Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Архив
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Статистика Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Google+ страничка   YouTube канал отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Одноклассники Facebook Twitter Google+ Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Liveinternet

Священномученик Марк (М.А. Новоселов). Письма друзьям.

Письмо девятое

Мысли о временах отступления, извлеченные из писем св. Игнатия(Брянчанинова)

2 декабря 1923 г.
День св. пр. Аввакума

Дорогие друзья мои!

Я обещал познакомить вас с мыслями еп. Игнатия Брянчанинова, извлеченными мною из его писем к разным лицам. Исполняю обещанное.

Мысли эти я расположил в известном порядке, по темам. Но иногда трудно бывает выделить из данного отрывка мысли, относящиеся к одному какому-нибудь предмету, и в таком случае неизбежно смешение тем. Я не хочу привносить ничего своего в мысли автора, чтобы сохранить в целости его индивидуальность, сквозящую в каждом слове: мне принадлежит только порядок распределения этих мыслей.

Состояние современного еп. Игнатию общества и народа

"Что это значит? Веет от мира какою-то пустынею, или потому, что я сам живу в пустыне, или потому, что и многолюдное общество, когда оно отчуждилось от Слова Божия, получает характер пустыни".

"Из выходящих в свет сочинений видно, что все образованное общество во всех сословиях приняло новое направление, долженствующее иметь соответствующие себе результаты".

"Московские журналы открыли войну против монашества. Они называют его анахронизмом. Надо бы говорить откровеннее и сказать, что христианство становится анахронизмом. Смотря на современный прогресс, нельзя не сознаться, что он во всех началах своих противоречит христианству, и вступает в отношения к нему самые враждебные".

"Напечатанное в "Домашней беседе", что некий мусье обещал сынку своему, ребенку, что ко времени его вступления в супружество попов не будет, произносится многими мусье".

"Печально современное религиозное и нравственное направление народа. В течение трехлетнего пребывания нашего в Бабаевском монастыре это несчастное настроение подвинулось гигантскими шагами вперед".

"<...>Предсказанное в Писании совершается: охлаждение к вере объяло и наш народ, и все страны, в которых доселе держалось Православие".

"Времена чем далее тем тяжеле. Христианство, как Дух, неприметным образом для суетящейся и служащей миру толпы, очень приметным образом для внимающих себе, удаляется из среды человечества, предоставляя его падению его. Сущии во Иудеи да бежат в горы".

Отступление от христианства и Церкви

"Положение Церкви и христианства самое горестное, горестное повсеместно".

"Переживаем трудное время в духовном отношении! За сто лет до нас Св. Тихон говорил: "Ныне почти нет истинного благочестия, а одно лицемерство". Пороки зреют от времени. Ныне лицемерство достигло до неимоверной наглости и бесстыдства. Опытность духовная дорого дается".

"Проехал я довольно пространства, видел людей набожных посреди мира и в монастырях. Эти люди ныне крайне редки и то с весьма малым знанием, а иные со смешанными понятиями <...> Оскудело истинное духовное знание".

"Скудные вести, приходящие в наш монастырь, о состоянии христианской веры в России, крайне неутешительны. С одной стороны раскол, с другой – решительное отступничество. Общая безнравственность приготовляет отступничество в огромных размерах. Спасаяй, да спасает свою душу! Нынешним подвижникам предоставлен путь скорбей, внешних и внутренних, как самый благонадежный".

"Очевидно, что отступление от веры православной всеобщее в народе. Кто открытый безбожник, кто деист, кто протестант, кто индифферентист, кто раскольник. Этой язве нет ни врачевания, ни исцеления".

"Отступление начало совершаться с некоторого времени очень быстро, свободно и открыто. Последствия должны быть самые скорбные. Воля Божия да будет! Милость Божия да покроет нас!"

"Время наше – время тяжкое для истинных христиан по всеобщему охлаждению народа к вере и благочестию <...> Совершается предречение Писания об отступлении от христианства народов, перешедших к христианству от язычества".

"Отступничество предсказано со всею ясностию Св. Писанием и служит свидетельством того, сколько верно и истинно все, сказанное в Писании".

