Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Вопросы
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Архив Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
YouTube канал отца Олега   YouTube канал проповедей отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Facebook Twitter Blogger Livejournal Mail.Ru Liveinternet

Летопись
Церковных событий
и гражданских, поясняющих Церковныя.

От Рождества Христова до 1879 года.

Архимандрита Арсения


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  Предисловие     1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     ...  
к следующей страницек следующей странице


.

Лето от Р. Хр. 102, Траяна 5.

Письмо Плиния Младшего к Траяну о христианах в Вифинии.

В провинции Вифинии проконсул Плиний, вследствие указа императорского, казнил смертию христиан, если они отказывались приносить жертвы идолам; наконец, видя множество обвиненных всякого пола и возраста и не находя за ними особенных преступлений, кроме суеверия, как говорил, отписал Траяну, спрашивая его: "наказывать ли за одно имя христиан, или за действительный преступления?" – "Так много христиан (писал он), что наполнены ими города и села, капища наши чуть не пусты, и никто не покупает жертвенных мяс". Некоторые из преследуемых христиан сказали, что "вся их вина и заблуждение – в том, что в определенный день до восхода солнечного собирались вместе, воспевали песнь Христу, как Богу, обязываясь клятвою (sacromento) не на зло какое, но чтоб не воровать, не грабить, не прелюбодействовать, исполнять данное слово и не утаивать взятого на сохранение". – Такова сущность писания Плиниева.

Ответ Траяна.

В ответе своем Траян повелел не разыскивать христиан, но если на кого донесено будет и он откажется принесть жертву богам, такого казнить. Таким образом и лучший из императоров, преклоняясь пред народными предрассудками, дал несправедливое и жестокое решение на вопрос правителя области, принадлежность к христианству признавши государственным преступлением.

Лето от Р. Хр. 106, Траяна 9.

Муч. смерть св. Игнатия Богоносца.

Император прибыл на восток для войны с парфами, и в Антиохии донесено ему было на Игнатия, как на главу общества христиан. Потребовавши к себе и испытавши его твердость в вере, Траян велел отослать его в Рим на растерзание зверям. Кончина святого последовала 20 декабря сего года.

Послания Игнатия Бог.

От сего святителя дошли до нас семь посланий разным церквам, писанных с дороги, когда, осужденный Траяном, отправлен был в Рим. Из Смирны писал церквям Ефеса, Магнезии, Тралл и Рима, из Троады – церквям Смирны и Филадельфии, а также и Поликарпу, еп. смирнскоку (преемнику св. Вукола, первого еп. смирнского).

Муч. кончина св. Симеона, еп. Иерусалим.

Почти в это же время пострадал и св. Симеон, еп. иерусалимский. Некоторые еретики донесли на него, что он христианин и потомок Давида (последнее обстоятельство всегда возбуждало подозрительность правительства). После истязаний и мук, он был распят на кресте, ста двадцати лет от роду. После Симеона не осталось никого из учеников, видивших Господа.

Епископы иерусалимские.

Преемником Симеона был Иуст, еврей по происхождению, как и следовавшие за ним до 135 г., или до второго разорения Иерусалима, при Адриане.

Лето от Р. Хр. 117, Адриана 1.

Воцарение Адриана.

По смерти Траяна воцарился усыновленный им племянник, Элий Адриан.

Гностики.

В царствование сего императора становятся известными еретики гностики (γνωστιχοί), хвалившиеся обилием знания вещей божественных и человических, противопоставлявшие христианству целую систему мнений, частию заимствованных из тогдашней философии, частию выдуманных личным вкусом каждаго еретика, и стремившиеся к совершенному разрушению дела Христова. Характеристическими чертами их учения были дуализм (признание двух начал) и теория эманации (происхождение всего посредством истечения из единого высшего существа, пантеизм). Пытаясь своими теориями объяснить существование мира и искупление человека, гностики от хритианства удерживали почти только одни имена (Христа, Искупителя и проч.).

Начало и распространение их.

Начало гностицизма, как знания, ложно присвояющего себе это имя (1 Тим. 6, 20), относится еще ко временам апостольким; но распространение и усиление стало заметно особенно с того времени, как представителями его стали Сатурпин (в Сирии), Василид и Карпократ (в Александрии), потом Валентин и другие, по имени которых и назывались их последователи.

Лето от Р. Хр. 124, Адриана 8.

Апологии Аристида и Кодрата.

Адриан хотел лично осмотреть провинции и употребил на то около восьми лет (119 – 127); был он в Галлии, Германии, Британнии, Испании, Греции, Сирии и Египте. В настоящем году, во время пребывания его в Афинах, философ Аристид подал ему письменную апологию, то есть защитительное слово о христианах, и здесь же, или в Магнезии (малоазийском городе), представил ему другую Кодрат, тамошней уроженец. Из апологии последнего дошел до нас следующий отрывок: "но дела Спасителя нашего всегда были видимы, потому что были истинны; это – исцеленные, воскрешенные из мертвых. Они были видимы не только при исцелении и воскресении, но и после того жили, и не только, пока пребывал здесь Спаситель, но и по Его отшествии довольно времени пребывали, так что некоторые из них дожили и до наших времен".

Указ о христианах.




Значение указа.

