Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео 
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Вопрос 
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Статистика Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Google+ страничка   YouTube канал отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Одноклассники Facebook Twitter Google+ Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Liveinternet

Душевная болезнь русского народа

(из писем катакомбного епископа А. к Ф.М.)


•  Письмо 7-е
•  Письмо 8-е

Письмо 7-е



Некоторые прискорбные обстоятельства моей жизни до сих пор не давали мне возможности ответить подробно на твое двукратное вопрошение о том, какую нашу болезнь душевную нужно почитать самой главной и самой тяжелой. Теперь я живу в условиях пустыни, имею досуг и поэтому посильно могу ответить на твой вопрос.

Несомненно, друг мой, то, что наша основная болезнь, повергшая жизнь нашу в великую печаль, есть та же, какая была у народа иудейского в самые мрачные периоды его существования. Пророки Израильские неоднократно обличали эту болезнь, представляли народу ее величайшую опасность и ею объясняли все бедствия жизни. Св. пророк Исаия определяет эту болезнь так: "...Огрубело сердце народа сего, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их" (Ис. 6,10).

Пророк Иезекииль, когда видел весь народ иудейский зараженным этою тяжкою болезнью, то в глубокой печали говорил: "...Господь вывел меня духом и поставил меня среди поля, и оно было полно костей, и обвел меня кругом около них, и вот весьма много их на поверхности поля, и вот они весьма сухи. И сказал мне: сын человеческий! Оживут ли кости сии? Я сказал: Господи Боже! Ты знаешь это" (Иез. 37,1-3).

Уже от этих слов пророческих мы можем определить и нашу болезнь, во всем подобную той, которой страдал Израиль. Это, прежде всего, забвение Бога и Его заветов, жизнь только плотью, умножение всех грехов и беззаконий и через сие впадение в крайнюю степень нечестия, в ненависти к истинному добру, правде, любви и Божественной красоте.

Когда мы глядим на современных людей и видим у них все признаки таковой болезни, то в великой горести тоже хотим сказать: "Оживут ли кости сии?"

Когда мы видим детей, воспитанных во вражде к Богу, детей, у которых отсутствует познание правды, которые пропитаны лукавым обольщением, то также сердце рвется вопросить Бога: "Оживут ли кости сии?" Когда перед нами простерта глубочайшая печаль Родины нашей, оторванной от жизни духовной и церковной, опять мы имеем горячее желание вопросить всемогущество Божие: "Оживут ли кости сии?" Как мы несчастны, как мы больны душой своей, отторгнутой от Тебя! Мы видим, воистину видим, что мертвые те, в которых нет Духа Божия, животворящего, "единаго могущи дать дыхание жизни".

Как видимое следствие такой великой нашей болезни безверия и отступления от Бога, на нас самих и на всем окружающем нас лежит великая, беспросветная, безысходная печаль.

Кто из нас не смотрел на неутолимую печаль, которая лежит теперь на всех полях и долинах земли русской; сердце чувствует в этой печали тяжкое духовное сиротство. В настоящее время люди бегут из деревень и жмутся к большим городам. Что за причина сего явления? Недуховные люди объясняют это причинами экономическими. Мы же знаем, что у человека, кроме тела, есть душа и часто бывает так, что там, где телу жить удобно, душа задыхается. И не стремится ли она ныне порвать цепи, связывающие ее. Не от мук ли душевных все стали скитальцами. "Дубовый листок оторвался от ветки родимой и вдаль укатился, жестокою бурей гонимый". И сколько теперь таких "листиков" – безродных, бесприютных. Кружатся люди по кругам своим, но не могут обрести себе успокоения, ибо успокоить может их только Он Один – Начальник всякой жизни и всякого дыхания. А Его забыли или оттолкнули от себя. Русский человек вообще терпелив. Трудно описать, что он перенес, в особенности за последнее время. Но когда разрушили у него связь с Богом и отняли веру, то он стал беспокойным бродягой. И вот от множества таких бродяг, переполнивших землю нашу, стало еще печальнее, еще страшнее, еще сиротливее.

Два года тому назад я проживал в одной деревне. Тогда на временной квартире моей не было удобных условий для совершения молитвы каждым утром; чтобы помолиться, я уходил в поле. Я выходил на бескрайнее, холмистое поле, с которого открывался вид на необозримые равнины. Далеко, почти за тридцать верст были видны нивы, пашни и копошащиеся в подневольном труде люди. Храмы Божии везде были закрыты и стояли без крестов, без колоколов. Не видно было около них народных верениц и нигде не было слышно признаков веры. С суровым, унылым лицом люди уходили на работу, с такими же лицами приходили домой. Не оглашались эти поля, как прежде, церковными песнопениями и молитвенными призываниями помощи Божией. Если кто имел веру, то прятал ее, поэтому никто вслух о Боге не говорил, никто открыто не молился и не исповедывал Его имени. От этих картин в душу проникала мрачная, беспросветная грусть. Глядя на пустынные обширные горизонты, чувствовалось, что как будто бы тут лежит непогребенный великий покойник. Я видел, как у самого горизонта горели такие печальные и бездушные станционные железнодорожные огни. Я глядел на эти огни и шептал: "Там тоже у людей отняли Бога, там тоже такая же бескрайняя печаль..."

