию, пройдохе и кляузнику! анафема Фотию, мирянину и тунеядцу, новокрещенному и мучителю! анафема ему, прелюбодею и отцеубийце!" и проч. После анафемы и его приверженцам, он и все подсудимые были удалены, а участники собора многолетствовали императору, его семейству, папе и патриархам, легатами проч. – Восьмое заседание происходило 5-го ноября; затем окончание собора отложено до след. года, м.б. потому, что надеялись приобресть большее число епископов: ибо доселе участников собора было всего сорок.

Утверждение христианства в Морее.

Около сего времени императорская власть прочно утвердилась в морейских поселениях славян и в горах древней Спарты. Здесь еще и до сего времени греческие горцы приносили жертвы Зевсу и берегли свое древнее язычество. Священники греческие крестили их, и скоро древнее суеверие исчезло там.

Охлаждение болгар к папе.

Болгарский царь, не смотря на неоднократные просьбы у пап Николая и Адриана поставить для Болгарии угодного ему архиепископа, получал отказы под разными предлогами и решился снова сблизиться с греками. Посему, когда вместо желанных лиц папа прислал наконец во второй половине этого года в архиепископы некоего Сильвестра, Борис отослал его назад и не хотел уже терпеть папских проволочек.

Лето от Р. Хр. 870, Василия Мак. 3.

Окончание собора в К-ле.

12 февр. сего года происходило девятое заседание, на котором присутствовал и недавно прибывший от алекс. патр. Михаила архидиакон Иосиф; десятое и последнее – 24 февраля. Тут присутствовали, кроме имп. Василия, послы зап. имп. Людовика, прибывшие договариваться о союзе против сарацын, и послы царя болгарского. Совершено самое важное: правила, числом 14, прочтены и подтверждены подписями. В них, между прочим, папа признан главою церкви и орудием (οργανον) Св. Духа, анафематсвован Фотий и сказано: "если кто станет вселенскому собору жаловаться на святую римскую церковь, то собор обязан почтительно запросить римского папу и с благоговением ожидать его решения, но ни в каком случае не имеет права произносить суда над верховными пастырями ветхого Рима". ? Так постановил этот собор, называемый у римлян восьмым вселенским (впрочем и сами рим. писатели стали называть так его уже с XVII века, а до того за восьмой вселенский принимали флорентийский 1439).

Причины уступчивости греков на соборе.

Причинами такого неосмысленного, повидимому, со стороны греков ведения дел на соборе представляются: 1) желание императора восстановить мир церковный и утвердить себя на престоле, от того – молчаливая угодливость легатам папским; 2) рабские наклонности епископов греческих; ибо на самом соборе выражено порицание доселе нередкому обычаю епископов выходить сановникам на встречу с процессиею, при встречах с ними слезать с лошади, выражать трепет и повергаться на землю. Таким ли людям было не благоговеть пред силою мирскою и заносчивостию папских уполномоченных? Но их все-таки было мало; более самостоятельные держали сторону Фотия, и их было большинство.

Решение вопроса о Болгарии.

Император, достигая своих целей, не терял из виду и интересов своего государства, и греческой церкви. Чрез три дня по окончании собора папские легаты приглашены были во дворец и тут нашли императора, патриарха Игнатия, трех восточных местоблюстителей и болгарских послов. Петр, начальный болг. посол, благодарил легатов от имени своего царя за письмо, отправленное ими с приветствиями на пути в К-ль, и затем продолжил: "мы до недавнего времени оставались язычниками и только весьма недавно приняли благодать христианства; но опасаемся, как бы не обмануться в чем либо, и потому от вас, представителей высшего патриарха, желаем узнать, какой церкви мы должны принадлежать"? Легаты ответили: "без сомниния, болгары – чада римской церкви, потому что царь Михаил предал себя и свой народ св. Петру, от преемника коего, папы Николая, принял наставление в вере, епископов и священников". Петр согласился с этим, но выразил сомнение: "какой церкви, римской или константинопольской, по справедливости (rationabilius) они должны подчиниться?" и просил решить это совместно с представителями восточных патриархов. Тогда восточные спросили болгар: "кому принадлежала завоеванная вами земля? Каких священников вы нашли там"? Болгары отвечали: "земля была греческая, и священники греческие". "Теперь ясно", сказали восточные, "что страна ваша подлежит церковной власти патриарха константинопольского". Напрасно легаты ссылались на давнюю зависимость церквей Епира, Фессалии и Дардании от папы, на добровольное подчинение Михаила-Бориса, на независимость объема округов от государственных отношений и на неподсудность римской кафедры никому; восточные в лицо сказали им: "непристойно вам после того, как возмутились против греческих императоров и вошли в связи с франками, иметь какую нибудь власть в областях греческого императора, и вот почему, между прочим, думаем, что болгарская земля, издавна подлежавшая власти греков и имевшая греческих священников, должна быть возвращена теперь святой церкви константинопольской, от коей была отторгнута язычеством". Протест легатов не нашел сочувствия ни в ком; им выдана была грамота, в которой говорилось, что местоблюстители вост. патриархов, как посредники между римскою кафедрою и патр. конст., присудили подчинить Болгарию конст. патриарху.

