Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Вопросы
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Архив Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
YouTube канал отца Олега   YouTube канал проповедей отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Facebook Twitter Blogger Livejournal Mail.Ru Liveinternet

Oлег Платонов

Жизнь за царя

(Правда о Григории Распутине)


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  ...     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     ...  
к следующей страницек следующей странице


ЗАГОВОРЩИКИ




     3 июля 1914 года "Биржевые Ведомости" публикуют телеграмму С. Труфанова
(Илиодора),  в  которой  тот  повторяет  впервые  опубликованные  Дувидзоном
обвинения Гусевой против Распутина.  Дувидзон и Илиодор выступают совместно,
как бы координируя свою деятельность.


     "Хиония  Кузьмина  Гусева, царицынская  мещанка, девица, 30  лет, очень
умная и решительная. Я ее  видел 7-10 месяцев тому назад. Она многое знала и
знала  также,  как Распутин, бывая в  Царицыне,  вел  себя.  Этим  она очень
возмущалась. Она считала его опасным  лжепророком и всегда  говорила,  что с
ним надо  разделаться  так, как  некогда  Илья Пророк  разделался с  ложными
пророками Вааловыми.

     Она часто  высказывала  свой взгляд  на Распутина, как на церковного  и
государственного преступника.

     Посвященная мною в  то,  какую  роль  Гришка играет  в  деле разрушения
Царицынского монастыря, она этим  всегда  в  высшей степени возмущалась, так
как была усердной строительницей и посетительницей монастыря.

     Она  заявляла, что нельзя дальше допускать, чтобы простой народ был так
жестоко оскорбляем в своих религиозных чувствах... Распутиным.

     Хиония  Гусева...  всегда убежденно высказывалась, что  "на уничтожение
Гришки есть воля Святого Бога".

     Сколько мне  известно, она  с другими, обиженными  Распутиным, девицами
хотела сокрушить его еще в прошлом году. Но  предатель Иван Синицын, недавно
отравившийся рыбой, предупредил Распутина об опасности. Тогда она дала слово
Богу сделать это, по ее мнению, великое святое дело в  другой раз... Илиодор
Труфанов".

     Настало время познакомиться  и  с показаниями  самой  покушавшейся.  Мы
намеренно  дали их  после фальшивки Дувидзона и  телеграммы  Илиодора, чтобы
показать их  вторичность  по  отношению к  сценарию, который  был разработан
отнюдь не Гусевой. Видно, что Гусева повторяет слова Илиодора.

     В некоторых случаях возникает впечатление, что  ей дали выучить  текст.
Однако, как мы убедимся ниже, и даже не Илиодор является автором преступного
сценария.



        ИЗ ПОКАЗАНИЙ ХИОНИИ ГУСЕВОЙ

     "Я  признаю себя виновной в том, что  29 июня в  с.  Покровском  днем с
обдуманным заранее намерением с целью лишения жизни ударом кинжала в полость
живота   причинила   крестьянину   села   Покровского   Григорию   Ефимовичу
Распутину-Новому   рану,   но    задуманного   осуществить   не   могла   по
обстоятельствам, от меня независимым, и в свое оправдание заявляю следующее:
последние 15 лет своей жизни я  прожила  в г.Царицыне по Балтийской улице, в
доме  э 3 вместе со своей родной сестрой Пелагеей Кузьминичной Заворотковой,
ее дочкой Марией  Григорьевной  Заворотковой.  Я - сирота.  Я  за  это время
четыре  года  до  1910  года  прожила  келейницей  в  частном  доме  Натальи
Емельяновой Толмачевой,  на  той же Балтийской  улице, напротив  дома  э  3.
Наставницей у  меня была названная  Наталья  Толмачева; с нами жила  Евдокия
Цуцкина, отчество ее забыла. Читали здесь на квартире сорокоусты.

