Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Архив
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Статистика Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Google+ страничка   YouTube канал отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Одноклассники Facebook Twitter Google+ Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Liveinternet
Здравствуйте, отец Олег.
В книге архимандрита Софрония "Старец Силуан Афонский" есть следующее высказывание Силуана:
Ты говоришь: "Враг гонит нашу Святую Церковь. Как же я буду его любить?"
А я тебе на это скажу: "Бедная твоя душа не познала Бога; не познала, как Он много нас любит и желанно ждет, чтобы все люди покаялись и спаслись. Господь есть любовь, и дал на землю Духа Святого, Который учит душу любить врагов и за них молиться, чтобы и они спаслись. Это и есть любовь."

Эта силуановcкая мысль о любви к гонителям Церкви повторяется в книжке несколько раз.
Пожалуйста, объясните мне, почему же святой Василий Великий молился о смерти императора Юлиана Отступника как гонителя веры и Церкви, а святитель Филарет Московский говорил:
"Люби своих врагов, сокрушай врагов Отечества, гнушайся врагами Божиими"?
Может, что-то не так со старцем Силуаном, раз он не гнушался врагами Божиими?
Или это св. Василий и св. Филарет "переборщили"?
Александр Михайлов

о.Олег Моленко

Бог Писания и "бог" Силуана Афонского – это один Бог ?



Силуан Афонский
"Старец" Силуан Афонский


У меня к афонскому старцу Пантелеимоновского монастыря (Руссика) Силуану всегда было какое-то недоверие. Не соглашалось сердце с его некоторыми высказываниями и отвергало его подвижничество, как редкое, неповторимое для других, а потому неполезное ищущим спасения. Еще больше меня удивило отношение этого старца, который был якобы делателем Иисусовой молитвы, к имяславскому движению на Афоне. Он не стал в ряды защитников прославления имени Иисуса Христа и моления им, но занял позицию невмешательства и стороннего наблюдателя. Когда я опять стал перечитывать записи старца Силуана, то нашел многие его мысли и утверждения прямо противоречащими слову Божию (Библии), учению святых апостолов и отцов Церкви.

Внимательное чтение наследия этого "старца" привело меня к печальному выводу, что он, увы, так и не вышел из бесовской прелести, хотя и писал, что два раза был в прелести, но вышел из нее. Эта прелесть довольно тонкая и лукаво обольстительная. Основана она на ложном видении, якобы посещения "старца" Силуана Господом. На самом деле он принял беса под видом Господа и поверил бесовскому обольщению.

Такое духовное бедствие не раз случалось с подвижниками, даже святыми. Это хорошо видно из Киево-Печерского и Афонского патериков. И если преп. Исаакия Печерника (принявшего беса под видом Христа) и преп. Никиту Затворника (впоследствии епископа Новгородского, принявшего беса под видом Ангела)еще было кому уврачевать, то Силуана (начало 20 века) уже было некому восставлять из прелести. К этому времени дар различения духов отсутствовал среди афонских насельников и других современных подвижников.

К тому же, прелесть Силуана была не так груба и заметна, но лукаво прикрыта многими правильными по букве изречениями и словесами о любви. Это было новое слово демонов в создании прелести, которую я называю прелестью "любви-обилия" или Силуановою. Такое прикрытие обильными словами о любви к людям явилось сильным искушением для современных церковно-верующих людей, которые не смогли его преодолеть. Верующие люди разучились работать с Писанием и писаниями отцов. Они захватывались романтикой ложной духовности и ореолом ложного подвижничества "старца" и не давали себе труда спокойно и обстоятельно проверить его высказывания, сравнивая их с Писанием, Преданием и писаниями святых отцов Церкви. На поверку же выходит, что многие изречения"старца" Силуана, которого МП (вслед за Константинопольским патр.) даже причислила к лику "преподобных" (по-видимому, в благодарность за проповедь любви к врагам веры и Церкви, к которым МП сама всегда принадлежала), прямо противоречат Божественному Писанию и ясно опровергаются словами и примерами из Священного Писания и утверждениями святых отцов, принятых Церковью в руководство. Это легко показать и доказать.

Отмечу, что ложная духовность и "любви-обильная" прелесть, подчас переходящая в прикровенное богохульство, были очень близки духу лжецеркви МП. Чтобы как-то возместить отсутствие благодати и истинной любви, лидерам МП приходится напускать много слов о любви. По этой причине прелесть Силуанова легко и быстро распространилась в среде МП, а сам он стал весьма популярной фигурой. Много этому поспособствовал и архимандрит Софроний Сахаров, который почитал себя учеником Силуана. Желание этого подвизавшегося отца иметь святой корень и происходить от него было правильным, но выбор корня оказался весьма неудачным. Но, как говорится, за неимением лучшего приходилось опираться на то, что было – на прелестника, прославляемого за старца.

Ничто так не обличает "старца" Силуана, как его собственные слова и записи, изданные о.Софронием. Если бы их не было, то трудно было бы по одним рассказам очевидцев и посетителей верно судить о "старце" Силуане и его подвиге. Теперь же не составит особого труда показать, что не святители Василий Великий и Филарет Московский ошибались ("переборщили"), но сам Силуан был в страшном заблуждении. Его "подкупающие" "сладостью" слова действительно удивительны смесью формальных истин веры и подвижничества с "любви-обильной" прелестью и тонким "смиренновидным" богохульством. Конечно, легко обольщать описаниями невидимого духовного мира и своих "духовных" переживаний несведущих и духовно неопытных людей. Ведь они сами проверить не могут и им остается верить на слово, или не доверять. Бывали случаи, когда истинных подвижников и носителей Духа Святого называли и почитали прелестниками – и это зло великое (можно вспомнить преп. Симеона Нового Богослова, преп. Серафима Саровского, святого пророка Иоанна Кронштадтского и многих др.). Но не меньшим злом является принятие прелестника за Божьего человека, как это произошло в случае с Силуаном.

