Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Архив
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Статистика Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Google+ страничка   YouTube канал отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Одноклассники Facebook Twitter Google+ Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Liveinternet

 

Мир всем любящим меня и ценящим мое служение!

В 2012 году 16 декабря исполняется 20 лет моего служения в священном сане. Подводя некий итог, при благодатном самовоззрении, я написал поэтическое размышление о прожитых годах, передавая в стихах свои мысли и чувства, горечи и надежды. Через описание личного самовоззрения я пытаюсь достучаться до ваших сердец, желая сокрушить их и вызвать у вас покаянный плач о самих себе.

 

отец Олег Моленко
АВТОПОРТРЕТ


Бреду по жизни к берегам надежды,
Вдруг вижу в отдалении – человек,
К нему я подхожу – он без одежды
Сидит согбенным, будто прожил век.

Я говорю ему: «Привет, старик почтенный».
Прости и не сочти за тяжкий труд,
Я вижу, днями и скорбями ты смиренный,
Но как тебя все кличут иль зовут?

Вздохнув, старик мне отвечает тихо,
Беззубый рот его красиво говорил:
«Честный прохожий, не буди ты лихо,
Я в жизни этой много натворил…

Теперь сижу больной и одинокий,
Разутый, без вещей, и не одет,
Голодный, жаждущий, старик глубокий,
Не знаю даже, сколько мне уж лет…»

А на груди у старика зрю крест наперсный –
Единственное, чем он очень дорожит.
И просится вопрос мне интересный,
Как деду этому пришлось по жизни жить?

И рядом с дедом опускаюсь я на брег,
Дерзаю вновь спросить его об имени,
Он отвечает мне: «Священник я, Олег,
Оставь меня, я не имею времени…»

Стекали слезы с глаз у старика,
Спускались в море, сердцу было больно,
Не поднималась оттолкнуть его рука,
И тихо я сказал ему: «Довольно».

И сокрушилось сердце окаянное мое
И стал со стариком я плакать тоже,
Оплакивая покаянно житие свое
И находя его себе во всем похожим…

О, как я плакал! Как я сильно плакал!
Казалось, сердце разорвется у меня!
Кровавый пот в песок прибрежный капал!
Плач разносился, в воздухе звеня!

Потоки слез я лил, все заливая,
За то, что Бога я оставил Своего,
За то, что ничего о Нем не зная,
Изгнал из жизни Бога моего!

За временем совсем я не следил,
Часы прошли иль годы – я не знаю.
Мне больно, что я Бога не любил!
Мне горько, что я изгнан был из рая!

Я вдруг остался на песке совсем один…
Песок еще вчера был видным храмом…
Бог лишь один есть в жизни Господин,
А я себя негодным вижу хамом…

Но где же плачущий старик? – подумал я.
Куда он делся? – этого не понимаю.
А по песку вдруг проползла змея,
И я опять молитве лишь внимаю…

Старик у моря – это я и есть!
Себя таким духовно я увидел…
Мой грех попрал достоинство и честь,
Хотя я грех и мир сей ненавидел…

Сижу один перед корытом бытия…
Корыто бытия, увы, совсем разбито,
А вместе с ним разбитым оказался я,
Как жаль, что лучшее почти забыто…

Я стал о жизни прежней размышлять,
Чтобы понять, когда ж я уклонился.
Не обвинял в своих грехах отца и мать,
Но плакал перед Богом и молился…

Переплелись и странствия, и страны,
В которых мне пришлось и жить, и побывать.
События бывают часто странны,
Пришельцу помогает благодать…

Война, тюрьма, скорбей и бед лавина,
Чужбина, боль предательств и потерь,
В них прожил больше жизни половину,
Я правду говорю – ты мне поверь!

И Бог призвал меня – тогда еще невежду,
В священства степень высочайшую возвел,
И в Церкви на меня Он возложил надежду,
Чтоб я Корабль церковный право вел…

О, бедный я, злой бурею метаемый,
Непостоянства сын, заложник суеты,
Я многими был часто унижаемый,
А сам прощал от детской простоты.

