Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Вопросы
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Архив Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
YouTube канал отца Олега   YouTube канал проповедей отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Facebook Twitter Blogger Livejournal Mail.Ru Liveinternet

Архиепископ Аверкий (Таушев)

Современность в свете Слова Божия
Слова и речи
Том 4


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  ...     71     72     73     74     75     76     77     78     79     80     ...  
к следующей страницек следующей странице


Что дала вера Христова русской душе?

На этот вопрос может быть только один ответ: все те добрые качества русской души, которыми так славился русский человек и которые составляли собою основные черты русского национального характера прежде — до насаждения на русской земле сатанинских начал безбожья и материализма. Многолетняя упорно-распространяемая, а в последние полстолетия и насильственно-внедряемая пропаганда безбожия и материализма достигла, если не абсолютных, то значительных успехов: души русских людей, в большей или меньшей степени, были изуродованы, исковерканы путем искоренения из них тех исконных начал православно-христианской веры, которыми жил прежде русский человек на протяжении столетий. Но полностью искоренить этих святых начал все-таки еще не удалось, и они живут еще хотя бы в подсознании у многих, по временам прорываясь наружу и более или менее ярко проявляя себя. И хотя наша Святая Русь повержена во прах, и на месте ее водружен «престол сатаны» (Апок. 2, 13), но есть еще русские люди, в которых что-то от Святой Руси еще сохранилось, несмотря на тот бешеный поход против истинной христианской веры, который ведется теперь повсюду — во всем мiре. Мы подчеркиваем – истинной христианской веры, потому что теперь появились суррогаты этой веры, конечно, с несомненной целью более успешно вести борьбу с верой истинной, путем такой фальсификации и лукавых подлогов, в разсчете на то, что мало осталось людей достаточно чутких духовно для того, чтобы разобраться, где истина, а где ложь и обман, где истинная Христова Церковь, а где лже-церковь.

Нам, живущим теперь в изгнании заграницей, тем, кто не помнит прежней России, трудно себе представить по-настоящему, чем была наша прежняя Святая Русь. И глядя на многих русских людей, утративших в эмиграции черты характера подлинного православного русского человека, некоторые представители нашего молодого поколения с недоумением вопрошают старших: «Это ли русские люди, о которых вы нам говорили? Где же у них те похвальные черты характера, о которых вы нам так красиво разсказывали? Почему они совсем не похожи на тех русских людей, которые, по Вашим словам, были прежде в России?»

С такими вопросами нам не раз приходилось сталкиваться, и как бывает больно видеть такое разочарование нашей молодежи, теряющей веру в идеалы Святой Руси!

Но это — увы! — несомненный факт. Все меньше и меньше остается в эмиграции настоящих православных русских людей. Весьма многие, выехавшие заграницу, затронутые уже более или менее глубоко заразой безбожного материализма, хотя иногда и считают себя людьми верующими в Бога и русскими националистами, заграницей постепенно утрачивают черты православного национально-русского характера и совершенно обезличиваются, сливаясь с окружающей их средой, в которой живут, или принуждены жить. И вот от подлинно-русского у них уже ничего не остается или остается очень мало. И если они не совсем отрекаются от православной веры и русского имени, то остаются «православными» и «русскими» только по имени, но не по духу.

А то, что высокие христианские добродетели еще жили в душах русских людей на Русской Земле до самого последнего времени, об этом ярко свидетельствуют нижеприводимые нами факты о встречах с иностранцами, которые близко соприкоснулись с этими чертами православного русского человека и сохранили самые теплые воспоминания о нашей прежней России — Святой Руси.

В 1931 году во время моего служения на Подкарпатской Руси (тогда — Чехословакия), куда назначались из Югославии епископы-сербы, получившие высшее духовное образование в Русских Духовных Академиях, мне пришлось слышать из уст сербского Епископа Иосифа (Цвиовича) следующее: «Когда я собирался ехать учиться в Россию, у меня не хватало денег на дорогу, но сербы, ранее меня бывшие и учившиеся в России, меня успокоили. Ты особенно много не безпокойся о деньгах, — лишь бы тебе хватило доехать до русской границы, так говорили они. Я поверил им, и вот все оказалось, как они говорили: я благополучно прибыл в Россию, окончил курс Киевской Духовной Академии и вернулся потом домой».

