Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Вопросы
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Архив Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
YouTube канал отца Олега   YouTube канал проповедей отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Facebook Twitter Blogger Livejournal Mail.Ru Liveinternet

Архиепископ Аверкий (Таушев)

Современность в свете Слова Божия
Слова и речи
Том 2


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  ...     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     ...  
к следующей страницек следующей странице


«В ХРАМЕ СТОЯЩЕ СЛАВЫ ТВОЕЯ, НА НЕБЕСИ СТОЯТИ МНИМ, БОГОРОДИЦЕ...»

Великим постом мы часто слышим в храмах наших эти многознаменательные слова, читаемые за каждым утренним богослужением.

«Поистине храм есть земное небо», подтверждает это и наш великий праведник и молитвенник приснопамятный пастырь Кронштадтский о. Иоанн: «ибо, где престол Божий, где страшныя Тайны совершаются, где ангелы служат с человеками, где непрестанное славословие Вседержителя, — там истинно небо и небо небесе!..»

И действительно, храм наш с совершаемым в нём богослужением для нас, еще живущих на земле, есть как бы преддверие, как бы земное предуготовление той небесной Вечери Агнца Божия, участниками которой призываются быть все христиане в ожидающей нас будущей жизни — там на небе.

«Горе имеим сердца!» слышим мы обращенный к нам призыв священнослужителя, совершающего Божественную службу. И мы, стоя в храме, как бы действительно отрываемся на время от земли, и умом и сердцем переносимся туда «горе» — на небо, где обитает Бог с безчисленными сонмами Ангелов и Святых.

Каждый молящийся в храме, если только он по-настоящему молится, должен ощущать себя стоящим не на земле, а на небе. Он должен оставить за стенами храма все свои земные мысли, чувства, желания и переживания, все свои обычные светские привычки, манеры и замашки.

Вот почему совершенно неуместно и недопустимо, войдя в храм, вести себя в нем как где-нибудь в гостях, в светском обществе — подходить к своим знакомым, здороваться с ними, спрашивать и разговаривать о том и о сём...

Такое поведение, поскольку оно допускается, есть нарушение благоговения, оскорбление неземной, небесной святыни храма!

В храме — всё другое: там свой особый мiр, не земной, а небесный, там свои законы, свои обычаи, свои правила и приличия, предписываемые церковным уставом. И кто любит храм, кому дорога его небесная святыня, тот всё это должен знать, а если не знает, постараться узнать!

И входить в храм и стоять в нем надо с величайшим благоговением и страхом Божиим. Войдя внутрь, надо осенить себя троекратно крестным знамением, совершая при этом в праздники три поясных, а в будни — три земных поклона. Всем стоящим в храме надо равно поклониться направо и налево и занять свое обычное, удобное для молитвы место. Мужчины должны становиться с правой стороны, а женщины — с левой, оставляя свободным проход от царских врат к выходу. Это древний, веками освященный обычай, который нарушать никак не следует.

Все входящие в храм — это «земное небо» — должны и внешним видом своим уподобляться небожителям, с которыми они там входят в общение, и ничем не оскорблять их взора и взора других молящихся: одежда их должна быть скромной и вполне благопристойной, а никак не легкомысленной, модной и кричащей. В частности, совершенно недопустимо для лиц женского пола входить в храм с обнаженными руками и ногами, в чрезмерно коротких и недостаточно покрывающих их наготу платьях, обличающих тем самым их нецеломудренную настроенность, с непокрытыми головами и с накрашенными лицами и губами. Входить в таком непристойном виде в храм Божий — это значит кощунственно ругаться над его небесной святыней!

Прилично ли запаздывать, когда нас приглашают на званный обед или вечер к какому-либо высокопоставленному лицу?

Тем боле неприлично и грешно опаздывать к Божественной службе в храм Божий, где Сам Владыка и Господь, наш Державный Хозяин и Повелитель, в руках Которого наша жизнь и смерть, нас ожидает.

Не напрасно произносится в храмах внушительный возглас: «Двери! двери! премудростью вонмем!» А затем, по исповедании веры: — «Станем добре, станем со страхом! вонмем! святое возношение в мире приносити!».

Двери храма, не только как это было в древности, но и теперь должны были бы в это время совсем запираться, дабы никто своим безвременным вхождением в храм и исхождением из него не мешал стоящим в нем сосредоточенно молиться в эти важнейшие и святейшие мгновения величайшего христианского таинства Божественной Евхаристии.