     Четыре года  назад у  нас в г.Царицыне был  Григорий Ефимович Распутин,
заходил  к нам в келью. Его  мы  и все принимали со  славой,  как  человека,
принятого  бывшим  архиереем Гермогеном. Гермоген велел отцу Илиодору водить
Распутина по частным домам г. Царицына, где он прожил около недели  и  уехал
от  нас, не знаю  куда.  В скором  времени  Распутин  поссорился с названным
Гермогеном  и Илиодором в  С.-Петербурге,  после  чего я  спросила Илиодора:
"Батюшка, чего не едет, как обещался, братец Григорий Ефимович Распутин?" На
что Илиодор мне ответил, что славу ему он, Илиодор, дал через Гермогена и во
время своей славы Распутин открылся ему, Илиодору, в частной беседе,  что он
был развратником,  пакостником  и  клеветал на батюшку Илиодора  и  архиерея
Гермогена,  что они  как  будто  хотят убить его  и  за  это они, Илиодор  и
Гермоген,  пострадали, так как  они в газетах написали про  жизнь Распутина,
например, в предъявляемом мне номере  газеты "Свет" (был предъявлен э 127 от
18 мая 1914 г. газеты "Свет", где помещен фельетон "Илиодор и Гриша"). Слова
Илиодора про Распутина из статьи этой газеты "Илиодор и Гриша" и повлияли на
меня так, что я решила убить  Григория Ефимовича Распутина, подражая святому
пророку Илье,  который  заколол  ножом  400  ложных пророков;  и я, ревнуя о
правде Христовой, решила над Распутиным сотворить Суд Божий с целью убийства
Распутина на первой неделе после прочтения статьи "Илиодор и Гриша".

     Я  купила  за  три  рубля  на  толкучке,  на базаре  в  г. Царицыне,  у
неизвестного мне человека-черкеса  или  армянина,  как  его  звать  не знаю,
предъявленный  мне кинжал. Покупать кинжал мне  никто не советовал, не давал
на его покупку денег; три рубля эти я сама скопила.

     У меня было своих 39 рублей,  и я уехала после Троицы, спустя неделю, в
г.Тюмень машиной и пароходом. Отметка в паспорте. Неделю назад в воскресенье
я  приехала в село Покровское  Тюменского  уезда,  где, как мне  известно из
газеты, Григорий  Распутин проживает. Об этом  я узнала в г.Ялте в  редакции
местной газеты "Ялта". В г. Тюмени  я  никуда не заезжала, а  села  сразу на
пароход,  на котором  приехала в  село Покровское. Здесь  я остановилась  на
квартире  у  крестьян,  как их  звать,  не знаю.  О  своем  намерении  убить
Распутина  я  не  сказала  этим  крестьянам,  объяснив,  что я прибыла в  с.
Покровское  побывать  у прозорливого старца Григория Распутина.  Я  пришла к
нему в дом и спросила у девки (как ее звать - не знаю), когда вернется домой
Распутин.  Она мне ответила,  что  он даст им телеграмму  и  приедет. Прошла
неделя. Девочка моей хозяйки, имя ее забыла, мне сообщила, что она у  обедни
видела Распутина, который уже приехал домой. С этого дня  я стала следить за
Григорием Распутиным возле его дома, сидела на крылечке местного  волостного
правления и вчера днем, после обеда, увидела идущего напротив меня знакомого
мне  Григория Распутина; он шел домой, и я повстречала  у ворот его же дома;
под шалью у меня был спрятан предъявленный мне кинжал.  Ему  я не кланялась.
Один раз его этим  кинжалом ударила в живот. После чего Распутин  отбежал от
меня, я за ним бросилась с кинжалом,  чтобы нанести ему смертельный удар, но
в этот момент он схватил лежащую на  земле оглоблю и ею ударил меня один раз
по голове, отчего я тотчас  упала  на землю и разрезала  себе нечаянно левую
руку  повыше кисти (обвиняемой Гусевой  была  показана забинтованная  повыше
кисти левая рука). Это было  днем, и сбежался народ, который говорил: "Убьем
ее!",  то есть меня,  и взяли  ту же оглоблю. Я быстро  поднялась и  сказала
толпе: "Отдайте меня полицейскому! Не убивайте меня!" Кинжал я бросила около
ограды...  Мне связали руки и повели  в  волость  и по дороге  меня толкали,
пинали, но не били.

