Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Вопросы
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Архив Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
YouTube канал отца Олега   YouTube канал проповедей отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Facebook Twitter Blogger Livejournal Mail.Ru Liveinternet

Oлег Платонов

Жизнь за царя

(Правда о Григории Распутине)


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  ...     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     ...  
к следующей страницек следующей странице


ДНЕВНИКИ НАРУЖНОГО НАБЛЮДЕНИЯ




     Наблюдение за  Распутиным впервые было начато по приказанию Столыпина в
октябре  1910  года,  но  продолжалось  лишь несколько дней, после чего было
прекращено.

     Новое наблюдение  было установлено  по распоряжению министра внутренних
дел Макарова  с  23 января 1912  года и  с  небольшим перерывом продолжалось
вплоть до убийства Распутина.

     Усиление наблюдения произошло после покушения в с.  Покровском. 30 июня
1914  года  министр  внутренних  дел  Маклаков Н.А.  дает предписание своему
заместителю,  как позднее открылось -  масону Джунковскому,  об установлении
негласного   охранения  и   надзора  за  всеми  лицами,  его  посещающими  и
обращающимися к нему с прошениями.82

     Уже с самого  начала наружное наблюдение  за Распутиным  используется в
целях  борьбы с ним. Враждебный  настрой  к  Распутину целого  ряда  царских
министров усиленно подогревался сверху Великим князем Николаем Николаевичем,
особенно  после  событий, связанных с войной  на Балканах. Еще  в конце 1914
года Николай Николаевич через посредство  своего управляющего  хозяйственной
частью полковника Балинского обращается к Белецкому с просьбой дать сведения
о порочных наклонностях Распутина, так как Великий князь  "решил определенно
поговорить с  Государем  об  удалении  Распутина из  Петрограда".  Используя
материалы  наблюдения, Белецкий компромат на Распутина Великому князю дал, о
чем  последний  доложил  царю.  Однако  материал  этот был сфабрикован очень
топорно,  что было сразу же и замечено.  В частности, говоря об  эротических
похождениях Распутина,  наружному наблюдению ни  разу, ни за какие деньги не
удалось получить  показаний от женщин, которые, по данным полиции, числились
находившимися в интимной связи с Распутиным или обольщенными им. Но полиция,
не теряя надежды, увеличивает число агентов.

     Распутину было  выделено два человека  для  охраны - агенты  Терехов  и
Свистунов.

     Агенты,  охранявшие  Распутина,  одновременно  выполняли  и  требование
департамента полиции -  выяснение, по возможности, лиц,  его  посещающих,  и
мест, им посещаемых. Вполне доверяя агентам, Распутин часто брал их с собой,
что значительно облегчало работу с ним.


     Лиц, которых Распутин посещал наиболее часто и которых не знали агенты,
устанавливали  путем  специального  за  ними  наблюдения с  помощью местного
полицейского отделения.

     Когда Распутин отправлялся в Покровское или Москву, Терехов и Свистунов
сопровождали  его,  а   сведения  о   нем  сообщали  два  раза  в  неделю  в
Петербургское   охранное   отделение   заказными   письмами,   а   иногда  и
телеграммами.

     Когда в 1915 году возникла угроза нового покушения, последовал еще один
приказ  "усилить  меры охраны", к нему были приставлены 5 человек агентов, в
две  смены,  и,  кроме того, шофер с  автомобилем.  Общее  количество охраны
составляло 11 человек.

     Как сообщает  полицейская справка: "Распределение филерских постов было
такое:  1) один находился  в квартире,  когда разрешалось, или  у двери,  на
лестнице; 2) один - в швейцарской, в форме швейцара; 3) один для связи между
внутренними и  наружными постами; 4) три (в том числе шофер)  -  у ворот и с
мотором". В случае поездки Распутина один из филеров должен был всегда ехать
с ним; бывали случаи, что ни филеров, ни мотора он не брал, уезжая из дома.

     Посетителей  у  Распутина  ежедневно бывало  от 80  до 100  человек, не
считая  завсегдатаев. Лица, приходившие с просьбами,  не выяснялись, и  лишь
устанавливалось - по какому делу то или иное лицо приходило.

