Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Архив
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Статистика Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Google+ страничка   YouTube канал отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Одноклассники Facebook Twitter Google+ Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Liveinternet

ПРОПОВЕДЬ НА ПРИТЧУ О БЛУДНОМ СЫНЕ

 


Приближается Великий Пост, и Святая наша Матерь Церковь, готовя нас к этому подвигу, предлагает нам каждую неделю, каждый воскресный день соответствующее чтение из Святого Евангелия. Сегодня Святая Церковь предлагает нам удивительную и очень поучительную притчу, сказанную Господом еще в земной Его жизни, и записанную в Святом Евангелии от Луки – притчу о блудном сыне. Многие слышали её основной сюжет , в том числе и те, кто и не читал Евангелие, ибо много художников, писателей, поэтов и даже кинематографистов обращали свое внимание на эту притчу, которая послужила источником вдохновения для разного рода произведений искусства и по которой было поставлено несколько фильмов, интерпретируя ее, переводя её на современное время. Так что вряд ли кто не знает сути происходящего в этой притче, которую мы сейчас прослушали. Но важно глубже понять и увидеть, что же хочет донести до нас в этой притче Господь и Святая Церковь, Которая сегодня предлагает нам её. После обличения лицемерия на прошлой неделе в лице фарисея и похвального одобрения Господом покаянного чувства, покаянного смиреннейшего поведения грешного мытаря, кающегося в храме, Господь и Святая Церковь в канун поста предлагает нам притчу о блудном сыне, чтобы показать нам милость и любовь Бога Отца по отношению к Своим созданиям – падшим человекам, своим преступным созданиям, согрешившим тяжко, – что милость Божия безмерна, и что мы не должны никогда отчаиваться в своем спасении и в милости Божией. И поэтому доступ к Богу, пока земная жизнь наша продолжается, открыт абсолютно для всех и для каждого рожденного в эту жизнь человека! И чтобы не было ни малейшего отчаяния у тех, кто уже погряз в глубине зол, в совершенно в противоположной жизни по отношению к Божественным заповедям, требованиям и вообще Богом созданному строю жизни, эта притча показует, научает, утешает и располагает нас подражать ее главному персонажу — блудному младшему сыну. Ибо все мы и каждый из нас можем узнать в этом персонаже себя конкретно, а также всё человечество, отпадшее от Бога Отца. И, как мы видим, в притче говорится о доме — Царстве Небесном, Богом созданном мироздании, — ибо отец в этой притче естественно прообразует собой Бога Отца. И уже в этом начальном названии Господь не только называет Бога своим Отцом (что естественно и по природе так и есть), но для великого утешения говорит, что Он еще Отец наш – человеков. И даже после согрешения, после отпадения людей и их добровольного, по свободной воле ухода от Бога Отца, Бог не перестаёт быть Отцом для них. И притча о блудном сыне как раз и подчеркивает то,что мы являемся хотя и заблудшими, падшими, но по призванию и по сотворению — сынами Божиими. И из другого места Евангелия мы помним молитву Господню, которую Господь нам даровал и которая начинается этими же словами: «Отче Наш». А ведь эта молитва была дарована грешным людям еще до Искупления, до Пречистой Страшной Жертвы нашего Господа на Кресте Голгофском, так что люди — и апостолы, и все последующие за Господом, доверяющие Его слову — употребляли эту молитву еще до образования Церкви Христовой на земле, до появления Её в день Пятидесятницы. Итак, это великое утешение — и эта молитва, и притча, подтверждающая, что Отец не перестает быть Отцом, и даже если мы уходим из Отчего дома, Он скорбит о погибели, о заблуждении своих детей. И кто же такой старший брат, и почему ушел именно младший брат? Под старшим братом мы можем подразумевать ангелов — чистых, светлых, святых, которые устояли в истине и всегда были с Богом, всегда служили Ему и всегда выполняли Его заповеди — так, в конце притчи мы слышим ответ старшего сына, что «я всегда был с тобою и всегда исполнял Твои заповеди». А младший сын прообразовывает собою человечество, которое, как мы помним, было создано после создания ангельского мира, и по происхождению оно младше, чем ангельский мир, и поэтому здесь названо младшим братом. И, как мы знаем, всё человечество пало и поэтому ушло на сторону далече, поэтому надо рассматривать эту притчу и в отношении лично каждого человека — себя в частности, прикладывая ее к себе, — и в отношении всего человечества, отпавшего от Бога. Но на примере одного человека — Адама, мы понимаем, что это участь всех людей. И, познавая свое конкретное отпадение, мы можем узнать в этом своём отпадении и суть отпадения каждого другого человека, ибо произошло и происходит во времени одно и то же с каждым рожденным человеком. Отец Небесный разделил имение – до грехопадения мир, созданный Богом был един и представлял единый совершенный дом — мироздание Божие, и человек общался с Богом, блаженствовал, жил в Раю и общался с ангелами — чистыми и светлыми, и ангелы радовались о сотворении человека и были ему как братья. Но грех внес разделение, и после грехопадения Бог Отец наказал людей тем, что они перестали видеть Дом, святых ангелов, Отца Небесного и были сосланы на сторону далече, т.е. выгнаны из рая на проклятую землю. И в духовном отношении эта сторона далече есть сторона греха, и расстояние, которое выражено словом «далече» — т.е. «очень очень далеко», выражает наше духовное расстояние, глубину падения человечества, отпадения человеческой природы от Бога. Физическое расстояние в притче знаменует эту духовную бездну, которая установилась между Богом Отцом и людьми, и которую смог преодолеть только лишь Сын Божий Воплотившийся. Оставаясь Богом, Он стал Совершенным человеком по природе, и преодолел эту бездну своим безмерно великим страданием, безмерно великою Искупительной Жертвою и искупил и примирил нас с Богом Отцом.

