Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Вопросы
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Архив Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
YouTube канал отца Олега   YouTube канал проповедей отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Facebook Twitter Blogger Livejournal Mail.Ru Liveinternet

Николай Амврази

История о чудесном обращении ко Христу еврейского раввина Исаака


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  Предисловие     1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     ...  
к следующей страницек следующей странице


СЛАВА БОГУ!

С какой радостью наша семья прочитала это письмо! Невозможно выразить словами тот восторг и удивление, которым исполнились души наши! Мы не раз перечитывали его, с нетерпением ожидая, когда же придет новая весточка от нашего дорогого друга. Дни тянулись за днями, месяц за месяцем, но обещанное письмо так и не приходило. Мы очень боялись за Исаака и были правы. Ведь невежество и фанатичность окружавших его людей могли поставить под угрозу и саму жизнь его.

Как мы поняли из письма, Исаак решил оставаться пока раввином, хотя и уверовал во Христа, ибо так ему будет легче приводить ко Христу единокровных его собратьев. Как объяснил он нам позднее, к этому решению побудили его слова апостола Павла: "Ибо будучи свободен от всех, я всем поработил себя, дабы больше приобресть; для иудеев я был как иудей, чтобы приобресть иудеев, для подзаконных я был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных. Для чуждых Закона - как чуждый Закона, - не будучи чужд Закона пред Богом, но подзаконен Христу, - чтобы приобресть чуждых Закона... Для всех я сделался всем, чтобы спасти хотя бы некоторых. Сие же делаю для благовестия Евангелия, чтобы быть сопричастником его" (1 Послание к Коринфянам, гл.9, ст. 19-23).

Мы волновались, думаю, не напрасно, ибо сам Исаак ничего не сообщил нам в первом письме о последствиях той драмы, которая разыгралась в доме его. Предприняли ли что-нибудь против него архираввин-дядя и другие родственники? Сообщили ли о взглядах его куда следует в Константинополь, чтобы вызвать ненависть к нему за предательство и изгнать из занимаемой должности, дабы оградить верных Талмуду от губительного влияния Святаго Евангелия? А может, враги его порешили, что Исаак сам оставит должность раввина, ибо горячая вера его в Распятого не позволит ему оставаться в уже чуждой среде? Нас утешила последняя мысль. Мы представляли себе, с какой свободой сможет раввин Исаак приводить тогда к Истине души погибших овец дома Израилева. Ибо как свидетельствует апостол Павел: "...А не так, как Моисей, который полагал покрывало на лице свое, дабы сыны Израилевы не взирали на конец происходящего. Но умы их ослеплены: ибо то же самое покрывало доныне остается не снятым при чтении Ветхого завета, потому что оно снимается Христом. Доныне, когда они читают Моисея, покрывало лежит на сердце их. Но когда обращаются ко Господу, это покрывало снимается. Господь есть Дух, а где Дух Господень, там свобода. Мы же все открытым лицом, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа" (2 Послание к Коринфянам, гл.3, ст.13-18).

Таковы были наши мысли и предположения, но пришедшее примерно через год письмо открыло нам следующее:

Константинополь, 24 марта 1898 года

Брат Николай!

Вот уже почти год прошел со времени, когда я в первый раз написал вам. Какова причина столь долгого молчания? Вы поймете это из настоящего письма. Неоднократно желал я собраться с мыслями, чтобы описать все случившееся со мной до сего дня.

