Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Вопросы
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Архив Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
YouTube канал отца Олега   YouTube канал проповедей отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Facebook Twitter Blogger Livejournal Mail.Ru Liveinternet

Oлег Платонов

Жизнь за царя

(Правда о Григории Распутине)


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  ...     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     ...  
к следующей страницек следующей странице


В МОСКВЕ




     По  разным   делам  Распутин  нередко   бывал  в   Москве.   Здесь   он
останавливался   в  доме   своей   горячей  почитательницы  Анисьи  Ивановны
Решетниковой  на Большой  Царицынской улице, что недалеко  от  Новодевичьего
монастыря.  Это была старушка 78 лет, вдова богатого человека,  продолжавшая
его дело под фирмой "И.С.Решетников и К".

     Дом  Решетниковой был  большой,  белый,  с  массивными  дверями.  Покой
Распутина здесь оберегался. Просто так к нему не  пускали. На звонок выходил
швейцар,  "допрашивал" посетителя, затем звал  сына хозяйки дома, который со
своей стороны тоже учинял допрос.

     - Григория Ефимовича многим  хочется  видеть, и  потому  здесь домашние
стараются сохранить его покой. Вы, может быть,  скажете, как ваша фамилия  и
что  вам  угодно?  Что  вас  привело  сюда  и  знаете  ли вы лично  Григория
Ефимовича?

     После  допроса  сын  владелицы  уходил и  обычно  возвращался  с  самим
Распутиным.

     Вот как описывает одну из встреч посетивший его в доме Решетниковой.

     "Довольно  крепкая фигура, выше  среднего роста, синяя русская рубашка,
подпоясанная ремешком, серые штаны, сапоги бутылками. Длинные волосы  гладко
примазаны.  Кругом лица  густая  окладистая борода, спускающаяся  на  грудь.
Большие глаза прищуриваются".

     "Распутин, - пишет посетитель, - подошел ко мне, пристально посмотрел и
протянул руку.

     - Здравствуй.

     Говорит тихо. Голос вкрадчивый, мягкий, на "о".

     - Садись, голубчик, расскажи...

     Мы  сели  рядом  на   деревянной  скамейке  в  вестибюле,  и   я  начал
рассказывать свое дело.

     Дело  мое,  действительно, весьма  трудное и  казавшееся мне совершенно
ненадежным.

     Во  время моего рассказа  Распутин то  глядел мне  в глаза, то  опускал
голову..."

     По окончании рассказа Распутин говорит: "Надо сделать, надейся, родной.
Вот уже осенью увижусь и устрою... А сейчас прощай, когда оборудую, дам тебе
знать" - и трижды поцеловал просителя.120

     25  марта  1915  года  Распутин  приехал  в  очередной  раз  в  Москву,
сопровождаемый своими постоянными  агентами Свистуновым и Тереховым. Ведется
параллельное наблюдение и по  другим каналам. Из Петербургского в Московское
охранное отделение летит срочная депеша:

     "25  марта   курьерским  э1  выехал  Москву  Григорий  Распутин  кличка
наблюдения  "Темный"  установить  неотступно совершенно секретное наблюдение
случае выезда сопровождайте. Телеграфируйте мне э139.

     Полковник Глобачев".121

     Удивительно,  но почему-то  наблюдение  Московского охранного отделения
устанавливается только с 27 марта.

     Ни на одной странице  нет  ни  одного намека на скандальные  события, в
которых якобы участвовал Распутин сразу же по прибытии в Москву.

     Дело в том, что через два с половиной месяца после этой  поездки против
Распутина  задним  числом  фабрикуется  еще  одна,  пожалуй,  самая  гнусная
фальшивка.  Ее  заказчиком  был  шеф  корпуса  жандармов,  товарищ  министра
внутренних  дел масон  Владимир  Федорович  Джунковский,  бывший  московский
губернатор  в 1905-1913 годах.  Конечно, в то время о масонстве Джунковского
никто не  знал.122 Джунковский является одним из самых преданных сторонников
Великого  князя Николая Николаевича, который в это время, находясь  на посту
Верховного главнокомандующего, рвется к  высшей власти. Одним из препятствий
на пути  к  ней является  влияние  Распутина  на  царя.  По  мнению  Николая
Николаевича,  Распутина  надо   дискредитировать  любыми  средствами.  Масон
Джунковский с этим согласен.