А кто из людей вдумчивых не поражался печалью от вида наших городов, в особенности так называемых периферийных. Везде прошел один и тот же нивелир. Унылые, безжизненные улицы. Люди в отрепьях, стоящие в постоянных очередях. На площади – руины полуразрушенного собора. И здесь также не видно веры и молитвы. От такой картины появляется в душе страх и невыразимая тоска, и стынет сердце.

О падении в настоящее время нравов на Руси нельзя говорить без чувства тяжкой муки. Это падение, вероятно, превзошло времена предпотопные. Бушующие страсти, позабывшим и поправшим Закон Божий, нечем сдержать. Да и зачем их сдерживать, когда "Бога-то нет". Особенно ширятся и распространяются теперь лютые страсти пьянства и блуда. Чудовищный разгул и размеры этих болезней неисчерпаемы и неописуемы. Невольно здесь возникает вопрос: что же делать для борьбы с этими эпидемиями так называемому "патриарху" и его помощникам. Я прислушивался к речам нынешних "владык", перелистал "Журнал Московской патриархии" за все годы его издания и нигде не нашел даже малейшего признака забот об этой борьбе.

Поразила нас страшная язва безверия и нечестия, и поэтому из каждого дома, из каждого угла глядит на нас злая печаль. Одни из домов не имеют икон: их выбросили и, заметьте, их выбросили не безбожники. Иные жители, более стыдливые, иконы попрятали, занавесили их, чтобы не было их видно. Часто там, где висели иконы, можно видеть портреты чуждых духу христианства людей. В каждом человеческом обиталище теперь устроено радио, которое от раннего утра до позднего вечера твердит о том, что жизнь стала замечательной, прекрасной и необыкновенно радостной. И так каждый день. И от этой лжи дни стали еще печальнее, еще тошнее, постылее.

Теперь мы постоянно сталкиваемся с таким неверием, которое безудержно ненавидит святыню Господню, заповеди Христовы, правду Евангельскую. Но еще нам часто приходится быть свидетелями показного, лицемерствующего неверия. Теперь часто, человек для благополучия своего, для того, чтобы застраховать себя от гонений, чтобы сохранить за собою теплое местечко, квартиру с удобствами, будучи верующим, публично лягает свою веру. И это показное неверие отвратительнее и печальнее неверия, основанного на баснях невежества и внушенного бесами.

Можете ли вы постичь всю глубину этой нашей болезни? Люди высмеивают свою веру перед толпой звероподобных людей, высмеивают, чтобы снискать себе благополучие. Люди надели на себя унижающие всякое человеческое достоинство маски и хотят в этих масках выслужиться. Свой человеческий лик люди ради временных выгод прикрыли личиной прислужничества неверию. Люди перестали служить Богу сначала как будто бы только наружно, а потом опустошили и внутренность своей души от веры. И вправду, тогда Бог стал далек от них. Люди окаменели сердцем своим и впали в духовное бесчувствие. Вот поэтому печально теперь видеть не неверие глупцов, а веру расслабленных, веру слепых, веру малодушных. Человек признает, что без веры он жить не может, и в то же время глумится над своею верою.

Теперь мы везде видим совсем диких детей, совершенно лишенных религиозных понятий. Их учителя, сами не имущие познания правды и добропорядочной нравственности, планомерно убеждают младенческие души в том, что ложь – есть правда и что зло – есть добро. Детей, которые выскажут в школе как-нибудь свои религиозные убеждения, предают общему позору, насильственно срывают с них кресты и ставят в положение совершивших великое преступление. В кануны больших церковных праздников, например Пасхи и Рождества Христова, такие оглупители внушают детям, что эти праздники появились как следствие темноты. Когда же дети спрашивают, почему так много темных людей, празднующих церковные праздники, то оглупители обычно молчат. И на многие детские вопросы они не дают ответа, ибо знают, что преподают ложь. Ах, как много Чичиковых и Смердяковых развелось теперь на русской Святой земле !

