Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Вопросы
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Архив Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
YouTube канал отца Олега   YouTube канал проповедей отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Facebook Twitter Blogger Livejournal Mail.Ru Liveinternet

Иеросхимонах Антоний (Булатович)

Моя мысль во Христе

О Деятельности (Энергии) Божества


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  1     1-I     1-II     1-III     1-IV     2-I     2-II     2-III     2-IV     2-V     2-VI     ...  
к следующей страницек следующей странице


Часть 2. Глава V
О Имени Господнем, о неотделимости от Господа Глаголов Его и Имени Его

Дух Святый устами пророков и Евангелистов открыл Имя Второго Лица Святой Троицы: «Слово Божие» и «Сын Божий». Эти оба понятия носят в себе выражение идеи единосущия, ибо Отец единосущен рожденному Сыну, как ум, родитель слова – единосущен слову. Очевидно, что если Апостол Иоанн Богослов назвал Сына Божия Словом, то, несомненно, сознавая неотделимость слова от изрекающего его и единосущие слова с умом, рождающим его. Итак, если в сознании Апостола должно было быть твердое убеждение неотделимости слова от изрекающего его и единосущия слова с порождающим его умом, то спрашивается, возможно ли допустить, чтобы Апостол мог бы почитать Глаголы, изрекаемые Ипостасным Словом, отделимыми от Ипостаси Слова? – Очевидно, нет, и о том свидетельствуют как многочисленнейшие слова его, так и многочисленные свидетельства Самого Господа, некоторые из которых мы уже выше приводили. Видим мы из свидетельств также и других Апостолов, что и они относились к Глаголам Слова как к Самому Сыну Божию, считали себя, например, – «слугами Слова», слугами того самого Слова, которое проповедовали. Так, например, в Деяниях сказано, что вскоре по вознесении Господнем, когда были выбраны диаконы, то Апостол Петр сказал: «мы же в служении Слова пребудем». В то время имя «Слово» было еще не обычно для именования Ииcyca Христа, так что, очевидно, Апостол Петр называл «служением Слову» служение самому проповедуемому Глаголу Господню. Также и в Евангелии Луки, которое было написано задолго до написания Евангелия Иоанна и задолго до именования Ииcyca Христа «Словом», он записал то, что ему передали «самовидцы и слуги бывшие Словесе». То же самое, что мы привели в доказательство того, что Апостолы не отделяли Глаголов Слова от Ипостасного Слова Его, может быть сказано и о неотделении ими Имени Господня от Бога, именуемого им.

В Писании неоднократно Сын Божий именуется «Именем». Так например, у Пророка Исаии говорится: «Се Имя Господне идет» (Ис. 30:27), – и под словом «Имя Господне» понимается Сын Божий. Очевидно, что Сын Божий назван Именем Господним потому же самому, почему назван и Словом Божиим, ибо изрекает свойства Отца и в понятии «Имя» носит идею неотделимости имени от именуемого и слова от глаголющего. Но если Писание наименовало Сына Отчего – Именем Его в том смысле, что Сын показует Отца, именует все свойства Его в Себе, пребывая единосущным и нераздельным с Ним, то возможно ли предположить, чтобы Божественные тайноглагольники допускали в сознании своем отделимость Ипостасного Имени от именования Своего? Если, по пониманию Божественных тайноглагольников, записавших Глаголы Божественного Откровения, понятие имени носит в себе понятие неотделимости от именуемого им, то возможно ли нам допустить, чтобы эти тайноглагольники допускали в сознании своем отделимость Имени Иисусова от Самого Ииcyca? – Конечно нет. Вспомним, например, слова Господни, на которые указывает в Евангелии Спаситель: «Аз есмь Бог Авраамов, Бог Исааков и Боге Иаковль», – очевидно, что у Бога живы и Авраам, и Исаак, и Иаков, если Он благоволить именовать Себя Богом их, ибо Бог несть Бог мертвых, но Бог живых, ибо бесславно было бы для Бога называть Себя именем Бога мертвых. Итак, как видим у Бога живы и Авраам, и Исаак, и Иаков, и продолжают пребывать и принадлежать им по смерти и имена их. Вспомним слова Господни Апостолам, что имена их написаны на небесех. Очевидно, что и этими словами Господь признал принадлежность имени человеку и в будущем веке. Поэтому возможно ли сомневаться в ипостасной принадлежности имени «Иисус» Господу Ииcycy Христу? Господь, признавая неотделимость, как мы видели, от человека имени его, тем паче, следовательно, исповедует, что Имя Его неотделимо от Него, и требует веры во Имя Свое, как в Самого Себя. Вот почему Апостол и Евангелист Иоанн Богослов с такою ясностью и непреложностью сказует нам заповедь cию: «И сия есть заповедь Его, да веруем во Имя Сына Его Ииcyca Христа» (I Ин. 3:23).