Возвращение пап. послов.

В марте легаты выехали из К-ля и провожаемы были императорским чиновником до Диррахия; они сели на корабль и отправились морем, но попали в плен славянским морским разбойникам, которые отняли у них все, даже и акты собора с подлинными подписями самих легатов, императора и других. Только к концу декабря были они выкуплены папою и зап. императором и отпущены в Рим.

Болгар. церковь.

Патр. Игнатий поставил архиепископом для болгар некоего Иосифа и необходимых епископов; лат. духовенство немедленно выслано из Болгарии. Этому болг. архиепископу Петр [870-1] Сицилийский (в 868 г. посланный в Тефрику для размена пленных) посвятил свое сочинение "о павликианах" – с желанием оградить его паству от павлик. проповедников.

Моравские дела.

Мефодий архиепископ, возвратясь в Моравию, уже не застал Ростислава на престоле. Ростислав, начав войну с нем. императором, был изменнически выдан ему в сем году племянником своим Святополком, ослеплен и заточен где то в Германии; Святополк занял его место, но из мор. земель потерял страну между рр. Енсом и Лейтою (нын. соб. Австрию), отданную нем. графам. Мефодий на первых порах утвердил свое местопребывание в удельных землях Коцела, в собственной Паннонии, в г. Мосбурге, у Блатенского озера. [870-2] В "Истории обращения хорутан", составленной в Зальцбурге около 873 г., говорится о последствиях прибытия сюда Мефодия: "в страну Коцела назначаем был благочинный (archipresbyter) из Зальцбурга, и последним благочинным был Рихбальд, который оставался в Паннонии, пока не явился какой то грек, именем Мефодий, со вновь изобретенными славянскими письменами, который в своей высокомерной мудрости вытеснив латинский язык, римское учение и древнеобычные латинские буквы, сделал для части населения той страны ненавистными обедни, евангелия и церковный службы тех, кои служили по латыни. Этого не мог вынести Рихбальд и возвратился в Зальцбург." Так доносили в Рим в записке о правах Зальцб. архиепископа на Паннонию.

Путешествие по св. местам.

К сим временами относится замечательное известие о странствовании трех знатных франков по св. местам, по следующему поводу. Когда около 850 года умер их отец, то в возникшей из-за наследства ссоре они убили своего дядю, придворного священника императора Лотария, и своего младшего брата. В раскаянии они обратились к Лотарию, а этот предоставил суд над ними собору епископов. Епископы велели им с железными веригами, наглухо заклепленными на рукахи пояснице, во власяницах странствовать по св. местам, доколе Господь примет их покаяние или сами собой спадут вериги. Втроем прибыли они в Рим, и отсюда с свидетельством папы Венедикта 3-го (вступившего на престол 29 сент. 855) отправились в Иерусалим; затем посетили Египет и тамошние монастыри и пошли далее в Африку поклониться гробу святого Киприана, архиепископа и мученика Христова, находящемуся в двух верстах (secundo milliario) от Карфагена, где совершаются многие силы и чудеса. Воротившись в Рим, они с благословения папы Венедикта († 8 апр. 858) снова отправились в Иерусалим, на Синай и в Армению, и чрез три года прибывши в Рим, отсюда обошли Италию, Бургундию, Аквитанию, Нейстрию и переправились в Британию околом 866 г., где один из братьев умер, а другой по болезне остался в монастыре. См. Acta sanctorum, Octobris tom. X, pag. 847 – 848. Отсюда видим между прочим, что в Карфагене еще были христиане и к гробнице св. Киприана стекались поклонники из отдаленных мест.

[870-1] Этот же Петр в последствии был епископом в Аргосе, в патриаршество Николая Мистика, и оставил красноречивое описание жизни св. Афаняасия, епископа мефонского, скончавшегося около 850 г. Помещено в Acta sanctorum 3 мая.

[870-2] Замок Мосбург построен Призивою, отцом Коцела, около 846 г. и сделался местопребыванием князей вместо г. Сисека. Вообще владения Коцела заключались между рр. Савою и Дравою до Дуная и к северу в округ блат. озера с нын. венгерскими округами Весирпм. Рааб, Еденбург.

Лето от Р. Хр. 871, Василия Мак. 4.

Павликиане.

В начале сего года греч. войска овладели Тефрикою, гнездом павликиан, и разорили ее.

Письма папы императору и патриарху кон.