     Результаты   наблюдений   за  Распутиным  с  указанием  выясненных  лиц
представлялись в департамент полиции,  а черновики  оставались  в отделении.
Всего  при осуществлении  наблюдения за Распутиным  было выявлено  несколько
тысяч человек.  Кроме  выяснения  сведений  о  Распутине,  наблюдением  была
установлена  перлюстрация  его писем и ежедневно писался  подробный  дневник
наблюдения.83

     Дневники наружного  наблюдения за Распутиным представляют собой  ценный
материал для изучения его жизни и знакомств.

     Хранятся  они в  Центральном государственном архиве  и представляют ряд
разрозненных, фрагментарных материалов, донесений агентов, различных справок
и документов.

     Познакомим  вас   с  подлинными  донесениями   агентов,   следивших  за
Распутиным. Все люди, с  которыми Распутин  общался  постоянно, в донесениях
обозначены условными  кличками; так  Сазонова  М.А.  имела  кличку "Ворона",
Манчтет З.Л. - "Голубка", Дэн Ю.А. - "Талка".

     17 ноября 1912

     "В  6  час. вечера вышли:  "Русский",  "Ворона"  и  "Банная", дойдя  до
Загородного  проспекта,  сели  в  трамвай,  на   Невском  проспекте  слезли,
отправились  на Екатерининский канал  в церковь Воскресения. В 8 час. вечера
вышли. "Банная" пошла без наблюдения.  "Русский"  и "Ворона" пошли на Мойку,
д. э10 в подъезд, в 12 час.5 мин. ночи вышел, на извозчике поехал домой".84

     19 ноября 1912 г.

     Сведения

     Велось наблюдение с 8 утра до 4 часов дня.

     1-я смена.

     "Русский",  Николаевская ул.,  дом э  70. В 9  час.  утра  на извозчике
приехала "Ворона", а в 9.30 утра пришел к "Русскому" неизвестный монах. В 10
час.  утра "Русский", "Ворона",  "Банная" и неизвестный монах вышли из дома,
дойдя  до  Ивановской  улицы,  расстались,  "Ворона"  и  "Банная"  пошли  по
Ивановской  ул.  к  Загородному проспекту, а "Русский"  с  монахом  дошли до
Кузнечного переулка, тоже расстались. Монах пошел без наблюдений по Невскому
проспекту, а "Русский" зашел в сапожный магазин в дом э  27 по  Николаевской
ул. Через  10 мин. вышел, сел на извозчика и поехал на Мойку, дом э 10, слез
с извозчика и зашел в подъезд, было время 10 ч. 40 мин. Через 30 мин. в этот
же дом  приехала на извозчике "Галка", где пробыла  20 мин., вышла, села  на
извозчика, поехала  без наблюдения, а "Русский" пробыл 3 час. 50 мин., вышел
вместе   с  "Вороной"   и  "Банной".  На  двух   извозчиках   отправились  в
Царскосельский  вокзал,  где  "Ворона"  купила  билет  2-го  класса,  отдала
"Русскому", и  все трое пошли на отходящую  платформу в Царское  Село... в 3
час. "Русский" уехал.85

     4 декабря 1912 г.

     "Вышел  из  дома 8 час.  50  мин. утра с  девочкой  лет 12-ти,  сел  на
извозчика и поехал на  5-й Рождественский,  угол Дегтярной  улицы в  церковь
Афонского подворья,  где  пробыл 30  минут, вышел с той же девочкой, сели на
извозчика и поехали на 1-ю Рождественскую улицу. "Русский" вышел с извозчика
и  пошел в  рыбную  лавку, дом  э  14,  оттуда скоро вышел, сел на  этого же
извозчика и поехал на угол Николаевской ул. и Кузнечного переулка. "Русский"
зашел  в  булочную, через  5 мин.  вышел,  на этом  же  извозчике с девочкой
вернулся домой. В  11 час. 30 мин.  вышла из дома, где проживает  "Русский",
"Птица" и пошла без наблюдения, через 30 мин. вернулась обратно с покупками.
В  1 час. 50 мин.  дня... где проживает "Русский", приехала "Ряженая".  В  3
часа 30 минут дня "Русский"  вышел из дома с "Ряженой",  сел на  извозчика и
поехал на Невский проспект, д. э 110.  "Ряженая"  пошла  в  указанный дом  в
магазин, где продажа икон, а "Русский" пошел по этому же проспекту, д. э112,
в магазин игрушек,  через 10  мин.  вышли,  сели  на  этого же  извозчика  и
вернулись  Николаевская ул., д. э70, где  проживает  "Русский", где  и  были
переданы 2-й смене в 4 часа.

