Крест
Радуйтесь, ибо Господь грядет судить
Вселенская Проповедь Вечного Евангелия. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
Rus
  omolenko.com  
Eng
  propovedi.com  
  Кредо Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие 3000 вопросов Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Эра Духа Святого История Фотокниги
  Апостасия РПЦ МП Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Стримы
  Жития святых Книги о.Олега Исповедь Библия Избранное
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования YouTube канал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
YouTube канал отца Олега   Facebook страничка   YouTube канал проповедей отца Олега  


ВКонтакт Facebook Twitter Blogger Livejournal Mail.Ru Liveinternet

Епископ Шлиссельбургский Григорий (Лебедев)


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  ...     51     52     53     54     55     56     57     58     59     60     ...  
к следующей страницек следующей странице


«БЛАГОВЕСТИЕ
СВЯТОГО ЕВАНГЕЛИСТА МАРКА»
(Духовные размышления)

51 Бесновавшийся просил Его (Христа), чтобы быть с Ним. Но Иисус не дозволил ему, а сказал: иди домой к своим и расскажи им, что сотворил с тобою Господь и как помиловал тебя (Мк. 5, 18-19).

Почему Христос в другой раз указывает оставить дом, идти за Собой? "Приходи, следуй за Мной", — сказал юноше (Лк. 18,22). И еще: "Всякий, кто оставит домы... отца... мать... жену... ради имени Моего, наследует жизнь вечную" (Мф. 19,29).

Есть заповедь о любви к Богу, и она первая и главнейшая.

"Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим... сия есть первая и наибольшая заповедь" (Мф. 22,37-38). Есть заповедь о любви к ближнему, и она по своей важности подобна первой: "вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя" (Мф. 22,39).

Исполнение первой контролируется второй: "Кто говорит: "я люблю Бога", а брата своего ненавидит, тот лжец" (1 Ин. 4,20). Потому Господь, утверждая исцеленного бесноватого в любви к Себе, посылает его на дело любви к ближним: "иди домой к своим"...

Конечно, первое дело любви к своим, родным — открыть им истину жизни, если они пребывают во тьме. Исцеленному и заповедуется пойти к неверующим и рассказать им о Господе и о чудных делах Его милосердия. Когда дело любви уже исполнено ("все это сохранил я от юности моей" — Мф. 18,21), тогда человеку указывается, как предел совершенства, всецелая отдача себя Богу. «Если хочешь быть совершенным... приходи и следуй за Мною" (Мф.19,21)- Или когда при исполнении дела любви обнаружилось, что "ближние" принадлежат к миру не Христа и не покинут его, тогда естественно, по слову Господа, разделение человека "с отцом его" (Мф. 10,35), и человек ради Царства Христова оставляет дом, отца, мать, жену, чтобы наследовать жизнь вечную (Мф. 19,29).

Этими же словами Господа, обращенными к исцеленному, указывается обязанность верующего не скрывать Божией милости, явленной человеку, поведывать ее миру, особенно в тех случаях, когда окружающие нуждаются в утверждении в вере. Как Господь во имя долга любви направил исцеленного бесноватого к своим, чтобы открыть им истину, так же точно во имя любви наш святой долг — открыть своим, ходящим во тьме, Истину Христа и своей жизни по Его правде.

52 И пошел (исцеленный бесноватый) и начал проповедовать в Десятиградии, что сотворил с ним Иисус; и все дивились (Мк. 5,20).

Опять толпа — любопытная и равнодушная, падкая к новости и духовно сонная. "И все дивились"... Они схватывают новость, закидывают вопросами, переспрашивают, хотят подробностей, сообщают друг другу, пожимают плечами по необычности происходящего. Они оживлены, они целый день будут говорить об этом... и только. "И все дивились"!

А почему не вернули? Почему не поправили своей грубости? Ведь они выгнали Великого Человека, сделавшего добро! Почему не пали к ногам Учителя? Почему не встрепенулись души? Почему нет раскаяния?! Даже нет понимания. Они неспокойны. Или свиньи дороже, и ближе душе человека стабилизация зла? В море внешности они только "дивились". А Он ушел... Он отвернулся, быть может, навсегда!

53 За Ним (Иисусом) следовало множество народа, и теснили Его. Одна женщина, которая страдала кровотечением двенадцать лет, много потерпела от многих врачей, истощила всё, что было У ней, и не получила никакой пользы, но пришла еще в худшее состояние, — услышав об Иисусе, подошла сзади в народе и прикоснулась к одежде Его, ибо говорила: если хотя к одежде Его прикоснусь, то выздоровею. И тотчас иссяк у ней источник крови, и она ощутила в теле, что исцелена от болезни. В то же время Иисус, почувствовав Сам в Себе, что вышла из Него сила, обратился в народе и сказал: кто прикоснулся к Моей одежде? Ученики сказали Ему: Ты видишь, что народ теснит Тебя, и говоришь: "кто прикоснулся ко Мне?" (Мк. 5,24-31). Но Иисус сказал: прикоснулся ко Мне некто, ибо Я чувствовал силу, исшедшую из Меня (Лк. 8,46).

Женщина в страхе и трепете, зная, что с нею произошло, подошла, пала пред Ним и сказала Ему всю истину. Он же сказал ей: дщерь! вера твоя спасла тебя; иди в мире и будь здорова от болезни твоей (Мк. 5,33-34).

Это один из изумительных евангельских рассказов. Он монолитен и расчленить его нельзя. Его содержание просто и настолько известно, что уже почти не затрагивает внимания. Женщина страдает 12 лет. Человеческой помощи нет... С глубокой верой она прикасается к одежде Христа и получает исцеление. И все. Просто и ясно. Но есть в этом изумительном рассказе такие блещущие кристаллы света, которых не выдерживает зрение, очарование захватывает дух, глубина ставит в тупик.

Найдутся ли слова рассказать о них? Здесь главная мысль — обнаружение Божественной Силы.

Бог есть Дух. Божественная Сила есть высочайшая духовная сила. Значит, она не материальна и законы материальности неприложимы к ней. Говорить об этой Силе применительно к материалистическим понятиям — значит кощунствовать. Однако не думай, что Божественная Сила, по ее тончайшей духовности, для нас, материальных существ, есть чистая фикция, иллюзия, почти самообман. И не думай, что обнаружение Божественной Силы в материальных вещах — по ее несродности этим вещам — тоже иллюзия.

Нет! Поскольку человеческий дух (не душа) вдунут от Божественного Духа ("и вдунул в лице его (Адама) дыхание жизни"), постольку есть в человеческом духе атом сродности Божественному Духу, и потому Божественная Сила может быть осязаема духом человека.

Евангельский рассказ о кровоточивой свидетельствует эту мысль фактом жизни. Этот факт показывает, что Божественная Сила — реальность. Она — такая же реальность, как любое наблюдаемое и видимое физическое явление.

Сам Христос Господь для удовлетворения человечества, имея в виду узость и ограниченность его мысли, привыкшей брести в мире ограниченности и измерять все ничтожной меркой земных вещей и условных понятий, Сам Господь в событии с больной женщиной материализирует обнаружение Божественной Силы до осязаемости физического явления.