Можно думать, что эти апологии, как и представление проконсула Азии, Серенния Граниана, который думал, что "несправедливо в угоду черни проливать кровь невинных и осуждать людей за одно имя", побудили императора в 129 году велеть начальникам провинций точнее исследовать вины обвиняемых и наказывать только за действительныя преступления. – Конечно, такое распоряжепие не вовсе прекратило гонения на христиан; оставалось еще довольно поводов к обвинениям, наприм., ночных собраниях, в неуважении к императору, потому что они не хотели клясться гением императора или приносить жертвы пред его статуями.

Лето от Р. Хр. 131, Адриана 15.

Возмущение иудеев.

Евреи, не смотря на кровавое прекращение их частных бунтов в Киринеи, Месопотамии и Кипре лет за пятнадцать пред сим, именно в 115 – 116 г. при Траяне, снова готовились в Палестине к возобновлению войны с римлянами; запрещение обрезывать детей, выданное около сего времени, ускорило взрыв. Предводитель евреев назывался Варкохба, что значить "сын звезды", и считал себя звездою Иакова, о которой некогда предсказано было (Числ. 24, 17). Утвердился он сначала в Бетаре, крепости в 10 верстах от Иерусалима, и был здесь помазан на царство. Новый еврейский Мессия был только орудием синедриона Тивериадского, во главе коего стоял знаменитый раввин Акиба. Скоро Варкохба овладел местностию Иерусалима и стал там бить свою монету.

Отношение их к христианам.

Поелику христиане отказались принять участие в войне, то евреи предавали мучительной смерти всех, которые попадались им в руки.

Лето от Р. Хр. 134, Адриана 18.

Усмирение иудеев.

Три года держались иудеи против римлян, но к концу сего лета Иерусалим был взят, и Варкохба укрылся в Бетаре, где скоро пал после геройского сопротивления. Страна покорилась; 580000 евреев погибло от меча, голода и других спутников войны; пленные женщины и дети распроданы в неволю на пустынном торжишще у Дуба Мамрийского и на рынках Газы; множество евреев отослано в работы на рудниках. Раввин Акиба живой попал в плен, и с него содрали кожу. Таков был конец последнего общего восстания иудеев!

Лето от Р. Хр. 135, Адриана 19.

Заселение Иерусалима.

Иерусалим был заселен язычниками, и евреям, под угрозою смертной казни, запрещено было даже приближаться к нему. Город назван Елиею Капитолиною (Aelia Capitolina), по имени императора и в честь Юпитера Капитолийского. Так как евреям воспрещено было жить в Иерусалиме, то и в христианской общине сего города произошла перемена. Обрезание было оставлено ими еще в следствие указа Адрианова; теперь же из обрезанных никто не воротился на старое пепелище, а составилась община из христиан грекоримского происхождения, и первым епископом из необрезанных был Марк, 15–й по числу из иерархов иерусалимских.

Акила переводчик.

В числе чиновников, наблюдавших за постройкой иерусалимскими, был грек Акила; в последствие принял он христианское крещение, но скоро сделался поборником иудейства и перевел с еврейского на греческий язык книги Ветхого Завета, в которых постарался затемнить все предсказания о Христе.

Лето от Р. Хр. 138, Антонина 1.

Антонин император.

На императорский престол вступил Антонин, прозванный Кротким. Хотя он не издавал нового указа о преследовании христиан, но в провинциях особенно между жрецами находились враги, взносившие клеветы на них, возмущавшие против них чернь и доводившие до смерти, как свидетельствует Иустин филосов, подавший "императору, сенату и народу римскому" свою "Апологию" в сем или следуещем году.

Апология св. Иустина философа.

В Апологии говорит, между прочим: "Цель писания моего не лезть вам или испрашивание милостей; я хочу только просить вас оказать нам правосудие? Пусть сделано будет тщательное исследование, и если не найдут нас виновными, пусть строго накажут; а если мы невинны, пусть не осуждают нас. Имя само по себе ни хорошо, ни дурно. Можно судить о нем по поступкам тех которые его носят. Когда же дело касается нас то самое имя наше принимается за доказательство виновности, обвиняйте нас за то, что мы называемся христианами, и если обвиняемый отрекается от имени то вы его оправдываете и отпускаете: а если признает себя христианином, осуждаете. Это несправедливо; есть хорошие и дурные христиане, как есть хорошие и дурные философы". Доказавши, что христиане не безбожники довольно подробно излагает сущность вероучения христианского и описывает обряды и значение богослужения Евхаристии[138-1]. В заключение говорит: "Если это представляется вам сообразным с истеною и разумом, то принимайте с уважением, а если находите это суеверным, то презирайте, но не приговаривайте к смерти, как врагов, людей невинных, которые веруют этому".

Указ имп. в пользу христ.

Нужно предполагать, что заступничество Иустина подействовало на императора. По крайней мере около этого времени обнародован был его указ "общине Азийской", т.е. Ефесским правителям, в котором говорилось, между прочим: "Многие из правителей провинций писали божественному (divo) отцу моему", то есть Адриану, "об этих людях. Он отвечал, что если не будет доказано, что они враги государства, то не должно преследовать их. Мне также прислано о них множество донесений, и я отвечал, как и отец мой. Если кто преследуется только за то, что христианин, то отпускать его оправданным, даже если достоверно, что он христианин, а обвинителя наказывать по законам".