Обратимся к повествованию жизнеописания Силуана и к его записям (будет выделяться наклонным курсивом).

"Своих учеников Преподобный не имел и в послушании у какого-либо старца не находился" повествует нам его биограф. Т.е. святых корней у Силуана не было. Сравнение его с преп. Антонием Великим, который как пчела собирал духовный нектар от многих тогда живущих святых подвижников, к Силуану не приложимо. Таких подвижников уже не было видно даже на Афоне.

Отойдя от исповеди, Силуан тут же искусился помыслами возвращения в мир и женитьбы. Затем долго искушался помыслами тщеславия и гордости, и вот именно во время этого искушения, когда он дошел до отчаяния и богохульного утверждения, что "Бога умолить невозможно", вдруг его якобы посетил "Господь Иисус Христос".

"Господь непостижимо явился послушнику во время вечерни в храме пророка Илии и духом ввел его в Небесную обитель".
Вызывает большое сомнение уже то, что это Господь якобы явился послушнику, который обуревался помыслами тщеславия и гордости. Высочайшее духовное явление неопытному послушнику, не имевшему руководства и пребывающему в гордостно-тщеславных помыслах, могло пойти только во вред ему. А тут его еще некто явившийся вдруг прямо "духом ввел в Небесную обитель". Кто мог проверить истинность этого явления и видения, если сам видевший имел его впервые и не имел опыта и дара различения?

Мы знаем случай явления диакону (преподобному)Серафиму Саровскому Иисуса Христа во время Литургии. Он от этого видения застыл в созерцательном экстазе на три часа. У Силуана этого не было, но была лишь попытка подделаться под Серафимово видение. Форма видения была заимствована у другого подвижника – афонского, у которого "ожила" и заговорила икона Богоматери "Достойно есть" и предупредила монахов о нашествии врагов Ее и Сына Ее – латынян. Характер же Силуанового видения не имеет подобий у других отцов. Никто и никогда от ожившей иконы не переносился духом в Небесную обитель. Как же мог новоначальный послушник сразу перепрыгнуть к духовному созерцанию? Ведь он находился еще в борьбе с помыслами, что исключает способность к созерцанию. Налицо подделка демонов.

Интересно отметить, что в истинности этого явления Силуан никогда не сомневался, а вот когда он в храме услыхал якобы святого Давида, на небе славящего Господа, то спрашивал об этом четырех духовников (которые не сказали, что это прелесть), принял сперва за истину, затем отверг, как прелесть. Обольщенным людям свойственно шарахаться из крайности в крайность. То они вспомнят слова отцов о прелести и дуют на воду, то несомненно принимают льстящее им видение или явление и уверяют других в его истинности.

Выдают обольщение Силуана и следующие его слова: "В тот момент, по свидетельству старца, он всем своим существом почувствовал, как благодать "мученичества" наполнила его и он познал Господа Духом Святым". Откуда и как неопытный и никогда ничего подобного не переживавший подвижник определяет, что его наполнила благодать и именно благодать "мученичества" (кавычки о.Софрония)?

Для меня ясно, что он вычитал об этой благодати в книгах и когда столкнулся с сильным необычным переживанием тонкого тщеславия и сладострастия, размешанным бесовским видением, то приписал себе эту сочиненную (на основании вычитанной), но не испытанную им благодать святых мучеников. И уж совсем загадкой на грани кощунства выглядит его "познание" Господа "Духом Святым". Как он это определил, как убедился и как "познал" Господа- неизвестно и непонятно. Но если сравнить его опыт с опытом святого апостола Павла (который не мог даже определить – в теле ли он был или вне тела в обителях Небесных) и с опытом и описанием Богоявления преподобному Симеону Новому Богослову, то прелесть Силуана полностью обнажается.

Невозможно действительно пережившему посещение Бога и познавшему Его Духом Святым описать это лишь скупой формальной строкой. Но именно это ложное явление и бесовское видение и соответствующее переживание положено в основание "духовного" опыта Силуана, из которого он жил, говорил и писал. Эти плоды (слова и записи) и обличают в полной мере ложность данного явления и построенной на ней Силуановой "духовности" и "богословия". Все дальнейшие рассуждения Силуана о потере и возврате благодати, и о якобы скучании его души о Господе есть лишь внешнее заимствованное подражание преподобному Серафиму Саровскому, которому он сильно завидовал. Вот почему вместо духовного внутреннего подвига, как это следовало бы иметь созерцателю, он ревностно предается внешним телесным подвигам (формально превосходящим Серафимовы): спит мало (около 2 часов в сутки), сидя и урывками, мало ест, и почему-то пребывает в борьбе, а не в мире Божием. Сам "старец" объяснял это отсутствием у него смирения. Здесь он, как говорится, попал в точку, хотя говорил это из ложного смирения. Гордостное желание стать известным старцем, уподобиться в славе преподобному Серафиму Саровскому было главной мечтой и движущей силой Силуанового подвижничества.

Каков же плод этого "чудесного" явления и "посещения"? Вот он: Прошло 15 лет со дня явления преподобному Господа. Его ум вновь омрачается диавольскими нападениями и потерей мира души. Налицо отсутствие преуспеяния и пребывание на уровне новоначального и боримого, что обличает прелесть духовного безплодия, несовместимую с Божественным посещением и познанием Господа Духом Святым, если бы это действительно имело место.

