Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео 
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Вопрос 
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Статистика Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Google+ страничка   YouTube канал отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Одноклассники Facebook Twitter Google+ Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Liveinternet

Московская Патриархия - прямое продолжение обновленчества

(из писем катакомбного епископа А. к Ф.М.)

Письмо 4-е

В настоящее время в нашей жизни есть явления удивительные и как будто необъяснимые. Только благодаря тому, что мы, как сказал поэт: "К добру и злу постоянно равнодушны", – эти явления не волнуют нас. К таким загадочным явлениям, требующим особого нашего внимания, нужно отнести совершенное исчезновение в начале 1944 года с лица земли русской так называемого "обновленческого" раскола, причинившего Русской Православной Церкви множество зла.

Еще только вчера обновленцев можно было встретить везде. Еще только вчера они гордо размахивали государственным мечом, уничтожая им всех своих противников. А уже сегодня явилась нам другая картина. Обновленцев не стало. Они исчезли бесследно, и сыскать их теперь нет никакой возможности, хоть шаром покати. Даже для музея ни одного не осталось. Какая идея исчезла так быстро и мгновенно, так бесславно и бесследно? Уже по одному этому явлению можно судить о крепости и силе обновленческих веры и упования...

Сразу они вымереть не могли, но куда же они скрылись? Теперь какого батюшку ни спросишь, – все православными себя называют и от обновленчества яростно отплевываются. Но, правду нужно сказать, что в настоящее время на свободе существуют и открыто с вами могут разговаривать только такие пастыри, каких окормляет Московская патриархия и именующий себя "патриархом всея Руси" – Алексий Симанский. Других священнослужителей мы не найдем на вольном российском воздухе. Кто-то сразу из разных толков составил единое монолитное общество клириков, не подверженное каким-либо еретическим приражениям. Вот эти-то клирики и приходят в неописуемый гнев и раздражение, когда собеседники подвергают их "ультраправославие" хоть некоторому сомнению.

Попутно мы здесь встречаемся еще с одним явлением весьма чудесного характера. У Московской патриархии теперь как будто бы нет оппозиционеров, то есть таких православно верующих, которые сомневались бы в православии той самой патриархии и не подчинялись бы ей церковно-канонически. Деятели и заправилы Московской патриархии везде громогласно кричат о том, что все вчерашние их враги-супостаты покорились им и отдали им свои души в повиновение. И в самом деле, мы напрасно будем искать на Руси открытый храм, где служили бы не представители Московской патриархии.

Присмотримся же внимательно к этим "представителям". Посмотрим на лица пастырей и архипастырей не мимолетным взглядом, а поглубже, и тогда мы увидим явление не только удивительное и чудесное, но и крайне прискорбное для сердца православного. Внимательное рассматривание клира Московской патриархии дает нам безгранично грустные результаты: тогда мы увидим, что пастырские и святительские престолы в Московской патриархии, с гордым православным видом, занимают вчерашние присяжные обновленцы. И даже не знаешь – кого там больше: то ли вчерашних идейных обновленцев, то ли так называемых "православных" сергиан, умеющих и "невинность" соблюсти, и капитал приобрести. И, кажется, никогда не найдется такого ученого богослова, который бы мог в Московской патриархии различить бывших обновленческих деятелей от деятелей сергианских. Уже задолго до слияния обновленчества с сергианством вера народа русского заметила, что разницы в жизни и служении Богу протоиереев, как обновленческих, так и подчиненных митрополиту Сергию, – никакой нет. И вот, если мы еще внимательнее присмотримся к духовенству Московской патриархии, то еще грустнее будет на сердцах наших. Тогда мы увидим там не только множество знакомых нам обновленческих лиц, знакомых как предателей и погубителей верных сынов церковных и многих добрых пастырей, но мы увидим в Московской патриархии и дела обновленческие, практику и методику обновленческую. О, как нам эта практика и методика известны.