Если бы не было этого примирения (а Сам Примиритель и Искупитель рассказал эту притчу), то конечно же и результат не мог бы быть таким, каким мы видим в конце этой притчи. Что же стал делать младший сын — то есть что делало человечество, и что делает каждый из нас в своей жизни? На то, чтобы собрать своё имущество, свое богатство, которое получено в наследство от Бога Отца, понадобилось только несколько дней. Это и дар в земной жизни для бытия, это и телесное здравие — силы, крепость. Это ум, это определенные дары для земной жизни, которыми в той или иной степени владеет каждый человек: кто-то наделен музыкальным слухом, кто-то способностью к математике, кто-то обладает еще какими-либо талантами и способностями. Всё, чем мы ни обладаем, начиная с наших физических возможностей — зрения, слуха, обоняния, осязания, способности передвижения, труда и так далее и какими-то отличительными по отношению к многим людям дарами — всё это есть наше богатство, наследие, дарованное Отцом Небесным и, невзирая на наше преступление, Отец Небесный не отнимает его и не выгоняет человека вообще без ничего. И естественно, что не потребовалось много времени, чтобы собрать это богатство, ибо оно всегда с человеком. Вообще на отпадение не требуется много времени, оно совершается очень быстро — в считанные минуты, часы и максимум дни, в которые влечение, страсть оказывают свое действие, и затем эта страсть или греховные страсти гонят человека в наказание за принятое решение. И обратите внимание — сначала он принял решение, попросил у Отца, а затем настоял на своей воле и пошел на сторону далече, то есть неизбежным результатом является это отсылание на сторону далече. Таким образом, первое действие выражет сам человек своей волей. а плодами этого действия является уже пребывание на стороне далече, ибо не мог он остаться возле Дома Отца и грешить на глазах у Него. И вот этот уход на сторону далече означает уход в страну греха, в страну плотского мудрования, в страну возделывания культа только лишь плоти, тлена и праха, и это есть полное извращение по отношению к той жизни, которую Бог даровал в раю и которую Господь наш Иисус Христос даровал нам после великого таинства Искупления для возрождающихся в купели Святого Крещения и возвращающихся в Дом Его, Который уже представляется в виде Церкви Христовой.