Можно убедительно доказать, что нашу тяжкую болезнь безверия, маловерия и малодушия искусственно растят какие-то хитроумные "специалисты". В настоящее время эти "специалисты" искусственно преграждают всем церковным людям все пути к истине и к благодати Христовой. Также искусственно открываются широкие пути ко всяким ересям и дьявольским кухням, гипнотизму, спиритизму, теософии, хлыстовщине и т.п. Особенно много жертв проглатывает баптизм, пользуясь доверчивостью и жаждой жизни духовной у русских людей. Разве нет великой печали видеть на баптистском или другом еретическом собрании какую-нибудь старушку, родившуюся и воспитанную в святой Церкви и теперь громко воспевающую безграмотные "духовные" стихи.

Но особенно тяжким нашим несчастьем является то обстоятельство, что духовенство, оставленное безбожниками служить у открытых алтарей, лишено в большинстве своем как веры, так и доброй совести. В одной из своих книжек Максим Горький пишет, что английские попы и о Боге говорят по должности, приличия ради ("Жизнь Клима Самгина"). К глубокому прискорбию мы должны сознаться, что эти слова весьма приложимы к тому духовенству, которое ныне служит в так называемой Московской патриархии. И такое свидетельство о современном духовенстве будет не нашим личным утверждением, а свидетельством главы этого духовенства и "легальной" церкви митрополита Сергия (Страгородского). В 1943 году при своем поставлении в "патриархи" митрополит Сергий произнес речь, в которой признал, что главная скорбь церковная нашего времени – это неверующее духовенство. Между прочим, митрополит Сергий в своей речи приводил такой факт. В одном селе была открыта Церковь, накануне пасхальных дней это случилось. Но священник, назначенный к этой Церкви, не приехал. Поэтому верующие и церковный совет долго размышляли и обсуждали, как им в своем храме отправить пасхальное богослужение. Случайно они узнали, что в их большом селе проживает некий заштатный священник. К этому священнику была направлена делегация от прихода с просьбой утешить верующих села духовной радостью на столь великие праздники. Священник пришедшим к нему ответил так: "Отслужить вам пасхальное богослужение я, конечно, за известную плату могу, но как честный человек должен предупредить вас, что в Бога я не верую". Приход очень мало рассуждал о неверии этого батюшки и согласился принять его в свой храм как пастыря. Велика наша печаль в том, что подобных неверующих "духовных отцов" мы теперь встречаем часто. Наружно они истово отправляют все богослужения, а внутри являются только мертвыми сухими костями. О, страшное время! В открытых храмах мы видим таких священников, которые открыто похваляются своим неверием. Мы слышим о священниках, носящих на груди по два креста и имеющих в кармане билеты союза воинствующих безбожников и компартии. В храмах называющие себя пастырями ловят пришедших к ним на исповедь в "политике", чтобы сотворить иудин грех, чтобы пасомым своим уготовать темницу. Даже у нас в селе, недавно, подвыпивший служитель алтаря "по доброте своей" убеждал верующих не исповедываться у него в одиночку ввиду того, что он "патриот" и не может не донести о известных ему преступлениях против существующего закона.

Как бы ни издевались над Церковью безбожники, "батюшки", служащие теперь в храмах, всегда будут опровергать наличие гонений и притеснений церковных, указывая на самих себя, как на "свободную негонимую церковь".

Представьте себе такую картину. Открыт храм, в нем идет служба, но в алтаре служат только одни ряженые в церковные ризы безбожники. На клиросе поют неверующие артисты, у ящика церковного стоит шпион и совсем не церковные люди. А ведь такая картина – это наша современная действительность и в таком бывшем сердце православия, как Москва.

А над кем и чем "право" правят размножившиеся епископы, когда, именующий себя митрополитом Ленинградским, Григорий открыто сказал, что они, "архиереи", не имеют права назначить в тот или иной приход священника. На это есть другие органы ...

Разумеется, чтобы дать такие поразительно печальные результаты, болезнь наша, о которой мы ведем речь, приключилась не сразу. Она у нас началась уже давно и гораздо раньше, чем предполагают некоторые. Сначала у нас появились так называемые "либеральные священники", вроде г.г. Петрова, Гапона, думских батюшек и сельских священников-кооператоров, разводителей племенного скота, устроителей ссудных касс и т.п. Что такое "либеральный священник"? Нам понятно, когда говорят – либеральный политический деятель, но получается ли здравый смысл в соединении слова "либерализм" со словом "священник" или "сын Церкви"? Если уж понимать разумно слова "либеральный священник", то лучше говорить "человек, предпочитающий дух времени заветам церковным, и вообще, человек, пренебрежительно относящийся к предметам веры и церковным идеалам". Известный философ В. В. Розанов говорит, что либеральный священник – это селедка, густо посыпанная сахарным песком. Поэтому вскоре от либерализма либеральные батюшки перешли к безверию и лицемерию. И обновленцы от 1922 г. были ни чем иным, как продуктом того модного либерализма, которым увлекались люди нетвердых церковных понятий. Обновленцы от 1922 г. уже явились подлинным орудием сатаны в его яростных нападениях на Церковь Христову. А нынешние преемники обновленцев, служители так называемой Московской патриархии, не только не плачут о своей печальной участи и положении, но даже гордятся ими. Они готовы всегда вслед за признанием справедливости революции признать справедливость разорения Церкви. Как будто бы уже такое признание состоялось. Ведь молятся же служители "Московской патриархии" о преуспеянии и утверждении всех дел врагов Христовых. Ведь назвал же митрополит Сергий в своей известной Декларации 1927 года радости безбожников – своими радостями и тем самым расписался в том, что современным архипастырям и пастырям надо радоваться уничтожению христианства и христианской жизни в нашей стране.