"Дело православной веры можно признавать прибли­жающимся к решительной развязке <...> Одна особенная милость Божия может остановить нравственную, всегубящую эпидемию, -– остановить на некоторое время, потому что надо же исполниться предреченному Писанием".

Состояние Церкви и христианства

"Какое время! Для поддержания Церкви нужно быть во главе управления светскому лицу, потому что обуявшая соль способна только быть попираемою человеками. Впрочем, св. Афанасий Великий говорит, что одним из признаков приблизившегося пришествия антихриста будет переход церковного управления из рук архипастырей в руки светских сановников. Признак очень верный! Это не может состояться иначе, как при утрате духовенством своего существенного духовного значения, своей энергии, порождаемой решительным отречением от мира. Справедливо заметил Граф [Протасов, обер-прокурор. Святейшего Синода (прим. М.Новоселова)], что чиновничеством уничтожено в Церкви существенное значение Иерархии, уничтожена связь между пастырями и паствою, а миролюбие, ненасытное стремление к суетным почестям, к накоплению капиталов уничтожило в пастырях христиан, оставило в них лишь презренных ненавистных полицейских".

"Кому поддержать Церковь? Для этого нужны люди благодатные, а плотское мудрование способно только повреждать и разрушать, хотя оно в гордости и слепоте своей мечтает и провозглашает о созидании".

"Судя по духу времени и по брожению умов, должно полагать, что здание Церкви, которое колеблется уже давно, поколеблется страшно и быстро. Некому остановить и противостать. Предпринимаемые меры поддержки заимствуются из стихии мира, враждебного Церкви, и скорее ускорят падение ее, нежели остановят. Опять скажу: буди воля Божия! Что посеют, то и пожнут! Что посеяли, то и жнут! Последнее можно сказать о духовных журналах и о преподавании закона Божия<...>".

Духовенство, духовное руководство и миряне

"Ныне очень трудно найти истинного слугу Божия, хотя по наружности никакое время не обиловало так в слугах Божиих, как обилует наше время, провозглашающее о своей положительности (1 Феc.5,3). Есть много ведущих Бога и угодных Богу по свидетельству человеческому, но трудно найти засвидетельствованного Богом Боговедца и Богочтеца. Свидетельство Божие ясно как солнце, но мир слеп и потому не видит свидетельства Божия; не видя свидетельства Божия, он заменяет свидетельство Божие свидетельством своим и мнит удовлетворяться".

"Не от кого ожидать восстановления христианству! Сосуды Святого Духа иссякли окончательно повсюду, даже в монастырях, этих сокровищницах благочестия и благодати, а дело Духа Божия может быть поддерживаемо и восстановляемо только Его орудиями. Милосердое долготерпение Божие длит время и отсрочивает решительную развязку для небольшого остатка спасающихся, между тем гниющее и почти согнившее достигает полноты тления. Спасающиеся должны понимать это и пользоваться временем, данным для спасения, "яко время сокращено есть, и от всякого из нас переход в вечность недалек" .

"Время страшное! Решительно оскудели живые органы Божественной благодати; в облачении их явились волки: обманывают и губят овец. Это понять необходимо, но понимают немногие".

"Весьма благоразумно делаешь, что не сводишь близкого знакомства ни с одним духовным лицом: такое знакомство может очень легко послужить ко вреду и весьма, весьма редко к пользе. Советуйся с книгами Святителя Тихона, Димитрия Ростовского и Георгия Затворника, а из древних - Златоуста; говори духовнику грехи Твои - и только. Люди нашего века, в рясе ли они, или во фраке, прежде всего внушают осторожность".

"Когда священник Красноцветов издал "Историю Нового Завета", в которой говорилось, что Божия Матерь по Рождении Богочеловека престала быть Девою, и множество подобных хул, то многие из Петербургского духовенства ужасно рассердились на меня за то, что я в Сергиевой пустыне остановил эту книгу и препроводил ее к высшему начальству".

"Волки, облеченные в овечью кожу, являются и познаются от дел и плодов своих. Тяжело видеть, кому вверены или кому попались в руки овцы Христовы, кому предоставлено их руководство и спасение. Но это – попущение Божие. Сущие во Иудеи да бежат в горы".