Будучи тайным христианином, прикрытым лишь облачением раввина, я боялся, думая, что фанатизм моих родственников (и прежде всего христианоборца дяди архираввина Авраамия!) понудит их донести в архираввинат Константинополя. К счастью, этого не случилось. Однако по приезде моем с родины я встретил в приходе моем соотечественника, ребе Самуэля, только что закончившего Высшее Еврейское Богословское Заведение в Иерусалиме. "К чему это?" - подумал я. Недоумение мое разрешил предстоятель общины Синьор Давид Вемвеница: "Приход очень большой, ребе Ицхак, и есть нужда в двух хахамим в нашей синагоге". Я успокоился, выслушав сие объяснение. Из многих моих бесед с собратом ребе Самуэлем я понял, что человек он свободолюби вый и лишенный привязанности к традиции. Он любил немножко выпить, засматривался на женщин, имел открытое сердце и был искренним. Не верил в иудаизм как Божественную религию и принимал толкования раввинов за басни, считая, что все религии придуманы людьми. Он принадлежал к числу легкомысленных людей, которые тяготятся заняться исследованием, чтобы понять Истину. Он был удивительный игрок. В отношениях с людьми и со знатными прихожанами притворялся ревностнейшим раввином. Это было естественно, по причине занимаемого положения и жалованья, которое он получал. Его-то, ребе Самуэля, и избрал мой дядя, написав ему в подробностях все происшедшее, прибавив, что я стал причиной соблазна для многих. "Йегудим на Родине отрекся Иеговы Цеваота, - писал в горечи дядя, - и последовал за Иисусом Назореем. Он стал причиной смерти своей матери". Он не утаил, что теперь родственники раскаиваются за жестокое обращение со мною, ибо вынудили меня ночью в сырую и холодную погоду покинуть отчий дом. В конце письма дядя обратился с просьбой к Самуэлю, что, если ему удастся встретиться со мной, то пусть приложит все силы, чтобы вернуть меня к религии отцов наших - к иудаизму. Причем дядя особо подчеркнул, что если Самуэлю удастся повлиять на меня, то имя его станет великим во всем Израиле. Меня же он примет опять с любовью и соделает наследником своего огромного состояния. Из письма же я понял, что родственники не знают пока, где я нахожусь. Им и в голову не приходило, что я могу снова вернуться после всего происшедшего со мной в Константинополь и опять занять кафедру раввина.

Получив письмо и прочитав его несколько раз, Самуэль зашел ко мне в комнату, улыбаясь и ничего не говоря. Я удивился его серьезной молчаливости, ибо обычно он насвистывал или напевал какую-нибудь современную мелодию.

– Э, ребе Самуэль, что это с тобой? Откуда такая перемена?

– Вы, ребе Исаак, причина этому, - ответил он. И, резко повернувшись, спросил, - это правда, ребе Исаак, это правда, что Вы христианин?

Вопрос был задан внезапно и, подобно молнии, потряс меня. Два страшных слова ожили в уме моем: да или нет. Мне вдруг представилась духовная бездна отрицания "нет" и будущие последствия при ответе "да". Я предпочел второе...

– Да! - ответил я громко и твердо, - да! Я христианин по искреннему убеждению! Делай, что хочешь, можешь даже оповестить об этом всех и вся.

– Брат! - сказал мне ласково Самуэль, - меня совсем не волнует, что ты по убеждениям не иудей. Я и сам не верю в истинность иудаизма. Однако меня глубоко печалит, если ты действительно христианин. Если религия иудеев не истинна, то может ли быть вообще какая бы то ни было религия истинной?

– Ты заблуждаешься! - воскликнул я, - и заблуждение твое происходит от поверхностного взгляда на жизнь и на многие важные вещи. Разве ты разбирался серьезно в дарованном нам Откровении, чтобы делать такие выводы о религии наших предков? Иудаизм, а именно религия Моисея, т.е. Ветхого Завета, абсолютно истинна, ибо была дарована Богом-Саваофом и в ней имеются все обетования о пришествии в мир Спасителя, т.е. о Славе и Утехе (Надежде) Израиля - Иешуа Га-Машиахе. Об этом мы узнаём из пророков. И христианство истинно, ибо в Новом Завете как раз и исполнилось все, что предсказывали пророки. Тора, книги Невиим, Кэтувим, т.е. Ветхий Завет, действительно, загадочен и непонятен без Нового Завета. Именно это были вынуждены исповедовать первые иудеи, последовавшие за ХристомМашиахом. И это несмотря на то, что видели чудеса Его и слышали сладостнейшее Учение, о котором никто, нигде и никогда прежде не слышал. Как раз доверие к Нему, т.е. ко Христу, они и основывали на словах пророков. Вот что говорит один из ревностнейших иудеев, а именно апостол Петр, который одним из первых последовал за Христом: "... И притом мы имеем вернейшее пророческое слово, и вы хорошо делаете, что обращаетесь к Нему, как светильнику, сияющему в темном месте, доколе не начнет рассветать день и не взойдет утренняя звезда в сердцах ваших;

зная прежде всего то, что никакого пророчества в Писании нельзя разрешить само собою, ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божий человеки, будучи движимы Духом Святым" (2 Послание Петра, гл.1, стихи 19-21).

Самуэль внимательно слушал меня. Видно, первый раз в жизни ему довелось слышать подобные слова.

– Мы обязательно поговорим обо всем откровенно... но скажи мне, пожалуйста, Самуэль, откуда ты узнал, что я христианин?!

– Очень просто! Я ничего от тебя не скрываю. Вот! - и он протянул мне письмо моего дяди архираввина.

– Что ты решил делать? - спросил я после прочтения письма. - Желаешь обнародовать?