     Джунковский  восемь лет служил  в  Москве  губернатором,  знает  людей,
обстановку,  поэтому недаром театром  будущих действий  фальшивки становится
именно Москва.

     Итак,  через  десять  недель после  посещения  Распутиным Москвы на имя
Джунковского поступает письмо от начальника охранного отделения Москвы.

     На бланке начальника отделения по охранению общественной безопасности и
порядка в г.Москве:

     "5 июня 1915 г. э291834

     Совершенно секретно

     Личное

     Его   превосходительству  г-ну  товарищу   министра   внутренних   дел,
командующему отдельным корпусом жандармов (Джунковскому).

     По  сведениям  Пристава  2  уч.  Сущевской  части  г.Москвы  полковника
Семенова,  26 марта сего года, около  11 час. вечера, в ресторан "Яр" прибыл
известный  Григорий  Распутин  вместе  с  вдовой  потомственного   почетного
гражданина  Анисьей   Ивановной   Решетниковой,   сотрудником  московских  и
петроградских  газет Николаем  Никитичем Соедовым и неустановленной  молодой
женщиной. Вся компания была уже  навеселе. Заняв кабинет, приехавшие вызвали
к себе  по  телефону редактора-издателя московской газеты  "Новости сезона",
потомственного  почетного  гражданина  Семена   Лазаревича   Кугульского   и
пригласили  женский  хор,  который исполнил  несколько  песен и  протанцевал
"матчиш" и "кэк-уок". По-видимому, компания имела возможность  и здесь  пить
вино, так как опьяневший еще больше  Распутин плясал впоследствии "Русскую",
а затем начал откровенничать с певичками в таком роде: "Этот кафтан подарила
мне "старуха",  она  его  и сшила", а после  "Русской": "Эх,  что бы  "сама"
сказала, если  бы  меня  сейчас  здесь увидела".  Далее  поведение Распутина
приняло  совершенно безобразный характер  какой-то  половой  психопатии:  он
будто  бы обнажил  свои половые  органы  и  в  таком  виде  продолжал  вести
разговоры с певичками, раздавая некоторым из них  собственноручные записки с
надписями вроде  "люби  бескорыстно", прочие наставления в памяти получивших
их не  сохранились.  На замечания заведующей  хором о  непристойности такого
поведения в присутствии женщин  Распутин возразил, что он  всегда так держит
себя пред женщинами, и  продолжал сидеть в том же виде. Некоторым из певичек
Распутин дал по  10-15 руб., беря  деньги у своей молодой спутницы,  которая
затем оплатила  и все прочие расходы по  "Яру".  Около 2 часов ночи компания
разъехалась.

     Об  изложенном, вследствие телеграфного приказания  от 31 минувшего мая
за э1330 имею честь донести Вашему Превосходительству.

     Полковник Мартынов".123

     Через два дня тот же полковник направляет Джунковскому еще одну бумагу.

     На бланке начальника отделения по охранению общественной безопасности и
порядка в г. Москве:

     "7 июня 1915 э300768

     Совершенно секретно

     Лично

     Его   превосходительству   г.   товарищу   министра   внутренних   дел,
командующему отдельным корпусом жандармов. В дополнение к донесению моему от
5-го   сего  июня  за   э291834,  имею  честь  представить  при  сем  Вашему
Превосходительству одну из собственноручных записок  Григория  Распутина, из
числа розданных им  певичкам  женского хора ресторана "Яр", при посещении им
этого  увеселительного  заведения  26  марта  сего  года.  Записка  написана
карандашом  на  обрывке  листа  писчей  бумаги  и  крайне  неразборчива   по
малограмотности ее автора, но, по-видимому, читается так: "Твоя красота выше
гор. Григорий".