Не имея что возразить против таких непреложных свидетельств Писания, несомненно подтверждающих веру во Имя Божие, как в Самого Бога, имяборцы отвергаюсь эти тексты, говоря, что в них употребленное слово «Имя» не имеет прямого смысла, но сказано или в местоименной, или в переносной форме. Но это возражение совершенно неуместно, в особенности в данном случае. Здесь Апостол говорить нам заповедь Божию; а заповеди Божии всегда выражаются в прямом смысле слов, а не в приточной форме.

***

«Иисуса ищете распятаго», – именуют Господа Ангелы по воскресении: «Аз есмь Иисус, Его же ты гониши», – именует Себя Господь в видении Апостолу Павлу. – «Иисусом» почти исключительно именуется Господь Иисус Христос Апостолами в Евангелиях. Наконец, в Апокалипсисе в последней главе читаем: «Аз Иисус послах Ангела Моего засвидетельствовати вам сия». – Итак, уничижители Имени Иисусова пусть найдут во всем Священном Писании место, в коем Господь Иисус Христос именовал бы Себя «Христос», – такого нет, ибо, как мы только что видели, Господь Себя Сам именует именем «Иисус» – очевидно, потому, что cиe Имя есть Его единственное собственное Имя, как то истинно изъявил Св. Иустин. Итак, не нора ли имяборцам сознать свое заблуждение и признать с нами, что Имя Иисус есть Имя паче всякого Имени, неотъемлемая собственность Сына Божия, принадлежащая Ему и поднесь на небе, а посему, как все, что в Сыне и с Сыном на небе, составляет неотделимую принадлежность Ипостаси Его – именуется «Бог».

Но вот еще ясное свидетельство Св. Апостола Иоанна, вернее Самого Духа Святого, что Имя Ииcyсово, образно в крестном знамении и в перстосложении нарицаемое над крещаемым в Таинстве Крещения, таинственно написуется на челе христиан и пребудет с ними во веки: «И раби Его послужат Ему. И узрят Лице Его, и Имя Его на челех их» (Апок. 22:4).

***

Лучшим доказательством того, что Имени Господа Ииcyca Христа воистину присуща, таинственная Божественная чудотворная Сила, священнодейственно действующая в Церкви, служат слова Самого Господа: «Не всяк глаголяй Ми: Господи, Господи, – внидет в Царствие Небесное, но творяй волю Отца Моего, Иже на небесех. Мнози рекут Мне в он день: Господи, Господи, не в Твое ли Имя пророчествовахом, и Твоим Именем бесы изгонихом, и Твоим Именем силы многа сотворихом? – И тогда исповем им: якоже николиже знах вас: отыдите от Мене вси делающие беззаконие» (Mф. 7:21-23). Спрашивается: отрицает ли Господь ту истину, что множество о Имени Его пророчествовало, и Именем Его бесы изгоняло, и Именем Его чудеса творило, и Именем Его священнодействовало? – Не только не отрицает действительность всего этого Господь, но подтверждает. Подтверждает, что великое множество людей пользуются Божественной Силой Его Имени, которая остается действенной, хотя употребляется ими недостойно. За это недостоинство христиан и крещенных во Имя Его, и получивших бесчисленные дары о Имени Его, и при всем том презиравших волю Его, выраженную в заповедях Его, Господь и подвергнет вечному осуждению, не отрицая, однако, того, что и эти недостойные творили на земле силы Именем Его. И вот что дивно в свидетельстве этом, что Господь скажет этим, священнодействовавшим некогда Именем Его: «николиже знах вас. Отыдите от Мене вси делающие беззаконие». Не знал Господь их, однако, призываемым ими Именем Его великие силы творил!.. Какое же потребно большее свидетельство того, что Имя Господне есть великая Божественная Сила? – «Елика бо обетования Божия, в том Ей и в том Аминь» (II Кор. 1:20). Имя же Господне есть обетование Его, есть наследие Его, дарованное нам, есть предсмертное завещание Его, – а предутвержденного завета завещателя никто разорить не может. Итак, несомненно исповедуем и в истинности этого исповедания все больше н больше на каждый день убеждаемся, что Имя Господа нашего Иисуса Христа есть Богом данная христианам таинственная Божественная Сила, которая, ради нерушимости обетований Божиих, бывает действенной даже в устах недостойно употребляющих ее.

