Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Вопросы
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Архив Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
YouTube канал отца Олега   YouTube канал проповедей отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Facebook Twitter Blogger Livejournal Mail.Ru Liveinternet

Oлег Платонов

Жизнь за царя

(Правда о Григории Распутине)


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  ...     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     ...  
к следующей страницек следующей странице


ПОЧИТАТЕЛИ




     По данным наружного наблюдения, примерно три четверти лиц, входивших  в
окружение Распутина, можно отнести к его почитателям и поклонникам.

     В левой и бульварной печати этих людей называли распутинцами, вкладывая
в  это слово презрительный и уничижительный смысл.  Будущая судьба  их  была
очень нелегкой, большинство  из них  ждала чекистская  пуля,  ибо в архивах,
захваченных большевиками, сохранялись списки всех поклонников Распутина. Тем
более что "железным"  чекистом стал  один из  врагов распутинского  кружка -
Труфанов (Илиодор).

     Этот круг верных поклонников и почитателей Распутина был неоднороден. В
ближайшее  окружение Распутина входило  50-60 человек, то есть не  более чем
один из десяти его поклонников. Но самыми близкими для него людьми были Анна
Вырубова (Аннушка). Мария Головина (Муня), Акилина Латинская, Ольга Лахтина,
Зинаида  Манчтет, Александра  Пистолькорс,  супруги  Добровольские,  супруги
Волынские,   супруги  Патушинские,  супруги  Сазоновы,   супруги  Соловьевы,
Александра Гущина,  Вера Кусова, Мария Гаар, Лидия  Никитина,  духовные лица
Варнава, Исидор, Мартемиан.

     В  его окружение  входили и  самые простые  люди - крестьяне,  и  самые
знатные  - князья  и  придворные царя. Круг  высокопоставленных  поклонников
Распутина был очень широк: князья  Шаховские, Енгалычева, Багратион-Давыдов,
Щетинин;  графы Симонич,  Стенбок-Фермор, Нирод,  Орловы-Давыдовы; баронессы
Врангель и Кусова.  Лица из ближайшего окружения царя - Дэн, Ломан, Танеевы,
Саблин,    Воейков    и,   конечно,    Вырубова,    Пистолькорс,   Никитины.
Высокопоставленные чиновники,  министры, сенаторы,  губернаторы, генералы  -
Мамонтов, Наумов, Раев, Орловский, Рогович.

     Но было множество  и крестьян, мещан, мелких чиновников из самых разных
губерний.

     Крестьяне: Фадеев из Новгородской, Горчаковы из Ярославской, Слепова из
Московской,  Пименов  из  Саратовской,  Зиновьев  из Симбирской, Морозова из
Рязанской и еще множество других.

     Мещане: Гусев из Семипалатинска, Непряхин  из Вятки, Кулагин из Самары,
Ерохина из  Оренбурга, Дедюхина из  Сарапула, Граматчиков из  Екатеринбурга,
Белякин из Козельска и еще множество других.

     Эти категории  почитателей Распутина бывали у  него сравнительно редко,
так как жили далеко и  должны были заниматься своим трудом. Зато именно  они
чаще всего  присылали ему письма, в которых делились с ним своими мыслями  и
бедами. Полиция, которая  вначале перлюстрировала  всю переписку  Распутина,
эти письма  вскоре  перестала замечать, так  как в  них  корявым почерком  и
языком   проходила   настоящая   жизнь   Распутина,  которая   полиции  была
неинтересна, ибо от него ждали "другого".

     В окружении Распутина  были люди многих профессий и занятий  -  певчие,
инженеры,  студенты,   учащиеся  средней  школы,  артисты,  учителя,  сестры
милосердия, военнослужащие, кондукторы, полицейские, юристы, сторожа.

     Из журналистов  и  издательских работников почитателями Распутина  были
Сазонов, Бурдуков, Филиппов, Скворцов.