[138-1] О собраниях богослужебных говорит: "в день солнца" – т.е. воскресный по теперещнему – "живущие по городам и селам собираются в одно место; читают довольно толкования апостолов и писания пророков. А когда чтец окончит, то предстоящие приглашает народ подражать всему прекрасному, что было прочитано. Затем все встают и молятся, а по окончанию молитв приносят хлеб и вино, растворенное водою. Предстоящий произносит громко молитвы и благодарения, за тем народ возглашает аминь, и диаконы раздают дары, над которыми совершалось благодарение, присутствующим, и относят отсутствующим".

Лето от Р. Хр. 148, Антонина 10.

Ересь Маркиона.













Апеллес еретик.

В сие время некто Маркион, за развратную жизнь отлученный от церковного общения собственным отцом своим, епископом синопским, приходит в Рим, и познакомившись с гностиком Кердоном и его учением, начинает распространять это учение, ставшее известным под его именем. Он признавал два совечные начала – доброе и злое; первое (или Бог добрый) дало Новый Завет чрез Христа, ангела, имевшего призрачную плоть, а злое – Завет Ветхий, к несчастию людей. Считая плоть творением злого начала, некоторые последователи его добровольно подвергались смерти под предлогом мученичества Для своих последователей Маркион составил Евангелие (выбравши из канонических и давши свою окраску тому, что выбрал) и Апостол (выборку из посланий ап. Павла); в Евхаристии употреблял одну воду. Маркиониты, разделившись в последствии на несколько отраслей, составляли общины еще в 4–м и 5–м веках. Из учеников его первый Апеллес, в Александрие, начал учить несколько отлично, не допуская двух совечных начал, но злое считая творением доброго, а тело Иисуса Христа признавая не призрачным, но составленным из воздуха.

Лето от Р. Хр. 158, Антонина 20.

Время празднования Пасхи.

В сие лето приходил в Рим епископ смирнский, св. Поликарп; на римском престоле восседал тогда Аникита. Предметом их беседы было различие в дне празднования Пасхи. Тогда как в Риме, Александрии и других местах праздновали ее в воскресенье, в честь воскресения Христа Спасителя, церкви малоазийские всегда праздновали ее, по старому иудейскому обычаю, в 14–й день мартовской луны, каким бы ни был этот день в седмице, и именно в воспоминание крестной смерти Спасителя. Положено было каждой церкви оставаться при своем обыкновении, так как и малоазийский обычай перешел от времен апостольских.

Егезин историк.

Около сего же времени прибыл в Рим из Палестины первый известный христианский историк Егезинп, который и прожил тут до смерти (в 179 г.). Он оставил после себя "Пять книг Достопамятностей", отрывки из которых сохранились в "церковной истории" Евсевия и один отрывок у писателя шестого века, Стефана Гобара (о коем Photius Biblioth. cod. 232).

Лето от Р. Хр. 161, Марка Аврелия 1.

Марк Аврелий; отношение его к христианам.

По смерти Антонина, вступил на престол Марк Аврелий, сделавший своим соправителем Луция Вера. Марк Аврелий, холодный стоик, преследовал христиан потому, что считал их упорными врагами римской империи и богопочтения, в котором сам император, по званию своему, был верховным первосвященником. Он первый из римских государей указал пытками доводить христиан до отречения, что хотя и прежде случалось, но законом не повелевалось.

Муч. кончина св. Фелицитаты и семи сынов ее.

К первым годам его правления можно относить мученическую смерть св. Фелицитаты, знатной римлянки, с семью сыновьями ее. Жрецы обвинили ее с дътьми пред императором в оскорбление богов чрез распространение веры христианской. Император передал их префекту столицы, чтобы он принудил их принесть жертву идолам. Мать, к которой первой обратился префект с увещаниями, не только сама непоколебалась, но и детей ободряла пострадать за Христа; за это была бита но лицу. После того префект начал склонять к идолослужению детей ее, начиная со старшего. Этот пребыл в вере, и был сечен нещадно. Тоже было и с остальными шестью братьями. Когда было донесено о сем императору, то он приказал отдать их разным судьям на пытки. Один судья умертвил первого сына свинцовыми прутьями; другой забил второго и третьего палками; третий велел сбросить четвертого и пятого с высоты; четвертый осудил шестого и седьмого на мечь, как и пятый, обезглавивший мать. Память их 25 генваря.

Лето от Р. Хр. 166, Марка Аврелия 6.

Вторая апология Иустина.