Я уже не раз писал тебе и объяснял лично, дорогой мой, что вся сущность обновленчества от 1922 года лежит в его беспринципности духовной, в его самом низком оппортунизме, в его бездуховности. У обновленцев не может быть христианского подвига и внутренней свободы веры. Нашему мысленному взору видится страшная картина: мы видим обновленцев не в должности слуг Христовых, а в качестве послушного и раболепного орудия дьявольского, придуманного им для борьбы с действительностью.

Но что я здесь говорю об обновленцах, то же самое необходимо сказать и о так называемых "сергианах". Просеянные сквозь тончайшее сито всем известных органов, оставленные для служения в открытых храмах клирики Московской патриархии уже давно имеют те признаки обновленчества, о коих я упоминал выше. Некоторые говорят, что Московская патриархия есть каноническое управление Русской Православной Церкви. В особенности слухи об этом пошли после того, как был состряпан в 1945 году "собор" церковный. Но о каноничности этого "собора" я уже писал тебе во втором своем письме. А когда говорят о каноничности Московской патриархии, то мне в то время хочется сказать несколько слов о ее догматичности. То есть о хранении ею догматов Святой православной нашей веры. Могут ли предатели и творители Иудиного греха быть честными хранителями этих догматов. Могут ли люди, хотя и облеченные в священные ризы, но в карманах имеющие партийные безбожные членские билеты, быть исповедниками догматов православной веры. Могут ли быть верными Христу и Его Божественным повелениям те, которые дали "клятвенные" обещания служить врагам Его и раболепно исполняют их. "Какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света со тьмою? Какое согласие между Христом и Велиаром? Или какое соучастие верного с неверным?" (2Кор 6,14-15). Но если мы не имеем даже самой малой уверенности в том, что Московская патриархия стоит на страже догматов нашей веры, то к чему тогда исследования о каноничности или неканоничности.

Еще говорят, что Московская патриархия отличается от обновленцев тем, что не ввела, как обновленцы, белого епископата. А также – второбрачие и многобрачие духовенства. Но это не совсем так. Я сам могу свидетельствовать, как беспристрастный наблюдатель жизни сергианского духовенства, что оно нравственно разложилось также, как и обновленческие клирики. Нужно знать, что сергианство – это второе издание обновленчества. Когда русский народ с возмущением и брезгливостью весь отошел от обновленцев, то организаторам его необходимо было заменить их чем-нибудь более приличным. Поэтому появилось сергианство в той редакции, в какой мы его наблюдаем. И его редакторы решили, что такие безнравственные вопросы, как второбрачие духовенства и тому подобное, не следует разбирать на соборах, на собраниях и пугать ими православный народ. Эти редакторы – люди хитрые и умные – решили таких вопросов, возмущающих народ церковный, "по книгам не проводить" и на перекрестках о них не шуметь. Они прекрасно знали, что фактически, и тихо, без криков, эти вопросы уже давно проведены в жизнь оставшегося на свободе сергианского духовенства. Мне самому пришлось читать письмо, присланное митрополиту Сергию одним провинциальным протоиереем. Сей пастырь писал, что он овдовел и решил блудом не заниматься. Поэтому он сам себя повенчал со своей кухаркой. Митрополита он просил благословить его на дальнейшее служение в пастырском сане.

Как же это случилось, что под вывеской Московской патриархии начали свою деятельность обновленческие первоиерархи и обновленческий синод. Внутреннее перерождение сергианства в обновленчество произошло давно. А внешне это случилось так. В конце 1943 года и в начале 1944 года обновленцы всякого ранга и чина, почуяв у себя в душе внезапно прилив покаяния, лавиной устремились в Московскую патриархию приносить исповеди своих грехопадений. Там они сотворили перед такими же клириками, как и они сами, призрачность покаяния. Там они были приняты с восторгами и объятьями, конечно, искусственными. Оттуда они возвратились на прежние свои должности с мандатами Московской патриархии и начали всех убеждать в своем "архиправославии". Теперь они уже были не презренными раскольниками, от которых все отвращались, а служителями Московской патриархии, сущность которой еще многие верующие не уяснили себе.