Если даже на светских зрелищах, где показывается людям суета мiра, нередко вход закрывается, когда представление начнется, чтобы не мешать зрителям, то почему же у нас в храмах Божиих может быть позволено входить и выходить в любое время богослужения и бродить взад и вперед, отвлекая молящихся от молитвы?

Великий ответ за это нарушение благоговения понесут пред Богом пастыри, которые не учат своих пасомых сосредоточенной молитве в храме и, послабляя всякой распущенности, не дают возможности благоговейно-настроенным в мире молиться. А еще хуже и преступнее, если и в самом алтаре происходит такое же неблагоговейное и излишнее хождение взад и вперед, ибо тогда нет и не может быть настоящей молитвы и у самих священнослужителей!

Необходимо помнить всегда и во всех случаях, что, по замечательному изречению приснопамятного отца Иоанна Кронштадтского, «Церковь, хотя и основана на земле, но принадлежит к числу учреждений небесных».

Потому-то и всё в Церкви должно быть небесно.

И самое назначение Церкви в том и состоит, чтобы возводить нас от земли на небо, из земных делать небесными.

Небесными, а не земными, отрешенными от мiрской суеты и от страстей и похотей, воюющих в мiре, должны быть, прежде всего сами пастыри Церкви, которым Господь в лице Своих учеников и Апостолов, преемниками коих они являются, ясно сказал: «От мiра несте», то-есть: «Вы не от мiра» (Иоан. 15, 19). Вследствие этого и самый внешний вид пастырей, не говоря уже о внутренней их настроенности, все их поведение и образ жизни, весь подход их к делу своего служения, все методы и приемы в обращении с пасомыми — все должно быть особенным, отличным от обычного мiрского — небесным, а не земным.

И все рядовые верующие, памятуя непрестанно о том, что Церковь Христова прославляет тех, кого она именует «земными ангелами» и «небесными человеками», должны ставить пред собою тот же неземной идеал — стать чуждыми мiру сему, во зле лежащему, — стать небесными.

«Пользующиеся мiром сим должны быть, как непользующиеся» — так напоминает об этом св. Ап. Павел (1 Кор. 7, 31).

Отрешенность от земли, устремленность к небу — вот какой высокий идеал ставить перед нами наша христианская вера.

Горе тому, кто этого не понимает или не хочет понимать, кто этого всем сердцем своим не воспринимает и не ощущает!

Таковой совсем чужд истинного христианства и напрасно носит имя «христианина», обманывая себя и других.

Но еще вящшее горе тем, которые сознательно отвергают этот высочайший идеал христианства, которые обманным образом хотят подменить его другим, низшим идеалом!

Это — «ложные пророки», это — «корчемники, мешающие вино с водою», по выражению Писания, это — подлинные растлители душ, к которым можно отнести страшную угрозу Господа: «Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повысили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской» (Матф. 18, 6).

«Горе человеку тому, чрез которого соблазн приходит» (Матф. 18, 7).

И вот, несмотря на это грозное прещение Самого Господа, мы наблюдаем в наше время появление такого страшного соблазна, отвергающего самое существо христианства.

Это — страшная и губительная ересь современности, которая ниспровергает догмат Церкви, стремясь подорвать доверие к Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви, существующей уже более 19-ти веков, со всеми ее догматами, канонами, благочестивыми обычаями и установлениями, — опорочить ее, как несостоятельную, как «отжившую», и создать на месте ее новую «лже-церковь».

Эта новая «лже-церковь», по замыслу ее организаторов, должна быть оторвана от неба и сделана вполне мiрским учреждением, с мiрскими целями, задачами и приемами. «Пастыри» этой «церкви» должны быть вполне мiрскими людьми и по внешнему виду и по настроению; взоры верующих должны быть отвлечены от неба и прикованы к земле; отношение к богослужению и всем церковным установлениям, равно как и все взаимоотношения в этой «церкви» должны быть чисто-формальными и официальными, как и во всех светских организациях.

Идея такой новой «лже-церкви», долженствующей слить в себе и объединить все вероисповедания на земле, стала ныне весьма популярной, «модной» и все боле и более расширяется, вместе с так называемым «экуменическим движением».