     Полковник Мартынов".124

     К этой бумаге  приложен конвертик с запиской на обрывке  листа,  почерк
которой очень отдаленно  напоминает  почерк  Распутина,  а  при внимательном
рассмотрении мало похожий на него.

     И все. Больше по этому делу никаких  документов нет. Только две бумажки
и плюс еще разные домыслы Мартынова по поводу событий.

     Ни показаний свидетелей, ни протоколов допросов. В документе  ссылаются
на певичек и служащих ресторана "Яр", но из них никто не допрошен.

     Нет показаний ни Решетниковой, ни Кугульского, ни Соедова. Их просто не
было.

     То  есть,  кроме  рассказа  некоего  пристава  2  уч.  Сущевской  части
полковника Семенова, который знает это со слов других "неизвестных лиц", нет
ни одного свидетельства, ни одного доказательства, кроме "записочки".

     Я ее  верчу в  руках, рассматриваю со всех сторон. Даже если  это  и не
подделка (а  скорей  всего  что  подделка, я много видел  записок с почерком
Распутина, эта  самая непохожая), каракули написаны на ней так неразборчиво,
что  их  можно трактовать как угодно. Например, ее  можно прочитать  и  так:
"Твое прошение  вышли  скорее".  Потом  опять же, если она изъята у какой-то
певички, почему не указана фамилия, почему нет ее показаний?

     Дело,  еще не  расследованное,  предается  широкой  огласке  в  печати,
обрастая там массой еще более фальшивых и неприличных подробностей.

     Николай  Второй поручает расследовать его  и  представить отчет. Однако
самое тщательное расследование не дало ничего нового. Выясняется только, что
нити  этого  дела   тянутся  к   самому  Джунковскому  и  связанному  с  ним
градоначальнику Москвы генералу Адрианову.

     Выступить  против  Распутина открыто Джунковский  решился только 1 июля
1915 г. К  этому  времени  он  собрал  пухлое досье, в  котором  полицейские
фальшивки  соседствовали  со слухами  и сплетнями, выдаваемыми за результаты
агентурной работы.

     В тот день  Джунковский  делал царю отчет о  событиях в Москве и, когда
закончил,  вдруг  без  всякого  перехода попросил  царя выслушать  его и  по
другому вопросу.

     Как пишет сам Джунковский, услышав это, "Государь несколько изменился в
лице, принял  серьезное  выражение и, пристально посмотрев на меня,  сказал:
"Пожалуйста, говорите".

     Как утверждал  Джунковский, Государь во  время доклада  не  проронил ни
слова, все время смотрел ему прямо в глаза и только  бледность лица выдавала
его волнение. Когда Джунковский кончил, Государь тихим голосом спросил  его:
"У вас это все изложено, у  вас есть памятная записка?" Джунковский  ответил
утвердительно. "Дайте Мне ее", - Джунковский достал из портфеля свою записку
и  передал царю, который сразу же  положил ее в ящик стола и запер на  ключ.
Возникла пауза, после которой Джунковский пытался убедить царя, что  записка
составлена им лично и в одном экземпляре, копий с нее не имеется, а черновик
уничтожен. (Как окажется позднее, это была неправда.)

     Джунковский также утверждает, что Государь сказал ему: "Благодарю Вас".
"Эти слова, - пишет Джунковский, - меня обрадовали и подбодрили - многие  до
меня, не  исключая и лиц Императорской  Фамилии,  начинали говорить не раз о
Распутине, но я был первый, которому Государь дал все высказать, которому не
сказал:  "Прошу  не  вмешиваться в Мои  личные семейные  дела"  (ГАРФ ф.826,
Д.56.Л.178).

     Опять  же  со слов  самого  Джунковского,  он  якобы  стал  высказывать
Государю   свои  предположения,  что  Распутин  является  объектом,  которым
пользуются  враги  государства,  для  гибели России и династии,  и потому он
просит  разрешение  установить   строжайшее  наблюдение  за   всеми  лицами,
посещающими Распутина, и кого  он посещает,  а особенно за лицами, подающими
ему  прошения,  для  передачи  на  высочайшее Имя  (как  будто  это  уже  не
делалось!). И якобы Государь сказал ему: "Я вас даже прошу это выполнить, но
все, что вы будете замечать, вы будете говорить Мне непосредственно, это все
будет между нами, я  вас  очень благодарю". В тот день Джунковский провел  у
царя с 10 часов вечера до половины первого ночи и  вышел от Него "счастливым
и довольным".