Что же его ожидало там, на этой стороне далече? Как мы видим, очень быстро этот младший сын растратил всё своё имущество — то богатство, то наследие, которое он унёс с собой — и начал терпеть большую нужду, которая выражается в этой притче одним страшным словом: «голод». Тем из нас, кто лично не переживал голод (не какое-нибудь малодневное голодание, а настоящий голод — то что наши отцы и деды переживали на нашей несчастной Родине — России), конечно трудно это понять до конца. Но те, кто испытывал телесный голод, знают, насколько это страшно для людей. Это страшное наказание Божие всегда было в предшествующей истории человечества. И куда страшнее, конечно же, тот голод, на который этот телесный голод только указует или прообразует, или выступает как знамение настоящего голода , а настоящий голод есть голод духовный, духовная жажда по духовной пище. Почему это так? Потому, что человек есть существо духовное, духовно-телесное, в котором преобладает духовное начало, и невозможно удовлетворить человека, если питать только его телесную часть землей или произведением земли – грунтом. Тогда человек уподобляется червяку, который пропускает через себя грунт и берёт из него всё, что ему нужно для поддержания своего телесного бытия. Но поскольку он духовен, а не червяк по сути, то он может лишь уподобиться червю, но не является от этого червяком. Ибо червяк не имеет духа, тем более вдунутого Богом, поэтому он и не страдает, а человек, уподобившись червю, страдает, хочет он этого или не хочет, понимает он это или не понимает, признает он это или не признает — он страдает! И благо, если человек хотя бы после этих мучений, страданий, ощущения этого духовного голода, всё-таки опомнится и вернётся или захочет вернуться и найти путь в Дом Отца своего – так, как произошло с этим молодым человеком из притчи. И кто же встретил его на той стороне, когда он расточил все своё унаследованное имущество? Писание говорит нам: человек некоторый той страны - страны греха, страны страстей. Кто же такой этот человек? Это демон или бес, который приставлен к нашей земной юдоли плача и скорбей, мира этого, который во зле лежит. К каждому, рожденному здесь, прежде всего приставляется падший злой ангел, именуемый демоном, бесом, дьяволом, и он и является мучителем этого добровольно отдавшегося ему человека. То, что младший сын нанялся к этому человеку, показывает на добровольность отдачи своего человеческого естества демону.

Но человек не получил от этого демонообщения, от служения демону никакой пользы: он даже не удовлетворил того естественного чувства голода, которое думал в своем безумии, в своей ошибке, удовлетворить, потому что демон поставил его пасти свиней – самое грязное животное, которое, было приручено людьми и использовано в домашнем сельском хозяйстве для пропитания. Этими свиньями Святые Отцы называют нечистые, греховные, страстные помыслы, которые человек приемлет, с которыми беседует, которыми он услаждается и пытается утолить духовный голод, который, конечно же, никакими плотскими греховными страстными помыслами не может быть утолен. И попытавшись это делать, человек приходит к выводу, что тот плод и тот корм, на который он рассчитывал, он не получает. И даже того свиного корма, который эти нечистые помыслы, как питание собой являют, он оказывается лишен, ведь эти рожцы или желуди, которые едят свиньи, не насыщают человека. И убедившись в этом, и только ненасытимо насытившись грехом, человек может вспомнить свое первородство. Что он-то создан Богом и он-то был по принадлежности сын Божий по благодати, а кем же он стал? И тут уместно вспомнить, почему называется этот сын блудным. Мы привыкли, что слово «блуд» выражает собою определенный вид греха: это телесное плотское совокупление с целью наслаждения плотью, запрещенное Богом, а через плоть соответственно и душа, и ум пытаются насладиться этим видом греха. И, как мы видим в этой притче, проживая свое имение, свое наследие, этот младший брат жил распутно — здесь слово «блуд» еще имеет своим синонимом «распутство». Конкретный грех блуда как вид греха и как конкретное деяние, наиболее явное, заметное