Около средины сего года император и патриарх отправили в Рим архимандрита Феогноста с подарками и письмами к папе, прося его согласиться оставить в прежнем звание духовенство, посвященное Фотием, так как численность его была велика. Папа написал ответы от 10 ноября, и императору, после выговора за отпуск его легатов без охраны, сказал, что не может согласиться на просьбу, как противную соборному определению, и затем продолжал: "весьма удивлены мы, что брат и соепископ наш Игнатий, пользуясь вашею подпорою, осмелился посвятить архиепископа для Болгарии. Просим вас, чтобы покрайней мере теперь вы убедили его прекратить управление этою страною: ибо, в противном случай, ни он не избегнет законного наказания, ни те, кои присваивают себе там епископство или другую какую либо службу, не освободятся от отлучения". Игнатия упрекал за изгнание лат. духовенства из Болгарии, без спроса его, папы, а могущее быть возражение, что и греческое было прежде изгнано латинским, решает тем, что то были приверженцы Фотия, которые не только в Болгарии, но и нигде не могут быть терпимы; в заключение поставил на вид, что Игнатий не держится постановлений вселенского собора (т.е. 869 – 870 г.). Впрочем письмо к Игнатию не сохранилось до нас в целости. – Что же касается его решений, то они не приводились в исполнение; императору, для своих полит. целей, важно было только не доходить до открытого разрыва с ним.

Утверждение христианства в землях сербских.

Власть греч. империи, с первых дней царствования Василиева, стала упрочиваться на адриатическом побережьи вместе с ослаблением влияния зап. империи и поражением мусульман. Последние, уже лет тридцать владевшие Баром, отнятым у герцогства беневент., и Тарентом – у греков, постоянно грозили опустошениями греко-славянскому побережью. Но Василий Мак. усилил греч. флот в адр. море, отнял Тарент и возвысил значение императ. власти в Далмации, Хорватии и внутри сербских земель. Он в нын. или прошлом году выслал в сербские земли греческих священников, которые и крестили остававшихся еще некрещенными. Вероятно, к этому же времени относится и учреждение епископской кафедры для сербов в г. Расе (находившемся близ нын. Нового Пазара), местопребывании великого жупана, каковым был тогда Властимир.

Лето от Р. Хр. 874, Василия Мак. 7.

Христианство в Богемии.

Богемский князь Боривой и супруга его Людмилла принимают крещение от Мефодия; в Праге построены церкви св. Климента и св. Георгия. Христианство начало проникать в Богемию со времени женитьбы Святополка на богемской княжне (871 г.).

Папа защищает Мефодия против немцев.

Со стороны Зальцбургского архиеп. Адальвина еще в прошлом году подана в Рим папе Иоанну 8-му (преемнику Адриана 2-го † в нач. декабря 872) записка с изложением епархиальных прав его на паннонские земли и указанием на неправильность новоутвержденной кафедры Мефодия; в месте с тем и немецкий король Людовик и его сын Карломан, герцог баварский и потому самому ближайший защитник зальцбургских притязаний, высказались за права зальцб. кафедры. Папа не оставил представлений без ответа. Архиеп. зальцбургскому – на представление, что уже семьдесят пять лет зальцб. первосявтители имели духовную власть там сказал, что числом лет, если к этому присоединяется ярость язычников и неверных, не уничтожаются права церкви; а королю: "Многие разнообразные и очевидные указания могли бы заставить твою мудрость признать, что Паннонский диэцез искони находится в распоряжении апостольского престола, если только тебе не чужда божеская справедливость. Только военные смуты помешали некоторое время апостольскому престолу посылать туда первосвященников; в справедливости этого сомневаются одни неучи"... В письме Карломану папа выражается еще решительние: "Так как епископство Паннонское снова восстановлено, то брат наш Мефодий, поставленный апостольским престолом в архиепископы той провинции, да исполняет свободно по древнему обычаю все епископские обязанности". Мефодий в это время жил уже в столице Святополка, Велеграде.

Письмо папы сербскому князю.

В сем году или следующем папа писал сербскому князю Мунтимиру, преемнику Властимира: "умоляем тебя, чтобы, следуя примеру предков твоих, сколько можешь, ты позаботился возвратиться к диэцезу паннонскому. И так как, благодарение Богу, там уже поставлен епископ от кафедры блаженного Петра апостола, обратись к его пастырскому управлению". Указание на предков относится, без сомниния, к тем временам, когда в землях сербских действовало духовенство латинское и признавалась духовная власть римского престола.

Впрочем, старания папы возвратить себе власть в Сербии ? как и в Болгарии, не сопровождались успехом: при беспорядках в римской области от вельмож и набегов аравитян он всегда нуждался в поддержке греч. флота и потому дорожил благосклонностию императора (с 876 г. греки владели и г. Баром), не решался на явный разрыв сним, хотя и не переставал напоминать об уступке Болгарии.

Лето от Р. Хр. 878, Василия Мак. 11.

Письмо папы по делу о Болгарии.