***

Святой Максим Исповедник говорит: «Имя бо Бога и Отца, существенне и ипостасне пребывающее есть Единородный Сын» (Толк. на молитву «Отче наш», стр. 15, Москва, 1853). Тоже самое свидетельствует н Св. Иоанн Златоуст (см. Т. 5, кн. 2, стр. 943, СПб., 1899). Итак, следовательно, когда мы совершаем крестное знамение и говорим: «во Имя Отца и Сына, и Святаго Духа», – то в Кого мы крестимся? Не ясное ли дело, что в Самого Сына Божия, Который есть и Имя Отца? Он есть Имя Отца, ибо явил нам свойства Отца: «Явих Имя Твое человеком». – «Сказах им Имя Твое и скажу». – «Вйдевый Мя виде Отца».

«Отче, прослави Имя Твое». – «Благословен грядый во Имя Господне».

Итак. когда мы совершаешь крестное знамение: «во Имя Отца и Сына, и Святаго Духа» – то это равносильно тому, как если бы мы сказали: «во Имя Иисуса Христа» – ибо Сам Иисус Xристос есть Имя Отца во плоти. Такова глубина того, что понимается в Писании и у Святых Отцов под словом «Имя Божие». Но имяборцы не хотят ныне под словом «Имя Божие» понимать то, что доселе Церковь понимала, но хотят понимать лишь символ, лишь словесное обозначение и буквенное написание.

***

Таинственные пророческие слова: «Благословен Грядый во Имя Господне», – относятся до Ииcyca Христа, как Он Сам то изъявил книжникам и фарисеям, и суть таинственное имя Его, ибо воистину Он и есть Тот Благословенный, Который пришел в мир, дабы в Себе являть Отца и быть для нас Именем Отца. О том, что Церковь так именно понимает эти слова, прекрасно свидетельствуете один из тропарей канона Нерукотворенному Образу (Пс. 6, тр. 3): «Осанна Христу зовуще: благословенно Божия Славы Имя»...

Вы говорите, имяборцы, что глаголы Апостольской проповеди не суть Энергия Божества, но их собственная деятельность, деятельность памяти их, в которую они восприяли Глаголы Божии. Но не так говорить Писание: «Господь даст Глагол благовествующим силою многою»[11] (Пс. 67:12). Cиe пророчески сказано о Апостолах. Сию «Силу многу благовестия» и сей «Глагол» даровал Бог, как известно, Апостолу Павлу. В нем особенно проявилось действие Откровения Божия, ибо он пошел на проповедь, не только не наслышавшись Глаголов Спасителя во время земной жизни Его, но и не научившись им от других Апостолов Христовых, лишь мало просветившись из уст Апостола Анании, немедленно сам пошел на проповедь. И вот как он свидетельствует Богооткровенность его апостольских слов: «Сказую же вам, братие, благовествование, благовещенное от мене, яко несть по человеку, ни бо аз от человека приях е, ниже научихся, но явлением Иисус Христовым... Егда же благоволи Бог... призвавый Благодатию Своею, явити Сына Своего во мне, да благовествую Его во языцех, абие не приложихся плоти и крови, ни взыдох во Иерусалим к первейшим мене Апостолам, но идох во Аравию» (Гал. 1:12-17). Опомнитесь же, имяборцы, от вашего страшного хуления на Глаголы Божие, проповеданные Апостолами, и не называйте эти Глаголы «словами Апостолов о Боге».