Всего труднее объяснить внезапное поголовное покаяние обновленцев перед Московской патриархией. Позыв к такому покаянию сразу объял всех живоцерковников – от последнего дьякона до "первоиерарха" Виталия. Каялись все сразу, а не пожелавший каяться известный Александр Введенский – кстати и своевременно скончался.

Объяснить это явление можно, только зная происхождение обновленческого вероисповедания. Оно не мудро и не глубоко, и часто выражается в двух словах: "что прикажете". Враг, ведущий с Церковью Христовой ожесточенную борьбу, по каким-то обстоятельствам вновь изменил свою стратегию и методы этой борьбы. В теперешних планах врагов церковных обновленцы будут использованы уже не в качестве церковных революционеров, а как самые строгие православные священнослужители, отрастившие себе бороды и совершающие "стройные чинопоследования". Ведь, чтобы по приказу каяться, нужно совершенно вырвать из души всякого рода убеждения и верования. Это могут делать такие только люди, у которых совесть сожжена или очень покладиста. Такое явление, как безудержное, мгновенное, поголовное покаяние перед своими вчерашними самыми лютыми врагами, дает нам право утверждать, что в лице обновленчества мы не встречаемся с заблуждениями церковно-канонического и нравственного характера. Мы видим ясно, что обновленчество было весьма грубой подделкой церковности. Грубость этой подделки и погубила их, но сами обновленцы все же были ценны для демонских замыслов. Поэтому они были направлены, как теперь выражаются, на другую работу. Но мы, православные, должны распознать их маски и личины, должны потому, что подделки церковные враг производит все более хитрые и тонкие, желая уловить ими даже "избранных".

Мы должны знать, что обновленцы как угодно могут менять свой внешний вид. Они вообще, как и их хозяева-демоны, любят очень маскарад. Прикажут свыше таким "священнослужителям" обриться и остричься – будут сразу все стриженные. Прикажут им свыше бороды отрастить – сразу появятся бороды. Прикажут, как теперь приказывают им, иконописный благообразный вид принять – будут стараться исполнить приказ. Прикажут в союз воинствующих безбожников вписаться – немедленно впишутся. Ныне они за теорию Дарвина о происхождении человека, а завтра – могут выступить против нее, если, конечно, прикажут. Ныне они в своих речах поносят монашество, а завтра – постригаются в монахи, чтобы послезавтра надеть на себя архиерейские ризы. Но сущность таких "церковных деятелей" всегда одна. Они верны не Христу и Его вечной Правде, но тому, кто может им дать возможность жить вольно и широко, и в свое удовольствие.

Когда в 1922 году это "обновленчество" с помощью врагов Церкви захватило в свои руки управление Церковью, то сначала в нем были люди разных душевных устройств. Одним обновленцы похвалялись: своей идейностью и горячим желанием обновить Церковь через справедливость социальной революции. Белый епископат, пресвитерианское управление, общая касса доходности и т. п. Другие – искусно или неискусно притворялись обновленцами ради выгод и сохранения благополучия; они не хотели страдать и, в то же время, хотели почитаться людьми Божьими и славились своим искусством из воды выходить сухими. Третьи – своим обновленчеством старались прикрыть свои старые политические грехи. А четвертые – шли в обновленчество только потому, что там все прощалось, и, в особенности, прощалось всякое безнравственное жительство. Потом, впоследствии, все эти группы обновленчествующих объединило беспрекословное послушание врагам Христовым и полнейшая беспринципность в убеждениях.

Еще Святейший Патриарх Тихон писал в одном из своих посланий, направленных против обновленческого раскола, что у них (обновленцев) никогда не может быть церковного подвига. Поэтому у них не могут существовать и появляться мученики, преподобные, исповедники и другие рабы Божьи, отдавшие только Господу все свое сердце и всю свою жизнь. У обновленцев нет мистики, и самое главное, нет у них нравственного критерия, то есть внимания к голосу совести.

Может быть, ты скажешь: "Зачем нам подробно исследовать обновленчество, когда оно уже приказало долго жить. Ведь все обновленцы сами осудили свою прежнюю деятельность". Если бы ты так сказал, то был бы весьма наивен. Нет, обновленцы живы и продолжают свою страшную и гнусную работу против Церкви Христовой.