Евангелие рассказывает: в момент прикосновения женщины "Иисус почувствовал Сам в Себе, что вышла из Него сила", и Он с настойчивостью вторично указывает на это: "Прикоснулся ко Мне некто, ибо Я чувствовал силу, исшедшую из Меня" (Лк. 8,46). Эта сила, как какой-то материализованный ток физической энергии, выходит под влиянием физического возбудителя — прикосновения.

Христос чувствует действие силы в момент прикосновения женщины. Это дважды и отмечается рассказом. "В то же время" (т.е. в миг прикосновения) Иисус почувствовал, и второй раз: "прикоснулся ко Мне некто, ибо Я чувствовал..." И, наконец, Божественная Сила, вышедши, не неуловима, не исчезает безследно, а подобно материальной энергии производит определенное физическое действие. Больная женщина, читаем у евангелиста, сейчас же, в миг прикосновения к Господней одежде, "ощутила" Божественную Силу и ее действие: "И тотчас иссяк у нее (больной) источник крови, и она ощутила в теле, что исцелена от болезни". Подмечай, как снисходителен Господь к человеческой слабости. До какой отчетливости физического явления Он обнаруживает людям Свою Божественную Силу. Убеждайся. Знай, глубже веруй. Поклонись Христу!

Идем дальше в анализ изумительного, неповторяемого евангельского события.

Божественная Сила, когда она направлена к людям, вся среди людей, вся обращена к ним, вся к их пользованию и спасению. Ведь Христос и явился на землю, чтобы открыть людям эту Божественную Силу и ею спасти людские души.

Христос со Своей Божественной Силой весь на земле, и Его Сила открыта на служение человечеству. Приходи любой, бери, пользуйся! Святой евангелист оттеняет именно эту мысль, когда особенно подчеркивает, что Господь был в народе. "За Ним следовало множество народа, и теснили Его". И еще ученики сказали Ему: "Ты видишь, что народ теснит Тебя". Значит, Божия Сила в человечестве, она открыта, она доступна. Бери, пользуйся! Но требуется какой-то контакт, при условии которого человек включается в сферу Божественной Силы. Требуется контакт со стороны, потому что Божественная Сила не действует механически, сама входя в души.

Божественная Сила — не слепая стихия, которая механически Пронизывает всякого, внешне соприкасающегося с этой стихией.

Ведь около Христа, когда Он шел (в дом Иаира), толпилось множество народа. Народ теснит Его, значит, без сомнения, десятки людей невольно прикасались к Нему, прикасались к Его одежде, и десятки людей, несомненно, Самого Христа невольно осязали, будучи теснимы толпой; ученики Христа на это и указывают. Когда Господь, как будто не зная о женщине, спрашивает: "Кто прикоснулся ко мне?" — ученики с полуупреком возражают: "Наставник! народ окружает Тебя и теснит, и Ты говоришь: кто прикоснулся ко Мне?" (Лк. 8,45), т.е. очевидно, что многие могли прикасаться ко Христу во время следования к Иаиру.

И очевидно, что среди многих прикасались к Нему и больные, потому что за Христом, как прославленным чудотворцем, шла толпа, и в ней, с несомненностью можно говорить, были и больные, и они также могли прикоснуться ко Христу. Итак, прикасались многие, исцелилась одна. Значит, исцелило не механическое соприкосновение с Божественной Силою, а соприкосновение и плюс какой-то еще фактор со стороны, который включил прикоснувшуюся в сферу Божественной Силы. Какой же фактор? Откуда он?

Он не от Христа. Сам Господь особенно оттеняет, что этот фактор идет не от Него. В рассказе о чуде подчеркивается как бы пассивная роль Христа. Он не только не намеревался совершить исцеление женщины, но как будто даже не знает, кто прикоснулся к Нему. Он ищет прикоснувшегося... (А ведь, как Бог, знал же Он, конечно, кто касался Его!)

Мало того, вся обстановка чуда такова, что как будто действие Божественной Силы произошло помимо ведения Бога и помимо воли Бога.

Божественная Сила как будто была вынуждена излиться помимо воли Бога. В этой подробности одна лишь мысль, и большая мысль: контакт с человеком произошел вне влияния (в смысле воздействия, давления) Божественной Силы. И Спаситель обстановкой чуда хочет особо оттенить это обстоятельство.

"Я в народе. Я в человечестве, ради него Я пришел, Моя Сила готова излиться в любой момент. Но в Ее излиянии действую не только Я, а еще и иной, привходящий фактор". Какой же? Если этот фактор не в Господе, то очевидно, в другой стороне из двух соединяющихся, т.е. в человеке.

Да, очевидно этот фактор в женщине. Она сама как бы вынуждает излитие в нее Божественной Силы. Теперь научимся от Господа последнему: чем же женщина вынудила Божественную

Силу открыться ей и исцелить ее, какой фактор со стороны человека устанавливает контакт Бога с человеком?

Женщина прикасается ко Христу. Через прикосновение в нее изливается Божественная Сила. Но прикосновение — внешний акт. Это лишь видимое посредство Божия посещения человека. Одна внешность, одно прикосновение само по себе не обезпечивает открытие Божией Силы. Мы видели, что прикасались многие, а исцелилась одна. Одновременно с внешним актом — прикосновением женщина выявляет и внутреннее — веру. "Дщерь! вера твоя спасла тебя".

Но мало сказать так, что женщина обнаруживает веру. Надо думать, что многие из больных, шедших за Христом, имели веру в Него и касались Его. Не одно же простое любопытство побуждало больного человека тесниться за Христом и терпеть излишние страдания усталости, тесноты и давки. Теснившиеся больные верили, что Господь может их исцелить. И однако внешнее соприкосновение и вера, как сознание, не обезпечивали Божественной помощи.

Женщина явила исключительную силу веры. Здесь была вера — воля, вера — душа, вера — жизнь. Здесь вера поглотила всего человека. Женщина в этот миг вся ушла в горенье веры; и пламень веры, которым она была охвачена, она бросила в прикосновенье, как будто бросила самое себя.

Вот фактор, со стороны человека нарождающий контакт с Богом, — огненная сила веры, когда человеческое, как бы сгорая, все поднимается к Отцу Небесному.

Да, да. Такая вера. Смотри, как евангелист подробно описывает эту веру. И разве Божие Слово, сообщая подробности о женщине, делает это для удовлетворения любопытства? Это сделано для научения нас.

Вспомним описание женщины. "Женщина... страдала двенадцать лет... Много потерпела от многих врачей... истощила все, что было у ней, и не получила никакой пользы, но пришла в худшее состояние"... Такова жизненная обстановка пришедшей к Христу. Страдала двенадцать лет... Двенадцать — число полноты. Значит, страдала долго и чрезмерно. И страдая, по обычаю земных, цеплялась за землю... помощи не было... получала новые раны ("потерпела от врачей") и все-таки цеплялась за землю... "Много потерпела от многих врачей".

Наконец были использованы все земные средства. Наконец на земное было убито все земное, т.е. убито и здоровье и убиты все материальные средства, имущество, деньги... "Истощила все, что было у ней". И в результате ничего! Только хуже. "Пришла в худшее состояние".