"Знакомство с пр. И. показало и тебе и мне положение Церкви. В высших пастырях ее осталось слабое, темное, сбивчивое, неправильное понимание <христианства> по букве, убивающей духовную жизнь в христианском обществе, уничтожающей христианство, которое есть дело, а не буква. И. откровеннее других – только. Искать ни в ком нечего. Должно бежать в горы – в положения изолированные!"

Современное монашество и монастыри

"<...>Положение монастырей в России в нравственном и духовном отношениях самое бедственное. За сто лет до нас Святитель Тихон сказал, что истинное благочестие почти исчезло, а заменено оно лицемерством для обмана людей с целию вещественной выгоды. Надо понимать дух времени и не признавать прежние пристанища пристанищами, потому что они наиболее превратились в гибельные омуты и пропасти".

"<...>В наше время монастыри находятся в ужаснейшем положении, и многие хорошие люди, вступив в них без должного приготовления, расстроились и погибли". "На монастыри плоха надежда: они внутри выпрели и уничтожились, их еще поддерживает рука Божия ради нескольких благонамеренных иноков, как обетовано было Богом пощадить Содом и Гоморру, если б нашлось в них десять праведных людей".

"На монастыри делают нападки извне, но они и внутри себя истлели<...> Чего требовать от монастырей, когда мир доставляет им людей испорченных, когда они отвсюду окружены безнравственностию, когда сверху гнетет их безнравственность? Язва, которая исцеляется одною смертию".

"Многие монастыри из пристанищ для нравственности и благочестия обратились в пропасти безнравственности и нечестия<...> Мнение разгоряченное слепцов, которые все видят в цветущем виде, не должно иметь никакого веса".

"Ныне трудно найти монастырь благоустроенный! Во многих обителях воздвигаются различные здания значительных размеров, которые дают обители вид как будто процветания. Но это обман для поверхностного взгляда. Самое монашество быстро уничтожается. Душевный подвиг почти повсеместно отвергнут; самое понятие о нем потеряно. Этого мало! во многих обителях совершенно потеряна нравственность. Говорю так, имея под глазами самое печальное зрелище – Черноморскую пустыню, монастырь с весьма значительными средствами, расположенный на весьма уединенном месте. Имеются в здешней епархии два женских монастыря: в них нравственность хороша, но телесный труд и многопопечительность о вещественном развитии уничтожают душевное развитие".

"Положение <монастырей> подобно весеннему снегу в последних числах марта и первых апреля: снаружи снег как снег, а под низом его повсюду едкая весенняя вода; она съест этот снег при первой вспомогательной атмосферической перемене. Важная примета кончины монашества -– повсеместное оставление внутреннего делания и удовлетворение себя наружностию напоказ. Весьма часто актерскою наружностию маскируется страшная безнравственность. Истинным монахам нет житья в монастырях от монахов-актеров. За такое жительство, чуждое внутреннего делания, сего единого средства к общению с Богом, человеки делаются непотребными для Бога, как Бог объявил допотопным прогрессистам. Однако Он даровал им 120 лет на покаяние".

"Я принадлежу к ревностнейшим монахам и признаю монашество учреждением Божественным. Что же делать, когда человеки переделали его по своему плотскому мудрованию в карикатуру и истинное монашество захотели заменить в глазах человеческих актерством, мысль о Боге и Его вездесущии и совершенстве, обозревающих все и глубины сердца, оставив в стороне и забытии".

"Монашество есть установление Божественное, при посредстве которого христианство достигает своего высшего развития. В числе правил этого Божественного установления имеется и то, чтоб вступали в монашество люди с истинным произволением и подвергали это произволение прежде принятия обетов строгому рассматриванию и испытанию".

"Лучше выйти из монастыря и проводить в мире жизнь, соответствующую своему расположению, нежели, живя в монастыре с враждебным к нему чувством, проводить жизнь, нисколько не сообразную с монашескими правилами, чего неминуемым последствием обыкновенно бывает самый ужасный разврат".

"Преподобный Нил говорит, что непременно подобает монашествующему жить по преданию Св.Отцов: хотя мы и не можем сравниться с Отцами, но непременно должны жительствовать в их направлении и стяжать с нами единение в духе".