Крестил я тысячи, но дети «умирали»…
Лишь сотня с небольшим осталась у меня,
А остальные лучшими, увы, не стали,
Как вырвать их из адского огня?

Вот почему при рассуждении долгом
Решил я раненных детей своих беречь,
Вино с елеем возливать считал я долгом,
Чтобы от смерти и мучений их сберечь.

Любя их много, был я не любимым,
Мой дух смирялся, обращаясь в плач,
Я всякий раз взывал к своим родимым:
Я ваш отец и друг, а не палач!

И долго, долго били меня бесы…
И это знает только Господь Бог!
А чада все – от Петербурга до Одессы –
Мне пишут, чтоб я им во всем помог!

И я опять в разъездах разрываюсь…
Ливан, и Кипр, и Черногории снега…
За упущения свои опять я каюсь,
Соединить пытаясь миром берега!

Чужое, чуждое от нас всегда уходит,
Освобождая мои силы для других,
Бог для Себя всегда своих находит
И отвергает гордых, глупых и слепых…

Но мне, отцу, от этого не лучше,
Пред Богом я смиряюсь – я в долгу!
И за детей отпавших плачу пуще,
Хотя вернуть их Богу больше не могу!

По воле Бога я всегда и жил, и ездил,
И поселялся там, где Бог то мне велел,
И всякий раз, куда б я не наметил,
Напрасно полагал, что обрету удел.

Но по прошествии времен и сроков
Бог открывал мне, чтоб я снова шёл,
Внимая всем учениям пророков,
Искал бы землю Божью – и нашёл.

И я менял и города, и страны,
И часто начинал почти с нуля,
Имея с дырами свои карманы,
Все ж в новом месте приживался я.

Вгрызаясь в землю, я на новом месте
Молитвой утверждал свой скромный быт…
Всегда желал с детьми духовными быть вместе,
За это часто был нещадно всеми бит!

И вот, когда концы сводя с концами,
На новом месте обустроив новый дом,
Я извещаем был небесными гонцами,
Что мне не долго жить осталось в нем.

Я землю обжитую снова оставляю…
Ничто не держит больше здесь меня,
И путь я свой по Богу управляю…
Мне не хватает только дивного коня!

И вновь повергаюсь пред знающим Богом
И прахом и пеплом считаю себя…
Его повелением готов я в дорогу…
Надеюсь я, Боже, лишь на Тебя!

Нет сил, ни здоровья, ни удали прежней,
Что может поделать дряхлый старик?
Но Бог благодатью поможет безбрежной,
Не слушаться Бога я не привык!

И дивные силы вливаются в тело,
Опять обновляется юность моя!
Берусь я с усердием за Божие дело,
Да сбудется, Боже, вся воля Твоя!

А мир содрогается в муках предсмертных,
И беды идут, как волна за волной…
Ужасные скорби коснулись всех смертных,
И втянуты люди в безсмысленный бой!

И издыхая от страхов грядущих,
Вселенная рушится, трясется земля.
Так мало осталось к Богу идущих,
Помочь им спасаться – задача моя!

И Бог, сокращая срок скорби великой,
Иначе погибла бы всякая плоть,
Конец полагает стихии Он дикой,
Наш славный, великий и сильный Господь!

О Боже Великий, так где ж мое место?
По воле Твоей предстоит много дел!
Я книгу толкую для Церкви-Невесты,
Как это Ты сделать мне Сам повелел!

И в этом увидел свое я призвание,
Закончится книга – что будет со мной?
Я не ищу у народа признания…
Мне только, о Боже, сойтись бы с Тобой!

Опять я у моря, и место знакомо.
Глазами ищу старика силуэт
И вижу я мужа – он мне не знакомый,
Сидит, стихи пишет, он, видно, поэт.

С почтением к поэту тому обращаясь,
Ему говорю я: «Здравствуй, поэт!»
А он на меня глядит, улыбаясь,
И лучшей улыбки во всем мире нет!

Шагаю по жизни с надеждой надежды.
Я, Богом отмеченный, – Его человек!
Одетый в красивые брака одежды,
Пир брачный продлится, я знаю, во век!

 

 


Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2017 Церковь Иоанна Богослова