Я не знаю, что нам больше сейчас оплакивать, то ли разорение бесчисленного множества православных алтарей, то ли алтари, оставшиеся как будто бы целыми, алтари, в которых как будто бы происходит богослужение, а на самом деле производится их неслыханное поругание и обращение их на службу древнему противнику Христа. Ведь доподлинно известно, что у оставшихся алтарей (не разрушенных) служат люди, лишенные веры. Ведь, в сущности говоря, видимых всем священных православных алтарей сейчас уже нет на Руси. Как больно об этом говорить.

Куда бы мы не обратили свой взор, везде мы увидим губительные результаты сей нашей первой и самой тяжкой болезни. Присмотритесь хотя бы к науке и, в особенности, к науке нашей отечественной. В ней теперь исключительно преобладает злая воля, руководимая неверием. Возмущается вся душа, когда слышишь, как некоторые ученые спекулируют и добывают себе удобное и высокое положение на так называемом "обезьяньем вопросе" или теории самопроизвольного зарождения жизни. Эти ученые, своему рассудку вопреки, пренебрегая действительными научными достижениями, упорно доказывают темным людям, что человек – только усовершенствованная обезьяна, что в скором времени можно будет открыть завод искусственных человеков и т. д. В опытах последних нашей отечественной науки характерно то обстоятельство, что все они направлены к тому, чтобы отнять у человека все человеческое достоинство и поставить его на одну ступень с бессловесными скотами.

Так называемые люди науки, теперь нарочно и ненарочно (по невежеству духовному), путают веру со знанием. Для убеждения наивных в том, что души у человека нет, а Бога вообще не существует, учеными, потерявшими совесть и честь, ставятся научные опыты, пишутся "ученые книги", созидаются музеи. Во всех этих трудах и хлопотах преднамеренно искажается сущность христианской веры. Бороться с истиною православной христианской веры наука не может. Она сначала, перед глазами невежества, искажает истину и потом уже, конечно, "ниспровергает" ее. Ведь так было и с Господом нашим Иисусом Христом. Дьявол сначала опорочил и исказил Его дела и Учение, а потом уже предал их на беззаконный суд.

Еще с глубокой грустью нужно признать, что у нас все меньше остается людей действительной духовной культуры, которые могли бы пролить Свет Божий на сгустившуюся тьму. Я помню время, какое было тридцать лет назад. Тогда везде можно было найти людей с огненной верой и искренней решимостью служить Богу всеми своими талантами и средствами. Теперь же перевелись такие люди. Большинство из них уничтожено врагами веры. А теперь хладеет вера в сердцах. Есть, разумеется, верующие, но эти верующие боятся носить нательные кресты, боятся перекреститься в публичных местах, боятся писать в анкетах, что они верующие.

Да, вера осталась, но стала у многих совсем другой, не такой, какой она была прежде, несокрушимой, безбоязненной, беззаветно преданной Господу. Мы хоть и верим, но дела имеем неверных. Я вспоминаю здесь слова одного епископа, который недавно говорил: "Храм иногда бывает переполнен народом, и в то же время истинных поклонников Богу в нем почти нет". Как никогда теперь уничтожаются и оскверняются святыни наши, и мы совершенно безразличны к этому неслыханному богохульству. Мы верим, но не хотим каяться, не хотим хоть одну заповедь Божию соблюсти. Как тягостно смотреть на верующих эстетов, ищущих от церкви лишь одного душевного удовольствия, а не душевного спасения. Как грустно смотреть на веру многих, которая мирится со всяким беззаконием и учреждает нравственность средней руки. Может быть, так на веру нашу действует окружающее ее неверие? Безусловно, неверие воинствует, неверие наступает на веру, не стесняясь в средствах. Но ведь во времена древних гонений кто мог победить веру мучеников и исповедников? Сколько тогда жило святых среди отвратительного нечестия и язычества. Наша зараза страшнее и болезненнее того древнего неверия, ибо тогда вера от воюющего на нее неверия увеличивалась, но не убавлялась. Кто-то темный и жуткий работает систематически и планомерно над разрушением веры в каждой душе. Планомерно, систематически уничтожены истинные пастыри стада Христова, истинные монахи и учители монашества. Планомерно уничтожен законный канонический епископат.

