Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Вопросы
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Архив Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
YouTube канал отца Олега   YouTube канал проповедей отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Facebook Twitter Blogger Livejournal Mail.Ru Liveinternet

И.К.Сурский

Отец Иоанн Кронштадский.

Том 1 - Том2


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     ...  
к следующей страницек следующей странице


ГЛАВА 6
Посещение о. Иоанном г. Киева в 1893 году

Рассказ Начальника Киевской Телефонной Сети и Начальника Телеграфной Конторы на Крещатике, Действительного Статского Советника Леонида Леонидовича Огурцова.

«В Киеве, в Липках, в собственном доме проживала графиня Орлова-Давыдова, урожденная Арсеньева. Она была душевно больна. На семейном совете было решено пригласить о. Иоанна Кронштадтского. За ним поехал брат графини Арсеньев.

В это время я получил от Генерала-от-инфантерии Богдановича, Члена Совета Министерства Внутренних Дел письмо следующего содержания: «Такого-то числа по Юго-Западным дорогам приедет в Киев о. Иоанн Кронштадтский. Прошу встретить его и быть в его распоряжении. Я предупредил о. Иоанна, что вы его встретите на вокзале».

Я сообщил об этом Начальнику Почтово-Телеграфного Округа Бобырю и его жене.

В назначенный день мы прибыли на вокзал и вместе с Начальником Движения Юго-Западных дорог отправились на станцию Боярка навстречу о. Иоанну. Мы прибыли в Боярку до прихода поезда. Когда поезд подошел, мы постучались в вагон. Арсеньев нас впустил.

Меня поразили лучезарные глаза о. Иоанна. Он спросил меня, где он будет служить и обещал госпоже Бобырь отслужить у них молебен.

На Киевском вокзале встретил его Генерал-Губернатор. Вагон о. Иоанна остановили против Царских комнат, через один путь. При выходе о. Иоанна народ бросился за благословением и чуть не сбил с ног Генерал-Губернатора и только благодаря усилиям полиции удалось провести о. Иоанна в Царские комнаты.

С вокзала о. Иоанн с Генерал-Губернатором поехал в его дворец. Оттуда отправился за благословением к Митрополиту Иоанникию.

Митрополит извинился, что по случаю болезни не может принять о. Иоанна и через келейника разрешил ему служить только в домовых церквах. Поэтому о. Иоанн служил в Общине Великой Княгини, жены В. Кн. Николая Николаевича Старшего.

После обедни в Общине о. Иоанну был вручен пакет с деньгами. Не распечатывая конверта, он передал его тут же стоявшей молодой девушке.

Та смутилась и сказала: «Я пришла за благословением к вам, а не за деньгами». На это о. Иоанн ответил: «возьми, тебе это скоро пригодится». И действительно, она вскоре объявлена была невестой и деньги ей весьма пригодились.

Затем, получив от одной госпожи пакет с деньгами, о. Иоанн передал его находившейся тут же женщине. Барыня ужаснулась и воскликнула: «о. Иоанн! ведь там большая сумма!» Но он на это ответил: «ты дала мне, а я даю, кому хочу. Если тебе жалко, возьми твой пакет обратно и уходи!» Та рассыпалась в извинениях.

Приставу Дворцовой Части, который провожал о. Иоанна по городу, он подарил 100 руб., на которые пристав купил лампаду и повесил ее перед образом в своей канцелярии. Еврейской Общине о. Иоанн подарил 100 руб.

Профессор Сикорский после отъезда о. Иоанна написал брошюру о его пребывании в Киеве.

При посещении о. Иоанном домов был такой порядок: карета въезжала в ворота, которые закрывались и проникнуть к о. Иоанну было невозможно. Матери с детьми, чтобы попасть к о. Иоанну, клали детей через резные ворота во двор и только благодаря этому получали возможность войти.

В течение дня о. Иоанн служил молебен у Федора Артемьевича Терещенко.

Лучезарные глаза о. Иоанна проникали в самое сердце. Я бывал в Сергиевой Лавре, в Воронеже, у мощей Святителя Митрофана, в Софийском соборе в Киеве — служение о. Иоанна сильно отличалось от того, что я привык слышать; он дерзновенно, с глубокой верой обращался к Богу, слова молитвы произносил с настойчивой экспрессией.

После обеда Терещенко поднес о. Иоанну конверт с деньгами и дал его псаломщику 400 руб.

Я подошел к о. Иоанну и попросил позволения отвезти его к Бобырю. О. Иоанн подозвал пристава, взял мою визитную карточку, передал ее приставу и сказал ему: «Завтра в 7 ч. у. вы получите такую же карточку и прикажете пропустить карету г-на Огурцова во двор».