В апреле сего года, в ответ на дружелюбное письмо имп. Василия, папа с своими двумя легатами отправил письма к нему, Игнатию патриарху и греческим в Болгарии епископам. Императора просил содействовать восстановлению прав римской кафедры; Игнатию говорит, что вот уже в третий раз напоминает ему об исполнении долга и теперь требует "в течение месяца по получении грамоты" вывесть греческое духовенство из Болгарии, если не хочет быть отлучен от Церкви; епископам, которых назвал насильно вторгшимися в чужую паству, грозит отлучением, если в тридцать дней не оставят Болгарии. Папа пишет епископам, а не архиепископу Болгарии, потому что архиепископа не признавал законным и в письме к царю болгарскому (отправленном с теми же легатами) выразился о некоем епископе Сергие, славянине, что он еще бывши священником был низложен своим епископом, (может быть латинским ок. 869 г.), а теперь "недостойным образом от Георгия, ложно присвояющего себе имя епископа, возведен на епископию белградскую". Вероятно, этот Георгий был тогда архиепископом болгарским.

Смерть Игнатия и возвращения Фотия.

Патр. Игнатия уже не застали в живых папские послы; он умер 23 окт. сего года. На третий день после его погребения император убедил Фотия вторично занять престол. Возвращение Фотия не было неожиданным; за исключением небольшого числа своекорыстных людей, пользовавшихся дряхлостию и болезненностию Игнатия, все епископы и сам император продолжали оказывать ему уважение. В 875 году император вызвал его из монастыря при устье Босфора (ςτένόν), сделал председателем высшей школы, помещавшейся во дворце Магнавра, и поручил ему воспитание детей своих – Александра и Стефана. Дряхлость Игнатия вынуждала многих желать удаления его; но "мы", говорил Фотий на соборе 879 года, "не хотели принять престола... Когда пришел к нам Игнатий, мы пали друг другу в ноги, просили прощения один у другого... При смерти, он препоручил своих искренних нашему покровительству".

Папские легаты в К-ле.

Папские послы, заставши Фотия на престоле, сначала не хотели вступать с ним в общение, но для достижения главной цели своего посольства и в виду признания его почти всеми епископами (за исключением Стилиана, митрополита неокесар., и Митрофана смирнского, ожидавших решения папы) должны были уступить. Их оставили в К-ле, а к папе отправили послов с просьбою восстановить мир церковный.

Причины некоторой уступчивости императора в отношении к папе.

Настойчивость императора на поддержании мира происходила, между прочим, от необходимости упрочить власть империи в г. Баре, Неаполе и других местах, зависевших в церк. отношении от папы, и желания соединенными силами востока и запада противодействовать мусульманам, которые прочно утвердились в Сицилии и в мае сего года, после долговременной осады, взяли Сиракузы – главный город греческих владений на том острове. Все греч. солдаты были истреблены, жители обращены в рабство, знатные сановники и митрополит Софроний отведены в палермскую тюрьму (откуда в последствии выкуплены греч. правительством, чрез посредство латинских торговцев). С другой стороны и папа ожидал помощи от императора против своих италийских врагов, из коих Ламберт, герцог сполетский, захватил почти всю римскую область.

Лето от Р. Хр. 879, Василия Мак. 12.

Папские письма императору и Фотию.

В августе сего года папа ответил императору, что принимая во внимание единодушное согласие всех патриархов (восточных) и епископов, даже поставленных Игнатием, на избрание Фотия, соглашается признать его патриархом, если только Фотий испросит на соборе прощение в первом неправильном вступлении на престол и возвратит Болгарию римскому престолу. В письме Фотию просил иметь общение с епископами Игнатия, а последним угрожал отлучением, если не нризнают Фотия патриархом. При выполнении условия о Болгарии обещал считать как бы несуществовавшими бывшие против Фотия соборы в Риме и Константинополе. С такими письмами прибыл на восток кардинал Петр, назначенный присутствовать на соборе вместе с остававшимися в К-ле легатами.

Собор в К-ле.







Второе заседание собора.

В ноябре состоялся собор в К-ле, и 8-го числа происходило первое заседание; всех епископов было 383. [879-1] После взаимных приветствий, папские послы предъявили свои грамоты. Председательствовал Фотий. В речи его, как и митрополитов ираклийского и халкидонского, высказано было, что цель собора главным образом состоит в ограждении союза с рим. церковию, которому угрожают ненавистники добра, и взащите чести рим. первосвятителей. Легат папы, выразивши благодарность, тут же поднес Фотию и присланные в дар от папы омофор, стихарь, фелон и сандалии. Второе заседание происходило 17 ноября в Соф. храме; легаты, между прочим дали слово всеми силами поддерживать мир церковный и строптивых вразумить, а на просьбу их иметь снисхождение к лишенным престолов и сосланным епископам, посвященным Игнатием и противившимся Фотию, последний отвечал (как и прежде говорил им в частной беседе), что император сослал всего двух епископов, и притом не по церковным причинам, а за некоторое участие в недавно открытом заговоре. На вопрос легата, не насильственным ли образом занят Фотием престол? – отцы собора подтвердили, что это сделано по просьбе – всех и с согласия вост. патриархов, а Фотий в речи своей высказал, что и в первый раз взошел он на кафедру не по своей воле, и теперь, хотя еще при жизни Игнатия почти все желали его возвращения, уступил только воле императора и епископов. На вопрос легата, знают ли присутствующие о содержании папской грамоты к императору и согласны ли с нею во всем ее объеме, получил ответ: "все, касающееся признания и славы церкви и святейшего нашего патриарха Фотия, приемлем; а что относится к императору и императорским распоряжениям, предоставляем его власти и распоряжению". Затем прочитана грамота папы Фотию и грамоты вост. патриархов.