     Распутин никогда не стремился к расширению своего окружения. Он считал,
что ему нужен небольшой  круг  единомышленников, который способен перебороть
разрозненные злые силы, окружавшие и сжимавшие кольцо вокруг него. Незадолго
до  своей  гибели Распутин писал  генералу  Воейкову,  которого считал своим
единомышленником: "Вот, дорогой, без  привычки даже каша,  и та не сладка, а
не только Пуришкевич  с бранными устами, теперь таких расплодилось миллионы,
так вот и поверь, как касается душа,  а надо быть сплоченными друзьями, хоть
маленькой  кружок  да  единомышленники, а  их много да  разбросаны, сила  не
возьмет, в них злоба,  а в нас  дух правды, посмотри  на Аннушкино лицо, для
тебя она лучшее успокоение. Григорий Новый."97

     Глубокая   любовь   к  Учителю,   Наставнику  объединяла  всех   членов
"распутинского кружка". Это  общее  чувство выразила М. Головина в  одном из
своих писем:

     "Среди  нас живет... человек, который добровольно взял на себя все наши
тяжести и  несет за них ответственность перед Богом, отдавая Ему всего себя,
получая взамен  от Бога  все  те богатые духовные дары, которыми  он нас  же
питает, а от людей, ради которых он приносит себя постоянно в жертву, - одни
насмешки, одно непонимание, одну холодность, неблагодарность и злобу! За его
безграничную любовь  и  жалость к  людям -  ему  платят подозрением в  самых
низких чувствах, которые для него -служителя и избранника Божьего - давно не
существуют! Клевета его всегда преследовала и будет преследовать, потому что
в этом его подвиг и потому что истинных Божьих подвижников всегда презирали,
гнали, судили  и  осуждали!" (ГАРФ, ф.613, оп.1, д.135 Л.2). Встречая  своих
поклонников,  Григорий  все время  целовал  их три раза, кто бы  то ни был -
сановник или крестьянин,  старушка или  девушка,  простой чиновник  или Царь
всея Руси.

     Кем  был Распутин для почитателей? Для одних  -  просто странник Божий,
могущий  помолиться. Для других  - старец, который опытом прошел всю жизнь и
достиг  всех  христианских добродетелей. Некоторые его считали даже  святым,
который в свое время будет канонизирован церковью.

     Сам  же Распутин в беседах  со своими почитателями считал себя и всегда
об этом говорил, что он один из странников  одухотворенных, чья цель в жизни
- проповедь слова  Божия. Нигде и никогда Распутин не считал себя ни святым,
ни   даже  старцем.  Поэтому  главное,  о  чем  всегда  говорил   со  своими
поклонниками, было его толкование Святого Писания, проповедь слова Божия.

     На  допросе  комиссии Временного правительства  произошел такой  диалог
между следователем и Вырубовой:

     "Следователь:  В чем же заключалась эта проповедь? Вырубова: Это бывало
довольно  интересно.   Я   даже  записывала...   Объяснял  Святое   Писание.
Следователь: Разве он был начитан в Святом Писании?

     Вырубова: Он знал все  Святое Писание, Библию,  все...  Следователь: Но
ведь он был неграмотен? Вырубова: Он все знал, все говорил, все объяснял".98

     Кроме толкования Священного Писания, Григорий много рассказывал о своих
странствиях по России, в Иерусалиме, о своих встречах  с разными  людьми.  А
рассказать  ему  было  о чем.  Он  побывал  во  многих  русских  монастырях,
поклонялся святыням. Рассказы его выслушивались всегда с огромным вниманием.
Григорий умел выражать свои мысли образным, пластичным языком.

     Почитатели  Григория  часто  заводили  тетрадочки  для записи  мыслей и
молитв, которые они слышали от него.  У Вырубовой, например,  было несколько
таких тетрадок. Темы самые разные - "Дивный Бог", "Ваша благодать", молитвы,
сочиненные старцем, телеграммы от него.

     Знакомый  Распутина  А.  Ф. Филиппов издал брошюру  Распутина "Мысли  и
размышления".  Все  почитатели  Григория  занимались   распространением  его
книжечки, некоторые его мысли они печатали на машинке и тоже распространяли.

     Часто самые близкие из окружения Распутина собирались у Вырубовой. Сюда
порой приезжала и царица. Беседовали, обменивались мнениями, часто приезжали
и  из других  городов, например, Зинаида Манчтет  из  Смоленска,  ее  царица
любила.