     Подписи филеров Жуков и др."86

     7 декабря

     Вышел из  дома в  10 час.40  мин. утра  вместе с "Вороной", "Птицей"  и
"Зимней", а на вокзале  появилась "Ряженая".  На Николаевском вокзале  купил
билет 2-го класса до станции Тюмень".87

     В  последние годы, когда посетителей у Распутина стало много, постоянно
приходили  почитатели,  для полиции стало трудно оперировать кличками;  даже
для  тех,  кто  специально  занимается, всех кличек  в голове  не  удержишь.
Поэтому  в донесении  агентов клички заменяют настоящими фамилиями людей,  с
которыми встречался Распутин.

     Приведем донесения агента за один типичный день  в 1916 году.  Примерно
такой же поток  посетителей был у него почти каждый день во время  приезда в
Петроград.

     2 мая 1916

     Сведения

     "Темный", Гороховая ул., 64.

     В 9 час. 15 мин. пришел тобольский губернатор Орловский  с женой, через
1 ч. 15 мин. ушли, в 10 час. 10 мин. пришел Клионовский, через 5  мин. ушел.
В  10 час. 15  мин. пришла  Воскобойникова  с неизвестной  дамой  и  военным
врачом, неизвестная дама  с военным врачом  скоро  ушли, в 10  час. 30  мин.
пришла   Прилежаева,  через  30  минут  ушла,  в  10  час.  40  мин.  пришел
Добровольский, через 20 минут ушел, в 11  часов пришел Левако с женой, через
40 мин. ушли, в 11 час. 45  минут пришла Миллер, через 1 ч. 40 мин.  ушла, в
12 час. пришел Нестор,  через 15 минут ушел, в  12 ч.  10  мин. пришла Мария
Головина, в 1 ч. 40 мин. пришла Евгения Шаховская с неизвестным прапорщиком,
через 20 мин. ушла, в 2  ч. пришел  штабс-капитан Езерский с Варваровой. В 2
ч.  30  мин. пришел Осипенко,  пробыл 1 ч. 40 мин. В 2  ч. 50 мин. дня вышел
"Темный" из дома  с Марией Головиной, на  извозчике поехали на  Николаевскую
ул., э 50, средний подъезд. Зашел один "Темный", а Головина уехала.

     "Темный" пробыл 1 час. 15 мин., вышел, на извозчике вернулся домой.

     В 3 час. ушли Езерский  с Варваровой. В  4  час. 15 мин.  пришли  Мария
Головина и  Турович, через 1 час. 40  мин. ушли, в 1  час.  вечера  "Темный"
вышел из  дома с  неизвестной  дамой,  на  извозчике  поехали на  Английский
проспект, э 29,  квартира Ардатова, через 20 мин.  вышел один и на извозчике
вернулся домой.  В 7 час. 20 мин. пришел Осипенко.  В  7 час. 30 мин. подали
мотор э 4004, а в 7 час. 40 м.  вышел "Темный" с Осипенко и уехали в Царское
Село. Возвращения до 10 час.  30 м.  вечера  домой не было. Просителей  было
человек 15.

     Терехов, Свистунов, Попов, Григорьев, Василенко, Попов, Иваров Гр."88

     Наряду   с  донесениями  агентов   в  материалах   дневников  наружного
наблюдения за Распутиным встречаются и донесения другого рода:

     "1 февраля 1914, по имеющимся сведениям, Григорий Распутин, проживающий
в настоящее  время в Петербурге (Английский проспект,  3, кв. 10); будто  бы
берет уроки гипноза у некоего Герасима Дионисиевича Папнадато (Гавань, Малый
проспект, 13-26, кв. 7).

     Согласно приказаниям Его Превосходительства г-на Товарища Министра было
установлено  наружное  наблюдение, со 2 по 11 февраля включительно,  каковое
результата   не   дало.   В   дальнейшем    последовало   распоряжение   Его
Превосходительства наблюдение прекратить,  так как, по имеющимся  сведениям,
Папнадато  предполагает  принять  участие  в  открытии  какого-то  лечебного
заведения и только после этого войдет в сношения с "Русским".

     Подполковник Еленский".89

     В  период, когда  Министерство внутренних дел оказывается в  руках двух
матерых  аферистов Хвостова  и  Белецкого, целый  ряд материалов приобретает
откровенно клеветнический характер, не подтвержденный проверкой фактами.