"О монашестве я писал Вам, что оно доживает в России, да и повсюду, данный ему срок <...> Восстановления не ожидаю. Восстановить некому. Для этот нужны мужи духоносные, а ныне даже водящихся отчасти писаниями Отцов, при объяснении их душевным разумом, каков был о. Макарий Оптипский, нет <...>. В современном монашеском обществе потеряно правильное понятие об умном делании. Даже наружное благочинное поведение, какое введено было в Оптиной пустыне о. Леонидом и о. Макарием, почтя всюду оставлено <...>"

"Удовлетворительнейшее лицо, с которым пришлось встретиться, был монах Никандр, просфирик Бабаевского монастыря, муж благодатный. С ним беседовал я в 1847 году. Он достиг высшего преуспеяния в умной молитве, проходил этот подвиг очень просто, естественно, не был в славе у человеков".

"Прежде умное делание было очень распространено и между народом, еще не подвергшимся влиянию Запада. Теперь все искоренилось; осталась личина благочестия; сила иссякла. Может быть, кроется где-либо, как величайшая редкость, какой-либо остаток прежнего. Без истинного умного делания монашество есть тело без души <...>"

"О монашестве о. Никандр понимал так же, как понимаю и я. Называл он монастыри пристанями, по назначению, данному им от Бога; говорил, что эти пристани обратились в пучины, и которых вредятся и гибнут душами многие такие люди, которые посреди мира проводили весьма хорошую жизнь <...> По крайней мере, в избрании монастыря должно быть чрезвычайно осторожным и осмотрительным".

"Многие ныне жалуются на монашество, видя или отыскивая в нем разные недостатки; но монашество – барометр, который, стоя в уединенной комнате, со всех сторон замкнутой, с точностям показывает состояние погоды на улице. Старые здания должно исправлять с большою осмотрительностию и знанием дела: иначе исправление может превратиться в разрушение. Буди воля Божия!"

"С сердечным сожалением смотрю на неминуемое падение монашества, что служит признаком падения христианства. Кто приходит а монастырь? Люди из низшего класса почти исключительно; почти все приходящие уже расстроили свою нравственность среди мира. Нет условий в самом народе для того, чтобы существование монашества продлилось; так в высохшем дереве нет условий, чтоб оно давало лист и плод! Сверх того бури извне усиливаются сорвать его с лица земли".

"Ныне не поймешь и не предусмотришь, что надо делать и как должно поступить. "Не веси, что породит настоящий день", говорит Священное Писание. При нынешнем направлении умов неизвестно, долго ли продержатся монастыри и насколько благонадежен приют в них".

"Монах Авель, предсказавший взятие Москвы французами, говорил, что наступит время, когда монахов сгонят в несколько монастырей, а прочие монастыри уничтожат. Надо понимать дух времени и не увлекаться прежними понятиями и впечатлениями, которых в настоящее время осуществить невозможно. Важность – в христианстве, а не в монашестве; монашество в той степени важно, в какой оно приводит к совершенному христианству. И самые церковные бедствия без попущения Божия совершаться не могут".

"Так назрело в монастырях внутреннее расстройство, что ему необходима разразиться самыми ужасными приключениями. Общее нравственное расстройство и утрата веры предсказаны в Св. Писании: нам надо внимать себе".

"В разговоре о монашестве то место, которое изменено при напечатании в "Домашней Беседе", я вовсе выкинул, <...> отказавшись от суждения о приведении монастырей в порядок, хотя недавно, в сочинениях Преподобного Антония Великого, прочитал именно такое предсказание о монастырях и о причине их упадка, какое было написано много. Не хочу, чтоб от меня выходило подло-уклончивое и колеблющееся свидетельство об истине. Не желают слушать? так лучше молчать. Возгласят события. Заразительная смертоносная болезнь, когда ее не лечат правильно, а только прикрывают, – усиливается и усиливается, Должна ж она и разразиться" .

"Падение монастырей, значительно совершившееся, неминуемо".

"Сколько могу понять: не предвижу по духу времени и вообше по нравственности всего народа, чтоб могло быть восстановление Церкви в древней красоте ее, так же, как и монашества. И то должно будет счесть великою милостию Божиею, если не последует вскоре какою-либо тяжкого удара на монастыри".

"Оскудело монашество, и еще более должно оскудеть".