С годами прелесть Силуана лишь укрепляется и переходит в новое качество после еще одного "посещения" его "богом".

В одну из таких ночей, когда, несмотря на все старания, молитва не приходила к Преподобному...

– здесь следует отметить, что автор явно забыл то, что писал ранее -как после искушения, последовавшего за первой исповедью, Силуан якобы отрезвился, много молился и Иисусовая молитва якобы вскоре вошла в его сердце и стала сама совершаться в нем непрестанно. Этот дар был получен Преподобным от Пресвятой Богородицы по сокрушенной молитве перед Ее образом и явился прочной основой его духовной жизни.

Здесь налицо явное списание случая, бывшего на Афоне с преподобным Максимом Кавсокаливом (14 век, память 13 января по ст.ст.). Только он, в отличие от Силуана, после этого никогда ее уже не терял, но преуспевал от силы в силу. Выходит, что либо непрестанной благодатной молитвы у Силуана не было (что есть сущая правда), либо он ее потерял и лишился в своих "подвигах".

... он с сокрушением в сердце (и это при отсутствии молитвы!) воззвал: "Господи, Ты видишь меня, что я хочу молиться Тебе чистым умом, но бесы мне не дают. Научи меня, что я должен делать, чтобы они не мешали мне?"
Мы видим страшную прелесть, что человек, якобы имевший непрестанную молитву Иисусовую, дарованную ему Самой Богородицей, не имел от нее никаких плодов, никакого преуспеяния и за 15 лет не изучил хотя бы от отцов, что же надо делать, чтобы бесы не мешали молитве. Таких превращений и потерь в духовной жизни мы не знаем ни у кого из отцов.

Бывали потери, искушения и падении у отцов, ради очищения от тонкого тщеславия, но не возврат от совершенства и созерцания на уровень невежественного и неопытного новоначального.

Что же было причиной такому "преуспеянию" "преподобного"? "Гордые всегда так страдают от бесов" – был ему ответ. Этот правдивый по сути и, одновременно, лукавый по обольщению ответ был Силуану от демонов. Его можно сравнить с похожими "смиряющими" поучениями беса обольщенному Никите Печерскому: "Не явлюся тебе (говорит бес от лица якобы Господа), зане юн еси, да не вознесся, ниспадеши".

Выходит парадокс: гордому человеку, вопреки словам Писания, что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать, является "бог" и обличает в гордости (а значит, и в безблагодатности), давая в то же время самим своим явлением основание к еще большему возгордению и тщеславию. Вишь, мол, какой я (Силуан), что Сам Бог приходит и обличает меня во спасение. Как же гордый человек не возгордится от мысли о посещении его Богом?

Далее следует диалог Силуана с бесовским внушением, несомненно принимаемый им за голос Божий. "Господи, научи меня, что должен я делать, чтобы смирилась душа моя?" - вопрошает Силуан у беса, а не у святых отцов. Вот бес и научает его бесовскому "смирению" по бесовски, внося неслыханно новое слово в подвижничество:

"Держи ум твой во аде и не отчаивайся".

После этих явно прелестных слов остается лишь диву даваться, как же читавшие их люди не видели очевидного обольщения и издевательства бесовского?

Ведь если все писавшие о молитве Богоносные святые отцы единогласно учили, что должно ум свой непрестанно держать в Господе и молении именем Его, то бес Силуана нагло отправляет его во ад и заставляет там (а не в Боге) постоянно держать (т.е. свой ум)!

Не говоря о технической невозможности держать постоянно свой ум во аде, хочется спросить Силуана: чем же в аду будет напечатлеваться ум? Ведь ад это место, лишенное Бога и наполненное бесами и мучащимися нераскаянными грешниками! Вот этим и будет пропитываться ум и дух человека "пребывающего" (пусть только мысленно) в аду. Писание говорит нам: "Во аде же, кто исповестся Тебе". Т.е. что находящемуся в аду невозможно исповедовать Бога и даже помнить о Нем.

Итак, вопреки непрестанной памяти Бога бес научает Силуана (а через него и других) полному богозабвению! При этом он еще издевательски требует не отчаиваться находящемуся в месте вечного отчаяния! Т.е. готовит к вечным мукам.

В данном случае нельзя ссылаться на святоотеческое делание памяти адских мучений. К нему, как к крайнему средству в борьбе с плотским искушением, прибегал, например, преподобный Антоний Великий, но лишь на самое краткое время, чтобы воспоминанием о гееннском огне погасить огонь плотской страсти. Но речь ни в коем случае не шла о постоянном держании ума в аду, или о главенстве этого делания среди других. Более того, отцы предупреждали о крайней умеренности употребления этого средства из-за большой опасности подвергнуться неизбежному отчаянию, в случае коснения в этом делании.

Итак, мы видим, что опыт святых отцов и опыт Силуана это несовместимо разные опыты, которые расходятся диаметрально противоположно. Но именно на этом практическом указании, полученном от бесов, положил Силуан начало новому этапу в его "духовной" жизни, т.е. прелести "любви-обилия". Прямо из ада он стал учить людей "божественной" любви.

Но сущая беда сего "старца" состояла в том, что он действительно верил в свою благодатность и богоугодность, не имея для этого никакого основания, кроме самомнения.

Теперь приведу некоторые записи Силуана и прокомментирую эти поучения (избранные места из них) в свете Священного Писания и творений святых отцов Церкви.