Полное крушение жизни! Впереди осталась могила нищей. И вот широкая, свободная, обезпеченная, когда-то радостная жизнь сузилась до узкой щели. А стены могилы росли, приближались и уже пахло землей. Свет жизни брезжил уже только в эту оставшуюся щель.

Через нее, через это ничтожное дрожащее последнее колебание жизни показался Небесный Учитель, дарящий туне, безвозмездно все дары жизни, воскрешающий к жизни. Что же, у женщины было колебанье? было сомненье? было одно любопытство? была холодная полувера? Для нее не было выбора.

Вся сила оставшейся жизни была брошена в этот единственный просвет. Или смерть, или "это". Значит, для жизни осталось только "это", "прикосновенье"... "И я спасена!" Выбора нет. И вот, вся сила оставшейся жизни была брошена в этот единственный просвет! Здесь была вера — воля, вера — вся душа, вера — вся жизнь.

Пламень веры она бросила в прикосновенье, как будто бросила всю себя. Сгорю, но спасусь. И она спаслась. "Дщерь! вера твоя спасла тебя". Что прибавить к сказанному?

Осмотрись, не много ли и ты потерпел от жизни? Не истощено ли богатство души? Не пришел ли и ты в результате цеплянья за земное в "худшее состояние"?

Молись Учителю, чтобы дал тебе дерзновенье веры броситься к Нему без остатка. Привлечь на себя излитие Божественной Силы и услышать ласковый голос Небесного Отца: "Спасла тебя вера... Иди с миром в душе и будь здоров от болезни твоей".

54 Но Иисус, услышав сии слова (о том, что дочь Иаира, которую Он шел исцелить от болезни, умерла и что не нужно утруждать Учителя идти в дом Иаира), тотчас говорит начальнику синагоги: не бойся, только веруй (Мк. 5,36).

Вера отлична от знания. Это две сферы и каждая со своими законами. Знание — это земля, и законы знания — законы материальные — земные. Вера — это дух, и законы веры — это законы духа.

Как земля не соединима с духом, так знание не соединимо с верой. И как знание не соединимо с верой, так законы земли не приложимы к явлениям веры. Они будут стеснять веру, связывать ее, спутывать ее полеты. Вот почему свет веры ты не перемешивай с земным и для веры не ищи земных подпорок. Это — гнилые подпорки. Они только вяжут веру, а вера должна иметь свободный полет. Значит, не прикидывай земную мерку к делам веры и дела веры не ставь в зависимость от земных событий.

Например, ты знаешь, что твой больной ребенок не поправляется и что болезнь осложнилась. По человеческим соображениям по медицинскому знанию ты видишь, что шансы ребенка убывают; появляется растерянность, боязнь... И если ты будешь молиться Христу, сам думая в то же время, что по-медицински ребенок должен умереть, то из-за серьезности положения ребенка помощь Христа будет казаться почти несбыточной. Твоя молитва будет, может быть, и глубокой молитвой человеческого безсилия, но вера твоя уже изранена. Ее подломило знание, факт жизни, от которого ты отравляешься. Ее надломила "боязнь", совершенно законная с человеческой точки зрения, с точки зрения земли.

А потому в деле веры откинь землю. Христос говорит Иаиру "не бойся", т.е. выбрось из головы сообщение, что дочь умерла — это земля, и там у тебя дома по законам земли что-то совершилось. Пусть, это совсем неважно... Ведь тебя же привела ко Мне вера. Так и веруй! Вера же — дух. Это — другая сфера... Там свои законы и своя жизнь. Она совсем не зависит от совершающегося на земле. Не скажешь же ты, что если у тебя больной палец, и ты помолишься Христу, то палец заживет, и Христос исцелит тебя, а если случится серьезная болезнь, то еще надо подумать: придет ли к тебе Христос. Как будто акт Божией воли стоит в связи с твоим пальцем или твоими внутренностями...

Ясное дело, что акт Божией воли не зависит от малости или крупности земных вещей. Ясное дело, что для Господа одинаково свободно прийти к человеку и когда он порезал палец, и когда он стоит на краю могилы. Одинаково для Господа сделать чудо милосердия и в том, и в другом случае. Не остановило же Господа совершить чудо милосердия даже разложение тела Лазаря? (Ин. 11,39). Значит, Господь приходит независимо от того, что совершается по законам земли.

Прийти Господу зависит не от земли и не от того, что совершается на земле, а зависит от духа человека и от того, что совершается в этом духе. Так пусть же земля не связывает духа, когда он уходит в сверхземное. И потом сверхземное для земли есть неизвестность, а неизвестность всегда угнетает ум человека. Неизвестность родит в уме колебания, боязнь. А для духа сверхземное — Бог и радость, и уход в сверхземное только охраняет дух. Так пусть же земля, земное, ум не связывают дух уходить к Отцу и просить у Него потребное со всей простотой и силой веры. И придет Господь, что бы ни делалось с тобой на земле и как бы ни казалось невероятным, с человеческой точки зрения, Божие посещение.

"Не бойся... Только веруй"...

55 И не позволил (Господь) никому следовать за Собою, кроме Петра, Иакова и Иоанна, брата Иакова. Приходит в дом начальника синагоги и видит смятение и плачущих и вопиющих громко. И, войдя, говорит им: что смущаетесь и плачете? девица не умерла, но спит. И смеялись над Ним. Но Он, выслав всех, берет с Собою отца и мать девицы и бывших с Ним (трех учеников) и входит туда, где девица лежала (Мк. 5,37-40).

Божии дары не рассыпаются без разбора на всяком месте и для всяких глаз. Разве слепой увидит разнообразие красот? И при плохом зрении разве не искажается восприятие цветов, как они есть?

Божии дары открываются по мере способности вместить их. Лишь "могущих вместить" Господь сподобляет быть свидетелями Своих тайн. Вот почему свидетелями воскрешения дочери Иаира Господь делает только трех избранных учеников и отца и мать умершей, ради их веры и родственной близости к ней. А прочие, что будут "судить по плоти" (Ин. 8,15), оставляются вне.

И если ты хочешь быть с избранными, имей веру и "больше сих узриши".

56 Приходит (Господь) в дом... и говорит им: что смущаетесь и плачете? девица не умерла, но спит (Мк. 5,38-39).

Умершая спит. Раз в последний день этого мира, на грани перехода в вечное Царство Славы, Господь из восстанавливаемого (воскрешаемого) тела человека сотворит для безсмертной души новое тело Царства Славы, то, конечно, смерть тела есть сон.

Вот почему и в другой раз Господь сказал про Своего умершего друга Лазаря: "Лазарь, друг наш, уснул" — и далее говорит: "Я иду разбудить его" (Ин. 11,11).

Так же исповедует Христова Церковь.

Она называет умерших усопшими, т.е. уснувшими, и молится об их блаженном успении, т.е. мирном сне.

57 И смеялись над Ним (потому что сказал Господь, что спит девица, дочь Иаира) (Мк. 5,40).

Вот с какого времени идет насмешка над Христом. И понятно: "Я не от мира" и "они (христиане) не от мира". Христос и мир — два царства. Это — плоть и дух. Чем больше противоположность меж ними, тем непонятней для мира Христос, и тем больше недоумение мира и злее его насмешки.