"Подвигов нет, истинного монашества – нет, руководителей – нет: одни скорби заменяют собою все".

Судьбы Божии и христианское отношение к ним

"Очевидно, что христианство –- этот таинственный духовный дар Божий человекам – удаляется неприметным образом (для невнимающих своему спасению) из общества человеческого, пренебрегшего этим даром. Надо увидеть это, чтобы не быть обманутым актерами и актерством благочестия; увидев, надо отвратить взоры от грустного зрелища, чтоб не подвергнуться пороку осуждения ближних, надо обратить взоры на самих себя, позаботиться о собственном спасении, так как милость Божия еще дарует возможность спастись тем, которые произволяют спастись".

"Святые Отцы предвозвестили, что в последние времена спасающиеся скроются от взоров человеческих и пойдут смиренным путем делания, хранясь осуждать отступников, предавая все воле Божией и суду Божию, благоговея пред самими попущениями Божиими".

"Всемогущий Господь печется о Церкви, которою Он невидимо управляет, попуская то, что Ему угодно попускать".

"К положению Церкви должно мирствовать [т.е. относиться мирно, спокойно, без смущения, с упованием на милость Божию (прим. М. Новоселова)], хотя вместе должно и понимать его. Это – попущение Свыше <...> Старец Исаия говорил мне: "Пойми время. Не жди благоустройства в общем церковном составе, а будь доволен тем, что предоставлено, в частности, спасаться людям, желающим спастись".

"Милосердый Господь да покроет останок верующих в Него. Но останок этот скуден; делается скуднее и скуднее".

"Отступление попущено Богом: не покусись остановить его немощною рукою твоею. Устранись, охранись от него сам: и этого с тебя достаточно. Ознакомься с духом времени, изучи его, чтоб но возможности избегнуть влияния его".

"В настоящее время главный труд злых духов заключается в том, чтоб уронить все истинные идеи о Боге и о всем Божественном и возвеличить идеи о человеке в падшем естестве его, – тем приготовить возвеличение того человека, который превозносится паче Бога по предречению св. Ап. Павла. Та же идея, которая сгубила человеков в раю! только она теперь развивается обширнее".

"Предсказанное Словом Божиим должно совершиться. Наш священный долг – благоговеть пред судьбами непостижимыми Бога Господа и, понимая глубокое значение совершающегося, обратить все внимание, внимание усиленнейшее на усвоение себя Христу, как Святые Отцы сказали: "Спасаяй, да спасет душу свою". Спаситель заповедал: "бдите и молитеся, да не внидете в напасть". Пред наступлением великих скорбей должно молиться с особенною тщательностию и умолять Бога о помиловании".

"Положимся на Бога, Который предвозвестил, что придут соблазны и отступления. Когда таково попущение Божие, то нам нечего говорить и не подобает смущаться. Пусть все делается так, как попускает всему делаться Бог. Мы должны благоговеть пред судьбами Его".

"Постоянное благоговение пред судьбами Божиими необходимо для правильности духовного жительства. В это благоговение и в покорность Богу должно приводить себя верою. Все совершающееся совершается или по милости Божией, или по попущению Божию, т.е. все совершающееся совершается по судьбам Божиим, непостижимым для человека. Святые три отрока в пещи Вавилонской исповедали Бога, исповедали, что все гражданские и духовные бедствия, попущенные на них и на Израильский народ, попущены по праведному суду Божию. Такое воззрение привлекает в душу мир, не попускает увлекаться разгоряченном, направляет зрение ума к вечности, доставляет терпение в скорбях, которые и представляются кратковременными, ничтожными случайностями и мелочами".

"Над судьбами мира и каждого человека неусыпно бдит Промысл всемогущего Бога, и все совершающееся совершается или по воле или по попущению Божиим. Нам должно обращать взоры ума на себя и умолять Господа, чтоб Он сохранил нас в верности православной Церкви, открыл нам всесвятую волю Свою и непреткновенный путь к Себе, источнику истинной жизни и спасения"

[ Письма, из которых извлечены вышеприведенные места, относятся к 40-60-м годам XIX столетия (прим. М. Новоселова) ].