Иустин написал вторую апологию и подал ее сенату; а написал ее по следующему обстоятельству. Некоторая христианка, не могшия отучить своего мужа язычника от безчестной жизни, пожелала развестись с ним. Муж, из мести, объявил, что она христианка, а она подала прошение о дозволении привести в порядок свои домашние дела прежде, чем явится к ответу, что и было дозволено, и таким образом преследование было прервано. Тогда муж, по злобе на Птоломея, обратившего жену его в христианство, донес на него префекту, что он христианин. Птоломей не отрекся, что он христианин, и тотчас был осужден на смерть. Присутствовавший при этом христианин Лукий сказал префекту: "за что осуждаешь человека, не совершившего ни прелюбодеяние, ни человекоубийства, ни воровства, котороого ты не уличил не в каком преступлении, и только потому, что он христианин? Такой суд не сообразен с правилами ни благочестивого императора нашего, ни сына его, философа, ни священного сената". Префект ответил только: "кажется, и ты той же религии?" Лукий подтвердил, и был отведен на казнь. Случайно пришедший тогда третий христианин возразил против несправедливости суда и также был осужден. Изложивши это, Иустин опровергает клеветы врагов христианства, которые тогда распространял в Риме особенно цинический философ Крискент, публично поносивши христиан и возбуждавший против них невежественную чернь. Крискент был озлоблен на него и Иустин ясно выразил в апологии, что ожидает от него доноса и преследований.

Муч. смерть его.

Так действительно и случилось. Оклеветанный Крискентом, св. Иустин в этом же году скончался мученически в Риме.

Его сочинения.

Кроме двух апологий, писал он и другие сочинения в обличение языческого нечестия и неверия иудеев. Таковы его "Увещание к народам" и "Разговор с Трифоном иудеем".

Лето от Р. Хр. 167, Марка Аврелия 7.

Муч. смерть св. Поликарпа смирн.

Сего лета многие мученики пострадали в Смирне, в том числе и св. Поликарп, епископ смирнский. Он был учеником Иоанна Богослова и занимал кафедру почти семьдесят лет. Сожжен на костре. Память его – 23 февраля, но пострадал он 25 апреля.

Церковь в Лионе и Виенне.

Лет за пятнадцать до кончины своей выслал он проповедников веры в Галлию, которые обратили там множество язычников и основали церкви в Лионе и Виенне. Они же принесли сюда с востока и чин Литургии, известный в последствии под именем галликанского, употреблявшийся в епархии лионской даже до половины XIX ст., когда был отменен папою Пием 9–м. Один из проповедников, св. Пофин, был первым епископом лионским.

Филипп Гортинский.

В сие время в Гортине, на острове Крите, епископствовал Филипп, о котором Евсевий говорит, что он написал книгу против Маркиона (впрочем до нас не дошедшую).

Лето от Р. Хр. 171, М. Аврелия 11.

Св.Дионисий Коринфский и его послания.

В сие лето св. Дионисий сделался епископом коринфским. От него сохранились послания церквям: римской, лакедемонской, афинской, никомидийской, гортинской (на о. Крите), кносской (там же), амастридской (в Понте), и некоей сестре Христофоре. В последнем жалуется, что некоторые из его посланий, писанные по просьбе братьев, повреждены еретиками.

Послание к церкви рим.

В послании к церкви римской так говорит о благотворительности римлян и епископа рим. Сотера (с 169 г.). "Изначала есть у вас обычай оказывать братьям благодеяния и помогать многим церквам; и не только восполняете нужды бедных, но и братьев, осужденных на работы в рудах, как истинные римляне соблюдая обычай отцов своих. И ныне епископ ваш, Сотер, не только прислал много пенязей на подкрепление святым, но и приходящих к нему братьев, как отец чад, наставляет своими благочестивыми беседами".

Послание в область Понта.

В послании к церкви амастридской, в Понте, где было средоточие недавно появившейся ереси монтанизма, он излагал истинное учение о браке, о чистоте и кротости, которую следует наблюдать относительно согрешивших и возвращающихся в церковь от еретических заблуждений.

Монтан еретик и его последователи.










Соборы в Иераполе и Анхиале.

Монтан, евнух и жрец богини Цибелы, во Фригии, незадолго пред появлением своим в качестве еретика, принял, христианскую веру. Потом выдал себя за пророка и написал несколько книг, в коих собрал и свои собственные "откровения" и "пророчества" двух женщин, Прискиллы и Максимиллы. Темнота и неясность пророчеств еще более увлекали простецов и заставляли доискиваться в них таинственного смысла. Впрочем, Монтан никакого особенного учения не проповедывал, кроме того, что себя выдавал за посланника Божия, призванного очистить церковь пред наступлением тысячелетнего видимого царства Христова, которого столицею будет Фригийский городок Пепуза. Посему осуждал вторичные браки, ввел изнурительные посты и некоторые особые обряды. В самой иерархии сделал перемену: во главе всех ставил патриархов, во второй степени – зенов, а в третьей – епископов. Две первые степени получали свое служение непосредственно от Бога, и потому занимались только людьми вдохновенными. Осужденные и отлученные от церкви собором епископов в Иераполи и другим – в Анхиали (Македонии), около 170 года, монтанисты все–таки распространялись на востоке и западе, и к концу сего века чрезвычайно усилились в северной Африке.

Аполлинарий иерап.

Кроме Дионисия коринфского, письменно обличал эту ересь и Аполлинарий, епископ иерапольский, из творения которого "Против ереси катафригийцев" сделал свои выписки Евсевий (в церк. Ист. ν, 6). Катафригийцами (οί χατά Φρύγαζ, – последующие фригийцам) назывались монтанисты потому, что первый их учитель и первые последователи его были фригийцы.

Татиан; ересь Енкратитов.