На другой день я передал визитную карточку городовому, а тот приставу, ворота дома графини Орловой-Давыдовой, где остановился о. Иоанн, отворились и я въехал во двор. Войдя в комнату, я увидел о. Иоанна, а в углу комнаты груду писем. В это время приехал Ф. А. Терещенко и просил о. Иоанна заехать к его больному управляющему. В мою карету сели: о. Иоанн, Терещенко и я, а на козлах сидел причетник.

Народ облепил карету, как пчелы улей. В окно кареты посыпались письма с деньгами. С большим трудом народ оттеснили от кареты и мы приехали к управляющему. О. Иоанн дал мне свое пальто, шляпу и посох. Когда мы вышли, народ, неизвестно откуда собравшийся, бросился за благословением и чуть нас с ног не сшиб. Карета приблизилась и мы сели. Сел и профессор Сикорский. Мы ехали по Большой Владимирской улице. На подножку кареты вскочил офицер и говорит: «о. Иоанн! 3 дня хочу с вами говорить, пришлось прибегнуть к этому способу».

Офицер переговорил с о. Иоанном и соскочил.

Когда мы подъехали к Бобырям, жившим во 2-м этаже, народ опять бросился и я на руках внес о. Иоанна во 2-й этаж. Когда мы вошли, о. Иоанн спросил: «Где здесь больной?»

Госпожа Бобырь бросилась на колени и сказала: «больного нет, а просим за нас помолиться». О. Иоанн был недоволен.

Через 10 дней после отъезда о. Иоанна Бобырь скончался от азиатской холеры.

После отъезда о. Иоанна протоиерей Корсаковский произнес проповедь: «Братья, многие скорбят, что не получили благословения о. Иоанна Кронштадтского. Напрасно! Есть Церковь Божия, которая преподает благословения».

Действительный Статский Советник Леонид Огурцов.
_________
Сообщение Вл. А. Маевского, библиотекаря Сербской Патриархии

В начале девяностых годов прошлого столетия в Киевской духовной семинарии воспитывался ученик Пашковский (нынешний возглавитель Русской Православной Церкви в Северной Америке и Канаде Митрополит Феофил).

Летом 1892 года семинарист Пашковский ушиб ногу во время игры. Пролежав несколько недель в постели, он явился в семинарию, но уже скоро должен был слечь в больницу, потому что боль ноги возобновилась еще с большей СИЛОЙ и о движении не могло быть и речи.

В больнице перепробовали все средства, призывали лучших киевских врачей, но... помощи никакой не было.

Больше пяти месяцев семинарист Пашковский пролежал и в клинике проф. Сикорского. Но облегчения тоже не последовало и больной юноша выписался и из этой клиники.

Оставался месяц до переводных экзаменов в 6-ой класс семинарии и Пашковский решил явиться на уроки, чтобы иметь право держать экзамены. Но врач семинарии, считая болезнь совершенно неизлечимой, настаивал на оставлении семинарии... То же советовало и начальство.

Юноша с грустью написал прошение, но не застал инспектора... Вдруг разнеслась весть, что в Киев прибыл о. Иоанн Кронштадтский и у больного юноши мелькнула мысль о чуде... Вместо подачи прошения об увольнении из семинарии, он пошел к ректору и просил дать возможность повидать Всероссийского Молитвенника.

Ректор очень внимательно отнесся к просьбе своего воспитанника и сказал, что сделает это при содействии В. М. Скворцова *, который близок к о. Иоанну.

* Василий Михайлович Скворцов тогда был преподавателем Семинарии и чиновником особых поручений при Киевском Генерал-Губернаторе. Впоследствии он состоял чиновником особых поручений при Обер-Прокуроре Св. Синода в чине тайного советника. Умер в 1938 г. 76 лет в г. Сараеве, в Югославии.

И, действительно, В. М. Скворцов подробно сообщил о. Иоанну о больном. А вечером 19-го апреля 1893 года Пашковский с В. М. Скворцовым в инспекторском экипаже отправился на вокзал, т.к. о. Иоанн уезжал из Киева. Василий Михайлович указал больному юноше, где в коридоре царских комнат ожидать Батюшку, а сам ушел к собравшимся высшим чинам края.

Вскоре в коридор вступил о. Иоанн и, проходя мимо больного семинариста, сказал:

— Христос Воскресе, голубчик!

Поблагословив и похристосовавшись с больным, он быстро пошел дальше.

Прошло некоторое время и в коридор вышел генерал-губернатор, граф А. П. Игнатьев. Он подошел к больному семинаристу Пашковскому и любезно спросил его:

— А вы, молодой человек, видели о. Иоанна Кронштадтского?

— Видел, — ответил юноша.