С хитростью, прежде невиданной, подделывается управление Церковью, заменяются истинные святители Божии усердными слугами безбожников. Кто-то хочет сделать человека существом абсолютно христиански безнравственным. Кто-то хитрый хочет заставить человека совсем забыть Христа, хочет заставить верующего человека служить врагам веры.

Как могло случиться, что в такое короткое время у миллионов людей отняли веру, разломали тысячи храмов, уничтожили всех добрых руководителей и поставили на службу церковную прислужников врагов церковных. Это могло случиться только во время величайшего упадка живой веры...

Странные и невыразимо скорбные явления мы наблюдаем в так называемой Московской патриархии. В первое воскресенье Великого Поста провозглашается "патриархом" анафема всем еретикам и отступникам от святой православной веры и тут же эти еретики и отступники приглашаются в стены церковные на совместную конференцию.

Иерархи и пастыри "Московской патриархии" взяли на себя задачу произносить речи о мире. Конечно, доброе это дело, при условии, если они не лицемерны. Если говорить о мире нелицемерно, то прежде всего нужно позаботиться о просвещении всех светом Евангелия Христова. Но разумно ли единовременно усердно насаждать безбожие и мир в сердцах. Христос – "есть мир наш" (Еф. 2,14). Как можно нелицемерно говорить о мире, не преподав прежде Евангелие Христово. А сего Евангелия верующим в нашей стране достать невозможно. Его никто нигде теперь на Руси не распространяет. И об этом прекрасно знают "иерархи", выступающие с красноречием о мире.

Таковы полные невыразимой грусти картины болезненной жизни душ христианских в нашей стране, в наше время. Таково течение самой страшной и самой главной нашей болезни. Заметим, что в результате этой болезни появилась печаль, переходящая у многих малодушных в отчаяние. Результаты и количество отчаяния скрываются, но есть много признаков, говорящих, что оно растет не по дням, а по часам. Везде, во все уголки жизни растеклось злосмрадное, заразительное неверие. Везде оцепеневает жизнь душ. Поэтому, мучителен крик наш ко Господу: "Оживут ли кости сии?".

Пока довольно! Поют вторые петухи. На темном небе занялась светлая утренняя заря. В правлении нашего колхоза бьют в обломок старого рельса. Мне же настало время уходить в темное убежище.

Здесь я указал тебе на некоторые явления нашей общей болезни, указал на ее течение, ведущее в бездны последние. В следующем письме, если Господь благословит, я полагаю открыть тебе главные причины этого заболевания или, как выражаются подобные тебе медики, уяснить этиологию его.

Да хранит тебя Господь и Царица Небесная для вечной и нетленной жизни...




Письмо 8-е



Шлю тебе обещанное, друг мой милый. Это письмо посвящаю выяснению общих причин столь уродующего нашу жизнь неверия. Разумеется, что мы неверие понимаем как неверие Господу Иисусу Христу и Его святой Церкви. Но всем сердцем, всей душой, всем помышлением веруем и исповедуем, что только Господь Иисус Христос есть "путь, истина и жизнь", что Он есть второе лицо Святой Троицы, воплотившейся ради нашего спасения, что Он Своим крестным подвигом искупил весь грех человеческий и, что мы к Нему прикасаемся только в Созданной Им Церкви, где только и преподается благодать Его всем требующим. Другую какую-нибудь веру мы не можем признать верой спасительной и дающей познание истины. И поэтому нас интересует только то неверие, которое отрицает спасение в Церкви Христовой. И таковое неверие, его восстание против Христа и Церкви, мы признаем самой величайшей болезнью нашего времени. И кому дорога вера Никео-Цареградского символа, тому чрезвычайно важно выяснить причины современного неверия и столь быстрого его расползания по лицу всей земли.

Безусловно, первопричины всему сокрыты в Промысле Божием. А Промысел Божий неисповедим человеческим конечным разумом. Мы знаем, что когда придет Сын Человеческий судить людей, то едва ли найдет веру на земле. Таков Его Промысел, и он нам непостижим, поэтому мы не можем судить о тех причинах того неверия, какое будет в конце века сего. Такое неверие будет попущено Господом также, как будет попущено появление антихриста и его страшная разрушительная деятельность. "Хотя христианство, – говорит один апологет христианский, – может сделаться мировою религией и может собрать в пределы Церкви самых отдаленных варваров, но будущее, которое нам предстоит, есть полное внутреннее отчуждение массы народа от христианской веры и, в заключении, открытое отпадение от нее. Не единство, но раздвоение религиозного и естественного сознания, не брак, но развод Церкви и гражданского общества – есть исход мировой истории"(Лютард).