***

Вы говорите, имяборцы, что Имя Божие – не Бог, и не Божество, и не Энергия Божества; но псаломник иное свидетельствует о Имени Божием: «Да возвратятся врази мои вспять, в онь же день призову Тя: се познах, яко Бог мой еси Ты. О Бозе похвалю Глагол, о Господе похвалю Слово» (пс. 55:10-11). Вникните в смысл этих слов и скажите, не ясно ли свидетельствует здесь Пророк, что призыванием Имени Господня он избавляется от врагов, и это его удостоверяет в Божестве Глагола и Слова Господня: «О Бозе похвалю Глагол, о Господе похвалю Слово». Вот еще свидетельства Божества и силы Глаголов Благовествования: «Се даст Гласу Своему Глас Силы». – «Той даст Силу и Державу людям Своим, благословен Бог» (Пс. 67:34-26). Не о Глаголах ли проповеди говорит Господь, что даст Гласу Своему Глас Силы, даст Силу и Державу людям Своим? Не ясно ли свидетельствуется этими словами, что Бог даст людям Энергию Свою в словах проповеди, и сия Энергия именуется и Гласом Силы, и Державою, и Силою.

***

Спрошу я и тебя, не желающего верить тому, что Бог Энергией Своей, Духом Своим всегда пребывает во Имени Своем, следующее: когда ты слышишь имя твое, кем-либо произносимое, то сознание твое не познает ли принадлежность имени твоего тебе? А если познает, то дух твой не соединяется ли тогда с именем твоим? Или когда видишь имя твое на чем-либо написанное, то не сознаешь ли ты его принадлежность тебе? А если признаешь, то духом твоим разве не соединяешься с ним? Не пребывает ли во имени твоем и дух самолюбия твоего, ибо кто же не любить имени своего, сознавая принадлежность его существу своему? А если дух любви твоей пребывает во имени твоем, то тем самым в нем, оказывается, может пребывать дух энергии твоей. Не обращаешься ли ты чувством твоим к имени твоему, когда его слышишь или видишь написанным? И значит, энергией чувств твоих пребываешь во имени твоем. Не сознаешь ли ты разумом, когда именуют тебя именем твоим? – и, следовательно, обращаешься и энергией ума твоего ко имени твоем, и дух твой тогда пребывает во имени твоем. Но ты не дух, ты существо материальное, плотское, поэтому можешь пребывать во имени твоем только сознанием, что оно принадлежит тебе, любовию, но не силою твоею и не всем существом твоим. Но Бог есть Дух, и потому Богу так же легко пребывать в каждом Имени Своем всею Деятельностью Своею, как тебе во имени твоем сознанием принадлежности его тебе. Ты можешь пребывать сознанием во имени твоем только тогда, когда слышишь ушами твоими его призывание, или видишь очами твоими его написание, но Бог вездесущ и всеведущ и присно зрит всякое написание Имени Его, и присно слышит всякое призывание Имени Его, и потому присно пребывает Энергией Своей во Именах Своих. Ибо может ли Бог, например, не пребывать любовию Своею ко Имени Своему во Имени Своем? И, следовательно, Дух любви Его исполняет Имя Его. Итак, следует по необходимости признать, что Бог как Дух пребывает Энергией Своей во Имени Своем «Дух идеже хощет дышит». Но хочешь ли узнать тайну, почему чудодейственны мощи святых? Почему чудодейственна и самая одежда бывшая на теле их? Почему чудодействен и прах от могил их? Потому что дух энергии душ святых пребывает на вещах сих, а с ним и Дух Благодати Божией.[12]

Но я тебе и больше сего скажу: есть такие злобные люди, которые умеют словами заклинаний призывать бесовскую силу и привязывать ее к предметам. На этом основаны приемы колдунов, заклинателей, черных и белых магов. Итак, если по слову человеческому дух диавола привязывается к вещам, то не тем ли паче Дух Бога Вездесущего – идеже хочет, дышит. Если дух душ святых пребывает в иконах их, или на вещах, принадлежавших им, соприкасавшихся телу, в прахе могил их, то не тем паче ли Дух Энергии Божества пребывает во всех Именах Божиих, где бы то ни было изображенных и произнесенных!..