     Полиция сообщает слухи и сплетни, кое-что явно придумывает от себя. Вот
что пишется в полицейской справке об Осипенко:

     "Поведения и  образа жизни неодобрительных. Он с  Григорием Распутиным,
по кличке  "Темный", вместе пьянствуют, кутят и развратничают.  Они  недавно
пьянствовали  в  квартире вдовы  коллежского  асессора  Александры  Егоровны
Гущиной, 60  лет (на самом  деле ей 71 год), где были две сестры милосердия,
причем Распутин приехал один и  зашел с  Невского проспекта черным  ходом, а
сестры  милосердия с парадного  подъезда,  причем  Гущина состоит в любовной
связи с экономом Александро-Невской  лавры  Филаретом  (это-то  в  71 год. -
О.П.)."90

     О Добровольском:

     "Добровольский И.И. занимает квартиру в  6 комнат с  платой 125  руб. в
месяц, прилично обставленную, и живет  очень богато и в то же время нигде не
служит, а занимается  обделкой разных темных делишек посредством  Распутина.
Добровольский ежедневно  по нескольку  раз бывает у  Распутина и  Распутин у
него,  часто устраивает  у  себя на квартире  пирушки с выпивками. Например,
более шумные вечеринки были 2-6 января в присутствии  г. Распутина, Осипенко
и  др., и 15 сего февраля  с 8 час.  вечера  до 4 час. ночи кутили около  10
человек. Распутин вышел оттуда совершенно  пьяный и на  лестнице громко  пел
песню:

     "Барин барыню..." Добровольский увез его отсюда на моторе.

     В настоящее  время  (февраль 1916  г.) Добровольский занят  устройством
подряда на поставку для Русской Армии 200 тысяч японских  сапог. (Информация
эта  оказалась  целиком  вымышленной. - О.П.).  Кроме  того,  по  полученным
негласным  путем   сведениям,   Добровольский  через  Распутина   занимается
освобождением лиц  от  воинской повинности, и  вообще  он  спекулянт большой
руки."91

     А вот навет на Соловьевых:

     февраль 1916 г.

     "Соловьевы находятся в очень дружных отношениях с Григорием Распутиным,
в особенности  его  жена Елизавета  Петровна,  находящаяся,  по-видимому,  с
Распутиным в интимной связи, что  подтверждается выездом  ее  в  июле месяце
прошлого, 1915, года в село Покровское  к Распутину, где Соловьева прожила 5
дней и была вызвана телеграммой  мужа. Соловьевы ежедневно посещают квартиру
Распутина, а жена - по нескольку раз  в день, и Распутин бывает у  них очень
часто.

     17  сего февраля  в квартире  Соловьевых  была  устроена вечеринка,  на
которой   присутствовали,   кроме   Распутина,   Мария   Головина,   супруги
Добровольские,  две какие-то неизвестные  дамы, сестра милосердия,  а в 8.20
вечера туда же пришли Лаптинская с дочерьми Распутина, имея при себе гитару.
Дочери Распутина около 11 час.  вечера ушли, оставив гитару у  Соловьевых, а
присутствие  остальных затянулось до  позднего времени. Во  время нахождения
гостей у Соловьевых от 9 час. вечера  до 10-ти было  заметно снаружи тушение
огня в квартире, а затем с промежутками огонь тушился несколько раз".92

     Разбираясь  в  материалах  дневников  наружного  наблюдения,  сразу  же
бросается в  глаза  важная особенность;  большая  часть  подлинных донесений
агентов отсутствует. Кто и зачем изъял их из дел, не вполне ясно, и остается
только догадываться.

     Фрагментарность  дневников  искупается  сводными  таблицами  за  разные
промежутки  времени от нескольких дней до  недели и более,  составляемыми  с
конца  1914 года до гибели Распутина. Эти сводные таблицы представляют собой
систематизированный  свод  лиц,  с  которыми  встречался  Распутин (либо  он
приходил к ним, либо они  приходили к нему). Все это подробно фиксировалось,
но никаких оценок этим встречам не давалось.