Христос и христианский дух. А мир "судит по плоти" (Ин. 8,5).

58 (Господь), взяв девицу (умершую дочь Иаира) за руку, говорит ей: "талифа куми", что значит: девица, тебе говорю, встань (Мк. 5,41).

Подмечай, с какой легкостью совершается величайшее чудо. Подходит к умершей, берет за руку и спокойно, властно говорит ей, как бы спящей: "Встань". И девица поднимается.

Для Господа, для Божественной Силы одинаково свободно совершить и великое и малое. А забота человека должна быть о том, чтобы не препятствовать проявлению Божественной Силы и безраздельной веры, всю ее привлечь на себя (ср. Мк. 5,25-29,34,36).

59 (Совершив чудо воскрешения дочери Иаира, Господь) строго приказал им (присутствовавшим при чуде), чтобы никто об этом не знал, и сказал, чтобы дали ей есть (Мк. 5,43).

Для чего? А почему же исцеленному бесноватому приказывает обратное: "Иди... и расскажи им, что сотворил с тобою Господь" (Мк. 5,19)?

Божии слова и Божии дела открываются людям по мере их способности воспринять таковые (ср.Мк.4,33 и 5,37-40). Значит, когда в одном случае среда (домашние бесноватого) признается способной воспринять Божию тайну, тогда Господь указывает поведать ей о чуде. В другом случае среда явно обнаруживает закостенение сердца ("смеялись над Ним"), и Господь замыкает тайну только среди избранных. Ради святости тайны Он не хочет метать бисер перед недостойными, чтобы они, кощунствуя, не стали "попирать" святыни "ногами своими". Такое разграничение способных и неспособных вместить Божии тайны и разное отношение к ним вовсе не было излишнею строгостью, как бы ригоризмом Господа, и уж совсем не говорит о том, что Господь благоволит к одним людям и отворачивается от других.

Разное отношение Христа к разным людям зависело только от самих людей. Такое отношение всегда оправдывалось, как показывает Евангелие, в деятельности Самого же Христа.

Вот верующая среда с сердцами, обращенными к Богу, и Господь открыто совершает чудо исцеления расслабленного, велит ему взять постель и среди народа идти в дом свой. Так делается потому, что будет воспринято. И сердца людей исполняются более верой. Действительно, Евангелие пишет: "Все... прославляли Бога" (Мк. 2,12; Лк. 7,16).

Среди неверных, с ожесточенным сердцем, неспособных вместить чудо, Господь, "скорбя об ожесточении сердец их", и, как бы для наглядного выявления этой прочной среды, совершает чудо исцеления больного с иссохшей рукой (Мк. 3,5). Что же в результате? Среда вразумилась? Спаслась? Нет. В ожесточении сердец среда подписывает себе полное осуждение: "Фарисеи (присутствовавшие при чуде), выйдя, немедленно составили с иродианами совещание против Него, как бы погубить Его" (Мк. 3,6).

Не прав ли был Господь, скрывая (в двух случаях) чудо от такой среды? Для нее чудо было безполезно: оно вело лишь к большему ожесточению людей. А люди всегда склонны к чуду и часто думают о заметном, показательном чуде, просят чуда, забывая, что может быть такое людское состояние окружающих, когда чудо — безполезно. Люди забывают, что может быть, например, такое людское состояние, когда, "если б кто и из мертвых воскрес", ничто не переменилось бы в жизни, а воскрешение объяснили бы по-своему, по-житейски, или мнимо-научно.

60 И сказал (Господь), чтобы дали ей (воскрешенной девочке) есть (Мк. 5,43).

Какая трогательная заботливость о ребенке! Заботливость Господа даже о физической жизни его. А вместе, приказанием дать есть воскрешенной Господь хочет уверить нас, что то было действительное воскрешение, полное возвращение к жизни ("возвратился дух ее" (Лк. 8,55), а не какая-нибудь манипуляция с искусственным оживлением организма собаки, когда отделенная от туловища голова собаки открывает глаза, рот).

61 И соблазнялись о Нем (Мк. 6,3).

Во все века исполнялось предсказание Симеона Богоприимца, что "лежит Сей (Христос) на падение и на восстание многих... и в предмет пререканий" (Лк. 2,34). И во все века "соблазнялись" о Нем. Предметом соблазна была обычность Его человеческой жизни... "Не плотник ли Он?"

Как будто Отец Небесный в условиях земного порядка, Им же благословенного, должен был в Своем Сыне на земле проявить одно сплошное чудо, одну необычайность. Как будто обстановка одного сплошного чуда не оторвала бы Божия Сына от земли, от людей, ради которых Он и пришел! А потом соблазнялись о Нем через Церковь. Разве служители Его безгрешны? Как будто члены Церкви живут вне земных условий. И как будто Бог на земле должен был создать обстановку сплошного чуда.

62 Иисус же сказал им: не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и у сродников и в доме своем (Мк. 6,4).

Эти слова приложимы и к оценке людского отношения к христианству. И для людей в христианстве "несть пророка", нет чуда, нет Христа как Бога. Как у домашних нет горизонта в оценке своего человека, родного и близкого, и их глаза застилаются житейскими мелочами, которые на первом плане, так же точно в оценке христианства, Церкви, людям мешает отсутствие горизонта и масштаба. Человеческая мысль путается в ближайших, видимых мелочах. Она пленена ими и не в силах из них выбраться. А надо смотреть шире...

За людьми, за их суетливостью, за мелочами ничтожных интересов, за борьбой самолюбий и тщеславий надо находить Всемогущую Божию Руку, ведущую жизнь в целом и направляющую события к своему концу. Тогда поймешь текучесть событий, найдешь свое место в них и поймешь, что требует от тебя Господь. Только тогда может быть ясность в жизни и спокойствие в деятельности.

63 И не мог (Господь) совершить там (на Своей родине, среди своих) никакого чуда (Мк. 6,5) по неверию их (Мф. 13,58).

Какие слова! "Не мог совершить"! Не сказано: "не совершил", а "не мог совершить", как будто ограничено было Божественное Всемогущество! Это новое и поразительное свидетельство того, что Божественная Сила как бы связывается человеческой немощью (ср.Мк.5,25-34). Бог безсилен спасти человека без человека.

Божественная Сила всегда готова излиться на человека... Но со стороны человека требуется порыв души и открытость души, чтобы воспринять Божественную Силу. Употребим аналогию: как в материальных вещах, для того, чтобы тот или иной аппарат уловил какие-либо атмосферные токи, надо, чтобы был открыт и действовал его приемник (как, например, в радиоаппаратах), так же точно для того, чтобы человеческой душе включиться в контакт с Божественной Силой, надо, чтобы приемник души был открыт и Действовал. Тогда он уловит токи благодатной Силы.

Если же души закрыты, глухи, если они неспособны принять Божий дар, то не расточать же Господу Свою Божественную Силу как бы в пространство. И Господь заключился в Себе. Это и обозначает Евангелие, когда говорит: "Не мог совершить там никакого чуда". Потому что закрыты были души. Никто не думал о Божественной Силе, и никто не обращен был к ней. Понятно, что выражение "не мог совершить" не содержит в себе и тени намека на то, что Господь не имел силы совершить чудо, а равносильно мысли, что Господь, скорбя о закрытии людских сердец, сознательно не совершил на Своей родине многих чудес. Святой евангелист Матфей так и пишет: "И не совершил там многих чудес по неверию их" (13,58).