Около сего же времени Татиан, ученик Иустина философа, начал следовать учению Маркиона о двух началах, о противоположности Ветхого Завета Новому и о презрении плоти, как творения злого начала. Учил воздержанию от брака, от употребления вина и мяса, для отрешения от духа мира, по примеру Спасителя. Для Евхаристии употреблял только воду. Последователи его, известные еще и в 4–м веке, прозваны Енкратитами (воздержными), а также гидропарастатами (ύδ ροπαζάται, водопийцами).

Лето от Р. Хр. 177, М. Аврелия 17.

Лионские мученики.

Сего лета чернь лионская обвинила христиан пред судом в разных преступлениях: (кровосмешении, употреблении человеческого мяса и проч.). В течении десяти дней все городские темницы наполнены узниками, и кто несоглашался сознаться во взводимых преступлениях и не отрекался от веры во Христа, тех подвергали пыткам: ударам бичей, жжению раскаленным железом и др. Девяносто летний епископ Пофин был на носилках представлен в судьбище; языческая чернь думала, что это и есть Христос. Проконсул спросил его: "кто Бог христианский?" Пофин отвечал: "узнаешь если будешь достоин". За это стали влачить его без пощады и бить руками и ногами, а другие бросали в него чем попало. Наконец, полуживой, брошен был в темницу, где чрез два дня испустил дух. Император, на запрос проконсула, велел предать смерти твердых в своей вере, а отрекшихся освободить. Но на вторичном, по этому поводу, допросе, некоторые и из отрекшихся прежде снова признали себя христианами. Тогда решено было проконсулом одних предать зверям на растерзание, а других обезглавить, тела всех сжечь и бросить в реку Рону. Всех пострадавших было сорок восемь.

Гонение в других местах.

Евсевий историк, разсказавши о лионских мучениях, прибавляет: "отсюда можно с вероятностию заключать и о том, что делалось тогда в прочих областях." И мы знаем, что в Ираклии фракийской пострадала тогда св. Гликерия, о коей см. Чет–Мин. 13 мая.

Апологии.

Что, действительно, христиане всюду подвергались гонениям, видно из апологий Мелитона, епископа сардийского, и Афинагора, поданных около сего времени.

Апология Мелитона.

Мелитон в своей апологии, поданной императору, жалуется, что по всей Азии преследуют невинных, распложая доносчиков и грабителей.

Апология Афинагора.

Афинагор, первый известный наставник Александрийского огласительного училища, подал свою апологию на имя императоров, Марка Аврелия и сына его Коммода, соправителя. Сначала жалуется на нетерпимость в отношении к христианам, которых преследуют за одно имя и ставят наравне с величайшими преступниками; потом опровергает обвинение в безбожии тем, что они чтут единого Бога, о бытии которого догадывались и величайшие из языческих поэтов (Еврипид, Софокл) и философов (Пифагор, Платон, Аристотель, Стоики), хотя они не могли собственными силами познать Его и потому всякий по своему думал о Боге. Но истинное знание о Боге подается самим Богом, и христиане имеют за себя и свою веру боговдохновенных пророков и свидетелей истины. Неверить же свидетельству Духа Божия, а доверять мнениям человическим – неразумно. Упрек в безбожии тем менее основателен, что христиане всем своим поведением доказывают, что ожидают лучшей жизни в будущем и готовятся дать Творцу мира отчет о своей земной жизни.

Противники обвиняют нас в безбожии за то, что мы не приносим жертв. Но Бог, которого мы почитаем, не нуждается в жертвах, так как Он самодоволен и ни в чем не нуждается. Самая приятная ему жертва есть наше признание Его могущества и славы, и если мы воздеваем к нему чистые руки (Тим. 2, 8), то это лучше всех гекатомб (жервоприношений изо ста животных одного рода).

Далее, обвиняют нас в безбожии за то, что мы не чтим местно признанных народных богов. Но так как почти во всякой стране есть свои особенные боги, то следовало бы и всякий народ обличать в безбожии. Но если бы и те признавали одних и тех же богов, то богопочтение христианское все–таки незаслуживает порицания. Тогда как слепая толпа, незнающая никакого различия между Богом и веществом, прибегает к идолам, мы отвергаем их, потому что различаем Несотворенное и сотворенное, Сущее и несуществующее, мысленно постигаемое и чувственно восприемлемое, ставим Творца выше творения, как и горшечник значит больше глины. Если б мы молились вещественным изображениям, как богам, то, как ставящие наравне с Вечным подлежащее разрушению и тленное, не имели бы истинного ведения о Боге. Хорош мир, но чтить нужно не мир, а Творца!

Затем, показавши суетность идолов и богов, людьми выдуманных, Афинагор оправдывает христиан от взводимых на них клевет в кровосмешении, и говорит, что враги приписывают им то, что сами находят в истории своих богов, тогда как христиане, по заповеди Господа, избегают злоупотребления и очами.

На клевету, будто христиане в своих собраниях едят человеческое мясо, говорит, что в таком случае христиане оказывались бы и человикоубийцами, но никто еще не уличил их в этом; даже рабы христиан дали о них хороший отзыв. Притом, это совершенно несогласно с правилами их веры и упованием на будущую жизнь.