     Именно эта часть  материалов заслуживает наибольшего доверия,  так  как
хронологически  фиксирует  все  встречи  Распутина. Внимательный анализ этой
части  дневников,  сопоставление  их  с  другими  источниками  не  позволили
установить  каких-либо  серьезных  искажений,  хотя  неточности в  написании
фамилий и имен, года рождения  встречаются неоднократно. Неточности эти,  на
наш  взгляд,  не  носят злонамеренного  характера,  а объясняются  невысоким
уровнем культуры агентов.  Другое  дело, в дневниках встречается  целый  ряд
материалов,    либо    тенденциозно    освещающих   факты,    либо    просто
фальсифицированных.

     Весьма характерно, что в наблюдениях столыпинского периода  (1910 года)
донесения агентов носят чисто деловой характер и бесстрастно сообщают о всех
встречах и передвижениях Распутина.

     В это  время кличка, которую  получает Распутин в  донесении агентов, -
"Русский".  Позднее  агентам дается  указание  называть  Распутина  в  своих
донесениях не "Русским", а "Темным".

     Меняется  и  характер  некоторых донесений. Часть агентов, по-видимому,
понимая,  что от  них начальство ждет,  включает в свои донесения  различные
субъективные домыслы о тех или  иных фактах, а возможно,  просто придумывает
их, так как эти домыслы ни разу не подтверждаются конкретными именами.

     В 1912 году в донесениях  агентов вдруг появляются сведения о  встречах
Распутина  с проститутками. Агенты  пишут обычно  так: "Пошел  по  Гончарной
улице,  где  в  доме   э  4  встретил  неизвестную   барыньку,  по-видимому,
проститутку, и зашел в упомянутый  дом, где  помещалась гостиница, пробыл  с
ней двадцать минут" (донесение от 6 августа 1912 года).

     Начальник агента, желая, в свою очередь,  угодить кому-то вышестоящему,
переписывает   это  донесение  по-своему,  причем  из  него  выпадает  слово
"по-видимому" и тот факт,  что  дом,  возле  которого Распутин встретился  с
женщиной, и есть гостиница.

     Начальник пишет:

     "Пошел  на  Гончарную  улицу,  встретился  с  проституткой,  с  которой
отправился в гостиницу, в д. э 4, пробыл с ней двадцать минут".

     А далее из дневников следует, что личность "по-видимому" проститутки не
установлена, а существовала ли она вообще?

     Или в другом донесении агент сообщает:

     "Отправился   на  1-ю  Рождественскую  улицу,   подходил  к  нескольким
проституткам и с одной из них отправился в гостиницу, д. э 2 по Суворовскому
проезду,  и через  1/2 часа вышел  один и  отправился домой."93 В донесениях
встречаются еще несколько таких  сообщений,  но  что весьма  важно отметить,
если почти все лица,  с которыми встречался Распутин указаны по фамилиям, на
всех  через  полицию  наводятся  справки,  то  ни  одного  конкретного имени
проститутки  в донесениях не приводится. А установить их  для агента полиции
проще простого  - стоит только  ее  подождать  и потребовать  документы  или
задержать  до выяснения  личности.  Несмотря  на огромное желание  некоторых
вышестоящих  лиц   "застукать"  Распутина   с  проституткой,  по  материалам
наружного  наблюдения  видно,  что  это  не  удалось.  Нет ни  одного  имени
проститутки, нет ни одного протокола, составленного по этому случаю.

     Голословные же домыслы  агентов не в счет.  Впрочем,  делаются  попытки
некоторых   посетительниц   или  даже   почитательниц   Распутина   объявить
проститутками.  Но  сама логика дневника  в дальнейшем  показывает нелепость
этих  утверждений. Так,  по  дневнику  наружного  наблюдения,  две  женщины,
Каравья  и Маймескуль,  вначале показаны  как проститутки,  которые посещали
Распутина.  А  в  дальнейшем  оказывается, что  это его поклонницы,  которые
регулярно приходят к нему  в гости, причем всегда вместе. Иногда  и Распутин
их навещает, причем обеих вместе.

     Безо  всяких оснований объявляется проституткой и аферистка  Трегубова,
которая вьется вокруг Распутина, разыгрывая из себя его поклонницу (о ней мы
еще расскажем).