     Нередко  на  Распутина находило вдохновение, и он начинал рассуждать на
какую-то определенную духовную  тему и  мог  говорить  так  часами в  полной
благоговейной тишине, среди ловивших каждое его слово почитателей.

     Почитатели всегда  просили его  помолиться за них,  ждали напутственных
слов и советов. Сохранилось  немало напутствий Распутина. Приведем несколько
характерных.

     Соблину Н.П.: "Верь, человеческие слабости бывают и есть. Свет на небе.
Любовь и вера покажет тебе знамя".

     Вырубовой: "...Не бойся страха. Бог скорбь видит, останемся и есть надо
вмести, а страх разлучает".99

     "Нет веры,  а без  веры и  море  до колена, вселяй  пока, а  не слушают
Бога."100

     "Как туча, и ласки вокруг тебя, целую всех".

     "Говорите горько, и дела делаю, а я без дел не могу  и не  буду,  и Бог
создал все от трудов, пока мы  живы, солнце для нас, мы для  блага... Кто бы
человек  ни был,  а  правда  святыня.  Ты за правду хлопочешь, Бог  видит  и
оправдывает тебя..."

     (Распутин хлопочет об участи Шнеерсона,  просит  освободить  старика из
тюрьмы, Вырубова пишет, что это освобождение неправильно истолкуют.)

     "...Не важно, что скажет кто,  а надо знать  добрые дела,  а не  хочете
этого знать, пусть они будут Ваши друзья. К смерти мы готовы, она для нас не
страх, а радость".101

     "Ворожба всегда  против  духа.  Пусть,  а мы  останемся.  Все  мы,  они
напрасно против. Целую всех".

     "Помните обетование встречи, это Господь показал знамя победы., хотя бы
и  дети  против  или  близкие  друзья. Сердцу  должно  сказать:  пойдемте...
(неразборчиво) нечего смущать духу нашему".

     "Как  тучи,  тяжелые  известия,  повсюду  скорбно, а  высказать невидя.
Понося нас... (неразборчиво)... солнца бегают в темноте".

     "...Правда  победа, а неправда под ногами валяется. Кто бы ни  был я  с
Вами - о правде".102

     Почитатели Распутина были очень  строги  в  быту, в точности  соблюдали
посты  и все церковные обряды. Многие из них, как их учитель, не ели  мяса и
молочного. Постоянно ходили на богомолье в дальние чтимые монастыри.

     Образцом  самой  строгой  жизни  была,  например,  одна  из   ближайших
почитательниц  Распутина, подруга  царицы  Анна Вырубова. Свою жизнь  она  в
самом деле посвятила служению  царской семье и Распутину. Личной жизни у нее
не  было.  Здоровая,  красивая  женщина полностью подчинялась самым  строгим
монастырским  требованиям.  По  сути  дела,  она  превратила  свою  жизнь  в
монастырское служение, а в это время клеветники в  левой печати  публиковали
самые гнусные  подробности о ее якобы развратной интимной жизни.  Как велико
было  разочарование  этих  пошляков, когда медицинская  комиссия  Временного
правительства установила, что Вырубова никогда не была в интимных отношениях
ни с одним мужчиной.

     А ведь  ей  приписывали,  впрочем,  как и  Распутину, десятки  любовных
связей, в том числе и с  царем, и с Распутиным. После счастливого бегства из
России, где ей угрожала неминуемая  смерть, Вырубова постриглась в монахини,
соблюдая  самый строгий устав и ведя  одинокую жизнь. Монахиней она умерла в
Финляндии в 1964 году.

     Образцом  самой строгой монашеской жизни был и другой друг и почитатель
Распутина - епископ Варнава.

     Еще  задолго до возвышения  Распутина  Варнава  был  хорошо известен  в
Петербурге  как настоящий религиозный деятель и аскет (два  дня в неделю  он
вообще ничего не ел, а спал три часа в сутки).

     Н.Г.  Соловей,  хорошо  знавший  епископа  Варнаву,   рассказывал,  как
последний  проводил свои именины (11  июня). В этот день Варнава поднялся  в
полпятого,  отслужил молебен  и  поехал  вместе  с  близкими  ему  людьми  в
Михайловский  скит, находящийся в 12  верстах от Тобольска.  По прибытии  на
место  сварили  картофель  с конопляным  маслом.  Этим  картофелем  и  медом
питались целый день.  К  вечеру  вернулись  в Тобольск,  где  на  квартире у
епископа нашли стол, уставленный массой пирогов -  подарков от почитателей -
и разных других угощений. Все это принесли в дом епископа  в его отсутствие.
Сам епископ ничего не ел, а гостей угощал.