     Больше  добавить  в  свое  оправдание я  ничего не имею. Показание  мне
прочитано. Добавлю: Распутин сознался Илиодору, что он  ложный пророк, а что
его везде восхваляют  и  он хвалится этой славой, - я славы его не признаю и
считаю его ложным пророком. Хиония Кузьминична Гусева".64

     4 июля 1914 года газеты  сообщают о таинственном исчезновении Илиодора,
находившегося со времени покушения под охраной полиции в своем доме - "Новой
Галилее". Обстоятельства  исчезновения и появления Илиодора через  некоторое
время  за границей свидетельствовали,  что за спиной его стояли  влиятельные
люди. Около  3 часов 4 июля стражники, охранявшие  его и  постучавшие в дом,
чтобы  передать ему пакет,  нашли все  входы  в  дом Илиодора запертыми. Они
сразу же обратились к  родителям и  родственникам  Илиодора, требуя сказать,
где  они  видели его  последний раз.  Однако те  ничего  не  знали и  только
высказали предположение, что Илиодор получил известие, что его  жена родила,
и  просто  уехал в  Царицын,  чтобы  навестить ее.  Стражники  начали искать
беглеца.  Были  обысканы ближайшие  хутора.  Местные жители сообщили, что  в
последнее  время  Илиодора  часто   посещали  какие-то  мужчины  и  женщины,
старавшиеся пробраться в "Галилею" незаметно для стражников. Эти люди, побыв
некоторое  время  у Илиодора,  ночью  поспешно  уходили. Точное время побега
установить не удалось. Высказывалось предположение, что он бежал еще 3 июля,
между 7  часами утра, когда он заходил к отцу, и 3 часами дня. Именно в этот
момент по направлению  к Большому Хутору проехал автомобиль, в котором сидел
какой-то мужчина. Доехав до хутора Морозова,  расположенного в  3 верстах от
"Галилеи", автомобиль круто повернул  и через пашни быстро  проехал к садам,
окружающим "Галилею". Стражники предполагали, что  именно в этом  автомобиле
Илиодор и уехал.65

     Чуть  погодя в "Новую Галилею" проникают  неизвестные люди и что-то там
ищут. Двери дома оказались прорезанными. Воры через отверстие отперли замок,
отодвинули засов и вошли в  помещение. В  кухне были найдены следы сожженных
бумаг.66

     Илиодор как будто издевается над полицией.

     11  июля  1914  года  газета  "Раннее  утро"  публикует  его  подлинный
автограф: "На белом свете всякое бывает  -  Илиодор 7.7.1914 г.".  Здесь  же
дается фотография Илиодора в женском платье во время его бегства из Большого
Хутора  в  Ростов-на-Дону. А  в  конце  приводится  сообщение,  что  Илиодор
направился через Ростов-на-Дону, Одессу в Константинополь.

     Тем  временем полиция  поднимает старое дело Илиодора и в  нем  находит
доказательство подготовки покушения против Распутина.

     Допрошенный в  январе - феврале 1914 года (еще до покушения)  свидетель
Иван Синицын (умерший незадолго до покушения) показал, что в конце 1913 года
Труфанов  С.М. замыслил  несколько  террористических  актов,  и в том  числе
посягательство   на   жизнь   Распутина.   Синицын   представил  в  качестве
доказательств  несколько писем,  написанных рукой Труфанова, разным лицам  и
среди них два письма, адресованных к Скутневой  и Гусевой.  Содержание  этих
писем было следующее.

     (К Скутневой):

     "Дорогая Дуняша, если правда,  что у тебя  есть в банке 600 руб., то ты
возьми их: 500  рублей перешли  с Ив.Ив. Синицыным, а 100 руб. возьми себе и
скрытно поселись  у Поли  и Фионушки,  на твои  деньги  сделаем первое дело,
окрестим  Гришку  (выделено  мною.   -   О.П.).  Кланяюсь  всем  и  сердечно
приветствую, любящий батюшка Илиодор".