64 И дивился (Господь) неверию их (окружающих) (Мк. 6,6).

И как не дивиться! Чудеса кругом, чудеса на каждом шагу! И все видят их. А оценка чудесного — своя оценка недомыслия и духовной слепоты: "Откуда у Него это?.. Не плотник ли Он?" (ст. 2 и 3). Так всегда! Божии знаменья есть в каждой жизни. Если быть внимательным, они на каждом шагу, они кругом... А оценка их — оценка недоумения и духовной слепоты: "Это все — пустяки". И человек остается со своими "пустяками". Остаются закрытыми глаза и заткнутыми уши... А Господь уходит с его пути.

65 И сказал (Господь) им (ученикам): ...если кто не примет вас и не будет слушать вас, то, выходя оттуда, отрясите прах от ног ваших, во свидетельство на них. Истинно говорю вам: отраднее будет Содому и Гоморре в день суда, нежели тому городу (Мк. 6,10-11).

Какая страшная участь! Пойми, что эта участь не палестинских городов и домов времени Христа, которые отвернулись от учеников и от Христова учения, это — участь всех отвергающих евангельскую истину во все времена и во всех народах. Содому и Гоморре — городам, из-за безнравственности в наказанье сожженных огнем, — отраднее будет в день суда, нежели городу тому, который отвергнет вас, вестников Божия Слова.

Не об апостолах заботится и не им обезпечивает радушный прием, а скорбит об ожесточенных сердцах, сознательно отвергающих истину, когда она известна, проповедуется. Как в другой раз записал апостол: "Горе тебе, Хоразин! горе тебе, Вифсаида!" (Мф. 11,21). Такова страшная участь сознательно отвергавших истину. "Если бы Я не приходил и не говорил им, они не имели бы греха, а теперь они не имеют оправдания в грехе своем".

Теперь не имеют оправдания, потому что пренебречь истиной — значит сознательно обречь себя на власть тьмы. А для тьмы — участь тьмы. Здесь только справедливость. Что сеял, то пожнешь! Разве можно шутить Словом Жизни? Разве можно безнаказанно пред Вечной Правдой пройти с усмешкой презрения мимо откровенного Слова Божественной Истины: "какая ненависть, какая глупость!" Разве можно безнаказанно предпочесть Слову Вечной Правды побасенки ограниченного человеческого ума?!

Вот и результат: предпочел умную тьму — оставайся во тьме. "Горе тебе, Хоразин! Содому и Гоморре будет отраднее в день суда", потому что Содом и Гоморра не слыхали проповеди истины. Если бы в Содоме были явлены силы (и значит, была проповедь истины), явленные в тебе, то он оставался бы до сего дня (Мф. 11,23). Тебя не заинтересовало слово Правды? Ты отверг Свет Истины? Ты остался глух к призывам спасения? Евангельские рассказы для тебя — наивная фантазия? Тебе дороже кичливое пустословие человеческого ума? Так получи свое — осуждение отвергнутой истины!

Истина — вечное Евангелие, отвергнутое тобой, твой неумолимый Судья; "отвергающий Меня и не принимающий слов Моих имеет судью себе: слово, которое Я говорил, оно будет судить его в последний день" (Ин. 12,48). "И увидел я... ангела, летящего по средине неба, который имел вечное Евангелие... и говорил он громким голосом: убойтесь Бога... ибо наступил час суда Его" (Откр. 14,6-7). И суд за отвергнутую истину будет только истинен: вся вселенная подтвердит это. "Ниневитяне восстанут на суд с родом сим и осудят его, ибо они покаялись от проповеди Иониной; и вот, здесь больше Ионы" (Мф. 12,41).

Проповедь пророка смягчила сердца грешнейших ниневитян, а ты глух и отвергаешь проповедь Самого Сына Божия. Ты — нераскаяннее грешнейших ниневитян! И они восстанут на суд и будут свидетельствовать против тебя! Тебя не смягчит призыв Самого Бога! "Царица южная восстанет на суд с родом сим и осудит его, ибо она приходила от пределов земли послушать мудрости Соломоновой; и вот, здесь больше Соломона" (Мф. 12,42).

Царица южная (Савская), ища истины, когда услышала о необычной мудрости Соломона, от пределов земли пришла за словом о жизни. Царица презрела все опасности дальнего и неизвестного пути. Она презрела женскую слабость... и идет и ищет человеческой мудрости, чтобы научиться истине жизни. А к тебе пришел Сам Спаситель!

Он зовет, открывает небесные тайны и дает исцеленье всей твоей немощности, а ты безпечно или горделиво отвернулся. Так какое же может быть оправдание тому, что остался ты во тьме и грехе? Никакого! Горе тебе! Отраднее будет Содому и Гоморре в день суда...

66 Он сказал им (Христос ученикам): подойдите вы одни в пустынное место и отдохните немного (Мк. 6, 31).

Отдых души — в молитвенном одиночестве. Тогда душа отходит от расслабляющих влияний извне и устанавливает контроль над своим внутренним миром, чтоб ничто не посмело расхищать ее богатства. Тогда же она входит в соприкосновение с неисчерпаемым источником своей силы — Богом, и крепнет, и ширится, и зреет в совершенство!

67 Иисус... увидел множество народа и сжалился над ними, потому что они были, как овцы, не имеющие пастыря; и начал учить их много (Мк. 6,34).

Пастырь Христос: "Аз есмь пастырь добрый" (Ин. 10,11). И не послушались Пастыря, и разбрелись овцы. А так как были слепы, то заблудились и погибли. "И сжалился над ними", потому что "слепы овцы"! И начал открывать им души, чтобы прозрели у них очи сердец и чувственные глаза их стали видеть ясно. Начал открывать им души, чтобы познали они Свет Истины и правда жизни воссияла им. "И начал учить их много".

68 Ученики Его (Христа), приступив к Нему, говорят: место здесь пустынное, а времени уже много, — отпусти их, чтобы они пошли в окрестные деревни и селения и купили себе хлеба, ибо им нечего есть. Он сказал им в ответ: вы дайте им есть. И сказали Ему: разве нам пойти купить хлеба динариев на двести и дать им есть? Но Он спросил их: сколько у вас хлебов? пойдите, посмотрите. Они, узнав, сказали: пять хлебов и две рыбы. Тогда повелел им рассадить всех отделениями на зеленой траве. И сели рядами, по сто и по пятидесяти. Он взял пять хлебов и две рыбы, воззрев на небо, благословил и преломил хлебы и дал ученикам Своим, чтобы они раздали им; и две рыбы разделил на всех. И ели все, и насытились. И набрали кусков хлеба и остатков от рыб двенадцать полных коробов (Мк. 6,35-43).