Свидетельство Моисея о том, что Бог пребывает во всех призываемых Именах Своих: «Kий бо язык тако велий, ему же есть Бог приближаяйся ему, яко Господь Бог наш во всех, в них же аще призовем Его» (Втор. 4:7).

***

Вот еще свидетельство Божественного Откровения о том, что Имя Божие имеет реальное бытие ибо может быть осквернено: «Кивот Завета нашего расхищен есть, и Святая наша осквернена суть, и Имя, еже воззвано есть над нами, едва не осквернение есть» (III Ездры 10:22). Как видите, ветхозаветная Церковь признавала совершенно определенно сущую святыню Имени Божия, а не условную лишь номинальность его. Несомненно, что сия вера перешла и в новозаветную Церковь, и сие свидетельствует, например, последняя глава Евангелия от Луки и первая глава Евангелия от Иоанна. Так в последних стихах своего Благовествования св. Лука приводить слова Господни о том, что «тако подобаше пострадати Христу и проповедатися во Имя Его покаянию и отпущению грехов во всех языцех» (Лк. 24:27). У Иоанна же эта же самая истина выражается в первой главе следующими словами: «Бе Свет истинный иже просвещаешь всякаго человека, грядущаго в мир. Елицы же прияша Его, даде им область чадом Божиим быти, верующим во Имя Его» (Ин. 1:9-12). Ужели же возможно сомневаться в том, что сии слова имеют прямой, а но иносказательный смысл?

Пророк Исаия о Глаголах Господних, о Имени и о Кресте Господнем.

Слушайте свидетельство Господне, устами пророка Исаии реченное о Глаголах Господних: «Не суть бо совети Мои {понимай волевая деятельность Отца} яко совети ваши, ниже яко путие ваши путие Мои, глаголет Господь. Но якоже отстоит небо от земли, тако отстоит путь Мой от путей ваших, и помышления ваша от мысли Моея. Якоже бо аще снидет дождь или снег с небесе и не возвратится, дондеже напоит землю, и родит, и прозябнет, и даст семя сеющему и хлеб в снедь: тако будет Глагол Мой, иже изыдет из уст Моих {понимай – словесная деятельность, или Глаголы Слова, выражающие хотение Отца}, не возвратится ко Мне тощь, дондеже совершить вся, елика восхотех, и поспешу пути твоя и заповеди Моя» (Ис. 55:8-12). Этими словами свидетельствуется Божество как мыслей, то есть хотений Отца, так и Глаголов Слова и отличие их природы от природы глаголов человеческих и произволений человеческих. Затем свидетельствуется жизнеподательность, плодоносность и растимость Глаголов Божиих, сообщенных человечеству, как свидетельствуют и Апостолы, говоря: «Слово Божие растимо и действенно и плодоносно». Наконец, говорится, что таковым плодоносным Глаголом следует почитать и заповеди Божии. Дальше пророк рисует ту плодоносность, которую явят на земле Глаголы Слова, которые приобщатся тем, кои избавятся от клятвы Именем Господним в Крещении. Затем пророк изъявляет Божество Имени Господня и Божество Силы Животворяшего Креста: «С веселием бо изыдете и с радостию научитеся {понимай «изыдете» – от порабощения греху в Крещении, а «научитеся» – Глаголам Ииcyca Христа}: горы бо и холми возскачут, ждуще вас с радостно, и вся древеса сельная восплещут ветьми, и вместо драчия взыдет кипарис, и вместо крапивы взыдет мерсина, и будет Господь во Имя, и в знамение вечное, и не оскудеет» (Исаия 55:8-13).

Обратите особое внимание на последние слова, вникните в них и, чтобы понять сокровенный смысл их, рассмотрите и скажите, в чем можем мы увидеть ныне сбытие слов сих? Не читаем ли мы в православном катехизисе, что освящающая сила, освящающая воду в Таинстве Крещения, есть Имя Господа Иисyca Христа и сила Креста? Господь освятил воды в крещении Своем, взойдя в Иордан, а ныне освящает воды, сходя на них в призываемом Имени Своем и в Крестном Знамении, совершаемом на воде. Не это ли самое и предвозвещает пророк Исaия словами: «И будет Господь во Имя и в знамение вечное и не оскудеет»? Не о том ли, что будут действовать Имя Его и Знамение Крестное, пророчествует Пророк, а следовательно, исповедует Божество как Имени Господня, так и Силы Креста, ибо и то, и другое есть Энергия Божества, содержащая в себе недомыслимое Благоволение Отца, Глагол, Истины Слова и Силу Духа Святого.