– Никогда! - воскликнул Самуэль. - Никогда! Ты меня знаешь, Исаак. Я единственно постараюсь переубедить тебя, ибо желаю видеть тебя не иудеем и не христианином, - хочу, чтобы ты стал, как я.

– Или я стану, как ты, или ты станешь, как я, - ответил я Самуэлю.

– Спрашивается, каким образом?

– Путем серьезного и откровенного обсуждения. Священное Писание мы изучали вместе. В совершенстве знаем еврейский язык, греческий, французский, испанский... Хорошо изучили историю. Ты думаешь, что я заблуждаюсь, а я думаю, что заблуждаешься ты. Итак, или ты прав, или я. Давай исследуем и обсудим, как хорошие друзья, в простоте и искренности. Согласен?

– С удовольствием, - сказал ребе Самуэль. - Вы начинайте и спрашивайте меня.

– Во-первых, Библия, т.е. книги Ветхого Завета, которые находятся в Еврейской Синагоге, книги новые или древние?

– Древние, сказал Самуэль, - Библия, - древнейшая из всех книг, имеющихся в мире. Пятикнижие, написанное Моисеем за 1500 лет до христианской эры, не было известно эллинам, которые представляют древнейшую цивилизацию Европы.

– Есть мнение, что Еврейский кодекс, которым располагает Синагога, искажен христианами. Подозреваешь ли ты нечто подобное?

– Никоим образом! - воскликнул Самуэль, - мы располагаем еврейскими текстами Ветхого Завета до Масоретского, за много лет до нашей эры, когда еще не было христиан. Исторически доказано, что переводы Священного Писания с еврейского языка на греческий были сделаны иудейскими учеными до христианской эры. Это кодексы Акилы, Феодотиона, Симмаха и перевод 70 толковников, которые не отличаются от еврейского текста. Нет! Нет! - воскликнул ребе Самуэль, - такое не приходило в голову даже фанатичным раввинам.

– Отлично! Положено начало откровенного диалога! Итак, повторяю, Еврейский Текст, которым мы располагаем сегодня, есть тот самый, что имели наши предки, иудеи, до Христа.

– Безусловно! - сказал Самуэль. - В этом нет сомнения!

– Давай начнем тогда исследовать некоторые загадочные места Танаха, которые объясняются лишь в свете Нового Завета. Итак, с какой книги желаете начать?

– С первой, - ответил он, - с Бытия (Берейшит).

– Итак, будь внимателен, - сказал я Самуэлю, - если спрошу - будь добр, отвечай.

– Что читаешь в 1-ом стихе 1-ой главы Бытия? Самуэль, открыв Писание, прочитал: "В начале сотворил Бог небо и землю" ("Берешит бара Элогим эт гашамаим вэ эт гаарец").

– Не забывай, - сказал я ему, - что глагол бара - сотворил относится к слову Элогим, что значит во множественном числе - Боги. Прочитай в этой же главе 26 стих.

Самуэль прочитал: "Вайамэр Элогим наасе адам бецальмену". И перевел: "И сказал Бог: Сотворим человека по образу нашему".

– Что особенно примечаешь здесь, Самуэль?

– Вижу, что Единый Бог говорит во множественном числе. Глагол ставится в единственном числе, а существительное - во множественном.

– Итак, к кому глаголет?

– Раввины говорят, - ответил Самуэль, - что Бог здесь обращается к ангелам.

– Кто такие ангелы? - спрашиваю.

– Слуги Божии, - ответил он.

– Конечно же, слуги Божии, - подтверждаю я. - Итак, кто - ангелы, являются творцами человека?

– Нет, конечно! - ответил Самуэль.

– Человек сотворен по образу Божию или по образу ангелов?

– Конечно же; по образу Божию!

– Достойно ли Бога призывать служебных духов-ангелов со-творцами?

– Конечно же нет!

– Итак, что ты думаешь, Самуэль, о столь странной связи единственного и множественного числа?

– Думаю, что объяснение раввинов неудовлетворительно и не убеждает меня после сказанного тобою, так что без колебания могу заявить, что раввины заблуждаются.

– Но в таком случае как нужно понимать эти слова Писания?

– Я не в силах объяснить это, - ответил Самуэль, - странно, что до сего времени меня не удивляло толкование раввинов, которое сейчас мне видится нечестивым и смешным... Но удивительней, думаю, то, что никто не в состоянии объяснить сказанное.

– Есть некто, Самуэль, - сказал я ему.

– Кто?

– Новый Завет что говорит?


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  Предисловие     1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     ...  
к следующей страницек следующей странице



Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2019 Церковь Иоанна Богослова