     Однако веселиться  ему было рано. Разобраться с запиской Джунковского о
Распутине  царь поручил  своему  доверенному лицу Н.П. Саблину. Тот допросил
Джунковского и  попросил его представить  свидетелей, которые  могли бы  все
подтвердить.

     Самое поверхностное  расследование  показало, что  "факты" Джунковского
либо сфабрикованы,  либо намеренно искажены.  Так, при  допросе  московского
градоначальника  Адрианова и некоторых  других  лиц  вскрылось, что  дело  о
кутеже  в  ресторане  "Яр"  было  сфабриковано. Оказались липовыми  и другие
"факты", приводимые Джунковским.

     Поняв,  что  имеет  дело  с  бессовестным  интриганом  и  лжецом,  царь
Джунковского  немедленно  уволил.  В  записке  Государя  так  и  говорилось:
"Настаиваю на  немедленном отчислении  Джунковского  от  должностей..."  Это
произошло 15  августа. Фактически Джунковский исполнял  свои  обязанности  в
течение всего августа (ГАРФ, ф.826. д.56, Л.305).

     Вместе с  Джунковским  полетели  и  его друзья  из царской свиты: князь
Орлов - начальник военно-походной канцелярии - и его помощник Дрентельн.

     А уже 17 августа масон  А. И. Гучков направил  Джунковскому письмо, где
писал: "Всей душой с  Вами. Знаю,  что  Вы переживаете.  Но  не скорбите,  а
радуйтесь Вашему освобождению из плена.  Вы увидите, "они" -  обреченные, их
никто спасти не  может. Пытался спасти их Петр Аркадьевич. Вы знаете, кто  и
как с  ним расправился. Пытался и я  спасти. Но затем махнул рукой. Пытались
сделать и Вы, но на Вас махнули рукой" (ГАРФ, ф.826. д.56, Л.312).

     Позднее  градоначальник  Москвы  генерал  Адрианов   передал  Вырубовой
заявление, в котором говорил, что "по лично им произведенному расследованию,
неблагопристойности  Распутин не производил  у  "Яра". Однако  Распутин даже
отказался  встретиться с Адриановым, когда тот попросил об этом. "Нужно было
в  свое   время,  -  сказал  Распутин,  -  когда  он  был  градоначальником,
посмотреть, что такое полиция написала ген. Джунковскому".125

     Фальшивки   Джунковского   прочитали   и   Великие   князья,  и   члены
Государственной Думы, и много других людей.  Бездоказательные бумажки  стали
средством подрыва престижа царской власти. Джунковский распространяет  слух,
что царь согласен с его выводами и хочет  наказать Распутина.  Когда царь во
всем разобрался, он Джунковского сместил,  а царица стала считать его личным
врагом.  "Ах, дружок, - писала она  царю  22  июня 1915 года, - он нечестный
человек,  он показал Дмитрию  (Великому  князю. -  О.П.) эту гадкую, грязную
бумагу  (против  нашего  Друга). Дмитрию, который  рассказал про это Павлу и
Але.  Это такой грех,  и будто  бы ты сказал,  что  тебе надоели эти грязные
истории, и желаешь, чтобы он был строго наказан.

     Видишь, как  он перевирает твои слова и приказания - клеветники  должны
быть наказаны, а не  Он. В Ставке (т.е. Великий  князь Николай Николаевич. -
О.П.)  хотят  отделаться  от  Него  (этому  я  верю),  -  ах,  это  все  так
омерзительно!  Всюду враги,  ложь.  Я давно знала, что Джунковский ненавидит
Григория  и что  преображ.  потому  меня ненавидит,  что чрез меня и  Аню Он
проникает к нам в дом".


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  ...     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     ...  
к следующей страницек следующей странице



Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2019 Церковь Иоанна Богослова