     Дружба с Распутиным дорого стоила Варнаве. Его постоянно травили. Как и
Распутину,  приписывали  всякие  гадости.  Сразу  же  после  отречения  царя
епископа  Варнаву  сняли  с  Тобольской и  Сибирской  епархий  и  сослали  в
захудалый  монастырь  в  Нижегородской  губернии. А  дальше  дело  завершили
большевики - убив его.

     Да,  многим почитателям  Распутина приходилось очень несладко,  ибо  за
ними порой тоже  велась  слежка,  собирались  сведения,  распускались слухи,
осуществлялась  травля.  Я  своими  глазами  видел полицейскую информацию  о
лицах,  связанных  с Распутиным. Бывали  случаи обыска.  Так,  по приказанию
Джунковского, старательно  искавшего  компромат на Распутина, 11 апреля 1915
года был  произведен обыск в квартире  почитателя старца А. Ф. Филиппова. По
сведениям, полученным  полицией, на квартире Филиппова спрятана пластинка  с
записью  беседы с Распутиным, где он рассказывал о посещении  царской семьи.
Обыск результатов не дал, но Филиппову нервы потрепали изрядно.103

     Постоянно  травили  Головиных,  Сазоновых,  Добровольских,  Соловьевых,
Патушинских,  Решетниковых, Стряпчевых, Лахтину.  О  последней  распускались
слухи, что  она психически больна, а виновником ее недуга является Распутин.
Безусловно, Лахтина была  очень нервная и даже экзальтированная женщина,  но
психически   вполне  нормальная,  что   подтверждает  ее   допрос  комиссией
Временного правительства.

     Всем  молодым женщинам  (впрочем, не  только молодым) - почитательницам
приписывали половую распущенность и даже половой психоз.104

     В  этих  условиях почитатели  Распутина старались держаться  как  можно
теснее  вместе. Некоторые  даже и селились  вместе, как  бы  "монастырьком".
Лахтина  жила  вместе  с  Головиными.  Терехова  -   вместе  со  Слеповой  и
Самохоткиной, Гаар - с Кисляковой.

     Почитатели Распутина, по крайней мере самые ближайшие, приезжали к нему
в гости  и  подолгу  жили у  него  и вместе с  ним  совершали  богомолье  по
сибирским монастырям  и  в  город Верхотурье к мощам  святого  Симеона.  Для
почитателей Распутина  это был своего  рода ритуал  -  сначала к Григорию, а
потом  - богомолье. Самые  горячие поклонники  совершали  такие  путешествия
неоднократно. В воспоминаниях Вырубовой есть описание этого маршрута.

     "В 1915 году я еще раз ездила в Сибирь. В этот раз с моей подругой Лили
Дэн и другими,  и со своим  санитаром, так как была  на костылях. В этот раз
ехали  мы на пароходе по  реке Type из  Тюмени до Тобольска на поклон  мощам
Святителя  Иоанна.  В  Тобольске  останавливалась  в  доме губернатора,  где
впоследствии  жили Их  Величества.  Это  был большой белый  каменный дом  на
берегу  реки под горой; большие  комнаты,  обильно  меблированные, но зимой,
вероятно,  холодные. На обратном пути  останавливались в  Покровском.  Опять
ловили рыбу и ходили в гости к тем же крестьянам. Григорий Ефимович же и его
семья  целый  день  работали в доме  и  в поле. Оба раза  на  обратном  пути
заезжали в Верхотурский монастырь на Урале,  где  говели и поклонялись мощам
св.  Симеона. Посещали  также  скит,  находившийся в лесу, в 12  верстах  от
монастыря: там жил прозорливый старец отец Макарий, к которому многие ездили
из  Сибири. Интересны бывали  беседы  между ним  и Распутиным".  Приезжая из
Покровского в  другие  места,  Распутин  чаще всего  останавливался  у своих
почитателей в Петрограде. Например, до тех пор, пока не завел своей квартиры
-  у Лахтиной, у Сазоновых, в Москве  -  у  Решетниковых, в  Верхотурье -  у
купчихи Мухлыниной, в Тюмени -  у Стряпчева или Мартемиана, в Тобольске  - у
Варнавы.