Кроме причин неверия, зависящих исключительно от Божественного Промышления, есть причины, в которых нужно признать виновными и самих людей. Св. Максим Исповедник говорит, что главных причин всякому неверию, исходящих от человека, три: первая из них – невежество, отсутствие знания истины; вторая – страсти человеческие; третья же приписывается демонам и их злой работе. В наше время невежество часто прикрывается видом учености, а страсти, владеющие человеком, оправдываются всевозможными благородными причинами, например, гордость оправдывается защитой своего достоинства, причинение человеку зла – каким-то безвыходным положением причиняющего зло, гнев, ярость – священным долгом мщения неприятелю, сребролюбие – старостью, болезнями, воспитанием детей и даже желанием благотворить.

Демоны же для губительства душ теперь всегда принимают образ ангела света. Но можно утвердительно сказать, что если нам встретится какой-нибудь неверующий, если мы будем внимательно рассматривать его неверие, то всегда найдем в душе его один из указанных нами выше возбудителей этой ужасной болезни или же все. Неверие у каждого возбуждается или невежеством, или страстями, или демонами. Иногда все эти три возбудителя неверия действуют в одном человеке, так сказать, комбинированно. Иногда такой человек испытывает на себе мучительство тьмы, язвы страстей и горечь послушания демонам.

Если мы приглядимся к тому неверию, которое так усердно распространяется в наше время, то непременно столкнемся со злой волей пропагандистов неверия. Таковая злая воля будет еще одной большой причиной исследуемой нами болезни. И таковая злая воля для достижения своих целей пользуется теми тремя возбудителями неверия, о которых мы упоминали. У злых распространителей современного неверия нужно заметить одну характерную особенность. Они принимают все меры, и дозволенные и недозволенные, для того, чтобы заградить всем душам вход в православную Церковь. Здесь, воистину, тончайшая дьявольская хитрость. Мы знаем, что без благодати христианин не может быть христианином. "Если желаешь жить по-христиански, – пишет еп. Феофан, – то взыщи благодати. Минута, когда снизойдет благодать и сочетается с твоей волею, будет минута рождения жизни христианской – сильной, твердой, многоплодной" (Путь ко спасению. – Москва, 1899. – С.17). Но где можно найти благодать Святого Духа помимо Церкви Христовой? "Ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царства Небесного; и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах; и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах" (Мф.16,18,19).

Помимо Церкви нельзя узнать истину Христову и обрести Благодать спасительную. В день Пятидесятницы на учеников Господа Иисуса Христа снизошел Дух Святой и с этого часа началась Церковь Христова на земле (см.Деян.2). Как только утвердилась Церковь Христова после сошествия Святого Духа, тотчас апостолы начали привлекать людей в Церковь для спасения. Первым начал проповедывать апостол Петр, говоря: "Покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов, – и получите дар Святого Духа" (Деян.2,38). В первый день своего существования к Церкви Христовой присоединилось "душ около трех тысяч" (Деян.2,41). С этого дня Святая Церковь начала приумножаться (Деян.2,47). Вот это общество, получившее в Сионской горнице многоразличную благодать Святого Духа, и есть истинная Церковь Христова. Об этой Церкви говорит Дух Святой, что она есть "столп и утверждение истины" (1Тим.3,15). Кто может отнять у людей мрак невежества? Через чье посредство люди могут успешно победить все свои страсти? Какою силою отгонят они от себя все демонские приражения и обольщения? Пусть эти люди взыщут благодати Христовой в Церкви Его.

Но вот тут-то и встречается главное препятствие для подавления неверия крепкого и утверждения в вере истинной, спасающей. Как трудно сейчас человеку, серьезно думающему о своем спасении, найти Церковь Христову и воспользоваться ее благодатными дарами. Как будто враг все предусмотрел для того, чтобы благодать Святого Духа никто не мог получить. Видимую Церковь Христову он стер с лица земли. Вместо нее устроил подделку церкви, где воцарился сам и где смеется адским хохотом над теми, кто входит в эти "церкви" и кто там чает себе очищения и освящения. Как я уже упомянул, первая причина неверия – есть невежество. Корни невежества духовного в том, что люди, страдающие им, или не хотят духовного просвещения, или же не могут найти могущего просветить. Последнее обстоятельство очень приложимо к современному неверию, когда все истинные священники Божии "изъяты из обращения", истине Христовой никто не учит и слова Божии прочесть не может. Продолжительное состояние души во мраке невежества дает еще более страшное заболевание, которое можно назвать бесчувствием сердца. Таковой больной теряет всякий интерес и вкус к истине. Ему приятнее даже пребывать во тьме, чем искать свет непреложной истины.