Наконец говорит, что христиане, как верноподанные, молятся за императоров, которым сия молитва помогает в исполнении их долга и для самих христиан обращается во благо, так что они могут вести тихую и покойную жизнь (Тим. 2, 2).

Книга Афинагора о воскресении.

От Афинагора имеем еще книгу о воскресении, написанную, может быть, по поводу сомнений в воскресении тел; известно, что и лучшие язычники – философы не допускали такого воскресения.

Содержание книги.

Книга эта начинается заметкою, что наряду со всяким догматом истины произникает и лжеучение, не в силу естественнаго побуждения, но как умышленно несправедливо всеяное. Мф. 13. Теперь: как земледелец для хорошего роста доброго семени выбрасывает сорное, вредное ему, и врачь до применения лекарства выгоняет внутренний яд или задерживает действие его, так и здесь необходимо сперва устранить мнения противников, а потом предложить исповедание истины. Потому что есть вообще неверные, потом колеблющиеся, и даже между приемлющими основныя истины знания о Боге такие, которые не лучше колеблющихся. Если неверие честного испытателя основывается на том, что предмет веры заключает в себя явную невозможность, то его скорее можно извинить; но весьма неразумно неверить вещам, заслуживающим веры. Посему и противники воскресения мертвых не должны устаивать на своем мнении без рассудочного отчета (ăχρίτωζ) и в угоду невежественной толпы, но хоть происхождение людей не производят от одной высшей причины, хоть Бога признают началом всех вещей – должны обсудить начальное содержание предлежащего догмата и прежде всего доказать, что воскресение мертвых ни в каком отношении не заслуживает веры; но это они могут сделать тогда только, когда будут в состоянии доказать, что Бог или не может или не хочет воскресить мертвых. Если они этого не сделают, то должны оставить свое неверие и свои пороки. Противно здравому рассудку думать, будто Бог не может воскресить мертвого; а не хотел бы Бог в таком только случай, если бы воскресение было делом несправедливым или недостойным Его. Но воскресение мертвых не делает несправедливости ни разумному, ни неразумному творению, ни душе ни телу. И если не было недостойным Бога делом сотворение тел, подлежащих тлению. то еще мение достоинству Бога противоречить образование тела неразрушимого. Опровергши противников, Афинагор доказывает истину воскресения, во–первых, причиною, по которой создан человек, а человек не без цели создан; во–вторых – из всеобщей природы всех людей, состоящей из души и тела; наконец – из имеющего быть всеобщего суда Божия и воздаяния каждому по делам его, содеянным в теле (2 Кор. 5,10).

Так говорит Афинагор противникам кои признают бытие Бога и промысла Божия, но забывают о следствиях сего. Противникам иного направления предлагаешь рассудитъ: следует ли жизнь человеческую признавать совершенно и навсегда независимою от Высшей Силы, и не лучше ли верить, что Творец есть и Правитель всего существующего и Судия дел и помышлений? Если нет окончательного суда, то люди несчастнее зверей; люди безполезно подвизались бы в обуздании страстей, в благочестии; добродетель была бы глупостию, угроза судом пустою шуткою, и общим решением стало бы мнение всех распутных: станем есть и пить, потому что завтра умрем (1 Кор. 15,32)! А если Творец человека промышляет о своем творении и взирает за его делами, и если есть различие между жизнию нечестивою и благочестивою, то это различие должно выясниться или при жизни людей, или по смерти их. Но ни там, ни здесь не видно этого. И добрые и злые ни в настоящей жизни, не по смерти не получают соответственного воздаяния, не говоря уже о том, что есть злодеи и неверные, которых смертное существо даже неспособно перенесть заслуженное множеством злодеяний наказание. Где же правосудие, когда смерть предупреждает заслуженное воздаяние? Если, теперь, смотреть на смерть, как на всецелое уничтожение (σβέσιζ) жизни по душе и телу, или как на частное только разрушение, т.е. разрушение тела, при полном сохранении души: то ни при том, ни при другом взгляде не выходить справедливое воздаяние. Потому что, если добрые дела будут награждены, то, очевидно, телу будет оказана несправедливость, когда останется без награды участие в них тела. И разве одна только душа участвует в деяниях человека? Далее, весьма неразумно думать, будто за исполнение или преступление закона, данного человеку, должна отвечать только душа. Закон дашь человеку, а не душе только.

В заключение Афинагор еще раз касается конечного назначения человека. Все имеет свою определенную цель. Земледелец имеет в виду одну, врач другую. Что произрастает из земли, что живет на земле – каждое имеет свою цель. Каждое в хорошо устроенном последовательном порядке определено на службу другому; а тот, кому все служит, есть человек. Следовательно: его назначение, как особенного существа, должно быть иное, соответствующее его разумности, врожденному закону, равно как разумной и справедливой жизни, – иное, чем тех существ и творений, у коих нет сказанного блага. Несправедливо было бы неразличать назначения человека и бессловесных. Отсюда следует, что конечная цель человека есть не полная безсболезненность, τόǎλνπον епикурейцев, не обилие удовольствий, πληβοζ τών ήδονών; первое свойственно предметам безчувственным, а второе удел скотов. И в разлучении души от тела не заключается конечное назначение человека, потому что тогда он уже не полный человек. Посему необходимо восстановление человека по душе и телу чрез воскресение. Только тогда человек может исполнять свое назначение, которое, согласно его первоначальному устроению, несомненно состоит в том, чтобы он безпрепятственно и непрестанно созерцал Вышнего, прославлял Его словами и делами. Хотя же многие люди с своими земными чувствами уклоняются от сей цели, но количество уклоняющихся от своей цели не уничтожает всеобщего назначения.