Я боюсь своим немощным словом ослабить впечатление от сильных слов еп. Игнатия, которые могли бы производить, вероятно, еще большее впечатление, если бы были скомбинированы более систематично, чем это сделал я. Сделать лучше мне было трудно хотя бы уже по одному тому, что я писал или, точнее, диктовал это письмо в недужном состоянии, в состоянии переутомления, так что и сделанное требовало от меня значительных усилий. В виду вышесказанного мне, может быть, не следовало бы продолжать беседы с вами. Но мне хочется, с одной стороны, подвести краткий итог мыслям еп. Игнатия, с другой – предотвратить возможные при чтении их недоумения.

Кратко выразить главные мысли автора можно, мне думается, так:

1. Совершается всеобщее отступление от христианства.

2. Вместе с охлаждением к вере и с усилением безнравственности народа оскудевает монашество, являющееся барометром по отношению ко всему христианскому обществу.

3. С внутренним оскудением и падением монашества неизбежны удары по монастырям извне.

4. Та же участь должна постигнуть и Церковь, то церковное общество, которое внутренне отпало от Церкви – Тела Христова.

5. Эти испытания, связанные с религиозно-нравственным падением христианского общества (духовенства, монашества и мирян) промыслительно попущены Богом.

6. Усиливающееся отступление подготовляет путь антихристу.

7. Десницею Божиею сохраняется "останок" верных, ради коего отсрочиваются и умягчаются небесные кары.

8. Все совершающееся идет по Писанию и оправдывает Писание.

9. Все совершающееся, как выявление воли и попущения Божиих, должно быть принимаемо нами с покорностью и благоговением.

10. Останок верных "да внимает себе" и, храня благодатию Божией верность Православной Церкви, да усвояется Христу – Источнику вечной жизни.

Что касается недоумений, возможность которых я предполагаю, то я имею в виду собственно один недоуменный вопрос, могущий возникнуть при чтении сделанных мною извлечений из писем св. Игнатия: не слишком ли пессимистичен взгляд епископа-подвижника на судьбы Церкви? Ведь и при нем, и после него были люди в русской Церкви, имевшие несомненное помазание свыше, – хотя бы те, имена коих приведены мною наряду с именем еп. Игнатия в моем предыдущем письме. В оправдание "пессимистического" взгляда еп. Игнатия (если он нуждается в оправдании) я выскажу два соображения.

1. Еп. Игнатий имел пред глазами и основоположников Оптинского старчества (под руководством первого из них Леонида он полагал начало своего подвижничества), и митрополита Филарета, и еп. Феофана, и безызвестного, но исключительно благодатного, по его мнению, бабаевского просфирика Никандра, и других в духовном отношении достойных лиц. Но он не обольщался этими "единицами", а, проникая в глубинное настроение современного ему общества, при свете Писания и отеческих творений, ясно зрел попущенное Богом отступление и не питал себя радужными надеждами, будто какими-то реформами или иначе как можно поднять падшее церковное общество, духовенство и монашество. Его "пессимизм" получил блестящее оправдание в современной нам церковной действительности, и нельзя не дивиться духовной чуткости и исключительной проницательности этого великого служителя Церкви Христовой.

2. Те самые люди, носившие на себе печать "избрания", которые своим существованием как будто опровергали "пессимизм" еп. Игнатия, не обинуясь, высказывали (см. мое предыдущее письмо) такие же пессимистические воззрения на судьбы Церкви и русского народа, жизнь которого теснейшим образом связана с жизнью Церкви, как и еп. Игнатий; только последний высказывался ярче, сильнее, определеннее.

Хочу еще остановить ваше внимание на двух пунктах:

1. Напоминаю вам слова свят. Тихона Задонского, приведенные мною в предыдущем письме; "Должно опасаться, чтобы христианство, будучи жизнь, таинство и дух, не удалилось неприметным образом из того человеческого общества, которое не умеет хранить этот бесценный дар Божий.

Эту мысль свят. Тихона Задонского, заимствованную мною из письма еп. Игнатия, последний сам повторяет неоднократно в очень категорическом тоне. Не раз высказывал и усиленно подчеркивал он и другую мысль свят. Тихона – о гибельном распространении в церковном обществе лицемерия. "За сто лет до нас, – пишет еп. Игнатий, – свят. Тихон говорил: "ныне почти нет истинного благочестия, а одно лицемерство". Пороки зреют от времени. Ныне лицемерство достигло неимоверной наглости и бесстыдства".