     Сохранились   описания  встреч   Распутина   со  своими   поклонниками.
Перескажем  одну  из  них,  самую  заурядную,  рассказанную  журналистом  В.
Алексеевым.105

     ...В  тот  день  гостей  встречала Акилина  Лаптинская,  почитательница
Распутина,  из крестьян,  выполнявшая роль секретаря.  Она провожала гостя в
большую, просторную комнату, очень просто обставленную. Посередине - большой
стол, на нем самовар и чайная посуда, ваза с большим букетом красных и белых
роз (Распутин очень любил цветы).

     Направо у стены -  диван, обитый кожей; по стенам и у  стола - стулья и
кресла,  обитые  дешевой материей.  На  окнах  стоят  букеты  чудесных  роз,
издающих опьяняющий  аромат. Налево  у двери  телефон, возле которого  лежит
бумага с длинным списком абонентов.

     Лаптинская начинала готовить  для гостя чай.  Как описывал ее Алексеев,
это была женщина  с  добродушным,  простым  русским лицом, с  темными живыми
глазами, обрамленными такими же темными бровями, на вид лет 35.

     Григорий Ефимович выходил в столовую в русской  поддевке  и  шароварах,
заправленных   в   лакированные   сапоги.   Его   волосы   были   обстрижены
по-крестьянски "в  кружок"  с  прямым  пробором.  Небольшие светлые  глаза с
любопытством разглядывали гостя.

     - Обожди, родной, пока я тут с делами-то разделаюсь.

     -  Так ты смотри,  не  забудь  - псаломщик Комаров,  он сейчас где-то в
Самарове  служит,  а  его надо бы  в Курган  перевести,  - говорил  Григорий
Ефимович кому-то по телефону. - Далее, дьякона Бушуева тоже надо бы  поближе
к Покровскому перевести. Хоть  он и непутевый, да не его  мне  жалко, а жену
его. Они ведь сейчас порозня живут, считай, целый год. Баба к нему ехать  не
может; рублей,  поди, 100-150 дорога-то  будет  стоить, а у ней  таких денег
нет. Вот, чтобы не развалилась семья, и надо их соединить вместе. Женщину уж
очень  жалко,  и замуж-то  за  Бушуева  я  ее  отдал.  Думал,  он путный,  а
оказалось, нет.

     Ну  а больше-то, кажется, ничего. Заезжай в Покровское ко мне,  напейся
чаю и передай всем поклон... Поцелуй всех, но, поезжай с Богом...

     - Вот ты об этом и можешь написать, - говорил журналисту немного погодя
Григорий Ефимович, подавая свою крупную жилистую руку.

     - О женщине, которая приехала со мной, тоже можешь написать.  Это вдова
священника;  хлопочет, чтоб  не выселяли ее с  бесплатной  квартиры или дали
другую  бесплатную. Средств-то, вишь,  у  ней нет.  Ну вот и  надо,  значит,
постараться... Вот ты и пиши: дьякона, мол, с псаломщиком хлопочет на лучшее
место перевести, поповской вдове квартиру выхлопатывает...

     - А кому  это вы,  Григорий  Ефимович,  по телефону  насчет  дьякона-то
говорили?

     - А это...Тобольский епархиальный наблюдатель...

     Григория Ефимовича опять оторвали от беседы. Пришел какой-то священник.
Григорий Ефимович вышел к нему в переднюю и говорит: "Ну что ты, батюшка. Да
уж  я  сказал,  что  постараюсь  сделать,  так  сделаю.  Ступай  с  Богом...
Облобызался троекратно и сам закрыл за священником дверь.

     Пришел один  из  почитателей Распутина, и  все сели за стол  пить  чай.
Григорий  Ефимович  скинул  поддевку и  остался  в одной чесучовой  рубашке.
Алексеев сел по правую руку Григория Ефимовича и говорит ему:

     - Разве вы бросили,  Григорий Ефимович,  сибирскую привычку перед  чаем
закусывать солеными огурцами и капустой?