— Что он вам сказал? — снова вопросил граф.

— Похристосовался и поблагословил меня.

— И больше ничего?

— Ничего! — ответил семинарист.

— Пойдем со мной! — сказал любезно граф и, взяв больного под руку, повел в комнату, где был Батюшка о. Иоанн с многочисленными лицами собравшимися его проводить.

Когда граф ввел больного семинариста Пашковского в парадную комнату, все замолчали... Подошел В. М. Скворцов, принял больного юношу и, подведя к о. Иоанну, сказал:

— Вот, батюшка, наш хороший ученик 5-го класса, Феодор Пашковский... болеет и трудно ему дальше учиться... Помолитесь о нем!..

— Что такое... что с вами? — ласково осведомился Великий Молитвенник.

Больной подробно объяснил свою болезнь. Выслушав внимательно, Батюшка спросил:

— А как же вас лечили?

Тут же стоял знаменитый проф. Сикорский. И больной объяснил способ лечения, а профессор прибавил:

— Да вот болезнь его не поддается лечению.

После этого о. Иоанн сказал:

— Ах, зачем это было допускать?.. Вы духовный воспитанник... надо молиться. Научитесь горячо молиться... станьте на колени.

Больной стал на колени, а Батюшка, возложив руки на его голову, благословил.

Затем В. М. Скворцов помог больному встать, а Батюшка еще раз благословил его и сказал:

— Молись и учись... и Господь поможет тебе!

Поцеловав благодетельную десницу доброго Пастыря Всероссийского Молитвенника, больной юноша отошел, наблюдая общение о. Иоанна с присутствовавшими и многотысячным народом у вокзала.

В. М. Скворцов завез больного Федю Пашковского в семинарию. Последний зашел в рекреационный зал и при молчании ночи помолился пред образом Спасителя и, размышляя о всем бывшем, отправился на покой.

На другой день Ф. Пашковский оставил мысль о выходе из семинарии, стал ходить в класс, приготовлял уроки и выдержал экзамены, перейдя в 6-й класс первым во втором разряде.

Нога его больше не беспокоила — болезнь прошла от чудесной силы молитвы.

Заключение автора.

Исцеленный о. Иоанном воспитанник Киевской духов. семинарии Ф. Пашковский, получивший от о. Иоанна нарочитое двукратное благословение, ныне есть Митрополит Всея Америки и Канады Феофил. Он приезжал в Югославию на Собор Русской Правосл. Зарубежной Церкви и я имел честь встретить Его Высокопреосвященство на Белградском вокзале и сопровождать до квартиры. В это время Владыка Митрополит лично рассказал мне, что он в юности был исцелен о. Иоанном и напечатал об этом в американских газетах.

Судьбы Божий неисповедимы.

Вникни, читатель, и ужаснись, что сотворил Господь Вседержитель в назидание людям!

Воздвигнутый Богом на Русской Земле Великий чудотворец и пророк, прославленный Господом по всей вселенной о. Иоанн Кронштадтский в Матери Русских Городов Стольном Киеве исцеляет неизлечимо больного семинариста Федора Пашковского и преподает ему двукратно нарочитое благословение и Бог делает этого юношу Первоиерархом всея Америки и Канады.

Выписка из письма вдовы протоиерея С. Якшич, живущей в Югославии в г. Сремских Карловцах.

Воспоминания мои относятся ко времени моей юности и моего пребывания в Киеве в Левашовском интернате, где в 1893 г. начальницей была графиня Надежда Феодоровна Апраксина, которая получила извещение, что о. Иоанн посетит и наш интернат.

Легко себе представить, какое неописуемо радостное волнение охватило нас всех — и воспитанниц, и служащих.

Несмотря на разницу лет, тесная дружба связывала меня тогда с одной из наших классных дам — Клавдией Александровной Вельской, ревностной почитательницей о. Иоанна, исцелившего ее несколько лет перед тем от ее мучительного душевного недуга (умопомешательство).

О своем исцелении К. А. Вельская рассказала так:

После какого-то потрясения она стала психически больною. Несмотря на лечение у лучших врачей-специалистов, недуг ее не только не уменьшался, но принимал все более и более опасную форму. Она совершенно перестала принимать пищу, лишилась сна и все время порывалась покончить с собой. Одним из пунктов помешательства был и какой-то (не помню) религиозный вопрос, неотступно ее преследовавший. Не получив помощи от врачей, опечаленная мать ее решила обратиться к о. Иоанну и послала ему телеграмму с оплаченным ответом. Не могу точно воспроизвести текста ответной телеграммы, хотя и сама читала ее, но в главном содержание сводилось к следующему: Чего вы ищете? Царствие Божие внутри вас есть; уединитесь, молитесь, и Бог пошлет вам исцеление. Уже за несколько часов до получения ответа больная почувствовала облегчение и, после долгих мучительных бессонных ночей заснула тихим, спокойным сном. Ее отвезли в ближайший женский монастырь и, пробыв в нем месяц, она настолько оправилась от своей болезни, что могла снова начать свою педагогическую деятельность.