Лето от Р. Хр. 178, Аврелия 18.

Св. Ириней лионский.

Когда гонение несколько поутихло, христиане лионские избрали в епископа себе пресвитера Иринея, который спасся от смерти тем, что пред началом гонения был отправлен в Рим с поручением к папе Елевферию.

Его пять книг против ересей.

От Иринея имеем "Обличение и опровержение лжеименного знания" или пять книг "Против ересей". Сочинение это, писанное в восьмидесятых годах сего века, начато было по просьбе одного друга с целию опровержения ереси валентиниан, сильных тогда не только в Риме, но и в Галлии, а затем и других гностических сект. Еретиков, хвалившихся высшим разумением тайн веры, опровергает прежде всего соображениями разума – показанием несостоятельности их основных начал, внутренних противоречий, искуственности построения и нелепых выводов; затем опровергает свидетельствами священного Писания, которое отличает от разных апокрифических творений, слывших у еретиков за св. Писание, и наконец – вселенским преданием, показавши его отличие от тайных преданий сектантских. Есть русский перевод, изд. в Москве 1875 г.

Лето от Р. Хр. 180, Коммода 1.

Комод император.

По смерти Аврелия, императором сделался сын его Коммод, человек злой, но доставивший христианам облегчение; так как, впрочем, не вдруг превращено было действие прежних указов против них, то чернь или жрецы по местам доводили иных до смерти.

Греч. перевод вет. Завета Феодотионом.

В первые годы сего императора явился новый греческий перевода св. Писания Ветхого Завета, сделанный ефесским уроженцем Феодотионом, сперва учеником Татиана, но после обратившимся в иудейство. Из этого перевода перевод книги Даниила пророка особенно был уважаем в Церкви (как пишет блаженный Иероним).

Феофил антиохийский, писатель.

В правление Коммода жил епископ антиохийский, Феофил, ревностный пастырь церкви. Его книга "о вере" считается за одно из лучших сочинений древности. Написана она для ученого язычника Автолика, который называл христову веру неосновательною и фантастическою. На желание Автолика, "покажи мне твоего Бога" говорит: "покажи мне твоего человека, и я покажу теб моего Бога. Покажи, что очи души твоей видят и уши сердца твоего слышат. Ибо как телесные глаза у зрячих людей видят предметы этой земной жизни, как уши различают звуки: так точно есть уши сердца и очи души, чгоб видеть Бога. И Бог бывает видим для тех, кои способны видеть Его, у коих открыты очи души. Все имеют глаза, но у иных они покрыты мраком и не видят солнечнрго света. И хотя слепые не видят, но свет солнечный все–таки существует и светит, а слепые пусть жалуются на самих себя и на свои глаза... Человек, когда в нем есть грех, не может созерцать Бога. Итак, покажи себя самого: не прелюбодей ли ты, не блудник ли, вор, грабитель, похититель и т. под. Потому что Бог не открывается для подобных грешников, если наперед не очистят себя от всякой скверны..." Вслед за этим препятствием к боговидению, Феофил указывает другое – в непостижимости Бога: "вид Бога неописуем и неизъясним, ибо не может быть видим плотскими глазами. Его слава безконечна, величие необъяснимо, высота непостижима, благодеяния неизреченны..." Но из этого не следует, что мы не можем иметь понятия о Боге: "как душа в человеке незрима для людей, а познается чрез движение тела, так и Бога нельзя видеть человеческими очами, но Он созерцается и познается из Его провидения и действий".

Пантен.

В сие время начал славиться учитель александрийской огласительной школы, Пантен, уроженец афинский. С ранней юности он предался наукам и был приверженцем стоической философии, но проповедь апост. учеников обратила его к св. вере: он принял крещение и после Афинагора сделался наставником в огласительном училище для желавших познать истины христианского вероучения и готовившихся к крещению.

Лето от Р. Хр. 188, Коммода 8.

Св. Аполлоний, мученик римский.

В риме сенатор Аполлоний обратился к св. вере, да и многие другие, знатные родом или богатством, граждане целыми семействами и со всем родством принимали св. крещение. Один раб донес на Аполлония, что он христианин. После настоятельных убеждений судии, чтобы он защищал себя в сенате, Аполлоний в присутствии сената произнес красноречивую защиту исповедуемой им веры и, по сенатскому определению, обезглавлен. Евсевий говорит: "этого требовал древний римский закон, по которому однажды представленных на суд нельзя было освобождать, если они не переменять своих мыслей".

Ермий писатель.

Около сего времени Ермий, христианский философ, написал остроумное "Осмеяние языческих философов".

Лето от Р. Хр. 190, Коммода 10.

Пантен в Индии.