     К Пелагее Заворотковой и Хионии Гусевой:

     "Дорогие  мои  дети,  Поля  и  Фионушка,  хвалю  вас  за   старание   и
благословляю,  с  Еленкой  не  связывайтесь. Будьте верны  делу,  и  только.
Любящий батюшка Илиодор.  Поля! Готовы ли твои дети, готовы  ли  они идти на
врага?"

     Допрошенные свидетели  Кузьма Киреев, Немков  и Лаврентий показали, что
Труфановым   замышлялось  в   конце  1913   года   производство   нескольких
террористических  актов  и  с этой целью  собирались  деньги с  почитателей,
делались заказы на изготовление разрывных  снарядов,  приобретение оружия  и
паспортов. Из  показаний  Синицына  следовало,  что  в Царицыне  действовала
тайная вооруженная дружина, состоявшая из последователей Труфанова.67

     Допрос свидетеля Ивана Немкова, бывшего поклонника Труфанова,  показал,
что  Труфанов  дал  распоряжение  своим  приверженцам  собирать  деньги  для
организации убийства Распутина. Причем деятельное участие в этом сборе денег
принимал какой-то бывший жандарм, и собранные деньги в сумме 150 рублей были
переданы Гусевой.68

     Из  переписки Илиодора  следовало, что  он связан с какой-то  сторонней
подпольной  организацией.   В  одном  из  писем  Илиодора  некоему  Семушке,
по-видимому, связному, говорилось:  "Объясни, если они  будут так  неразумно
вести  себя,  то  я  брошу  дело  и  уеду  за  границу"  (что  он  и  сделал
впоследствии).

     Деятельность Труфанова носила строго конспиративный характер. На хуторе
Накладка в доме был  устроен подземный тайник. Собрания проводились в полной
секретности.  Своим соучастникам  Труфанов направляет  телеграммы:  "Все  ли
благополучно, когда нужны будут люди", или "Делай столько, сколько позволяют
средства, будь  крайне  осторожен,  когда все  будет готово,  сообщу,  вышлю
людей".

     В  одном  из  писем  Труфанова была  такая  фраза:  "Если  кто из наших
проговорится,  так  нужно  ошибку  исправить,  следы замести".  Речь  шла  о
физическом  устранении  членов  организации,  не  умеющих  держать  "язык за
зубами".

     Эта  акция  была  проведена  по  отношению  к  Ивану  Синицыну, давшему
подробные  показания   о  деятельности  Труфанова  (см.  главу   "Проходимец
Илиодор"),  ибо он  "не проповедник истины, каковым себя величал, а какой-то
политический злоумышленник".

     2 февраля  1914 года  И. Синицын делает заявление в  полицию, что члены
труфановской организации собираются убить его за предательство. А позднее он
умирает от рыбного яда при подозрительных обстоятельствах.

     Пока следователь разбирается  в деле Труфанова-Илиодора, Хиония  Гусева
дает дополнение к своим показаниям.

     Дополнительные показания Хионии Гусевой:

     "Опрошенная  в  качестве  виновной  мещанка  города Сызрани  Симбирской
губернии,  временно  проживающая в г.  Царицыне Саратовской губернии, Хиония
Кузьминична Гусева,  33 лет,  православной  веры,  прежде  судима  не  была,
виновная в нанесении одного удара кинжалом в живот, признала и объявила, что
Григорий  Ефимович Распутин был в городе Царицыне 4 года тому назад, что он,
Распутин, ложный  пророк,  клеветник, насильник женщин, растлеватель иноков.
Он  ездил  и  растлил монахиню  в  женском  Царицынском монастыре Ксению, по
отчеству  и фамилии не знает,  и  она (Ксения) уехала к епископу Гермогену в
Жировицкий монастырь,  т.е.  в пустынь, но где пустынь находится,  не знает.
Будто  бы  в городе  Царицыне Распутин  хвалился иеромонаху Леодору, что  он
растлил  в Царском дворце, об этом ей сказал отец Леодор осенью в 1913 году,
в  городе  Царицыне;  иеромонах  Леодор  написал  царю  и известил  об  этом
Григория, а затем Гермоген, Илиодор запретили  Григория Ефимовича  Распутина
за клевету; ввиду больного состояния Хиония ничего больше не добавила..."69