И это нисколько не удивительно!

Как никогда низко пала сейчас в людях подлинная духовная жизнь, которая одна только и влечет людей к небу, делая их из земных небесными. Почти исчезло теперь то «внутреннее делание», которое так процветало у нас некогда на Святой Руси и которое дало столько дивных столпов христианского благочестия в первые века христианства. А ведь без этого «внутреннего делания» немыслима подлинная духовная жизнь, невозможно и истинное христианство.

Вместо этого приходится наблюдать совсем грозный симптом: с каким-то непонятным ожесточением и с какой-то злой насмешкой отвергается некоторыми духовная жизнь вообще, как якобы ненужная и даже «вредная» в деле церковного строительства (понимай под этим: строительства новой «лже-церкви»!), с заменой «внутреннего делания» чисто-внешним — духовной жизни противопоставляется «организация» и «администрация», как будто одними внешними мерами можно упорядочить и спасти человеческую душу.

А ведь главной задачей Церкви и является именно спасение души!

Но этого теперь словно знать не хотят и о деле спасения души говорят нередко с какой-то иронической усмешкой.

Не молитвенник, не подвижник благочестия, отрешающийся от земли и устремляющий свой взор к небу, не пастырь добрый, сердечно пекущийся о спасении душ своих пасомых и для этого входящий в их жизнь, дабы оторвать их от привязанности к земному и возвести их умы и сердца к небесному, — а сухой делец-формалист, «организатор» и «администратор» признается теперь этими новейшими лжеучителями, «реформаторами» Церкви, идеалом.

Стремление же к небу, к чему нас постоянно призывает св. Церковь в своих молитвословиях, объявляется теперь чем-то «нереальным», «нежизненным» и даже «вредным» для того мнимого идеала земной «организации» и «администрации», который, вопреки истинному учению св. Церкви, они себе создали и который признают самодовлеющим и единственно будто отвечающим современным нуждам.

Итак, вот каково характерное знамение нашего времени: истинная Христова Церковь с проповедуемой ею духовной жизнью должна быть упразднена и заменена неким фальшивым подобием ее с чисто-земным устройством, целями и задачами.

Но такое умонастроение не есть ли самый явный признак наступления того страшного времени, о котором сказал Христос-Господь: «Сын Человеческий пришед убо, обрящет ли веру на земли?» (Лук. 18, 8).

Веры в Бога, веры во Христа, веры в Церковь у многих уже нет, и вот на опустошенное от веры место водворяются иные кумиры — в том числе для последователей новой «лже-церкви» кумир «организации» и «администрации». Только чего и для чего, если самого-то главного — веры — нет — неизвестно!

«Организация» и «администрация» без настоящей веры, без подлинной духовной жизни, это — тело без души, мертвый безжизненный труп!

«Ты носишь имя, будто жив, но ты мертв», и потому «покайся», а «если не будешь бодрствовать, то Я найду на тебя, как тать, и ты не узнаешь, в который час найду на тебя» (Апок. 3, 1-3) — вот грозный приговор Божий об этой лже-церкви, деятелях и последователях ее, хвалящихся своей «организацией» и «администрацией», то есть одной видимостью жизни.

Так лукаво совершается в наши дни подмена истинных целей Церкви!

Но тут здоровое нравственное чувство не может не прозревать козней диавольских — того «действия заблуждения», при котором люди будут «верить лжи», о чем предупреждал нас св. Апостол Павел (2 Солун. 2, 11).

Ибо ставить пред Церковью какие-то иные цели, иные задачи, кроме единственной, для которой она и основана Господом-Спасителем, — спасения души — безсмысленно и нелепо!

А для спасения души надо стремиться нам из земных стать небесными и, еще живя здесь на земле, стараться жить, как на небе, чему нас так ясно учит истинная Церковь Христова и к чему особенно усердно зовет нас ныне, Великим постом.

Устраняясь, охраняя себя от тлетворного духа времени, последуем призыву св. Церкви, если не желаем себе вечной погибели:

«Приидите прежде конца вси, братие, чистым сердцем приступим к Благоутробному Богу, житейская обстояния отринувше, о душах попечение сотворим!..» (стихира в четверг Ваий).


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  ...     21     22     23     24     25     26     27     28     29     30     ...  
к следующей страницек следующей странице



Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2019 Церковь Иоанна Богослова