     - Нет, не забросил. Это почему-то сегодня только не подали, а то у меня
завсегда капуста и огурцы - любимое блюдо...

     В разговор вступила и  секретарша  Григория  Ефимовича,  симпатичная  и
добродушная Акилина Никитишна.

     -  Вот говорят, у отца  Григория изысканные кушанья подаются. Теперь вы
сами видите, что это неправда. Сиг, что вы видите, и икра - это для  гостей,
а сам он черный хлеб кушает!..

     -  Да  и  икру-то это одна  из  знакомых  сегодня принесла,  -  вставил
Григорий Ефимович.

     -  Опять  же  говорили,   что  у  Григория  Ефимовича  дом  собственный
семиэтажный. Тоже, конечно, неправда. Что  выдумают,  то  и пишут... Недавно
вон сочинили про отца, что он в священники собирается...

     - А я и не думал, да и к чему мне это,  - заметил  Григорий Ефимович, -
жену я  свою  люблю  и разводиться с  ней  не  собираюсь.  Дом действительно
строить  хочу у себя  на родине, да лесу надо купить на 300 рублей, а у меня
таких денег нет.

     - А тут письмо тебе, - снова заговорила Лаптинская.

     - Откудова? Ну-ко читай!

     - Из Самары Сычев пишет.

     Григорий Ефимович сделал сосредоточенное лицо, стал припоминать:

     - Это не тот ли, что прошлым летом у меня был? Читай!..

     Лаптинская  прочитала сначала  ответ  одной  из  канцелярий,  в котором
значится, что просьба  Сычева "оставлена без последствий". Препровождая  эту
бумагу,  Сычев  пишет:   "Глубокоуважаемый  Григорий  Ефимович.  Куда  я  ни
обращался, всюду получал отказ. Теперь одна надежда на вас..."

     -  Перестань читать, -  сердито оборвал Григорий Ефимович.  -  Это  тот
Сычев - поп-расстрига?

     - Он самый.

     - Так, значит, ему уже отказано везде?

     - Отказано.

     - Порви все сейчас же. - Лаптинская порвала.

     - Брось все туда, - сказал Григорий Ефимович, указывая на камин.

     - Сами расстригаются, мошенники, а потом просятся в попы... - обратился
к нам Григорий Ефимович.

     Позвонили по телефону. Подошел сам  Григорий  Ефимович. Звонила одна из
ближайших  его почитательниц - М. Головина, или, как он ее ласково  называл,
Мунька.

     - Ну,  дак,  кого-то  там?.. Сказано,  в  11 часов  буду, -  кому-то  с
досадливой  нотой в голосе говорил Григорий Ефимович. - Да, да,  чичас никак
не могу. На  вот, да ты че  в самом деле,  говорю, в одиннадцать... Да брось
ты,  пожалуйста;  сказано,  в  одиннадцать. - И, сердито  оборвав  разговор,
Григорий  Ефимович  повесил  трубку.  Проходя  мимо  своего собеседника,  он
бросает ему: "Мунька звонила..."

     Чай кончился. Почитатель Григория Ефимовича шутливо говорит:

     - Вот посмотри,  Григорий Ефимович, он возьмет и напишет, что за столом
у тебя сидело много дам-почитательниц, которые подбирали объедки  огурцов, с
благоговением завертывали в бумажку и уносили к себе домой.

     Григорий Ефимович встряхнул головой, засмеялся и сказал:

     - И то, впрямь напишет!.. Ведь про меня так всегда пишут...

     - А  тут,  отец, не  забудь: в 4 часа  генерал  обещал  быть  у нас,  -
докладывает  Латинская.  Распутин  на  прощание  трижды  целует   Алексеева,
который, очарованный его простотой и радушием приема,  уходя, размышляет над
секретом влияния Распутина на своих почитателей и вообще окружающих его лиц.
"Не  в этой  ли простоте  и  одинаковости его  обращения со всеми,  будь  то
министр или сосед по деревне, не в той ли правде-матке, которую он так прямо
режет, тайна его успеха".106


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  ...     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     ...  
к следующей страницек следующей странице



Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2019 Церковь Иоанна Богослова