и отвратительное, выражает как бы основную суть самого явления, отношения к жизни такого человека — что он стал вообще по своей сути, в своем принципе наслаждаться только плотским, земным, временным, греховным услаждением. И отсюда произошло такое понятие как «блудить», но не в смысле только телесным совокуплением, а в смысле «быть заблудшим». Поэтому это же самое слово мы употребляем в значении «заблудиться», «блудить», «заблудший человек». Ведь «заблудший» человек это не только тот, который занимается конкретным блудом — он может быть профессором математики и никогда не касаться женщин или какой-нибудь другой плоти, а быть увлеченным наукой и всё равно блудить с бесами, помыслами нечистыми, с деньгами, злоупотребляя ими. Также и с любым другим видом вещества можно блудить, то есть быть заблудшим, отпадшим от Бога. Основной смысл слова «блудить» — поступать не так, как Бог установил, не жить в гармонии с Богом, с ангелами, со святым Небом, с самим собою, а быть в извращении, в неправильном устроении, принимать тьму за свет, горькое за сладкое (Писание употребляет и всякие другие сравнения , чтобы показать суть этого явления). Но как наиболее характерное, отвратительное и бросающееся сразу в глаза, деяние плотского телесного совокупления именуется блудом во всех его возможных приложениях и проявлениях, так и всё это удаление и отпадение от Бога концентрируется в виде этого одного греха, суть которого — это «полностью отпасть», «заблудиться от Бога». И об этом мы должны всегда помнить — в широком смысле все мы заблудшие! И вряд ли кого из нас обходит и грех непосредственно того блуда, который Церковь запрещает, и о котором апостол в сегодняшнем апостольском чтении говорит: «Бегайте блудодеяния», и грех вообще заблуждения по отношению к истине, по отношению к Богу (демоны работают по многим страстям), так, что мы являемся заблудшими от Бога. И что же остается такому человеку делать? Настрадавшись от невозможности насытиться грехом, разочаровавшись в этом ложном, заблудшем своем положении, состоянии, человек вспоминает о Боге — своём Отце, о своём брате, а также о наемниках, которые, не являясь детьми, имеют лучшее положение, ибо они не голодают так, как голодает сын по происхождению (конечно же, он уже сын не по благодати). Но это воспоминание, эта тоска по отечеству, по Отцу, пробуждается в человеке особенно в минуты вот такой земной неудовлетворенности, земных страданий, отвращения, пресыщения грехом и ненасытимости этих греховных телесных ложных наслаждений. Дальше, конечно, не все ведут себя так, как повёл себя этот конкретный младший сын в этой притче. Но Господь показывает нам и призывает как бы примером этого сына, что лучше всего не отчаиваться, а последовать примеру этого персонажа. Он в сердце своём стал разсуждать, что даже наемники в доме отца его избывают хлеба, то есть что они имеют всё не только в достаточной мере, а сверх того, ибо когда человек избыточествует, у него есть даже больше, чем ему даже и нужно. Настолько щедр Отец, настолько у Него и у всех, кто к Нему только правильно относится, хорошая блаженная жизнь, , что даже наемники живут так хорошо. «А я здесь, на стороне далече, на чужбине, без родного дома, без Отца, без братьев, живу один, с этим приставленным демоном-мучителем, с этими свиньями – нечистыми помыслами и сердечными ощущениями, и никакого мне выхода нет, кроме как вернуться к Отцу», — так рассуждал этот человек. Но как же вернуться к Отцу? Как вернуться к Отцу, когда ты объят невроятным стыдом и тебя мучает совесть? И этот блудный сын находит способ смиренияю «Знаю, что сделать», — как бы говорит он себе, — «недостоин я уже называться сыном, ибо презрев любовь такого Отца, отказался от послушания Ему и повиновения, и теперь терплю то, что нужно, то, что последует за это, как наказание. Но вернусь, ибо верю, что Отец добрый и милостивый человек, и Он обязательно меня примет. Но вернусь к Нему не просто так, не заявлю, что раз я Твой сын, то давай мне, что мне положено — ведь всё, что Отец мне дал, я истратил. Вернусь к Нему со смирением и скажу: «Отче, согреших на Небо и пред Тобою».