"Отпусти их..." Это — голос мира. Он делит жизнь на две полосы: одна полоса — христианам пойти в церковь, послушать Святое Писание, повздыхать о благочестивой жизни святых; другая полоса — это собственно жить, т.е. хлопотать, заботиться, приобретать, радоваться, отдыхать, растить детей и пр. Потому, когда нужно жить, тогда мир говорит христианству: "Отпусти их", они послушали слово Истины, и теперь пусть пойдут поживут. Они — люди, надо же им и об жизни подумать. И около христианства — место безжизненное, пустынное. Христианство — хорошая теория, а жить христианством не живут... Потому: "Отпусти их".

Христос не отпустил народа. То, что говорит мир, — заблужденье. "Я есмь хлеб жизни" (Ин. 6,48). От Меня и около Меня питайтесь душами и телами. Когда вы уходили от Меня "жить" и насыщаться по-мирскому, что вы выгадали? Не умирали ли вы не только душами, но и телами? "Отцы ваши ели манну... и умерли" (Ин. 6,49), а Я дам "хлеб... таков, что ядущий его не умрет" (Ин. 6,50). Куда же Я отпущу от Себя? На смерть?

И Он оставил народ около Себя. Оставил для насыщения сначала душ, потом тел. Хотя души уже были насыщены. Он все же говорит ученикам: "вы дайте им есть". Конечно, Он через это внушал ученикам, чтобы насытили народ словом истины, чтобы души их насытили, потому что знал Он, что ученики не имели вещественного хлеба и никак не могли накормить пять тысяч народа. Значит, словами "дайте им есть" напоминает, что посланные (апостолы) и раздаятели славы прежде всего должны позаботиться о духовном насыщении алчущих правды, напоминая, что это — первая забота о душе. Она должна напитаться от Христа.

Вторая забота — о теле, о всей внешней жизни. Господь знает, что такая забота естественна и указывает, что она должна быть удовлетворена около Него. Ради этой цели Господь совершает великое чудо насыщения пятью хлебами и двумя рыбами пять тысяч человек, не считая женщин и детей (Мф. 14,21).

Смысл чуда насыщения тот, что и внешняя человеческая жизнь должна строиться Господом же, как и насыщение Им души; что человек во всей своей жизни, в заботах, в трудах, в отдыхе, в радости, в печали должен жить от Него, через Него и в Нем. Для наглядной передачи этой мысли Господь совершает чудо в обстановке полного земного порядка. Он хочет указать, что все естественные земные потребности ведомы Ему, и Он удовлетворит их Своим могучим воздействием. Как добрый Домоправитель Господь приказывает всем занять места в полном порядке, рядами, с промежутками через 50, 100 человек. Как добрый Домоправитель Господь велит ученикам разносить сидящим пищу и раздавать им, чтобы не было суеты и безпорядка. Наконец, как добрый Домоправитель Он приказывает после трапезы собрать остатки, чтобы Божий дар не валялся неприбранным.

Зачем нужны эти подробности в евангельском рассказе? Все подробности порядка насыщения приводятся затем, чтобы показать, что Господь и в земном устроении жизни все предусмотрит как мудрый Созидатель жизни и удовлетворит земное потребное как любящий Отец.

Как творится самое насыщение? Чем достигается насыщение? Умножением хлеба, т.е. иначе говоря: увеличением внешних земных вещей? Нисколько. Ни один евангелист, рассказывая об этом чуде, не говорит, что Господь из пяти хлебов сделал 500 хлебов и ученики раздавали их, и из двух рыб сделал двести.

Насыщение дается благословением Бога: "воззрев на Небо, благословил и преломил". И стали делиться те же пять хлебов и от отламываемых кусков этих пяти хлебов с избытком были сыты пять тысяч человек. Здесь развитие той же великой мысли, что устроение земного порядка идет от Христа и наилучше совершается Его благословением. Не безконечная забота о вещах, не безконечная череда приобретений, не умножение вещей, не этот обычный плен вещами обезпечивает удовлетворение жизненных потребностей, а благословение Бога.

Когда земная жизнь устрояется под этим могучим благословением, тогда как бы повторяется чудо насыщения: всего хватает, малое удовлетворяет большое, не раздражает, и нет постыдного рабства вещей, ради "живота". Когда же жизнь строится без Божия благословения, по эгоистической самости, тогда она обращается в египетский плен вещами. Человек приобретает и не насыщается, заботится и не уменьшается ярмо забот. Весь свой век человек в хлопотах и тревоге, и конца нет делам, и не прибывает спокойствия и удовлетворения жизнью. Какое-то беличье колесо. Бег без достижения и радости... Плен, ярмо вещей... Так всегда, когда жизнь строится без Бога.

69 И, отпустив их (учеников), (Господь) пошел на гору помолиться (Мк. 6,46).

Уходит молиться "на гору". "На горе" ближе к Отцу. И Господь поднимается телом с долины как бы затем, чтобы быть над жизнью земли и оторваться от нее.

Здесь — образ молитвы к Отцу. Такова должна быть молитва к Отцу Небесному. Пусть душа уходит "на гору", оторвется от земного, поднимется над ним, забудет о нем, чтобы не связывала ее тяжесть земных дум, забот, интересов, чтобы не влачилась молитва в жиже земных помыслов и не обезкрыливала в рассеянности, перебегая по земным вещам...

Никогда же не забывай уходить молиться "на гору".

70 Вечером лодка (с учениками) была посреди моря, а Он (Христос) один на земле. И увидел их бедствующих в плавании, потому что ветер им был противный; около же четвертой стражи ночи подошел к ним, идя по морю, и хотел миновать их. Они, увидев Его идущего по морю, подумали, что это призрак, и вскричали. Ибо все видели Его и испугались. И тотчас заговорил с ними и сказал им: ободритесь; это Я, не бойтесь. И вошел к ним в лодку, и ветер утих. И они чрезвычайно изумлялись в себе и дивились, ибо не вразумились чудом над хлебами, потому что сердце их было окаменено (Мк. 6,47-52).

Опять та же картина (ср. Мк. 4,36-38): лодка людской жизни — сама по себе; Господь, Правитель жизни — Сам по Себе...

И понятно, лодка над пучиной. Там были вечером, т.е. к закату жизни. К вечеру она изжила все иллюзии земли, и нет у нее гавани, нет опоры, нет твердых берегов. Отяжелевшая лодка жизни к вечеру жизни чаще всего носится "среди моря", и сгущается около нее мрак жизни, а под ней — бездонная пучина.

И, конечно, лодка в бедствии!.. Конечно, ветер был противный. Как же ей не быть в бедствии, когда она одна и безпомощна? И "противный ветер" жизни мира тоже неминуем.

Когда бедствия протянулись длинной полосой, когда должны бы быть изжиты иллюзии и оценена человеческая безпомощность, тогда Господь, вечно бодрствующий над миром, идет по путям бедствующих человеческих жизней. Он всегда ходит по путям жизни, но люди в безпечности не видят Его. Теперь в дни бедствия, когда бедствие достигло вершин развития ("в четвертую стражу ночи"), Он проходит так близко к бедствующим, чтобы быть заметным.

Но и милосердуя о страдающем человеке, Господь однако не может спасти человека насильно, без его воли; и вот почему, когда со стороны бедствующих учеников не было обращения за помощью, Господь хочет миновать их. Об этом и упоминает евангелист Марк: "И хотел миновать их". Человек, чтобы получить Господню поддержку, должен обращаться ко Христу. Надо, чтобы у человека была открыта душа и приняла Божественное воздействие.