     Итак, Хиония Гусева  называет имя монахини Ксении. Да, да, это та самая
монахиня, история  растления которой в будущей книге  Илиодора "Святой черт"
займет  одно из  главных мест. На этом примере мы можем убедиться, насколько
бесстыдно  вранье Илиодора и  поддерживающих его фальшивку  газет,  особенно
таких, как "Петербургский  курьер", "Голос  Москвы",  "Биржевые  ведомости",
"Утро России".

     Наиболее в клевете,  сознательной фальсификации изощрялся корреспондент
газеты  "Петербургский курьер",  уже известный  нам Дувидзон. Как доказанный
факт,  он  рассказывает   историю  обольщения  Распутиным  монахини  Ксении.
"Обстоятельство это подтверждается не одной Гусевой, - пишет Дувидзон,  - но
и другими лицами, а также, говорят, и самой монахиней".70

     "Утро России"  (5 июля  1914 г.) передает слова  лиц, близко стоящих  к
епископу Гермогену, о том, что монахиня Ксения едет из Жировицкого монастыря
в  Тюмень для моральной поддержки Гусевой, чтобы "лично  засвидетельствовать
судебным властям правдивость сделанного Гусевой заявления".

     Ту же "утку" повторяют "Биржевые ведомости" 6 июля.

     Газета  масона  Гучкова  "Голос  Москвы"  дает  новый  виток  вранья  и
публикует новые "факты".



        "МОНАХИНЯ КСЕНИЯ"

     "Петербург. В связи  с известием о том, что  Феония мстила Распутину за
оскорбление монахини Ксении, последняя, с  благословения епископа Гермогена,
выехала  в  Тобольск,   чтобы  лично  засвидетельствовать  судебным  властям
правдивость  сделанных  Феонией заявлений. После  оскорбления ее  Распутиным
Ксения неоднократно  обращалась  в Петербург с  жалобами, но  безрезультатно
(собств. корр.)".71

     В этой заметке нет ни одного верного факта, но,  будучи опубликованной,
она стала использоваться как первоисточник.

     А неутомимый Дувидзон продолжает сочинять свои злобные небылицы. 7 июля
1914 года он  сообщает, что  следственные  власти разыскивают  на Урале и  в
других местах России жертву  Распутина (соблазнил в 1911 году в  г.  Перми),
бывшую   гимназистку,  дочь   крупного  золотопромышленника  Сибири  Зинаиду
Попеляеву.

     В   изложении  Дувидзона  шестнадцатилетняя  экзальтированная  девушка,
познакомившись через г-жу Лахтину со  "старцем", готова  была идти на всякие
испытания,  какие ей предлагал  "старец"  для борения  плоти.  В результате,
пишет Дувидзон,  девушка была обесчещена и вследствие семейных неприятностей
бежала  за  Распутиным  в  1911  году  в Петербург, но  вскоре  по настоянию
Распутина была выслана на родину.

     В  судьбе  девушки,  поселившейся в  Царицыне,  принял участие  сначала
Илиодор, а  затем епископ  Гермоген. Ходили слухи, что после ссылки епископа
Гермогена Зинаида П.  попала в монастырь  и  в  настоящее  время приняла имя
Ксения.

     Мы не зря приводим все эти выдуманные подробности. При чтении настоящих
свидетельских показаний монахини Ксении  станет  ясно, как гнусен вымысел  и
как ничего общего он не имеет с настоящей жизнью монахини Ксении.

     А  Дувидзон продолжает изощряться  во  вранье.  Он  напрямую  связывает
Хионию  Гусеву  и  монахиню  Ксению. Оказывается, "Гусева  занимала  в семье
Попеляевых, состоящей из отца, тетки и единственных сына и дочери, должность
экономки и еще в 1909 году увлеклась входившим тогда в славу Распутиным.  На
этот  путь она увлекла и несовершеннолетнюю Зинаиду, находившуюся тогда  под
ее религиозным влиянием".