Кому не видно, что покаяние их было искусственным, притворным и лицемерным и каялись-то они подобным себе по духу и по делам. И теперь, под вывеской так называемой Московской патриархии, работа обновленцев имеет еще более злостный антицерковный характер.

И я тебе даю здесь подробную характеристику обновленчества исключительно потому, что такая характеристика имеется и у других "деятелей" Московской патриархии.

Православие Московской патриархии – это только вывеска для простодушных простолюдинов. Похоже на то, когда на банке наклеена этикетка "сахарный песок", а на самом деле там лежит яд. Ведь так называемый "патриарх всея России Алексий" и окружающие его люди в архиерейских облачениях, хотя внешне и нарочито подчеркивают свое истинное православие, а на самом деле служат врагам церковным точно так же, как и обновленцы, если не больше.

Человек с глубокой верой прекрасно понимает, зачем нужна служителям Московской патриархии пышная наружная декоративная православность. Он видит двойственность и лицемерие сих служителей. Он знает, что это все то же обновленчество, только гораздо искуснее замаскированное, чем это было в 1922 году. Есть искусные портные, которые могут перелицевать хитроумно старое платье наподобие нового. По отношению к обновленчеству теперь тоже нашелся такой портной – обновленческий синод, и всю тошнотворную для православного сознания обновленческую программу он искусно перелицевал, и тогда получилось то, что сейчас называется Московской патриархией.

Мы должны твердо признать, что то обновленчество, от которого так все православные отплевывались, не умирало и не думало умирать. Наоборот, оно в настоящее время захватило видимую, т. н. легальную русскую Церковь в свое управление.

Мы должны твердо знать и помнить эту истину, чтобы не подчинить веру свою тайным замыслам врагов Христовых, действующих через новых обновленцев из Московской патриархии.

Печальна наша современная церковная жизнь. Одна подделка, подмена православия, следует за другой. И одна другой искуснее и лукавее. Но еще печальнее для нас то, что эти церковные подлоги и подделки для многих верующих остаются не замечаемыми. Если православные люди не замечают вкравшегося в их веру врага, то это можно объяснить или маловерием, или же уж очень тонкими кознями демонов, которые иногда и подвижники благочестия не сразу обнаруживали. Но нам подмену Церкви Московской патриархией видно, и поэтому о тех маловерных, которые еще сего не познали, будем молиться усердно, да даст им Господь духовный разум к сему познанию. А козни вражьи, воздвигнутые против Церкви Христовой, нужно указывать всем неразумевающим их. Демоны и орудия их, в настоящее время, при помощи новых методов, воздвигли новые гонения на Русскую Православную Церковь. И это наступление на Церковь опять ведет обновленчество, еще более тщательно замаскированное под внешне приличный православный облик. Враги Христовы в борьбе против Церкви пользовались таким орудием, как обновленчество. Теперь они производят "взрывы" через Московскую патриархию. Зло не стоит на месте. Оно имеет способность расширяться и расти. Эту истину можно сказать, имея в виду отступничество от Христа части бывшего православного духовенства, объединяющегося теперь под знаменем Московской патриархии. Эти отступники начинали свою работу с признания справедливости социальной революции и теперь кончают иудиным лакейством души. Они начали с крика – "кесарево – кесарю" и теперь кончают постыдно отдачей и всего Божьего этому "кесареви".

Что такое "мерзость запустения на месте святом"? Тихомиров в своей книге "Апокалиптическое учение о судьбах и конце мира" приводит мнение одного современного нам богослова-епископа. Сей святитель считает, что "мерзость запустения на месте святом" означает павшее недостойное и неверующее священство, долженствующее стоять перед Престолом Божьим в последнее время.

Для нас несомненно, что таким павшим и неверующим священством в наше время злобные враги Церкви воспользовались для своих целей в самом широком масштабе. Ведь, помимо прямого и косвенного предательства всех истинных пастырей Христовых и верных сынов Церкви, помимо уничтожения храмов, монашества и монастырей, обновленцы от 1922 года, а теперь и деятели Московской патриархии, составляющие с прежними обновленцами единое неделимое тело, повинны также в сознательном отравлении духа народа нашего и в подмене законной православной иерархии ряжеными в архиерейские ризы атеистами.