     Внимательное   изучение   дневников   позволяет   выявить   целый   ряд
фальсифицированных материалов. Прежде всего, это так  называемые "Выписки из
данных наружного наблюдения за время с  1  января 1915 года по  февраль 1916
года".   Именно  эти  "выписки"  приобрели   широкую  известность,  так  как
неоднократно публиковались в печати.*

     Материалы  этих  "выписок"   содержатся  в  двух   папках  Центрального
государственного  архива.94  В  обоих  случаях  это отпечатанные  на машинке
материалы  без  подписи. А  главное  в  том,  что  под этими  выписками  нет
подлинных донесений агентов, без которых  их нельзя составить. Выписки есть,
а подлинных донесений нет.

     Убедиться   в   фальшивости    этих   выписок    дает   возможность   и
текстологический и сопоставительный анализ этих материалов.

     Стилистически  и  структурно  они  отличаются  от  подлинных  донесений
агентов.  Во-первых, своей лаконичностью  -  настоящие  донесения  изобилуют
множеством  имен  и фактов. Во-вторых, они составлены газетным  языком, что,
возможно,  выдает  профессию  "сочинителя".  Настоящие  донесения имеют язык
довольно корявый, тяжелый.

     "Сочинители" делают грубейшую  ошибку, что  в этих  выписках объединяют
наблюдения  в Петрограде с  наблюдениями в  Тобольске и  Покровском. Ибо  на
самом деле наблюдения в Петрограде и Тобольске велись по разным каналам, и в
дневниках наружного  наблюдения, хранящихся  в  Центральном  государственном
архиве, нет материалов, относящихся к наблюдению в Тобольской губернии.

     Анализ  фактической стороны сведений, приводимых в фальшивых  выписках,
позволяет выявить целый ряд грубейших ошибок и фальсификаций. С точки зрения
"сочинения" фактов, фальсификация сделана грубо, топорно.

     Все  материалы  "выписок",   относящиеся   к   пребыванию  Распутина  в
Тобольской губернии, являются полным вымыслом, так как  легко проверяются по
другим  каналам, имевшимся  в нашем распоряжении, в частности,  наблюдениями
Тобольской  губернской  жандармерии.  Подлинные  документы,   хранящиеся   в
Тобольском архиве, не подтверждают "фактов", приводимых в "выписках".

     Беззастенчивым  образом придуманы  факты "выписок" и  по Петрограду. По
сводным таблицам легко проверить, были ли те или  иные  люди у Распутина или
нет, и куда ходил Распутин в тот или  иной день. Приведем  только  несколько
несоответствий  "выписок"  подлинным  фактам.  Так,   Рубинштейн  не  был  у
Распутина 26 апреля 1915 года, ибо  познакомился с ним позднее (а значит,  и
не было неизвестной женщины, которую он  привел, и кутежа). Ночью с 13 по 14
декабря 1915 года Распутин не посещал ночной ресторан  "Вилла Родэ", так как
он  вообще ни  разу  там не  был,  не был  8 декабря в ресторане "Астория" с
Джанумовой, и так далее, и так далее.

     Прежде  чем высказать  свои предположения об  авторах  этой  фальшивки,
приведем некоторые  ее  фрагменты,  особенно  лживо и  грубо сфабрикованные.
Необходимо почувствовать руку "сочинителей".

     1915 год. Петроград

     "26  апреля.  Около  10  час.  вечера  стали  собираться   к  Распутину
неизвестные мужчины и женщины, человек 10-12, в том числе Алексеев, Лисенко,
Рубинштейн  с  какой-то женщиной. В  11 часов были  слышны  игра на гитаре и
пляска; кому-то аплодировали. Это происходило до двух часов ночи.

     27 апреля. Было слышно, что  Распутина вызывают  в Царское Село, но так
как он еще не проспался, то Волынский и баронесса Кусова не советовали ему в
таком виде ехать и говорили, "испортит все дело".

     (Распутин в Покровском)

     "30  июня к Распутину приехали  в  экипаже из Тюмени епископ Тобольский
Варнава и настоятель  мужского монастыря о.Мартиниан. Последний  привез  два
полуведерных бочонка вина.

     13 июля Распутин после купания пошел к жене псаломщика Ермолая, которая
ожидала  его  у  своего окна,  и  пробыл с  ней полчаса. Бывает у нее  почти
ежедневно с интимными делами.

     Патушинская  уехала в  Ялуторовск  по  вызову мужа, причем при  отъезде
целовала Распутина в губы, нос, щеки, бороду и руки со сладострастием.