Ученики увидели Христа, идущего по морю, но откликнулись не обращеньем за помощью, а смятеньем, растерянностью и испугом. Их испугала необычность хождения по воде, и они не уразумели, что это же живой Бог, для Которого все возможно, как Творца стихий, а подумали, что они видят призрак. Люди, переживая бедствие, чаще всего бывают подавлены им и прижаты к земле. Еще в первый период несчастья те из людей, кто не утратил веры в Бога, те обращаются к Нему с мольбой бедствующих учеников: "Учитель, неужели Тебе нужды нет, что мы погибаем?"

Так как Господь, испытывая мужество и укрепляя веру, приходит лишь в четвертую стражу бедствий ночи, то слабая вера успевает зачахнуть, а в душе разливаются растерянность и смятение, а вместе с ними и подавленность. Когда в таком состоянии подавленности и влаченья по земле человеческая душа соприкасается с Божественным воздействием на нее, она, как застигнутая врасплох, совсем теряется. Соприкосновение с неизвестным и чрезвычайным усиливает страх; маловерие влачит мысль по земле...

И тогда веяние чудесного мира, который зовет к Богу, воспринимается как "призрак", как нереальное, как то, что "показалось". Когда пройдет первый невольный трепет души от осязания сверхземного и человек вернется к будничному "прочному и ясному" сознанию, тогда минувшее мгновенье Божия веяния рассматривается как иллюзия, объясняется расстроенным воображением, нервозностью и вспоминается как проявленная болезненная слабость.

Господь однако и при обнаружившемся малодушии учеников проявляет Свое милосердие до конца. Так как в учениках теплилась вера, что их Учитель может спасти, и их сердце невольно тянулось к Нему ("они хотели принять Его в лодку". — Ин. 6,21), то Господь прекращает бедствие. Он успокаивает учеников, заверяя их, что это — Он Сам, живой их Учитель, чудеса Которого они видели много раз. И Господь входит в лодку...

Как только Кормчий жизни вошел в лодку жизни, тотчас наступила тишина... Противного ветра как не бывало, и жизненное плавание пошло устойчиво и спокойно. Так верно руководство, и так надежна охрана. Не "изумляйся", не "дивись", как ученики (ст.51), что бодрствует Господь и что милосердие Его велико, и что Он ходит по путям жизни и подает руку, хотя бы ты был на грани отчаяния!

Ты сам-то будь чуток, не "окаменей сердцем" (ст.52), не похорони совесть в постоянных сделках, в приспособлениях в устраивании жизни по понятному и земному, а сумей ощутить Господа и приход Его. Да не малодушествуй, робея и как бы стесняясь принять Божеское, пытаясь приспособить его проявления к земным естественным явлениям, а с внутренней теплотою, открытым сердцем прими Христа, со страхом и любовью поклонись Ему, возблагодари Его милосердие, что Он взыскивает тебя грешного и забывшего Его, и тогда Господня рука выведет тебя из бедствия и с ее помощью ты пойдешь прямее и тверже.

71 Жители (земли Геннисаретской), узнав Его (Христа), обежали всю окрестность ту и начали на постелях приносить больных... и просили Его, чтобы им прикоснуться хотя к краю одежды Его; и которые прикасались к Нему, исцелялись (Мк. 6,54-56).

С такой ревностью ищут Его.

И ты, когда почувствуешь нужду в Боге, с ревностью ищи Его. Обегай всю человеческую "окрестность", осмотри человеческие пути жизни, облазай все закоулки человеческой мысли, и ты дойдешь до Христа, дойдешь, если будешь честно искать Его.

И когда придешь к Христовым путям, положи при них свою больную душу и моли Христа, чтобы влил в тебя силу "коснуться" Его... Потому что Христа надо "коснуться" и надо Его "осязать", чтобы принять Его Божественную поддержку (ср. Мк. 3,10).

72 И сказал (Господь) им (фарисеям и книжникам): хорошо ли, что вы отменяете заповедь Божию, чтобы соблюсти свое предание? (Мк. 7,9).

В мирской жизни так бывает на каждом шагу, т.е. на каждом шагу отменяется Божия заповедь ради предания человеческого. Эта отмена стала таким законом, что люди даже не подмечают ее. Люди желают руководствоваться в жизни своим рассудком, а при следовании за рассудком происходит незаметная подмена Божия закона человеческим обычаем. Людям кажется, что они живут осмысленной, разумной жизнью и совсем свободны в выборе своих поступков. Пустое заблужденье, приглядитесь!

Люди во все века — рабы и попугаи. Они — рабы и попугаи не только в быту, где все делается, "как принято", они — рабы даже в своей мнимой идейности, когда под влиянием и под давлением модного течения мысли они сами перестраивают свою "идейность" под него, и начинается их танцеванье под модные перепевы.

Христианство, эта высшая откровенная Правда о жизни, запутывается модным установлением. Оно или совсем откидывается как негодная отжившая теория жизни, или же оно оставляется внешне пристегнутым к жизни как старая маложизненная традиция.

Выходит, что послушание высшей жизненной Истине, послушание Богу, заменено рабством перед тренькающими пустыми погремушками времени. Слепой, бедный человек не видит, что он скоморошно попугайствует под жалкую балалайку! Он спокоен, а иногда и горд. Он "свободен"... Он в первом ряду современности! Он носитель человеческого прогресса!

Так оковы современности, меняющиеся чуть не каждое поколенье, носятся спокойно, и человек не видит их, а Божии веленья о жизни, действительно выправляющие жизнь, не нужны. Они — рухлядь, они — цепи, мешающие жизни. Какое жалкое заблужденье!

Оковы ограниченного человеческого ума и человеческого кривляния предпочтены Вечной Правде, Свету жизни! Недомыслие!.. Почему так бывает?

Да потому, что Божие слово "вольно и невольно" безпокоит; оно безпокоит совесть; оно связывает в человеке стихию зла. Оно требует контроля над собой. Божий закон — как судья в человеке. А человеческой испорченности приятнее и приемлемее то, что развязывает стихию низшего порядка и потакает ей. Так получает деспотию человеческий обычай и обрывается Божий закон.

73 И, призвав весь народ, (Господь) говорил им: слушайте Меня все и разумейте: ничто, входящее в человека извне, не может осквернить его; но что исходит из него, то оскверняет человека... ничто, извне входящее в человека, не может осквернить его, потому что не в сердце его входит... исходящее из человека оскверняет человека. Ибо извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство, — всё это зло извнутрь исходит и оскверняет человека (Мк. 7,14,15,18-23).

Сердце — центр физической жизни человека и по связи душевной деятельности с физической оно же, как объединение душевных способностей, есть центр и душевной деятельности. И как сердце разносит кровь по организму и дает ему или здоровье, или дурные токи, так и в душевной жизни от сердца идут проводники сил добра или зла. Само сердце, таким образом, является резервуаром добра или зла, и из него или же как из чистого резервуара течет добро, или же как из зараженного — зло.