Таково было отношение к своим братиям по крови и по вере в бывшей нашей России.

После Епископа Иосифа прибыл на Карпаты, в качестве его преемника и уже постоянного правящего Архиерея Мукачевско-Пряшевского Епископ Дамаскин (Грданички). И он нам разсказывал, как учась в С.-Петербургской Духовной Академии, он поехал на каникулы к родным в Сербию, а обратно, вследствие начавшейся войны, ему пришлось возвращаться в С.-Петербург морским путем через Англию. В Лондоне он был у русского посланника, и тот, узнав, что он (тогда — молодой иеродиакон) — студент и едет в Россию продолжать учение, спросил его: «А есть ли у Вас с собою деньги?» «Помню», вспоминает Владыка, «я даже испугался этого вопроса, думая, что если у меня не окажется достаточной суммы денег, то меня не пустят в Россию, но дело оказалось гораздо проще: посланник просто хотел предложить мне деньги, если у меня нет своих».

Тот же Епископ Дамаскин, желая ближе познакомиться с простым русским народом, предпринял летом прогулку пешком по русским селам и деревням, вместе со своими знакомыми. И вот, когда они, сильно проголодавшиеся, входили в какую-то деревню, из одной избы сильно потянуло ароматом свежеиспеченного ржаного хлеба. Они зашли туда и, увидев, как баба вынимает хлебы из печи, попросили дать им один хлеб. Она тотчас же дала и продолжала свою работу. Молодой иеродиакон Дамаскин вынул кошелек и спросил, сколько он должен заплатить за хлеб. Баба даже испугалась, начала усиленно креститься и быстро проговорила: «Что ты? что ты, родимый? Разве можно брать деньги за хлеб? Ведь хлеб — это Божий дар!»

Так вспоминают нашу матушку Россию — Святую Русь — наши братия по крови и по вере. А вот и воспоминания иностранцев и иноверцев.

Идя однажды в Ужгороде на Карпатах по улице, я встретил пожилого господина, который, увидев меня, православного священника с бородой, в рясе и с наперсным крестом, вдруг весь просиял от радости и направился ко мне.

«Вы — русский батюшка?» спросил он меня на чистом русском языке, почти без акцента.

«Да!» отвечал я в недоумении, не зная, с кем имею дело, ибо привык уже, что в этом униатском по преимуществу городе в меня бросали камнями и натравливали собак, насмехались и издевались над моим внешним видом.

Но это было что-то совсем другое, необычное. Мой встречный восторженно ласково смотрел на меня и вдруг заговорил, не сводя с меня любовного взгляда: «Я так люблю русских батюшек да и вообще — Россию и русский народ».

«А кто же Вы сами такой?» решился спросить я.

«Я — мадьяр», отвечал тот: «во время первой мiровой войны я попал в русский плен и провел в России около 5 лет, и так полюбил Россию, что твердо решил: когда падет большевизм, я опять поеду туда и буду жить там».

«Что же Вам так понравилось в России?» спросил я.

«Душа русского человека», отвечал он: «русские люди такие добрые, такие отзывчивые, такие сердечные. Они всем делились с нами пленными: все нам давали, даже когда у них для себя было мало!»

А вот и не совсем приятное для нас, находящихся в эмиграции, пришлось мне услышать тоже от одного мадьяра.