Не забудем мы еще того, что теперь невежество насаждается искусственно, через так назывемую литературу, книги, газеты, через школу и так называемых "ученых", "докторов всяких наук", которых справедливее было бы назвать докторами мракобесия. Невежество, прикрывающееся ученостью, – самое горькое и опасное невежество. Неверы-ученые обычно очень развязно и очень пренебрежительно говорят о предметах веры. Эти люди, с великой гордостью говорящие о темноте верующих, не исследовали и даже совсем не знают писаний и трудов о христианстве и Церкви. Здесь нужно упомянуть, что все, "научные" опровержения предметов веры ныне заимствуются лишь из старинных атеистических книг и, главным образом, из той вонючей клоаки, которую устроила после себя "великая французская революция". Нового в этом отношении ничего не придумано. Против Христа Господа опять выдвинуты только те тезисы, которые выдвигали, по Евангелию, еврейские книжники и фарисеи. Наглость таких "научных истин и положений" подкрепляется еще и тем, что опровергать то их ведь некому, да и такое опровержение уводит опровергающего в "места не столь отдаленные". В наше время самых чудовищных понятий о человеке и о Боге утвердилось такое положение: если человек почитается "ученым", например, если такой человек, хирург или инженер-химик, говорит, что Бога нет, то ему непременно нужно верить без всяких возражений. И верить ему нужно только потому, что он "ученый", хотя иногда и не может грамматически правильно написать заявление о переходе на другую работу. В наше время один за другим являют себя миру "новые спасители и избавители", никакой науки никогда не пробовавшие, которые и сущность веры не потрудились понять. Говорили, что Лев Толстой стал нападать на Церковь от "парения гордого дворянского ума". Ныне, оказывается, для вражды на наследие Христово не требуется и "парения" и вообще как будто бы здесь разум не требуется. Уж очень напоминают все эти новоявленные "благодетели рода человеческого" того красноармейца, о котором рассказывал нам известный профессор Иван Павлов. Всемирно прославленный своими исседованиями в области физиологии профессор Павлов был человеком глубоко религиозным а также церковным. Каждым утром, отправляясь на занятия в институт, он останавливался около паперти любимого им храма и, сняв шляпу, продолжительно молился. Однажды, когда он, таким образом, благоговейно устремлял свой дух к Богу, мимо него проходил здоровый краснощекий двадцатидвухлетний красноармеец. Остановившись около молящегося профессора, красноармеец подбоченился и, придав лицу самый серьезный вид, произнес: "Эх, старик, какая же ты темнота! Какая же ты темнота, посмотрю я на тебя!" Такие красноармейцы, с величием и пренебрежением смотрящие на христиан, находятся везде. Их много и в среде новых врачей, инженеров, учителей и студентов. Попробуйте с такими господами говорить об истине. Тогда вы встретите такое высокомерие и презрительность, о которых не мечтал и Пилат, сказавший некогда: "Что есть истина".

Замечательно еще то обстоятельство, что ученики неистовствуют против веры больше, чем их учителя. Теперь можно вывести такое правило: чем человек меньше учился, тем больше знает, что религиозных предметов на свете не должно существовать. Один профессор мне рассказывал о том, как у них в вузе веру сочли ненужной для культуры. Для этого там устроили собрание, где большинством голосов вынесли постановление о вредности веры для культуры. Стареющие профессора на этом собрании протестовали против такого постановления и говорили: "Ведь уж если кому говорить о вере от лица науки, то приличнее говорить нам, старым преподавателям, но не ученикам". Разумеется такие протесты не имели никакого результата. Постановление о вредности веры было напечатано.

Как Бог будет судить людей, искусственно поддерживающих духовное невежество в простых душах? Конечно, если распространитель невежества отличается густой глупостью, каменновидной тупостью, то суд Божий к нему снисходителен. Мы видим, что заблуждения "ученых" и "малоученых" бывают сознательные и несознательные. Примером несознательного заблуждения может хорошо служить путаница ученых с теорией о происхождении мира и жизни в нем. Кто рассматривал сочинения ученых передовых стран по этому поводу, тот может видеть, что искренние ученые в своих взглядах все больше приближаются к библейскому сказанию о происхождении мира, хоть иногда и несознательно. А "ученые", сознательно идущие против истины, всегда заведомо прибегают ко лжи и подделкам. Эти "ученые" не заинтересованы в познании истины и служении ей. Цели их учений другие: сознательно и искусственно поддержать на земле невежество, запутать пути к истине и осмеять истинную веру. Таковые, конечно, не могут рассчитывать на милость Божию, когда им прийдется дать ответ о своих земных делах нелицемерному Судии.