Прежде подробного разбирательства мест, написанных Силуаном из прелести мнения, скажу несколько о его наследии в общем.
Хотя некоторые ложные мысли Силуана и приближаются к еретическим, но все же не переходят еще в откровенную ересь. Самая близкая к его мыслям известная ересь – это осужденная Вселенским собором ересь Оригена, утверждавшего, что, якобы по Своей неизреченной любви к твари, Господь, в конце концов, помилует всех осужденных во ад грешников и демонов, включая сатану, и выведет их из ада.

Мы можем видеть в писаниях Силуана неоднократно повторяющуюся подобную мысль, которой он не дает, в отличие от Оригена, догматического значения и утверждения. Вот почему нельзя ее считать ересью в полной мере, но подвижническою прелестью, происходящей от непримечаемой подвижнической гордости и безрассудной любви. Но когда обольщенный бесом подвижник начинает распространять свое поучение среди других, он из разряда прелестников переходит в разряд лжеучителей. Прелестник обольщается сам. Лжеучитель обольщает своими писаниями многих. Подобным обольщением других занялся, увы, и Силуан.
Святые отцы единогласно считали высшим даром Духа Святого не любовь, а духовное рассуждение, без которой любовь не может быть правильно проявлена и приложена.

Этого дара рассуждения не имел Силуан. Отсюда у него любовь – как чувство жалости к твари – безрассудно переносится в практическую сферу и молитвенные воздыхания о врагах Божиих и Церкви Христовой.
Таким образом, он, по слову Господа, превращает Божьи заповеди о любви и учение Господа в человеческие заповеди и учения, и учит этому других. Есть у него много высказываний и мыслей, которые формально и отдельно взятые согласуются с учением других отцов. Здесь и некоторые цитаты из отцов, и приведенные случаи из их действий и житий, и правильные по форме призывы к смирению, любви, прощению и прочему. Но при всем этом, в целом все его писание является однобоким, перекошенными недейственным. Оно больше похоже на безблагодатный компилятивный пересказ известных суждений святых отцов по подвижничеству, подгоняемых якобы под свой "опыт".

Ничего нового или по-новому (кроме прелестных утверждений) Силуан не сказал, и, если убрать все общеизвестные святоотеческие ссылки, то по сути у него ничего, кроме прелестных новшеств, не останется.
Но бесы-то ради этих погибельных "новых" идей попустили и много правильных высказываний для прикрытия тонкого яда прелести. Места из отцов подобраны такие, что сами по себе они не приносят пользы, ибо говорят о недостижимых, высоких, недоступных, несвоевременных, трудно понимаемых большинством верующих духовных предметах, которые так просто (как пытается выдать Силуан) не работают, почему и не страшны демонам.
Другой бесовский трюк с этими правильными изречениями состоит в том, что кроме голой рекламной цели они по сути ничему больше не служат. В них нет деятельных практических указаний того, как в повседневной реальности достигать любви к врагам (что есть высшее совершенство, уподобляющее Богу Отцу) и прочим прекрасным по звучанию его призывам.

Главный и существеннейший недостаток небогодухновенных писаний Силуана, отличающий их от святоотеческих, заключается в том, что в них не проходит (как у отцов) красной нитью учение и деятельное научение покаянию и очищению от всех страстей. Покаяние – это единственная форма любви к Богу, признаваемая и принимаемая Им от грешного человека. "Плачу плачем покаяния, плачу плачем любви" – писал в этом смысле святитель Игнатий Брянчанинов. Силуан же не только очень мало и вскользь упоминает о покаянии, но не поставляет его основным и главным деланием человека, и никак не связывает подлинную любовь к Богу и ближнему с ним. Слово "любовь", которое в отрыве от покаяния доминирует в его писаниях, является для него лишь наименованием его личного чувства сентиментальной жалости к раздавленной им мухе, разрубленной кем-то змее и – сразу ко всем людям, всем странам и народам, и всему миру.

Что же собой являет эта любовь, в чем ее сущность он нигде не говорит и никак не определяет. Идет явная спекуляция на самом слове "любовь",преподносимом как что-то само собою всеми разумеющееся. Тем более он не трудился над указанием различения любви от любви. От этого неразличения и смешения он и докатился до безумных утверждениях о любви к врагам Бога, веры и Церкви, трактуемой в том же смысле, как и любовь к своим личным врагам, ближним и друзьям. Ко всем у него "любовь" одна и та же – как чувство жалости, приветливость, благосклонность, благожелательство, снисхождение, милование, прощение, неосуждение, непрестанная молитва за них, желание пребывать с ними вечно, совместно славить Бога и т.п. При этом он ложно приписывает эту свою "любовь" Господу Богу, что как бы она от Него происходит, а он лишь подражает в ней Ему.

Таким приписыванием он искажает правду, рассекает "Бога" (разумеется, лишь в ложном понятии своем), выпячивая в своих видах лишь одну Его характеристику из Писания, что Бог есть любовь. Да, так в Писании сказано и это истинно так, но не сказано, что Бог есть только любовь и ничего больше. Не сказано и то, что любовь есть Бог. Писание говорит нам о Боге и как о праведном Судии и грозном мздовоздаятеле! "Милость и суд воспою тебе Господи" – восклицает Духом Святым царь Давид. Вот этот перекос безрассудной "любви-обильности" без праведного суда, да еще ко всем без разбору тварям и проходит через все писания Силуана. По этой причине Силуан невольно впадает в тонкое непримечаемое им богохульство, поставляя себя милостивее и "любви-обильнее" Бога. По нему выходит, что Бог без него, Силуана, не додумался или не мог помиловать и любить врагов веры, Церкви и Бога, включая демонов, но по "молитвам" Силуана "исправился". Отсюда Силуана (дух прелестный) бросает в непрестанную горячую денно-нощную молитву о врагах Церкви и Бога. Заповедь Божию о любви-снисхождении к своим личным врагам он путает с придуманной им любовью к врагам Церкви и Бога, подменяя одну другой. От этого богохульного "превосходства" над Богом в любви к Его твари он впадает в своих молитвах-воззваниях и поучениях в мечтательные идиллии и нелепые утопии о всеобщем на земле достижении рая, мира, любви всех и т.п. Он искренно верит (вопреки слову Божию), что при исполнении некоторых им же выставленных условий это вполне реально и достижимо, и из этой веры умоляет Бога осуществить его желания и чаяния во всех странах, народах и во всем мире.