Третье заседание.

На третьем заседании 19 ноября, прочитана грамота папы к вост. епископам, и на вопрос легата, все ли согласны с нею и принимают общение с Фоием, епископы отвечали, что в этом не может быть сомнения, и что иначе мыслящих считают безбожниками и противниками церк. единения. А на вопрос, готовы ли они поступать по смыслу папских грамот, получил ответ, что сделают и примут все, относящееся к славе Церкви, а остальное, не подлежащее их видению, предоставляют заботливости и усмотрению царскому.

Четвертое заседание.

Чрез тридцать пять дней, [879-2] 24 дек., состоялось четвертое заседание, на котором приняты в общение некоторые сановники и епископы, доселе не признававшие было Фотия, но по вопросу о Болгарии дело предоставлялось воле государя.

[879-1] Из пределов нын. России, принадлежавших тогда империи, присутствовали на соборе: Лука, архиеп. воспорский, Павел херсонский, и епископы Ваанес матрахский (тмуторок.) и Павел зикхийский. Зикхия – страна позднейших Шапсугов, к юго-востоку от Новороссийска. Из греческой Италии были Лев, митрополит регийский, Марк, архиеп. гидрунтский (титул архиепископа – почетный только), Димитрий, еп. скилакский (в митрополии регийской или калабрийской) и Самуил, еп. островов Липарских, еще принадлежавших в империи.

[879-2] В этот промежуток времени сконч. Григорий Асбест, митр. ник., лет 70-ти.

Лето от Р. Хр. 880, Василия Мак. 13.

Пятое зас.

26-го генваря происходило пятое заседание: тут, между прочим, подтверждено признавать собор 787 г. седьмым вселенским (а сделано это, кажется, в виду того, что франкские епископы некогда отвергли его).

Шестое зас.

На шестом заседании, 12 марта, император лично выразил желание, чтобы, к принятым уже решениям собора, торжественно провозглашено было "определение веры Церкви, не какое нибудь новое или введенное тайно и людьми неуполномоченными на то, а определение, подтвержденное великим собором Никейским (первым) и последующими святыми и вселенскими соборами". Отцы единогласно согласились с волею императора, и по прочтении никео-цареградского символа постановлено ничего не убавлять от него, или прибавлять, или изменять в нем или извращать. За тем, по просьбе собора, подписались под символом император и его сыновья – Лев, Александр и Стефан (посвященный Фотием в иподиакона). Затем послы папские еще раз торжественно признали Фотия и изрекли анафему на дерзающих противиться ему.

Конец собора.

Мнение папы о прибавке к символу.

Последнее заседание происходило на следующий день, в воскресенье 13 марта, и завершилось подписями присутствовавших. В заключение деяний соборных приложено и письмо папы Иоанна к Фотию, в котором говорит, что ставит на равне с Иудою всякого, дерзающего изменять символ, что в римской церкви хранится символ неповрежденный, но что действительно некоторые из западных допустили прибавку; только благоразумие требует осторожно и постепенно действовать к устранению ее.

Название сего собора.

Собор сей причисляется к поместным и известен под именем второпервого в храме св. Софии, пот. что постановления его соединены с постановлениями собора, происходившего в 859 году.

Отношение папы к происходившему на соборе.



Марин легат.

В августе воротились легаты в Рим и передали папе письма императора и патриарха конст. Прежде определительного согласия с постановлениями конст. собора (которые были писаны по гречески, а перевод на лат. язык в Риме для тогдашнего времени, при скудости людей образованных, был не легким делом), папа от 13 авг. отвечал, что радуется миру и восстановлению Фотия, но не примет постановлений, если окажется, что легаты его действовали в противность его указаниям. Вместе с ответными письмами, отправил он в Константинополь и епископа Марина, которому поручил прямее повести дело о Болгарии. Марин так надменно повел себя, что император продержал его месяц в тюрьме и выслал из пределов государства.

Мефодий моравский в Риме.

Письмо папы к моравскому князю

Еще в конце прошлого года папа вызвал в Рим моравского архиепископа Мефодия для оправдания от обвинений в распространении ложного учения и неповиновении апостольскому престолу. Мефодий был признан невиновным по обвинению в распространении ложного учения, и славянское богослужение объявлено вполне согласным с постановлениями и обычаями римской церкви. Вместе с сим папа посвятил присланного Святополком и прибывшего вместе с Мефодием священника Вихинга во епископа города Нитры, и выразил желание, чтобы Святополк, с согласия и по выбору архиепископа, прислал и другого годного пресвитера или диакона для посвящения во епископа, так чтобы архиепископ мог в последствии, при помощи этих двух епископов, посвящать и на другие места, где епископы должны и могут жить с почетом. Об этом знаем из папского письма к Святополку, в конце коего говорися также: "если тебе и твоим вельможам нравится более слушать литургию на латинском языке то мы повелеваем, чтобы для тебя служились литургии на латинском языке". Письмо дано в июне мисяце сего года, когда и Мефодий отпущен из Рима.