     Здесь все ложь. Не существовала на свете  Зинаида. Гусева не работала в
ее семье экономкой. Гусева никогда лично не общалась с Распутиным.

     Газета "Копейка" выдумывает еще более  гнусную  историю.  "11  июля,  -
сообщалось на ее страницах, - Гусева  отказывается от своего первоначального
обвинения и выдвигает новую версию, явившуюся  для нее  поводом нападения на
Распутина, - изнасилование им двух своих дочерей, уже взрослых девушек".72

     Эту гнусную выдумку сразу же перепечатывает ряд провинциальных газет.

     Газета "Вечернее время" публикует якобы  факсимильно фальшивую  записку
Ксении Гончаренковой. Газета напускает дыму, как будто располагает настоящим
документом.  "Письмо  это, -  по мнению  газеты,  - производит необыкновенно
тяжелое впечатление. Мы не  считаем возможным его печатать, но сохраним этот
удивительный  документ, свидетельствующий  о  деяниях "старца", возбуждающих
глубокое  негодование...   Письмо  характерно   и   своей  малограмотностью,
простотой тона. Ей невольно веришь".

     Кусок этой  записки, воспроизведенной в газете, ничего общего не имел с
почерком  самой Ксении  (я его сравнивал.  -  О.П.). Более  того, создателей
фальшивки  выдавала  грубейшая  ошибка.  Записка   была  подписана  фамилией
Гончарова, а фамилия Ксении  была Гончаренкова. Не мог же человек перепутать
свою фамилию.

     Среди многочисленных обвинений Распутина  в развращении женщин  никто и
никогда не приводил конкретные примеры.

     И вот,  наконец, имеется возможность  допросить  женщину,  которая,  по
многочисленным слухам, опубликованным во всех левых газетах, была развращена
"похотливым" старцем. Газетчики с нетерпением ждут подробностей допроса этой
жертвы  Распутина,  предвкушают  скандал, а  самые нетерпеливые, как  мы уже
видели, придумывают эти подробности заранее.

     Итак, конкретная жертва - Ксения  Васильевна  Гончаренкова. Крестьянка,
православная, грамотная, под судом не была.

     Она,  наверное, очень юна - приучили к этой мысли своих читателей левые
газеты.  Оказывается,  совсем и  нет.  По  протоколу ей 40  лет,  физическая
внешность самая посредственная. Но главное даже не в  этом, а в том, что эта
жертва  Распутина видела  своего  "растлителя"  только  издалека и  даже  не
разговаривала с ним.

     Вот ее показания:

     "Я  жила в  г. Царицыне  в  течение 18 лет.  Я была  в  числе поклонниц
бывшего иеромонаха Илиодора и ревностно посещала совершаемые им богослужения
вплоть до ссылки  его  во  Флорищеву  пустынь. Григория  Распутина-Нового  я
увидела в первый раз во время приезда  его с владыкой Гермогеном из Саратова
к нам в Царицын,  это было в день  Ангела Илиодора - 19 ноября 1909 или 1910
года,  не помню. Владыка пробыл в Царицыне несколько  дней и уехал обратно в
Саратов.  Распутин пробыл  после этого  еще несколько дней и затем вместе  с
Илиодором уехал в село  Покровское  Тюменского уезда. Вернулись они назад  в
Царицын  вместе 21 декабря.  Распутин прогостил  у Илиодора, все время жил у
Илиодора,  до  1 января,  и уехал. За все время  пребывания  своего Распутин
пользовался   общим  почетом,  так  как   Илиодор,  имевший   огромный  круг
почитателей, постоянно  посещал дома в Царицыне, всем рекомендовал Распутина
как  благочестивого  человека.  Один раз Илиодор после  вечерни  обратился к
молящимся с  речью, в которой указал, что о Распутине ходят разные слухи, но
что  все  это  клевета злых людей. Все видели,  что  отношения  Распутина  и
Илиодора  самые дружеские.  Затем  Распутин приехал в Царицын в  июле месяце
1911 года, меня  тогда  в  Царицыне не  было.  Отношения между Распутиным  и
Илиодором  и тогда были  самые отличные, причем  Распутин дал  Илиодору  три
тысячи  рублей на организацию паломничества  по  реке Волге. Об этом знаю от
многих паломников, а также от самого Илиодора.