Действительно, прелесть его (как и любая другая прелесть) страшна и смешна одновременно. Забыл он о словах Первосвященнической молитвы Сына Божия Иисуса Христа в Евангелии от Иоанна Ин.17,9: "Я о них молю: не о всем мире молю, но о тех, которых Ты дал Мне, потому что они Твои", иначе не молился бы о всем мире вопреки слову Божию, поставляя тем самым себя выше и милостивее Бога. Забыл он и о других словах Господа:

Мф.25:
"41 Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его:
42 ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня;
43 был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня.
44 Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе?
45 Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне.
46 И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную".

Если бы он не забыл их, то не пытался бы вывести своим желанием, вопреки уже открытой Самим Богом воле Его, осужденных грешников и демонов из ада. И куда эту армию нечестивцев и врагов Божиих по произволению можно вывести? В Царство Небесное, чтобы они там опять подняли бунт, учиняли беззаконие, нечестия, разлитие греха и всякого зла, превратив Рай в ад? Неужели не видно рогов того, кто стоит за подобным "сверхмилостивым" желанием?

Забыл Силуан и о святых угодниках Божиих, которые учили и поступали вопреки Силуанову комплексу "любви-обильности" и "сверхмилостивости", и которых он всех осудил, как не имеющих (имевших) в себе Духа Святого. Ведь действительно, почему-то святой пророк Божий Илия вместо того, чтобы по Силуану любить 450 жрецов Ваала и слезно молиться об их помиловании Богом день и ночь, вдруг собственноручно всех их заклает ножом. А многих других людей подвергает голодной смерти, заключив своей молитвой небо на 3,5 года.

Подобной любовью к врагам веры и народа Божия "страдал" и другой пророк Божий Моисей. Сначала он убивает египтянина всего лишь за издевательство над евреем и убегает из Египта, не будучи понят соплеменниками. Затем опять приходит в Египет через много лет и казнит 10 казнями людей и скот их за действия фараона, вплоть до умерщвления всех первенцев египетских. Затем он потопляет в водах Красного моря всех воинов фараона с конями и колесницами их. Ведет войны с различными противящимися племенами, истребляя их. Из-за Моисея Бог губит много народа то за перепела Им же посланные, то змеями. То разверзает землю и погребает живыми в ад Дафана и Авирона с другими восставшими на Моисея. Повелевает в десятисловии "не убивай" и тут же через Моисея прилагает много заповедей в Законе о побиении камнями оступившихся верных.

И Бог Библии (достаточно вспомнить всемирный потоп и сожжение Содома, Гомморы и пяти иных городов) и святые Библии очень часто именно так (огнем, мечем и смертоубийствами) проявляют свою любовь к врагам веры, Бога и Церкви. И не только в Ветхом Завете, но и в Новом мы видим подобное отношение, причем не только к врагам и еретикам, но и к согрешавшим верным.

Например, апостол Петр духом и обличением убивает утаивших полцены от своего имения христиан Ананию и Сапфиру. Ну почему бы ему не послушаться Силуана и не молиться о согрешивших, не плакать о них день и ночь, не уговаривать вернуть недостающую сумму и т.п. На худой конец, почему бы просто не изгнать их из общины или из Церкви за дурной проступок, но именно убивать, пусть даже и безконтактно? Еще пришлось апостолу Петру убивать безконтактно Симона волхва, который по молитвам апостола разбился вдребезги! Вот уж Силуан бы в то время обличил бы святого апостола Петра в "нелюбви" и в "отсутствии" Духа Святого, раз тот не по-силуановски поступил, да еще со своими братьями по вере, а не только с колдуном и врагом Церкви!

Но вот Господь наш Иисус Христос почему-то взял с Собой на гору Фавор и Преображение не "любви-обильного" Силуана, а "убийц" Илию и Моисея, явившихся в славе своей, и с ними говорил о дивных делах Божьего домостроительства.

О любви к врагам Божиим, Церкви и веры не говорил ни Господь, ни апостолы Его, ни один из святых отцов Церкви.

Святой апостол любви Иоанн Богослов запрещает верным даже принимать в дом и приветствовать любого, кто не приносит неповрежденного первоапостольского учения:

2 Ин. 1,10: "Кто приходит к вам и не приносит сего учения, того не принимайте в дом и не приветствуйте его"

Апостол Павел за малейший отход от этого учения предает анафеме не только любого верного, но и Ангела с неба:

Гал. 1:
"8 Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема.
9 Как прежде мы сказали, так и теперь еще говорю: кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема."

Силуан же по гордости и самомнению впал в прелесть, а от нее в безрассудство и безмерие, не зная или забыв слова преподобного Исаака Сирина: "Всякую вещь красит мера. Без меры обращается во вред и почитаемое прекрасным" (Добротолюбие, т.2. стр.648, п.13, по изд.1993 г. Св. Троиц. Лавры).