     (Распутин в Ялуторовске)

     "22  июля.  Около 10  часов  вечера  (по-видимому, это  было  условлено
заранее). Распутин выпрыгнул в окно на двор на террасу, а Патушинская  вышла
в  заднюю дверь и затем через окно  на двор и в  тот же момент подала  рукой
знак Распутину, и вместе удалились в темноту".

     (Распутин в Покровском)

     "19 августа.  Распутин отправился к дьякону Ермолаю, который по приходе
Распутина тотчас же ушел в церковь, а Распутин пробыл у его жены  целый час.
Из села Покровского священник о. Николай ездил в Тобольск к Варнаве и привез
оттуда Распутину новость, переданную ему  Варнавой, что губернатор Распутина
за пьянство и приставание хотел арестовать административным  порядком на три
месяца, но епископ Варнава защитил..."

     "9 сентября. Когда Распутин находился в гостях  у  брата своего Николая
Распутина и тут же было несколько других  лиц, пришел туда же отец Распутина
и  начал  ругать  сына  Григория  самыми скверными  словами.  Распутин,  как
бешеный, вскочил из-за стола, вытолкнул отца во двор,  свалил его на землю и
давай  его кулаками.  Отец  кричал:  "Не  бей,  подлец!"  Пришлось их  силой
растаскивать.  После  осмотра  у  отца  оказался  подбитый  глаз с  огромным
кровоподтеком, так  что закрыло весь глаз. Оправившись, старик стал еще пуще
ругать  сына, грозя ему рассказать всем, что он ничего не  знает,  а "только
знает  Дуню  (прислугу)  держать  за мягкие  части".  После  этого  пришлось
Распутина силой  удерживать  от вторичных  нападений  на отца.  Оба они были
пьяны..."

     (Распутин в Петрограде)

     "8  декабря.  К  Распутину  на  моторе  приехал  Рубанович,   и  вместе
отправились  в  ресторан  "Донон",  а  отсюда  послали  шофера  в  гостиницу
"Россия",  и тот  привез  оттуда  в ресторан "Донон" Джанумову и  Филиппову.
После обеда  Распутин  поехал с этими дамами в гостиницу "Россия",  где  они
проживают.

     15 декабря. Распутин  с  подполковником  Езерским, Варваровой  и  двумя
неизвестными женщинами отправились на моторе в ресторан  "Вилла Родэ" и в  2
часа ночи наблюдением там были оставлены."95

     Все  перечисленные  эпизоды  вымышлены и  не  подтверждаются  проверкой
фактами.

     Возникает вопрос - кто  сфабриковал эти "выписки"? На наш взгляд, здесь
может быть несколько вариантов.

     Самое  вероятное,   что  выписки  сфабрикованы   под  наблюдением  двух
известных аферистов и врагов Распутина - министра  внутренних дел Хвостова и
его  заместителя Белецкого,  людей  абсолютно безнравственных и способных на
любое преступление (о них мы еще расскажем в своем месте).

     Большая  часть "выписок" хронологически  приходится  на  период,  когда
Хвостов и Белецкий заправляли  в  Министерстве внутренних дел. И  обрываются
"выписки"  вместе с  их  отставкой.  Именно за этот  период  практически  не
сохранилось подлинных донесений агентов, кроме отдельных справок.

     Конечно, Хвостов и Белецкий сделали это не сами.

     Можно предположить, как  было дело. Пригласили человека - "специалиста"
по   подобным  делам,  профессионала  по  фальсификациям,  предоставили  ему
подлинные донесения агентов, которые потом были уничтожены.  "Специалист" их
изучил,   использовал  хронологическую  канву,  отбрасывая  все  "лишнее"  и
добавляя массу клеветнических вымыслов в духе Илиодора.

     Можно предположить, и кто был этот специалист. Очень вероятно,  что это
был  уже  известный  нам  журналист  Дувидзон,  профессионал  в  клевете  на
Распутина.

     Известно,  что Дувидзон секретно сотрудничал с  Белецким, писал по  его
заказу  статьи  в определенном направлении и  получал  от  него  деньги. Это
свидетельствует сам Белецкий в  своих  записках. Кроме того, стилистически и
по  характеру своих  выдумок  с  подробным "сочинением" тобольских  эпизодов
"выписки" схожи с клеветническими очерками Дувидзона "Житие старца Григория"
в газете "Биржевые ведомости".


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  ...     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     ...  
к следующей страницек следующей странице



Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2019 Церковь Иоанна Богослова