     Паломничество  это состоялось.  Мне известно, что и после этого Илиодор
до  своего  падения  беспрерывно  находился  в  самых  хороших отношениях  с
Распутиным  и состоял с  ним  в переписке. 9  января 1912  года  Илиодор был
вызван в Петербург  телеграммой Владыки Гермогена. В  телеграмме сообщалось,
что Владыка увольняется  из Синода.  9 января  Илиодор  простился со  своими
почитателями, собравшимися в огромном числе. В своей прощальной речи Илиодор
сказал народу, что уезжает по воле Владыки и, может быть, более не вернется.
Причем увольнения  Владыки Илиодор тогда не объявлял, о Распутине совершенно
не  упоминал  и ничего  о нем  не говорил.  До своего отъезда Илиодор  также
никаких речей о  Распутине не произносил. Я сама  никогда не  слышала, чтобы
Илиодор  называл Распутина  лжепророком  и  призывал народ поступать с  ним,
ревнуя  примеру пророка Илии. Никто из моих знакомых также не говорил мне об
этом. После отъезда Илиодора в Петроград он больше в Царицын не возвращался.
На предъявленной  мне фотографической карточке я  узнала  одну  из поклонниц
Илиодора - Хионию Гусеву. Я ее знала,  но никаких разговоров  и дел с нею не
имела.  В  последнее  время,  в  1912   году   она  производила  впечатление
ненормальной (сумасшедшей), говорила бессвязные речи.

     В каких  отношениях она находилась с Распутиным, мне неизвестно даже по
слухам.  Как  отчество  и  фамилия  одной из почитательниц Илиодора по имени
Елена,  которая  посещала  его  в хуторе Большом и занималась  изготовлением
искусственных цветов,  - не знаю.  Где в  настоящее время живет Илиодор - не
знаю.  Приезжал  ли  Распутин  в  Царицын по приглашению  Илиодора  или  без
приглашения  -  я  не  знаю. Я  помню  только  два указанных  мною посещения
Распутиным Илиодора в г.Царицыне. Илиодор с Распутиным посещали очень многих
жителей  города   Царицына.   Пелагеи   Кузьминой  Заворотковой   и  Натальи
Емельяновой Толмачевой, жив. по Балтийской улице в 3-й части, - я по фамилии
не  узнаю.  Может  быть, в лицо я  их знала. Что послужило  причиной разрыва
между Распутиным  и  Илиодором  -  я не знаю.  Считал ли  Илиодор  Распутина
виновником своего падения - мне  неизвестно. Больше показать ничего не могу.
Прочитано. Ксения Гончаренкова (ноябрь 1914 г.)".73

     Вы думаете, после знакомства с этим протоколом Дувидзон и  его собратья
по перу извинились  перед читателями  за  свои  фальшивки?  Конечно, нет, а,
наоборот,  в  конце  1914  года  они  резко  усиливают  свою  клеветническую
деятельность,  продолжая  самым бессовестным  образом  обманывать  читателей
рассказами о  соблазненной монахине. А  проходимец  Илиодор как  ни в чем не
бывало включит эту "правдивую" историю в свою книгу "Святой черт".

     Разве  можно найти  покушению на Распутина  другое название, кроме  как
"заговор"?  Илиодор с его  террористической организацией, над  которым  явно
стоит еще кто-то более влиятельный. Дувидзон  и его бессовестные собратья по
перу, намеренно публикующие наглое вранье. И целая сеть газет, с готовностью
печатающих заведомые фальшивки.  Сквозь  сеть вранья левой печати невозможно
прорваться. Неведомая сила парализует каждое честное действие следователей.


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  ...     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     ...  
к следующей страницек следующей странице



Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2019 Церковь Иоанна Богослова