Любить мух, змей, врагов веры, Бога и Церкви- есть проявление уродливого и богонеугодного безмерия, а учить этому уродству – есть вершина безумия и душегубства, т.е. лютая ненависть к людям. Вот почему его писания о "любви" на самом деле приводят к ненависти и погибели людей, и очень душевредны. Налицо видно, что Бог Писания и "бог" Силуана совершенно разные и противоположные.

Таким же разным является дух святых отцов и дух Силуана.
Чтобы в полной мере обнаружить это для себя достаточно внимательно прочитать творения преподобного и Богоносного отца нашего Симеона Нового Богослова. Трудно найти для желающего спастись более отрезвляющего, отступление обличающего и из прелести выводящего святоотеческого писания.

Теперь в подтверждение вынужден привести некоторые силуановские мысли и изречения из его записок, по книге иеромонаха Софрония "Старец Силуан", напечатанной издательством "православный пчельник", Салоники, при содействии Московского подворья Свято-Пантелеимонова монастыря, 1994 г.

На стр. 32 имеем следующее знаменательное и нестандартное предупреждение о.Софрония, которые следует воспринимать обратно желанию автора:
"Читая писания Старца, быть может, кто-нибудь станет перед вопросом: не есть ли это один из тех, которые на языке подвижников именуются "прельщенными", а в человеческом быту – "помешанными"? Слишком уж велики его притязания, чтобы счесть его за "нормального".
Но мы думаем, что даже не видя его и не зная лично, а только читая иногда поэтически вдохновенные и даже по форме высокосовершенные, а иногда просто малограмотные записи, можно по ходу его мысли или по строю чувств его сердца, совершенно убедиться, что слова эти не суть слова душевно-больного. ... При самом внимательном рассмотрении мы не увидим ни тени самообольщения или болезненной экзальтации воображения даже когда он обращается ко "всем народам земли".

Как мы видим, сомнения в отсутствии обольщения у Силуана посещали и о.Софрония (который явно был тогда заражен силуановой прелестью). Зря только он путает прелесть с психическим расстройством, хотя порой прелесть к этому и приводит. Но само желание о.Софрония "убедить совершенно" читателя в отсутствии прелести у "Старца" весьма показательно. Он понимает, что сомнения у читателя возникнут или могут возникнуть, вот и старается заранее их заглушить своими заверениями. Но эти заверения выглядят самозаклинаниями для самого о.Софрония, который сам пытается ими удержать себя в доверии к прелести "Старца". Нас же они нисколько не убеждают в этом. Нам очевидно незнание или непонимание Силуаном Священного Писания. Ибо любой хорошо знающий Писание не стал бы на весь мир излагать нижеследующие "нормальные" утверждения. (Везде в скобках мои комментарии).

"Я старик, и готовлюсь к смерти, и пишу истину ради народа. ("ради народа" – прямо как у большевиков. А причина написания "истины" одна – старость и приближение к смерти.)

Господь разбойнику дал рай; так и всякому грешнику даст рай. (Вот уж действительно "рай" для грехолюбцев и грешащих! Для чего каяться и подвизаться? И так "рай" дадут.)

Там (т.е. на небе) будут прославлены все, кто победил себя, кто молился за весь мiр
(сравни с:
Ин.17,9: "Не о всем мире молю, но о тех которых Ты дал мне")

и нес на себе скорби всего мiра
(сравни с:
Ис. 53,4: "Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом.
Мф. 8,17: "да сбудется реченное через пророка Исаию, который говорит: Он взял на Себя наши немощи и понес болезни"
)

ибо они имели любовь Христову, а любовь не терпит, чтобы погибла хотя бы одна душа.
(сравни с:
Лк. 13,3: "Нет, говорю вам, но, если не покаетесь, все так же погибнете."
Мф. 25,41: "Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его"
)

"О, Господи, сподоби нас дара Духа Святого, да разумеем славу Твою и будем жить на земле в мире и любви, да не будет ни злобы, ни войн, ни врагов, но одна любовь да царствует, и не нужны будут ни армии, ни тюрьмы, и легко будет жить всем на земле".
(Образец суперутопии и прелестной мечты создания рая на земле. Здесь полное презрение слов Господа в Писании о том, что Он принес на землю не мир, но меч, что домашние будут нам врагами, что если услышите о войнах, не ужасайтесь, ибо надлежит им быть, что в конце времени из-за умножения беззаконий во многих охладеет любовь, что верные будут предаваемы в тюрьмы и ненавидимы всеми имени Господнего ради, и что на земле будет такая скорбь, что если бы Господь не сократил те дни, то не спаслась бы никакая плоть.)

Господи Милостивый, дай благодать твою всем народам земли... ибо без Духа Твоего святого не может человек познать Тебя и разуметь Твою любовь.
(сравни с:
Быт.6,3: "И сказал Господь [Бог]: не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками [сими], потому что они плоть; пусть будут дни их сто двадцать лет."
Мф. 7,6: "Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас."
)