Лето от Р. Хр. 882, Василия Мак. 15.

Преемники Иоанна 8-го.

15 дек. сего года скончался папа Иоанн 8-й, и преемником его (с 30 дек.) сделался Марин, известный своим посольством в К-ль. Он тотчас отвергнул собор 879 – 880 – г. и предал Фотия отлучению. Умер 18 февр. 884. Премник его (с 1-го марта), Адриан 3-й, из видов политических, известил императора и патриарха о своем вступлении на престол, и тем дал повод самому Фотию писать ему с укоризною предместнику его. Но письмо Фотия уже не застало в живых Адриана, сконч. 20 июля 885 года. Преемствовал ему Стефан 5-й, отвечавший на письмо то непризнанием Фотия.

Пр. Иосиф Песн.

В апр. 883 ск. преп. Иосиф Песнописец, диакон и скевофилакс Софийск. церкви в К-ле. О нем см. Четь-мин. 4 апр.

Сочинения патр. Фотия в защиту прав. учения о Св. Духе.

К 883 году относится обширное ответное письмо Фотия к патриарху (которого впрочем называет только архиепископом и митрополитом) аквилейскому Вальперту на его запросы о начавшем распространяться на западе новом учении об исхождении Св. Духа. Вот несколько выдержек из письма. "Не могу без скорби говорить о дошедшем теперь до нашего слуха. Не довольствуясь ли речениями Господа, или нисколько не уважая отеческие и соборные определения и догматы, или пренебрегая точным смыслом их, или слепотствуя умом в отношении к сему, или незнаю почему, только, как достигло нашего слуха, некоторые из западных привносят, что всесвятый Дух исходит не только от Бога и Отца, но и от Сына, и этою прибавкою наносят большой вред верующим. А добровольно принимающим по неосновательному гаданию, и не такой, хотя то же не малый, вред наносят прикрытием невежества. И ясно, в какое кощунство впадают таковые и какому осуждению повинными себя делают, хотя бы и никто не произносил его, если, после того как предложено будет исследование и ясно изобличено будет заблуждение как другими местами священного Писания нашего, так и самими изречениями Господа, они, устыдившись, скорее не отстанут от нелепого мнения и не примут того, что правильно показано и представлено. Ибо они отпадут, кроме других благ, и от разумения благочестия и от самого Духа Божия, как уничижающие Духа учением, будьто Он исходить от Сына, поносящие Его вторым исхождением, унижающие и первое исхождение. Не нелепо ли, а лучше сказать – не кощунственно ли противоречить точным словам Господа и противустоять повсюдному преданию великих архиерейских престолов"? За сим ссылается на пап Льва 1 и Льва 3-го, приводит изречение Господа (Иоанн. 14, 16. 17. 26. 15, 26) и изъясняет другие места Писания. "Но, говорят, Амвросий великий, Августин и Иероними некоторые им единомысленные и стоящие наравне с ними, стяжавшие великое имя по добродетели и светлости жития, во многих из своих сочинений написали, что Дух исходит от Сына. Доверяя им, мы так говорим и мыслим, и не безчестим отцов уклонением в еретичество Но прежде всего можно им представить явное для всех: если десять или двадцать каких – нибудь отцов сказали это, а тысячи других не говорили, то кто оскорбляет отцов? все свое благочестие основывающие на не многих и представляющие сих противоречащими вселенским соборам и безчисленному множеству богоносных отцов, или принимающие гораздо больше число свидетелей? Оскорбляет отцов, говорит, не признающий исхождения Духа от Сына; потому что так они говорили. Но говорящий так не оскорбляет ли большиство их: – пот. что они нигде сего не допускали. Но если оскорбляет отцов говорящий противное им, то как не оскорбляет общего Владыку извращающий Его речь и вместо его представляющий иного учителя богословия?" и проч. К концу пишет: "Не хочу опустить, хотя это известно всем по недавности времени, что в наши времена приходили из древнего Рима послы не раз только, но и втретий раз, которые, когда мы обращали к ним речи, не обнаружили ни в словах, ни в рассуждениях о благочестии ничего отменного против благочестия, распространенного по всей вселенной. Напротив, ясно с нами и неотменно провозглашали, что Дух Святый исходит от Отца. Да и когда созван был собор по некоторым церковным делам, то присланные оттуда местоблюстители святого папы Иоанна, как бы он сам присутствовал и богословствовал с нами о благочестии, и голосом, и языком, и собственноручною подписью, как единомысленные, подписались к символу веры, проповедываемому и содержимому всеми вселенскими соборами, согласно с речением Владыки Христа".