Около сего времени Пантен, из ревности к слову Божию, нринял на себя поручение епископа Димитрия александрийского – проповедать Евангелие в странах Индии, по просьбе послов оттуда (как говорит Иероним в соч. De viris illustribus, 36). В Александрии, средоточии торговых сношений римской империи с странами индийскими, вероятно некоторые торговцы и узнали Пантена и просили епископа послать его в их страну, где близ нынешнего Бомбея и на Малабарском берегу были христиане со времен апостола Фомы. Пантен провел в странствованиях неизвестно сколько времени, и на обратном пути в Александрию из южной Аравии, где проповедывал ап. Варфоломей, вывез найденное у тамошних христиан еврейское евангелие от Матфея. Хорошее иcследование о Пантене в соч. Die Kirhe der Thomaschristen (изд. 1877 г.), стр. 48 – 66.

Климент Александрийский.

Обязанности огласителя (катехета) возложены были на ученика Пантенова, пресвитера Климента, который и исполнял их до начала гонения от Септимия Севера.

Лето от Р. Хр. 196, Септимия Севера 4.

Спор о времени празднования Пасхи.









Соборы по этому поводу.




Послание Иринея.













Обычай посылать Евхаристию.

Виктор, епископ римский, чрез послание к азийским и другим епископам, просил их собором разсудить, не следует ли всем в праздновании Пасхи сообразоваться с римскою и другими церквами (а тогда в Азии, именно в церквах смирнской, сардийской, ефесской, иерапольской, лаодикийской и некоторых других, был, как знаем, соблюдаем одинаковый обычай, основывавшийся на примере; или дозволении Иоанна Богослова и апостола Филиппа, основателя церкви фригийской). Поводом к сему было, что один из римских пресвитеров, по имени Власт, впал в заблуждение и считал ересию не следовать в праздновании Пасхи обычаю малоазийскому (тогда как досели разности обычаев в этом никто не придавал значения вопроса о вере или правоте веры). Поэтому поводу в сем ли или следующем году происходили соборы в Палестине (в Кесарии), в Понте (Амастридт), в Озроэне (Едессе), Риме и Галлии (в Лионе), которые высказались против обычая малоазийского, но собор малоазийский, под председательством Поликрата, епископа ефесского, в ответном послании к Виктору высказался в защиту своего давнего предания. Тогда Виктор, по властолюбию, пытался отлучить азийских от церковного общения и с этою целию обратился к другим епископам, стараясь склонить их к своему мнению; но, исключая некоторых италийских, все убеждали его к миролюбию, и св. Ириней в послании, написанном от имени епископов галльских, хотя принимает сторону праздновавших Пасху в день воскресный, просит Виктора не нарушать общения с непорочными церквами Божиими, хранящими предание свое, и прибавляет: "Спор касается не только дня празднования Пасхи, но также и поста. Одни полагают, что должно поститься один день, другие, что два, некоторые еще долее... Такое разнообразие в соблюдении поста началось не с наших дней, а гораздо ранее, у наших предшественников, которые председательствовали, конечно, не столь внимательно и передали своим преемникам обычай, произшедший от простоты и неведения. Однако они соблюдали мир между собою, и мы его соблюдаем. Самое различие в посте подтверждает единогласие в вере" (т.е. не нарушает единения в вере). – Затем, возвращаясь к вопросу о Пасхе, говорите: "предшественники твои: Аникита (157 – 168), Пий (142 – 157), Гигин (139 – 142), Телесфор (128 – 139) и Сикст (119 – 128) сего обычая" – т.е. малоазийского – "не соблюдали и не дозволяли его своим единомысленньм, однако хранили мир с приходившими из других церквей, где соблюдался иной обычай... и все предшествовавшие тебе священники посылали Евхаристию священникам других церквей создавших иные обычаи." – Древние пастыри церкви посылали друг другу Евхаристию в знак общения в вере.

Таким образом вопрос о Пасхе и после в 198 г., к коему относится письмо Иринея, остался в прежнем положении; различие в праздновании продолжалось до времен первого вселенского собора.

Отношение виз. епископов к митрополитам иракл.

В 197 году император Септимий Север овладел Византиею, возмутившеюся против него, лишил ее всех преимуществ города и подчинил соседней Ираклии; от того и епископы византийские стали в подчиненное отношение к митрополитам ираклийским.

Св. Наркис, св. Иерусалим.

Св. Наркис, еп. иерусалимский (один из отцов палестинского собора 197 г.), оболганный тремя негодными людьми, отказался от престола и проводил жизнь в пустынном уединении, а его клеветники поражены от Бога теми казнями, какия они сами призывали на свою голову, когда подтверждали справедливость доноса. Память его 7 августа.

Сочинение Тертуллиана о крещении.

В Карфаген ученый христианин, Тертуллиан, написал сочинение "о крещении", в котором доказывает необходимость его против еретиков валентиниан, не признававших крещения. Из христианских писателей Тертуллиан первый начал писать на латинском языке.

Начальная история церкви в сев. Африке.

С этого же года впервые становится известною в истории североафриканская церковь; но ее начало восходит, вероятно, еще к концу 1–го века, когда пришельцы из Италии и Греции насадили семена веры в Карфагене. Св. Иустин в "Разговоре с Трифоном" уже сказал, что имя Иисуса славится и в Африке.


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  Предисловие     1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     ...  
к следующей страницек следующей странице



Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2019 Церковь Иоанна Богослова