О, Господи, ... да ... будем жить на земле в мире и любви, да не будет ни злобы, ни войн, ни врагов, но одна любовь да царствует, и не нужны будут ни армии, ни тюрьмы, и легко будет жить всем на земле.
(Силуан не только верит в неслыханную по невероятности утопию всеобщего благоденствия, но пытается убедить в ней Самого Господа Бога. При этом он не видит, что впадает в невольное богохульство, обвиняя и укоряя Бога в неосуществлении этого силуанова благоденствия на земле. Не Бог, но Силуан додумался до такого "благоденствия" на земле для всех. Но осуществить его без Бога Силуан не может, вот и "давит" на Господа. При этом он напрочь забыл, что Бог не обещал на земле изгнания благоденствия для людей. Бог обещал многие скорби, болезни, труды в поте лица и страдальческую смерть за Него. Князь мира сего – диавол. Благоденствие обещано Богом только в Его вечном Царстве тем из людей, которые усвоят Божье искупление и войдут в него. Тем более Бог не обещал на земле непоколебимого мира, отсутствия тюрем и легкой жизни. Сравни:
О войнах
Мф. 24,6: "Также услышите о войнах и о военных слухах. Смотрите, не ужасайтесь, ибо надлежит всему тому быть, но это еще не конец"
Мк. 13,7: "Когда же услышите о войнах и о военных слухах, не ужасайтесь: ибо надлежит сему быть, – но это еще не конец."
О темницах
Мф. 25,36: "был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне."
Лк. 21,12: "Прежде же всего того возложат на вас руки и будут гнать вас, предавая в синагоги и в темницы, и поведут пред царей и правителей за имя Мое;"
О легкой жизни на земле
Мф. 24,21: "ибо тогда будет великая скорбь, какой не было от начала мира доныне, и не будет.")

Но, кто не будет любить врагов,
(в том числе врагов веры, Бога, Церкви, царя и Отечества, ибо Силуан не различает их, но требует всех равно любить)
тот не может познать Господа и сладость Духа Святого.

Дух святой учит любить врагов так, что будет жалеть их душа, как родных детей.
(Приложите эти слова к императору Нерону, Тамерлану, Магомету, Наполеону, "Ленину", "Троцкому", "Свердлову", "Дзержинскому", "Сталину" и др. товарищам богоборцам и массовым убийцам, ко всем маньякам-убийцам и содомитам, сознательным сатанистам, приносящих в жертву сатане детей и людей, грядущему антихристу-зверю – и увидите подлинную суть жуткой прелести Силуана. В разряд же не имеющих Духа Святого Силуан поставляет святого Авраама, пророков Моисея, Илию, Самуила, святого царя Давида, Архангела Михаила, апостолов Петра и Павла,и многих других Ангелов Божиих и святых людей, которые казнили, уничтожали, убивали в сражениях многих врагов веры, Бога, Церкви и Отечества, а главное – Самого Господа Бога, Который не только благословлял и одобрял все эти деяния, но и Сам топил и жег огнем с неба нечестивцев, да и еще будет жечь всю землю, и антихриста убьет лично духом уст Своих и все воинство его предаст лютой смерти.)

Есть люди, которые желают своим врагам или врагам Церкви погибели и мук в адском огне.
(Видите, как Силуан ставит знак равенства между личными врагами человека и врагами Церкви. Тогда я могу сказать, что есть люди, которые желают процветания, здравия и долголетия врагам Церкви и успехов в их деятельности, и тем самым подвергают гибели, вреду и многим препятствиям в деле спасения верных чад Церкви и всех стремящихся к Церкви. Силуан же лукаво подменил, для усиления негативного восприятия, понятие нелюбви или гнушения к врагам Бога и Церкви на "желание" им погибели и вечных мучений. На самом деле, верные не желают никому из людей погибели и вечных мучений, но враги Бога и Церкви сами желают себе погибели и подвергают себя ей. По этой причине мы ими и гнушаемся, как необратимыми, как оскорбляющими нашего благого Бога и как губящими чад Церкви.)

Так мыслят они потому, что не научились любви Божией от Духа Святого, ибо тот, кто научился, будет проливать слезы за весь мiр.
(Прямая хула в адрес Господа Иисуса Христа, который молился не за весь мiр, но лишь за чад Божиих; спасает не весь мiр, но лишь Церковь Свою; требует относиться как к язычнику и мытарю к брату, который преслушает Церковь. Уж понятно, что по Силуану не имели любви и Духа Святого все святые отцы Церкви, учившие и поступавшие с врагами веры, Церкви и Бога не так, как учит Силуан.)

Ты говоришь, что он злодей
(например, "Ленин", погубивший миллионы россиян, или маньяк, убивший сотню детей),

и пусть горит в адском огне.
(Силуану очень хочется, чтобы эти злодеи продолжили свои злодейства и перенесли их в Царство Небесное. Но ведь в ад их определяет не желание какого-то человека, а их дела, состояние их духа и правосудие Божие.)

Но спрошу тебя: – если Бог даст тебе хорошее место в раю, но ты будешь видеть в огне того, кому ты желал огня мучений, неужели и тогда тебе не будет жалко его, кто бы он ни был, хотя бы и враг Церкви?
(Никчемная логика и жалкие аргументы у Силуана. Он как будто никогда не читал Евангелия от Луки, в котором Сам Господь рассказывает посмертный диалог между богачом и праведным Авраамом. В этом рассказе Господь давно разрешил все эти вопросы, приведя слова Авраама, как Божий приговор нераскаянным грешникам:
Лк. 16:
"22 Умер нищий и отнесен был Ангелами на лоно Авраамово. Умер и богач, и похоронили его.
23 И в аде, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его
24 и, возопив, сказал: отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем.
25 Но Авраам сказал: чадо! вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей, а Лазарь -- злое; ныне же он здесь утешается, а ты страдаешь;
26 и сверх всего того между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят"
.)
Визуальное видение (а тем более диалог), которое в особых случаях было возможно до Искупления рода человеческого Иисусом Христом, ибо находилось в сфере ада, никоим образом невозможно между адскими насельниками и членами Царствия Небесного. Они не только не могут перейти один к другому, но и видеть, знать и помнить! Слава и блаженство благой вечности полностью вытеснят из памяти небожителей негативное воспоминание, в т.ч.об аде и его насельниках. Без этого блаженство небожителей не могло бы быть полноценным. Так учит великий Иоанн Златоуст и другие отцы Церкви. Да и сам Силуан в другом месте пишет, что лицезрение Бога наводит забвение о всем другом. Но прелесть часто тем и проявляется, т.е. непоследовательностью и непримиримыми противоречиями, что забывает в данном месте о том, что говорила в другом.)