То есть человек сначала «пришел в себя» , как написано в Писании, а это первое, что требуется от желающего вернуться к Богу кающегося грешника. Затем требуется иметь твердое намерение больше не грешить и вернуться к Отцу, какой бы ни был тяжелый, длинный, опасный путь. Затем, придя к Нему, сказать самые смиренные слова, выразить своё состояние сердца смирением и смиренномудрием: недостоин называться сыном Твоим, но приими меня, как одного из наемников. Наемники — это те, которые трудятся в покаянии, возделывая в себе покаяние. Они еще не могут уравняться детям, сыновьям, дочерям Отца Небесного, они еще трудятся за какую-то мзду: за прощение грехов ли, или за что-то другое, за приобретение добродетелей, то есть еще как бы за награду. А сын, конечно, владеет всем, потому что он сын своего отца и наследие его переходит к нему по праву. И он не только принял это решение и сказал так сам себе, но, как мы видим, этот блудный сын был верен своему принятому решению, что очень важно, ибо некоторые люди говорят и не идут и не делают, а пытаются лицемерно кого-то обмануть, и обманывают в первую очередь себя.

Он пошел, и Писание утаивает от нас тот путь который он проделал от стороны далече к дому Отца Небесного — к Церкви. Этот путь, конечно же, был очень длинным, тяжелым и многоскорбным, и о нём на практике узнает каждый человек, который вступит в покаяние.Здесь и борьба с бесами — ведь тот человек не легко и не сразу его отпустил: кто же хочет потерять такую наживу, такого глупца, который сам пришел добровольно? Демоны никогда просто так не отпускают свои жертвы, и свиньи не легко отстают, и, чтобы выгнать их из себя, надо сделать большое усилие. И привычка к распутству, к наслаждению плотью еще преследовала и мучила его, и много было по дороге и разбойников, и хищных зверей, и непогода, и всякие стихийные бедствия, и всё, что только может случиться с путешествующим человеком, происходит в духовной жизни возвращающегося кающегося грешника. И всё-таки, преодолев всё это, он приблизился к дому Отца. И для того, чтобы подчеркнуть невмещаемую никаким человеческим и даже ангельским разумом милость Божию, Писание доносит до нас, что Отец Небесный не стал дожидаться, пока этот блудный сын подойдёт к двери, позвонит или постучит в неё, войдет в коридор и начнет просить, чтобы его приняли в наемники.

Это было бы нормально и неудивительно, но здесь показывается особая милость Отца — Он издалека еще увидел, и Ему донесли, что идет Его сын. И когда сын был еще далеко, Отец пошёл ему навстречу Сам. Это очень важное место притчи о блудном сыне, в котором показывается, что Бог идет навстречу человеку, который решился вернуться к Нему, невзирая на все его предшествующие преступления, согрешения и его состояние. Ибо важно то, что он уже принял правильное решение и стал действовать, что он возвращается к Отцу – и это самое главное. И вот наконец-то этот порыв отцовской любви, который сдерживался в течение многих лет, смог осуществиться, ибо когда сын покинул Его много лет назад, Отец не побежал за ним сразу, но скорбя отпустил его. И вот его сын возвращается, и он живой, а не мертвец (а ведь что можно с мёртвым человеком делать? Можно только скорбеть о его смерти). А сын идет живой — раненный, оборванный, изголодавшийся, но живой! И мы часто осуждаем людей за их конкретные грехи, за какие-то неправильности, как нам кажется: реальные или выдуманные – сейчас не имеет значения, но мы осуждаем строго, особенно если это какие-то явные преступления, как и фарисей осуждал мытаря за то, что он мытарь, как и мы осуждаем блудников. И вот здесь в этой причте Господь показывает, что ни в коем случае нельзя относиться таким образом к людям, но взирать на них, как Отец Небесный. Давайте рассмотрим такой случай – например, если бы у нас умер какой-то близкий и дорогой нам человек — родственник или просто друг или хороший знакомый, который нам много помогал и был утешением в жизни, опорой, подкреплением, и мы были очень расположены к нему всем сердцем, и благодарны ему, то как бы мы радовались, если бы чудом Божией милости он был телесно для нас возвращен, воскрешен. Так, как сестры Лазаря – праведные Марфа и Мария - были утешены воскрешением Лазаря, как была вдовица из Наина утешена воскрешением её сына, и родители двенадцатилетней дочери были утешены ее воскрешением, как бы были и мы утешены воскрешением нашего близкого человека! И Господь нас поучает, что если бы мы относились к греху и к греховной смерти так же, как к телесной, то мы радовались бы точно также, если не больше, и духовному возрождению человека, возвращению его от греходелания к Богу. И это куда большее чудо, чем телесное воскресение! И радость должна быть несравненно больше, ибо она распространяется на вечность. Если на земле наша радость временная (Лазарь, например, прожил еще несколько лет или десятков лет и все равно почил), то человек, возродившийся духовно, никогда не умрет больше. Значит, и радость должна быть соответственной этому, распространяясь как бы на всю вечность.

Но совершенно иначе, как мы видим, понял это старший сын, который был праведным, святым и служил всегда своему Отцу. Не зависть его, конечно же, мучила, как многие могут подумать (потому что не мог такой праведный, послушный Богу Отцу сын иметь какую-то страсть греховную), но у него возникло непонимание милости Божией, которое может действительно возникнуть у человека негрешащего. Ну как, например, никогда не грешащие, святые, чистые ангелы, могут понять нужду в покаянии, его красоту, его могучую,исцеляющую силу, если сами они в этом никогда не нуждались?! Они могут радоваться результату, как сказано об этом в притчах о потерянной овце и о потерянной драхме – в одном случае была найдена одна овца из ста, а во втором — женщина нашла одну драхму из десяти потерянных, так что десять и сто означают указания на какое-то общее целое: так, без одной драхмы девять это уже неполнота, так же как без одной овцы сотня уже не то, т.е. нет полноты, нет целостности, на которую указуют эти числа. Таким образом, сто, десять или тысяча в Писании всегда указывают на какую-то целостность. Так и на Небе бывает радость об одном грешнике кающемся у ангелов, как сказано было Господом перед притчей о блудном сыне. И здесь как бы показано, что процесс этого понимания пришел не сразу, а после искупления Господом человечества. Ибо и ангелы желали проникнуть в тайну, но они ее не понимали до тех пор, пока Сын Божий не искупил и не примирил людей с Отцом, ибо святые ангелы никогда не отпадали от Бога, а всегда служили Ему и были верны Ему.