И так в сложившейся душевной жизни добро и зло идут от сердца, как объединения душевных способностей. Там, в тайниках сердца человека, складывается порок человека или добро человека. Внешние влияния здесь играют второстепенную роль. Если они содержат в себе элементы добра или зла, то они будут лишь возбудителями добрых или злых стремлений, какие все же пойдут от человеческого сердца. Чаще внешнее впечатление само по себе не есть добро или зло, оно нейтрально. Его окрашивает встречная волна восприятия, которая идет от сердца. Если во встречной волне будет элемент зла, то и внешнее впечатление получит преобладающую окраску зла. Не будет элемента зла, впечатление воспринимается как нейтральное.

Вот пример. Всякому мужчине естественно встретить женщину и естественно смотреть на нее. А при взгляде на женщину образуется внешнее впечатление, которое и посылается уму и сердцу. Такое впечатление может быть совсем нейтральным, и в нем не будет греха. Грех будет тогда, когда порочное сердце мужчины воспримет впечатление с порочной окраской и такую окраску сообщит воспринятому. Так сказал и Господь, что согрешает не всякий посмотревший на женщину, и лишь тот, кто посмотрит "с вожделением" (Мф. 5,28).

Итак, человеческое сердце есть сокровищница добра и зла. И "добрый человек из доброго сокровища сердца своего выносит доброе, а злой человек из злого сокровища сердца своего выносит злое" (Лк. 6,45). Сердце делается таким в процессе формирования личности человека, а когда душевная жизнь человека сложилась, тогда сердце, как центр сознательной душевной жизни, само делается регулятором добра или зла, и по отношению к нему внешнее добро или зло не имеет самостоятельной ведущей роли.

И тогда, в частности, никакое внешнее зло не может войти в человека и осквернить человека, если оно не будет попущено накопившейся внутренней скверной, и, следовательно, тогда сквернит человека его собственная сквернота, которая загнездилась внутри его.

Здесь указана основа душевной жизни человека. Здесь большая истина. Вот почему и сказал Господь: "Слушайте Меня все и разумейте" (ст. 14).

Отметь же истину о душе в твоей памяти! Отметь, что твое сердце есть ключ добра и зла в тебе и что, следовательно, ты полный ответчик за все внутренне нечистое. А если ты полный ответчик за свое сердце, то надо тебе быть полным хозяином его, те. надо, чтобы сердце в твоих интересах было проводником только одного добра, но не зла и греха; надо, чтобы и внешние влияния, когда в них есть элемент греха, сердце пропускало через себя, как желудок пищу, не оскверняясь ими, а чтобы добро текло из сердца постоянной широкой и свободной струей.

Ты думаешь и ты говоришь о сторонних дурных влияниях на тебя и ими оправдываешь свою худость. Не много ли лицемерия в этих самооправданиях?

Когда человек не стоит на страже своей внутренней чистоты и в нем развязывается стихия низшего порядка, тогда человек охотно принимает все противное Божественному закону (ср. Мк. 7,9) и легко идет на сделки и компромиссы, а в успокоение хоть изредка будоражащей совести ссылается на неотвратимость внешнего дурного влияния, вынуждающего на зло и грех.

Здесь лукавство!

Правда такова, что стороннее влияние пусть остается влиянием и пусть даже в нем будет элемент греха... А что это стороннее влияние ты не пропустил через себя без вреда для себя, что ты приложил его зло к своему злу и маскируешь свою нечисть внешним злом, это уж твоя вина, за которую ты и несешь ответ.

Ничто входящее в человека само по себе не осквернит человека, а осквернит его собственная скверна, исходящая от испорченного сердца. "От сердца бо исходят помышления злая..." Господь дает перечень злых мыслей, идущих от сердца, и ставит их в порядке нарастания зла, в смысле охвата им (злом) души и углубления в душу до полного истребления там всего здорового и нормального.

Сначала Господь указывает зло, имеющее основанием греховное тело, направленное на тело и имущество человека: прелюбодеяние, любодеяние, убийство, кражи, лихоимство (ст.21). Потом называет зло, покоящееся на душевных движениях: злоба, коварство, непотребство, завистливое око (ст.22). И заканчивает обозначением зла, пронизавшего душу до ее основ и перевернувшего ее нормальную природу: богохульство, гордость, безумство (ст.22).

Богохульство или вероотступничество есть первый этап истребления души, когда у нее порываются корни питания, связь с Богом как источником жизни. Тогда человек пытается подменить Божескую основу жизни самостью. Человек себя самого, свой ум, волю делает регулятором жизни и свой эгоизм ставит в центре жизни. Это — второй этап истребления.

Но так как извращенная человеческая самость — иллюзорная опора жизни, то, конечно, банкротство жизни на этом этапе неминуемо, и человек скатывается к третьему и последнему этапу — безумству.

"Безумством" кончает человек зла. Это — полюс истребления души, когда в ней не остается ничего здорового, когда "омрачается несмысленное сердце" человека (Рим. 1,21), и на всю его деятельность, на всю жизнь ложится печать физического и морального помрачения, когда человек предается "в неискусен ум творити непотребная" (Рим. 1,28).

74 Пришел (Господь,) в пределы Тирские и Сидонские; и, войдя в дом, не хотел, чтобы кто узнал; но не мог утаиться (Мк. 7,24).

Господь не прибегает к внешнему давлению на человека, чтобы расположить его к Себе. Господь не прибегает к чуду как внешнему механическому доказательству Своей силы, чтобы подавить им человеческую ограниченность. И могущество Господа всегда на земле, но оно не изливается механически. Оно как бы скрыто.

Эту мысль Господь передает образно, когда, войдя в дом, не хочет, чтобы кто узнал о Нем. Для верующей же души, ищущей Его, Господь открыт и явен каждый миг: "не мог утаиться" для такой.

75 Услышала о Нем (Христе) женщина, у которой дочь одержима была нечистым духом... а женщина та была язычница... и просила Его, чтобы изгнал беса из ее дочери. Но Иисус сказал ей: дай прежде насытиться детям, ибо нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам. Она же сказала Ему в ответ: так, Господи; но и псы под столом едят крохи у детей. И сказал ей: за это слово, пойди; бес вышел из твоей дочери (Мк. 7,25-29).

Дети — это признающие Отца и тянущиеся к Отцу Небесному. Конечно, они насыщаются первыми уже потому, что они ищут пищи Отца и способны принять ее (ср. Мк. 4,25). Однако не отвергает и "не детей" — "дай прежде насытиться детям"... Пищу от Небесного Отца получат все.

"Не дети" обозначаются как будто жестоким словом. Так потому, что отвергающие Божественное слово попирают его, уподобляясь неразумным животным.

Оттого в другой раз и заповедует: "Не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими" (Мф. 7,6). А когда "не дети" захотят взять хотя бы "крохи" Божественной Правды, крохи от пищи детей, тогда Отец открывает им всю любовь и за один миг, за одно обращение веры дарит им Свою благодать: "За это слово, пойди..." дочь твоя здорова (ст.29).

Здесь укор неразумной душе!

О тебе первая забота Отца. Тебе приготовлен первый стол. И такой стол, что даже крошки с него дают жизнь! А ты все черства и все небрежешь!


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  ...     51     52     53     54     55     56     57     58     59     60     ...  
к следующей страницек следующей странице



Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования YouTube канал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2023 Церковь Иоанна Богослова