Обновленчество от 1922 года русский православный народ распознал скоро. Велико было тогда его негодование, но люта была и злоба организаторов этого раскола. Многим, даже простым церковным людям, за обличение обновленчества тогда пришлось идти в тюрьмы и дальние ссылки. Теперь перед нами стоит глубокий мучительный вопрос: распознает ли наш народ новое лицо обновленцев, новый обновленческий раскол, особенно претендующий на православие после этого лжесобора в 1945 году. Этот новый раскол очень умно задуман и организован. Многих, не имеющих духовного рассуждения, он вовлек в свои недра.

Ввиду того, что нет теперь на Руси других открытых храмов, кроме храмов нового обновленчества, называемого "Московской патриархией", и ввиду того, что церковное противление Московской патриархии считается великим государственным преступлением, многим стало трудно разобраться: где теперь истина Христова. Беда наша в том, что плевелы стали очень похожи на пшеницу и что за искание пшеницы дерзновенных ввергают в огненную пещь искушений.

На лжесоборе 1945 года новое торжествующее обновленчество утвердило новое положение об управлении русской церковью. Этим положением народ православный лишен возможности протестовать против любых безбожных и антихристианских поступков "пастырей нового обновленчества". Все верующие, согласно этому положению, должны подчиниться настоятелю прихода. Не подчиняющиеся должны предаваться в руки гражданских властей. Как же православному человеку теперь можно распознать похищение его веры и какими методами и способами он может бороться против этого неслыханного духовного насилия. Трудное это дело, очень трудное, но Господь наш сказал, что "невозможное у человека – возможно у Бога"

Прежде всего надлежит нам теперь горячая и усердная молитва к Пастыреначальнику и Совершителю веры нашей – Господу Иисусу Христу. Не обновленцы, не сергианцы, не алексеевцы или карповцы ведут корабль церковный. Им правит и будет править Единый могущий все и всех управить ко спасению – Спаситель Мира, Христос Господь.

Сейчас особенно бушует буря моря житейского, особенно велико лукавство врагов церковных, ряженых в ризы церковные и не ряженых. Но мы знаем Христову жалость к людям. Мы знаем Его волю, чтобы не погиб ни один из рабов Его. Поэтому всей верой души нашей будем молиться: "Наставниче, спаси нас, ибо погибаем".

Распознавать новое современное обновленчество, как орудие бесов против веры и упования нашего, может только вера чистая, святая, вера всего сердца и всей жизни. Посему, чем больше мы будем укреплять внутри себя нашу веру, тем больше можем при свете ее видеть все злодейство и все лихо наших искусственных расколов и весь лукавый обман новых "патриархов", митрополитов и прочих клириков Московской патриархии.

Как стоящему на вершине горы далеко видны долины и поля, так верующему сыну Церкви при свете благодати видны все пути в жизни человеческой и все разнообразные сатанинские выходки для погубления душ христианских.

И ты, дорогой мой, крепко храни веру Божью, укрепляй ее в таинствах церковных благодатью Христовой, храни священные заветы православия, преданные тебе отцами духовными, и тогда легко будет отличить благоухание вражьей лжи от благоухания нетленной правды Господа нашего. Помни и мое завещание тебе о том, что в наше время особо опасными врагами веры твоей являются служители так называемой Московской патриархии, еще раз обновленные обновленцы. Помни, что тебе нужно всеми возможными мерами остерегаться их и совершенно избегать с ними духовно-нравственного и молитвенного общения. Не вниди в церковь лукавнующих...

Здесь уместно припомнить слова одного современника нам, святителя Христова и исповедника православной веры. Некая женщина приступала к нему и вопрошала его о том, можно ли ей ходить на богослужения в храмы Московской патриархии.

– Зачем же туда ходить, – ответил ей святитель, если нет там благодати Христовой, которой только одной освящается и просвещается всякий человек, грядущий в мир.