В 1938 году мадьяры оккупировали южную полосу Карпатской Руси с городами Ужгородом и Мукачевым. Мне, как администратору части Мукачевско-Пряшевской епархии, оказавшейся на территории Венгрии, пришлось быть с визитом у военного коменданта г. Мукачева мадьярского полковника, который принял меня в высшей степени вежливо и любезно и заговорил со мной на прекрасном русском языке. Я позволил себя поинтересоваться, откуда он так хорошо выучился говорить по-русски. «Да я был в годы первой мiровой войны в русском плену», сказал он: «и очень полюбил Россию и русский народ, но вот хочу поделиться с Вами моей большой скорбью — с кем мне пришлось здесь как военному коменданту г. Мукачева встретиться: я так люблю русских людей, но ни от кого я не получаю теперь так много жалоб и доносов, как от русских на русских, и это меня очень огорчает».

Весьма характерное и о многом ярко говорящее свидетельство!

Увы! мы должны признать, что безбожно-материалистическая пропаганда и жизнь заграницей вдали от церкви и вне нашего исконного православного быта, воспитывавшего русскую душу, сделали свое дело: многие русские люди утратили те положительные черты русского национального характера, которые они получили от нашей святой веры и Церкви и которыми так отличались прежде у нас на некогда Святой Руси!

И вот еще одна встреча — в Мюнхене, уже незадолго до отъезда в Америку. Проходил я мимо небольшого немецкого книжного магазина. Что-то в витрине привлекло мое внимание, и я вошел внутрь. Из-за прилавка встал седой, как лунь, почтенного вида старец и спросил меня чистейшим русским языком без всякого акцента: «Что Вам угодно, батюшка?» Удивившись, что немец так чисто говорит по-русски, я спросил: «Откуда Вы знаете русский язык?» — «Да как же мне не знать русского языка, батюшка, когда я 15 лет прослужил приказчиком в книжном магазине Вольфа в Петербурге», отвечал он и, оживившись, начал буквально со слезами вспоминать свою жизнь в России, закончив дословно так: «Уж так, как тогда было в России, батюшка, нигде и никогда больше не будет

Ценное признание со стороны именно немца, ибо мы знаем, какие шовинисты немцы и как они высоко ставят свою нацию, считая себя выше всех народов земли. И вот немец, вернувшийся после революции в России, к себе на родину, вдруг говорит: «Нигде и никогда больше не будет так хорошо, как было в России».

Почему же это? Что так привлекало иностранцев к прежней России и русскому народу, еще не отравленному ядом безбожия?

Конечно, истинно-христианская душа православного русского человека, которая, к счастью, не у всех умерла еще и сейчас, под игом лютого безбожья.

А что это так, мы можем иллюстрировать следующим фактом.

В годы нашего мюнхенского пребывания (1945-1950 г.г.) на окраине Мюнхена в Оберменцинге открылся наш монастырек преп. Иова Почаевского. Мне, служившему тогда в Синоде, приходилось иногда ездить туда, и вот я заметил, что за трапезой все чаще и чаще появляются там какие-то странные лица — не русские, а немцы, обтрепанные, оборванные и, видимо, изголодавшиеся. И я спросил однажды о. настоятеля, кто же это такие? Оказывается — немецкие солдаты, возвращающиеся из советского плена. Тогда я спросил, почему же они здесь, а не у своих немцев? Оказывается, узнав, что в Мюнхене есть русский монастырь, многие из бывших военнопленных-немцев сами предпочитают обращаться за материальной помощью к русским, добросердечное отношение и теплую отзывчивость которых они испытали на себе, находясь в советском, — даже не в русском, а именно в советском! — плену!

Это — лишний важный и утешительный показатель того, что безбожно-материалистический дух советчины еще не успел всецело овладеть душами всех русских людей без исключения — что остались еще и там подлинно православные русские люди, проникнутые духом христианской любви и милосердия!

И в этом для нас вернейший залог будущего воскресения России, как Святой Руси, если мы окажемся достойными того за наше искреннее покаяние и обращение к Богу — ко Христу и Его Святой Церкви!

Вот наш настоящий путь спасения! А никакого другого нет, и быть не может!


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  ...     71     72     73     74     75     76     77     78     79     80     ...  
к следующей страницек следующей странице



Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2022 Церковь Иоанна Богослова