Теперь мы еще часто встречаемся с невежественной пропагандой безбожия и злого неверия. Мы знаем диспуты антирелигиозные, где вопрос о существовании Божием решался голосованием с поднятием рук. Не поднявших рук убеждал это сделать начальник милиции. Нам известны еще такие методы антерелигиозной работы, как, например, пускание в Церковь, во время богослужения, множества галок и ворон. В 1925 году в одном селе моей епархии комсомольцы решили, что хорошая антирелигиозная агитация будет в том, если они на крыльце дома священника сделают уборную. Темные люди, посланные бороться с верою и возмещать безбожие, часто расходятся во взглядах. Одни из них в своих лекциях допускают то положение, что Христос был на земле, другие же опровергают это. Такие расхождения пропагандистов неверия послужили причиной выработки заправилами антирелигиозной пропаганды одного обязательного для всех стандарта. Приказали везде возвещать и проповедывать, что Христа вообще не существовало. Но могут ли такие стандарты быть убедительными? Эти методы религиозного оглупления лживы и неубедительны. И поэтому заправилы борьбы с христианской верой ищут других средств отвлечь людей от Церкви и от дум о смысле жизни. Физкультура, в особенности футбол, кабаки на каждом шагу – все это методы борьбы с христианством.

На одном антирелигиозном диспуте, один безбожник восклицал: "Я прочел всю Библию и ничего в ней не понял". Теперь же чтение Библии безбожниками считается совершенно ненужным. "Для нас и так все ясно", – говорят они. Вот таким образом теперь утверждается страшный мрак невежества.

До сих пор я говорил о невежестве науки и невежестве просвещения. Хотелось бы упомянуть еще о возрастающем невежестве русской деревни. Если бы ты видел современное деревенское невежестве, то какие бы пролил слезы. Каким светом она теперь живет? Храмов нет, а если где и открыт, то он мало утешает, ибо люди распознают безбожие служащих в таких храмах. Кто научит теперь деревенских жителей добру и правде Евангельским. Могущие научить изгнаны, вымерли или попрятались. Какой-нибудь духовной книжечки негде там заимствовать. Люди и рождаются и умирают без церковного напутствия. Еще к этому нужно добавить, что деревенские безбожники свирепее и развязнее расправляются с верующими. Рассказывали недавно: собрались люди как-то в одной избушке помолиться. И сразу явился к ним паренек в неприлично рваных штанах. Явился и с гордым видом заявил, что должен прочесть верующим антирелигиозную лекцию и рассеять их мрак...

Хотелось бы здесь упомянуть еще о невежестве самоуверенности, в особенности в среде зеленой молодежи. Эти самоуверенные люди наружный вид имеют такой, что как будто бы уразумели и постигли они все тайны жизни. А на самом деле такой человек находится в беспросветной темноте, слепоте и рабстве. Чем же объяснить, что такие люди очень желают установить свое происхождение не от Бога, а от милой им обезьяны. Ведь совершенно ясно, что они таким обезьяньим происхождением гордятся. Я помню остроумный ответ, данный Луначарскому на диспуте одним из верующих. Луначарский в течение двух часов убеждал там слушателей, что они потомки обезьян. "Что же, мы не будем спорить долго, – сказал ему этот оппонент, – пусть будет так. Вы утверждаете, что происходите от обезьяны, а мы веруем, что нас сотворил Бог. Спорить не будем. Только условимся о том, что каждому из нас свои родственники ближе известны...".

Часто мне приходилось беседовать с представителями так называемой новой интеллигенции, и всегда приходилось убеждаться в их гордой невежественности. Я часто видел на лице своих таких собеседников стыд от незнания самых элементарных научных и философских положений. Я много видел у невежественных людей гордости, чванства и высокомерия. И когда видел эти грустные черты, то вспоминал слова Христовы: "Наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу" (Ин.16,2).

Здесь мне бы хотелось спросить так называемых "ответственных работников Московской патриархии", прежде всего "патриарха" и его синод: считают ли они себя ответственными за разлившееся море духовного невежества? Ведь они присвоили себе ключи разумения и начальства над душами русских людей. Ведь они мнят, что ведут паству русской Церкви. Куда же они ее ведут? В управлении "Московской патриархии" есть даже какой-то просветительный отдел. Кого он просвещает, если не считать маленькой группы комсомольцев в духовных академиях и семинариях? Какое просвещение несет "Московская патриархия" в своей деятельности и, самое главное, неужели они забыли, что "для слова Божия нет уз"? (2Тим.2,9) и, что "дал нам Бог духа не боязни, но силы и любви и целомудрия" (2Тим.1,7).

На этом рукопись обрывается. Письма хранились в Петербурге в катакомбной общине о. Михаила Рождественского. Письма напечатаны на пишущей машинке и переплетены в отдельную книгу. О. Михаил отошел ко Господу в 1988 году.


Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2017 Церковь Иоанна Богослова