Сопоставьте обе эти мысли – об удалении из современного церковного общества христианства, как "жизни, таинства и духа", и о замене подлинного, живого благочестия лицемерством – со словами Господа, обращенными к церкви Сардийской: "Знаю твои дела; ты носишь имя, буд­то жив, но ты мертв" [*] (Откр.3,1). Не являемся ли мы той церковью, к которой обращен страшный укор Господень?

А смотрите, что далее говорит Господь: "Бодрствуй и утверждай прочее близкое к смерти <...> Вспомни, что ты принял и слышал, и храни и покайся. Если же не будешь бодрствовать, то Я найду на тебя, как тать, и ты не узнаешь, в который час найду на тебя" (Откр.3,2-3). Не свершилось ли это грозное нашествие Господне на нашу Церковь, нашествие, неоднократно и уверенно предсказанное тайнозрителем Игнатием?!

Последуем дальше за Господом в Его беседе с ангелом церкви Сардийской: "Впрочем, – продолжает Господь, – у тебя в Сардисе есть несколько человек, которые не осквернили одежд своих и будут ходить со Мною в белых одеждах, ибо они достойны" (Откр.3,4).

Эти немногие, сохранившие верность Господу, наводят меня на мысль о том "останке" верующих в Христа, о котором еп. Игнатий не раз упоминает в своих письмах. И затем мысль моя переходит к словам, которые Господь изрекает ангелу церкви Филадельфийской". [**] Эта церковь немногочисленна: "Ты немного имеешь силы, - говорит Господь ангелу этой церкви и ублажает его следующими словами: "Ты сохранил слово Мое, и не отрекся имени Моего" (Откр.3,8). За эту верность Господь далее обещает привлечь к ногам церкви Филадельфийской богоборных иудеев (Откр.3,9) и сохранить ее "от годины искушения, которая придет на всю вселенную, чтобы испытать живущих на земле" (Откр.3,10).

"Милосердный Господь да покроет останок верующих в Него", - молитвенно взывает, как вы видели, праведный архипастырь Игнатий, устремляясь духом к Пастыреначальнику Христу.

2. Заслуживает серьезного внимания мысль еп. Игнатия, теснейшим образом связанная с его духовным устроением и очень часто повторяемая им в письмах, – мысль о спасительном значении скорбей вообще, а для нашего и грядущего времени в особенности. Вы помните, как он характеризует нынешнее монашество (а вместе – и современное христианское общество): "подвигов нет, истинного монашества нет, руководителей нет: одни скорби заменяют все", т.е., значит, и подвиги, и духовное руководство.

Эта мысль еп. Игнатия заставляет вспомнить следующее собеседование древних Отцов. Некогда святые Отцы египетского скита пророчески беседовали о последнем роде: "Что сделали мы?" - говорили они. Один из них великий авва Исхирион отвечал: "мы исполнили заповеди Божии" . Спросили его: "что сделают те, которые будут после нас?" "Они, - сказал авва, - примут (будут исполнять) делание вполовину против нас" . Еще спросили его: "А что сделают те, которые будут после них?" Авва Исхирион отвечал: "Они отнюдь не будут иметь монашеского делания, по им попустятся скорби, и те из них, которые устоят, будут выше нас и отцов наших".

Этим скорбным и вместе утешительным пророческим словом великого Исхириона, имеющим отношение, конечно, не к одним инокам, я и заканчиваю свое письмо к вам, мои дорогие.

Не будьте требовательны ко мне, хотя бы ради недуга моего. Чувствую, что апокалипсический экскурс вышел в письме не так ясен, как он ясен для меня. Ну, додумайте сами. Молитесь о мне.

Ваш брат о Господе...






[*] Ср. сказанное ап. Павлом: "имущие образ благочестия, силы же его отвергшиися" (2 Тим.3,5) (прим. М. Новоселова).

[**] Не входят ли в нее те немногие ("останок") из церкви Сардийской, которые сохранили незапятнанными свои одежды? (прим. М. Новоселова).


Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2017 Церковь Иоанна Богослова