И здесь невозможно адекватно передать на человеческом языке это непонимание, но с одной стороны оно показано как недоумение даже светлых, чистых и всегда преданных Богу ангелов. С другой стороны, если применитьэто недоумение по отношению к людям, то мы можем рассмотреть такой пример: какой-то человек с детства был благочестивым, воспитанным в благочестивой семье и даже сохранил девство и избрал монашеский образ жизни, как преподобный Серафим Саровский, а какой-то другой человек ушел очень далеко от Бога, и, для того, чтобы этот праведный человек не превознёсся и не осудил этого грешного, и чтобы выправить отношение к нему, Господь и предлагает притчу, где говорит о радости по нахождении потерянного и о радости о воскресении умершего, мёртвого. Если мы будем это отношение всегда держать в памяти, в глубине духа, и чувствовать его, то мы всегда будем радоваться всякому человеку, ищущему вернуться к Богу, идущему к Богу и возвращаещемуся в Дом Отца своего. Радоваться настоящей, духовной, подлинной радостью, которая здесь на земле может еще омрачаться скорбями, но начало этой радости полагается уже здесь, а в вечности ей не будет конца, потому что самое главное, самое дорогое, что есть у Бога — это человек, и Он хочет каждого из людей, живших когда-либо на земле, живущих или будущих жить до Его Славного Второго Пришествия, спасти, помиловать, опять вернуть и облагодетельствовать как только можно. Но вся беда в одном – в том, что люди не хотят этого, и таких людей, к сожалению, набирается большее число, и намного меньше число тех, кто уподобляются блудному сыну в своём возвратном подвиге (а вернуться к Отцу из такого состояния – это подвиг). Таких людей очень мало, и поэтому-то и радость бывает об одном таком возвращающемся «блудном сыне».

Чем же наградил Отец возвращающегося сына так, что это даже вызвало непонимание у старшего брата? Он кинулся к нему в объятия — обнимал и лобызал, что означает принятие в покаяние или таинство исповеди и покаяния и указует на то, что человек возвращается к Богу только покаянием. Грешный, отпавший человек может вернуться только покаянием, только чистосердечной исповедью и смиренным признанием своей неправоты, своего заблуждения, своей греховности, ибо Сын повторил те слова, которые тогда ещё на служении у демона уже положил в сердце своем: «пойду и скажу Отцу…». Он сказал: «Отче, не достоин я называться сыном Твоим. Прими меня как одного из наемников». Он сказал эти слова, выстрадав их в этом подвиге, и сказал это искренне, из глубины духа и сознания! И отец всё провидел, зная о нём всё, теперь же Он радуется вернувшемуся сыну и прощает ему все грехи, все его заблуждения, уклонения, растраты имущества! Он примиряется с человеком в покаянии, и символом и знаком примирения являются объятия Отчие, проявляющие Его прощающую, милующую любовь. Он повелевает своим слугам вынести первую одежду и облечь сына в неё. «Вынести первую одежду, а потом облечь в неё» указует на второе таинство после покаяния и исповеди, предшествующим Крещению - Таинство Святого Крещения, возрождения в пакибытии, без которого немыслимо дальнейшее пребывание в доме Отца и сам вход в него - поэтому оно «выносится», и совершается не в доме, а у дома. Ибо только через это таинство человек входит в Дом, в Церковь и облекается во Христа: «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся». Вот этой одеждой знаменуется собой облачение во Христа, а также искупительная Его сила и знамение примирения. Затем тут же Отец одевает ему перстень на руку. Что такое перстень? Это следующее таинство, которое тут же следует за Крещением - таинство миропомазания. Это обручение Духом Святым: Святые Отцы учат, что дарование перстня ознаменывает собой обручение или дарование залога Духа Святого, который даруется именно в таинстве миропомазания. И следующее, что даётся - это сапоги на ноги этого разутого возвратившегося покаявшегося младшего сына. Сапоги - это символ правохождения пред Богом, сила ходить пред Ним, выполнять Его заповеди и ходить по путям правым, которая даруется Богом после совершения основных таинств воцерковления.

 

 

 

 


Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2017 Церковь Иоанна Богослова