Но эта женщина не унималась и опять стала вопрошать владыку, говоря:

– Когда я хожу в открытые храмы, то под влиянием тамошней обстановки, любимой с детства, у меня является жажда молитвы и умиление сердца.

И на это владыка ей ответил:

– Если в этих храмах нет духа благодати Божественной, то там непременно и несомненно есть влияние иного духа, противного Христу. Поэтому ваше посещение таких храмов не может принести духовной пользы, но вред душе принять вы там можете. Чувство мнимой духовной теплоты, ощущаемое там некоторыми, может быть признаком самообольщения. В подвижнической, аскетической литературе отцы строго предупреждают от увлечения этой духовной теплотой. Да и можно ли нам, грешным, почитать себя достойными такой теплоты. Мы должны искать духовной жизни. А духовная жизнь состоит из деяния и видения. Деянием называют наставники духовной жизни подвиги смирения, уничижения, самоукорения и искреннее почитание себя перед другими хуже всех. Деяние – это есть прачечная, где жестоко отмывается наша греховная нечистота всяческим себя утруждением и понуждением. Путем такого деяния шли все преподобные и все угодившие Богу. И нам заповедали только таким путем приступать к Божественным Тайнам любви Божьей. А видение же приходит гораздо позже, после больших трудов, приходит под конец нашей жизни, когда человек, очищенный и просветленный многими трудами, бывает достоин вкусить сладость Божественных Тайн.

Пытливая жена опять приступила к владыке и опять вопрошала его:

– Неужели мне будет грешно, владыка, если я немного утешусь зрением церковной обстановки, послушаю церковное песнопение, исполняемое прекрасным хором, увижу ярко освещенный храм и в нем множество молящихся людей?

И опять отвечал ей святитель Божий:

– Разве вы не видите воли Божьей в том, что ныне не услаждением духовными благами здесь на земле надлежит нам спасаться, а глубоким чувством сознания себя недостойными принимать их. И этих духовных утешений вы напрасно будете искать в открытых храмах. Там вместо духовного дается душевное, эстетическое наслаждение. А некоторые этого не разбирают и принимают его как духовное. А ведь за душевным наслаждением и неверующие стремятся. Мне очень больно глядеть на тех христиан, которые бегают по храмам в поисках этого эстетического удовольствия. Мне грустно видеть, что у подобных христиан пока отсутствует интерес к основным задачам христианства. Грустно, что эти христиане добычу эстетического удовольствия ставят выше духовно-нравственного удовлетворения. Ведь эти люди еще не озабочены спасением души своей. Кто же всем сердцем ищет спасения, тот ищет только благодати Христовой. А она пребывает только в истинной Церкви Христовой, – таковы были слова упоминаемого нами владыки.

Пусть они и нам послужат руководством к единственно возможному пути – к противлению обновленчеству, окружившему нас. К такому протесту нас побуждают многие обстоятельства.

Не молиться в храмах, где служат клирики из Московской патриархии нам дали заповедь блаженные отцы наши, славно перед Богом и перед Церковью прошедшие свой земной путь и стоящие ныне пред Престолом Его в сонме мучеников и исповедников.

Не ходить на молитву в храмы Московской патриархии нам безмолвно заповедует великий сонм архипастырей и пастырей, пострадавших и ныне страждущих за веру православную и за неподчинение Московской патриархии.

Отказаться от молитвенного общения с Московской патриархией нас побуждает отсутствие там законно-канонического священства и иерархии. Там оно хитро пресечено и подменено.

Не ходить в храмы Московской патриархии на молитву нас заставляет еще то обстоятельство, что служащее там духовенство совсем утратило свободу своей веры, подчинило ее врагам Христовым и изменило присяге своей: даже до смерти быть верными Единому Господу Иисусу Христу.

Еще необходимо упомянуть, что мы отказываемся от молитвенного и церковно-канонического общения с Московской патриархией по тем же самым причинам, по каким отказались иметь такое общение с обновленцами от 1922 года.

Храни тебя Господь и Пречистая Матерь Его для вечной нетленной жизни.


Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2017 Церковь Иоанна Богослова