Другое сочинение "Тайноводство о Св. Духе" написано, вероятно, уже во второй половине 885 года, и для последующих православных писателей об исхождении Св. Духа служило источником и опорою в богословствовании. Между прочим говорит, что и папа Адриан 3-й еще признавал исхождение Св. Духа от Отца только. Русский перевод в Дух. Беседе 1866, №№ 20, 21, 26 и 30.

Смерть Мефодия и судьба его учеников.

6-го апреля 885 года скончался в Велеграде св. Мефодий, архиепископ моравский, назначив преемником себе Горазда моравлянина. Но викарный епископ Вихинг тотчас вступил в права архиепископа и с помощию немецкой партии при дворе убедил князя Святополка изгнать учеников Мефодия. Месяца через три, после темничного заключения, Горазд и около двух сот священников были военною силою препровождены до болгарских границ, на Дунае. Царь Борис принял их с честию, и они, вероятно, много содействовали просвещению новообращенных болгар истинам веры и утверждению богослужения на славянском языке. Из них св. Горазд был епископом Белграда Албанского (нын. Берат, Елбассан), в кафедральной церкви коего доселе показывают гробы его и сотрудника его, Ангелария. Из других учеников Мефодия, св. Климент был епископом велицким (Струмица, др. Тивериополь) и охридским, а св. Наум основал монастырь у юговост. оконечности озера охридского, где и доныне мощи его почивают.

Лето от Р. Хр. 886, Льва Философа 1.

Воцарение Льва VI и низложение Фотия.

29-го августа сего года скончался император Василий, незадолго пред тем воротивши из ссылки (в Солун) старшего (по смерти Константина) сына своего Льва, называемого обыкновенно "философом", пот. что был весьма образован; ссылку же потерпел по неизвестным подозрениям отца. Скоро по вступлении на нрестол, Лев низложил Фотия и сослал в монастырь Армениаков – подозревая его в недоброжелательстве себе. Фотию было тогда уже лет 80; скончался, думают, в 891 году.

Стефан патр.







Письмо папе и ответ его.

На патр престол возведен (в дек.) брат императора, шеснадцатилетний Стефан, принявший посвящение (так как ираклийский престол оставался праздным) от митрополита кесарийского. Посвящение Стефана возбудило сомнение в некоторых по причине ето молодости, и потому желалось признание со стороны Рима; а как полученное уже по смерти имп. Василия письмо папы представляло удобный случай продолжить сношения с Римом, то и воспользовались им. Созванный императором собор, под председательством Стилиана, митрополита неокесарийск., давнего врага Фотиева, составил и отправил от себя грамоту папе с просьбою признать нового патриарха и принять в церковное общение всех, рукоположенных Фотием; писал и император о том же, Папа Стефан мог получить письма не ранее второй половины 887 г. и в 888 прислал ответ Стилиану и епископам, в котором, назвавши Фотия презрителем креста, заметил: "мы нашли разногласие в письмах ваших и императорских; тут говорится, что Фотий добровольно оставил престол, из любви к уединенной жизни, а вы извещаете, что он низложен и отлучен. Потому не можем произнесть решительного суда, доколе не узнаем достовернее; тогда скажем, как подаст Бог. Церковь же римская должна служить образцом для всех других, и ее определения пребывают вечными".

Лето от Р. Хр. 890, Льва Философа 5.

Грамота греческ. епископов к папе.

На письмо папы, Стилиам неок. п другие епископы обратились с новою грамотою к нему, в конце сего года. Восхваливши мудрость рим. кафедры, они объясняют противоречие между своею и имп. грамотами тем, что составители последней, как прежние приверженцы Фотия, признавали его патриархом и потому написали, что он отказался; "а мы нисколько не признавая в нем священства, по законному и каноническому суду приснопамятных Николая и Адриана пап и святого вселенского собора, как бы могли об осужденном писать, что он отказался?" Затем выражают удивление, что папа, в начале своего послания назвавши Фотия отверженным, в конце говорит об нем, как о законном епископе, о котором еще нужно судить, что противоречит прежним решениям. Упомянувши о преступлениях Фотия и особенно о неприязни его к папе Марину, просят разрешения тем, кои невольно признавали Фотия, и послать о том известие ко всем вост. патриархам. С послами епископов отправился и посол от императора.

Ответ папы Формоза.

Послы, кажется, не застали в живых папы Стефана VI († в сент. 891); по крайней мере ответ последовал уже от преемника его, Формоза, в 892 году. Ответ сохранился в отрывке, из которого видно, что папа допускал рукоположенных Фотием в общение только как мирян, а впрочем для окончательного решения отправил в К-ль своих уполномоченных, двух епископов (капуанского и фаносского).

Мученики в Африке.

Около сего времени четыре сиракузянина – Иоанн, Андрей, и сыновья последнего Петр и Антоний – доставшиеся 878 г. в неволю свирепому Ибрагиму, владетелю каирванскому в Африке, за несогласие изменить вере, после пыток, преданы лютой казни. Память их 23 сент.