Графиня, желая доставить мне радость, сказала: «вы будете во время посещения о. Иоанна разливать у меня в квартире чай». Услышав это, воспитанницы передали мне кипу писем, с разными просьбами, которые я во время чаепития должна была вручить батюшке.

И вот долгожданный батюшка в нашем зале. Сколько бодрости и свежести отражалось в ясных голубых глазах о. Иоанна! Сколько в них было и ласки, и простоты!

«Здравствуйте, сестры, здравствуйте, матери, здравствуйте, милые классные дамы!» — обратился он к нам — «Христос воскресе, мои родные! Дайте оглядеть вас всех! А как у вас хорошо! Какой чудный вид! Все зелено, все распускается и цветет. И вы представляете из себя весну и души ваши, подобно природе, должны цвести добрыми делами... Ну, а теперь помолимся».

Прочитав молитвы, батюшка стал благословлять нас и окроплять св. водою. Я стала рядом с о. Иоанном, держа тарелку со святой водой. Тут я вспомнила, что графиня поручила мне разливать чай в ее квартире. Надо было идти вниз, все приготовить, а между тем не было сил лишить себя возможности быть лишние полчаса вблизи батюшки, слышать его голос. Как быть? Точно прочитав мои мысли, о. Иоанн внезапно обернулся ко мне г. сказал: «ты устала» и, взяв у меня из рук тарелку, передал другой воспитаннице... Внизу за чаем одна дама спросила о. Иоанна: «батюшка, что значит, что вас всюду так ищут, так ждут?»

— Это значит, что велика у них вера, — ответил oн — не меня они ждут, а благодати Божией, которая им дается через меня.

От волнения я не могла запомнить всего, что говорил батюшка. Стоя за его креслом я подумала: какое было бы счастье получить что-нибудь из его рук. Опять мгновенно, угадывая мысли, батюшка обернулся назад и, давая мне свое блюдце с чаем, сказал: «на, пей». От счастья я не помнила уже, как уезжал о. Иоанн, как я передала огромную пачку писем, среди которых было и мое письмо.

Скоро я кончила курс и судьба забросила меня в Петербург, где я имела случай еще 4 раза близко видеть о. Иоанна, получить его благословение и убедиться в его прозорливости. И каждый раз, после встречи с ним надолго оставалось чувство какой-то внутренней озаренности, согретости его лаской, какого-то особенного нравственного подъема. Бывая в квартире своей тетки Елизаветы Алексеевны Б., служившей в больнице св. Марии Магдалины, я встретилась с одной дамой, испытавшей на себе и прозорливость о. Иоанна и его необыкновенное милосердие к несчастным. Одно время ее постигла страшная нужда. Очень долго хворавший и лишившийся места муж ее умер, оставив ее с 4-мя малолетними детьми. Квартирная хозяйка, сама небогатая женщина, требовавшая тщетно уплаты за квартиру, угрожала судом и гнала па улицу. Голодные и оборванные дети просили пищи; не было дров, не было работы.

«Лучше покончить с собой», думала несчастная. Осиротелых детей скорее пристроят». Ломая голову, где и как найти выход из этого отчаянного положения, она решила пойти еще в один дом попросить работы и в случае неудачи уже не возвращаться домой. Не получив ничего и на этот раз, шатаясь от утомления, голода и отчаяния, она шла бесцельно, едва передвигая ноги, как вдруг внимание ее было остановлено кучкой бедняков, толпившихся у одного подъезда, где стояла карета. Не отец ли Иоанн, мелькнула у нее мысль, и едва она успела остановиться, как двери распахнулись и в них показался Кронштадтский пастырь. Легко представить себе, сколько отчаяния, муки и мольбы выразилось в лице бедной женщины. Мгновенно окидывает о. Иоанн взором столпившихся, и через всю толпу кошелек, набитый деньгами, опускается в руку подошедшей. «Не помню, как неслась я домой, как влетела в свою квартиру», рассказывала дама, плача при воспоминании о пережитом. Денег было столько, что хватило и на уплату за квартиру и на покупку провизии и дров. Через день или два неожиданно был получен благоприятный ответ на давно посланное прошение в приют о принятии туда двоих детей, а вскоре вышло и место кастелянши.

Достоверность этого случая несомненна.

_________


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     ...  
к следующей страницек следующей странице



Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2020 Церковь Иоанна Богослова