Кто не любит врагов, в том нет благодати Божией.
(В Писании нет такого утверждения в отношении врагов, тем более что Силуан включает в это понятие и врагов веры, Бога и Церкви. Писание же говорит в указанном смысле лишь о любви к брату во Христе:
1 Ин.2:
"9 Кто говорит, что он во свете, а ненавидит брата своего, тот еще во тьме.
10 Кто любит брата своего, тот пребывает во свете, и нет в нем соблазна.
11 А кто ненавидит брата своего, тот находится во тьме, и во тьме ходит, и не знает, куда идет, потому что тьма ослепила ему глаза".

По Силуану же выходит, что Илия убивший 450 жрецов и попаливший два отряда по 50 человек воинов, пророк Моисей, убивавший врагов веры, царь Давид, убивший Голиафа и многих других врагов веры и отечества, и писавший о совершенной ненависти к церкви лукавствующих, и многие другие подобные святые, включая святых апостолов и Самого Господа Бога – не имели Духа Святого! А вот те, кто любили и любят "Ленина" и прочее богомерзкое отродье богоборцев, содомитов, сатанистов разных мастей, колдунов, астрологов, магов, маньяков-убийц, и молятся о них с любовью и слезами – те имеют Дух Святой. Но, как говорится, сродное к сродному и тянется, и собираются "братья" по духу. Только избави нас Господи от таких "братьев", такого духа и такой "любви"!)

Будь послушлив, с благою совестью подчиняйся власти, и будь доволен всем...
(Бог отвергает безрассудное послушание и послушание человеческим страстям. т.е. человекоугодие. "Не будьте рабы человеков" – учит нас Писание. А призыв с благой совестью подчиняться любой власти, включая богоборческую, церкворазрушительную и т.п. очень подошел Сергию Страгородскому со товарищи, которые на этой идее и основали любящую по совести богоборцев и душегубцев красную церковь, наименованную "Московская патриархия". Они поступали прямо по призывам Силуана: любили врагов веры, богоборцев, душегубцев и душерастлителей, церкворазрушителей, иконоборцев, кощунников и святотатцев, хулителей Бога и всего святого; по совести подчинялись им, несли им послушание, в т.ч. сдавали братьев по вере, обрекая их на смерть или томление в тюрьмах и лагерях; молились за них; благодарили их лидеров и награждали церковными наградами взамен за награды богоборцев; отпевали усопших вождей коммунизма; согласно жили с ними, вместе губили души, вместе строили царство антихриста-зверя, которого особо любили, как особого врага Бога и Церкви, по заповеди Силуана. Так что теперь в их пантеон к бородатой тройке Ленин-Маркс-Энгельс вполне можно добавить Силуана Афонского.)

Кто любит врагов (а по Силуану эти враги – враги веры, Бога и Церкви), тот скоро познает Господа Духом Святым, а кто не любит, о том и не хочу писать. ... и Господа не познает он. (На этом заканчиваю выписки из Силуана, ибо не хочу больше о нем писать, приведенных примеров же достаточно.)

Вот тут, к людям, нелюбящим врагов веры Бога и Церкви, у Силуана не хватило любви. Выходит, что злодея "Ленина" он любит, а того, кто этого разрушителя России и душегубца "Ленина" не любит – тот им нетерпим и осуждается на непознание Господа. Вот такое "богословие" у Силуана: кто любит, молится и переживает за врагов веры, Бога, Церкви и других злодеев – тот "познает" Господа, имеет Божью "любовь" и "Духа Святого", а кто гнушается врагами Божьими, веры и Церкви – тот не Божий, Духа Святого не имеет и происходит от ... Хотел было написать, что от беса, да вспомнил, что Силуан-то как раз бесов-то и прочих врагов Божьих сильно любит.

Можно было бы добавить к этому его "богословию" и его утверждения, что "душа рада, что она хуже всех"; а также давление "милостивого" Силуана на "немилостивого" в сравнении с Силуаном Бога:"Скажи, Господи мiру: "Прощаются всем грехи", и простятся".Желал Силуан, чтобы Бог заставил славить все народы такого "немилостивого" и "недогадливого" Бога, ибо Ему все возможно. Силуан верит во всемогущество Божие настолько, что полагает, что Бог может вопреки воле людей всех их магически заставить искренно славить и любить Бога и, заодно, всех Его врагов. Единственно, что всемогущему Богу "недостает", так это "помощи" в понимании и волевом решении от "смиренного", слабого, немощного но очень "любви-обильного" Силуана, который особенно любил людей, не знающих Бога и противящихся Ему. За них он молился день и ночь (например, за "Ленина") больше, чем за себя. "А кто ругает плохих людей, но не молится за них, тот никогда не познает благодати Божией" – любил повторять Силуан.

Итак, мы ясно видим, что "бог" Силуана и Бог Писания и святых отцов это совершенно разные личности. Не зря же Силуана тянуло к адскому духу, ведь он же все время держал ум свой в аду (т.е. месте, лишенном Бога). При этом, имея обезбоженным свой ум и дух, он не отчаивался в надежде обезбожить Самого Бога и заставить Его мыслить и действовать по-силуановски. Но мы отвергаем такую сатанинскую гордыню его и такое адово "богословие" его. Силуану же с его последователями остается повторить приговор любящего Бога:

Ин.8,44: "Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи".


Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2017 Церковь Иоанна Богослова