Лето от Р. Хр. 893, Льва Философа 8.

Восстановление церк. мира.

Когда послы папские прибыли в К-ль, молодой патриарх Стефан, уже более пяти лет ждавший признания со стороны Рима и дождавшийся только допущения в церковь, как мирянина, наравне со всеми рукоположенными Фотием, был болен, и от неискуства врачей скончался 17 мая сего года. Избранный на его место престарелый игумен Антоний, по прозванию Кавлей (καυλέας – Капустник), водворил наконец мир в церкви. Ибо на соборе, теперь происходившем в присутствии папских легатов, приняты в церковное общение и признаны в своих степенях все безразличия рукоположенные Игнатием и Фотием. Послы папские в этом же году воротились в Рим.

Заслуги Антония патр.

В надгробной [893-1] речи патр. Антонию († 12 февр. 895) Никифор философ (из учеников Фотия) выразился: "уврачевал и остановил застарелую язву церкви, то есть – раздор, к единству привел восточных и западных." А в житии его читаем: "весьма заботился уврачевать сокрушения и расторгнутые части церкви совокупить во едино, как кости к костям и составы к составам". – Замечательно, что и римская церковь сего Антония имеет в святых.

Болгарские дела.

Около 893 г. царь болг. Борис – Михаил удалился в монастырь, предоставив престол старшему сыну своему, Владимиру, который впрочем оказался недостойным правителем.

Патр. Николай Мистик.

На патр. Конст. престол, по смерти Антония, возведен монах Николай Мистик, называемый так потому, что был прежде членом тайного совета при императоре, ведавшего дела о церк. имуществах. Это был один из знаменитейших и деятельниийших патриархов.

[893-1] Помещена в Acta sanctorum 12 февраля

Лето от Р. Хр. 896, Льва Философа 10.

Беспорядки на рим. кафедре.

В день Пасхи, 4-го апр., умер папа Формоз. [896-1] После скорой смерти преемника его, Бонифация VI, сделавшийся папою Стефан VII, личный враг Формоза, велел откопать сего последнего и облаченного посадить среди собрания. Тогда сам обратился к трупу и сказал: "за чем ты, епископ портуенский, простер свое честолюбие до того, что похитил престол римский?" Покойника осудили, разоблачили труп, отрезали два пальца и голову, и наконец бросили в Тибр. Стефан низложил всех рукоположенных Формозом, и снова рукоположил некоторых из них. Вот до какого кощунства и злодейства дошел Стефан, не сдерживаемый никем извне (пот. что Италия представляла брюжение разных мелких партий и властей, а имп. титул составлял предмет домогательств и присваивался герцогами сполетскими и фриульскими).

Папы Роман и Феодор 2-й.

Неистовства папы возбудили вражду к нему; партия пресвитера Романа схватила его и удавила. Роман занимал престол меньше четырех месяцев и имел преемником себе Феодора 2-го, который жил после своего посвящения только двадцать дней. Но и в этот короткий срок успел много сделать для восстановления чести папскаго престола: возвратил сан епископам и всем, рукоположенным Формозом, и останки самого Формоза, вытащенные рыбаками, предал торжественному погребению.

Воцарение Симеона болгар.

В 896 или 897 г. Владимир болгарский, проводивший непотребную жизнь и хотевший возвратить народ снова к язычеству, низложен отцом своим и заточен; воцарился Симеон, второй сын Бориса – Михаила.

[896-1] О папе Формозе, в связи с бреднями наших расколоучителей, см. статью в 14 части Прибавл. к Тв. св. отцов (1855), стр. 239 и дал., и в 1-й ч. Правосл Собе; 1863 года.

Лето от Р. Хр. 898, Льва Фил. 12.

Письмо Стилиана к папе Иоанну и ответ последнего.

В Рим, по смерти Феодора, в начале сего года сделался папою Иоанн IX. Старый враг Фотия, Стилиан, теперь признавший патр. Николая из учеников Фотиевых, для успокоения своей совести обратился к сему папе с просьбою возвратить ему некогда данное им собственноручное письменное обязательство никогда не признавать Фотия и рукоположенных им, и еще раздать свое признание совершившегося мира. Иоанн незадолго пред своею смертию (в июне 900 г.) отвечал Стилиану, что рукописание его затерялось и не могло быть найдено, что определение своих предшественников считает он неизменными, что на Игнатия, Фотия, Стефана и Антония смотрит он также, как смотрели его предшественники Николай, Иоанн, Стефан, Формоз и вся римская церковь, и приемлет их в том же чине, а живущим еще из посвященных ими простирает руку в тойже мысли, советует и Стилиану тоже делать, распространить и на них благодеяния мира и общения, коль скоро и они соблюдают установленный порядок.


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  Предисловие     1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     ...  
к следующей страницек следующей странице



Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2019 Церковь Иоанна Богослова