***

Вы, имяборцы, утверждаете, что чудеса происходили не по силе призываемого Имени Господня, и приписываете нам мысль, будто мы утверждаем, что чудеса происходили по силе одного лишь Имени Господня, независимо от Самого Бога, по магической, якобы, силе имени. Но мы так нигде не говорим. Мы говорим, что во Имени Божием чудодействует Сила Божия и освящает таинства. Сия же Сила Божия, которая есть Деятельность (Энергия) Божества, сия Деятельность есть тройственна и триедина, ибо содержит в себе Благоволение Отца, Глагол Сына и Силу Духа Святого. Поэтому не без Благоволения Отца творится всякое чудо и всякое Таинство, но по Благоволению. А Благоволение Отца именно в том, чтобы всегда крещаемый крещался во Имя Господне, и молящийся всегда бывал услышан о Имени Господнем. Относительно же других чудес на каждый раз бывает особое изволение Божие, благодаря которому Именем Господним и творились, и по днесь творятся чудеса не по заказу, но тогда лишь, когда благословить Бог. Благоволить Бог ко всякому взыскующему Бога и призывающему Имя Его. Самое элементарное проявление в человеке веры в Бога есть призывание Имени Его. В особенности же благоволить Бог к совершенным в вере, духовно познающим Божество Имени Его и верующим в силу Имени Его, почему Апостол Иоанн и убеждает веровать во Имя Господне.

***

Благоволение Отца к призывающим Имя Его не есть единственная причина сил, деемых призываемым Именем Божиим, ибо бывают случаи, и весьма часто, что пользуются Силой Имени Божия и люди, к коим не благоволит Бог. Однако силы деются. Это ясно доказываешь нам, что cиe происходить ради присного Благоволения Божия к Имени Своему, независимо от Благоволения Божия к призывающим Имя Его. Это особенно явствует из слов Господних, что многие, творившие при жизни великие чудеса Именем Господним, будут отвергнуты Господом на Страшном Суде.

Но может быть, кто-либо вам возразить: значить, не самое Имя Божие действует в чудесах, а Благоволение Божие? Да действует Благоволение Божие, как первая вина всякого Действия Божия, но действует в Глаголе. Действует Силою Духа Святого. Поэтому, как Глагол, так и Сила равночестны и равнодейственны с Благоволением Отца. Но Глагол Сына есть Богооткровенная Истина, пребывающая и во Имени Его. Поэтому тот, кто говорит, что чудеса, происходящие при призывании Имени Господня, деются лишь Благоволением Отца и Силою Святого Духа, игнорируя силу Глагола Слова в Самом Имени, тот очевидно уничижает Деятельность Сына в Глаголе Его и во Имени Его сравнительно с Деятельностью Отца и Святого Духа. Таковые уподобляются арианам и варлаамитам, ибо ариане уничижали Ипостась Сына, имяборцы же уничижают Энергию Сына – Глагол. Варлаамиты отвергли Энергию Божества, а имяборцы отвергают Глагол Сына – Энергию Его.

***

Некоторые настаивают на том, что Имени Божиему подобает поклонение «относительное, а не боголепное». Однако у Пророка Давида мы видим другое отношение к Имени Божиему: «Принесите Господеви славу и честь, принесите славу Имени Его» (Пс. 28:1-2). Итак, как видите, боголепная слава и честь подобает не одному Существу Божиему, но и Имени Его неотделимо от Бога. Сие же подтверждает Св. Тихон Задонский, говоря: «Имя Божие само в себе как свято, так славно и препрославлено есть... Слава бо Имени Божия вечна, бесконечна н не пременяема есть, как и Сам Бог» (Т. 7, 167, изд. 218, 1826 г.). Вспомним молитву Господа Ииcyca Христа ко Отцу в день входа Его в Иерусалим: «Отче, прослави Имя Твое». Спрашивается, как просил Он Отца прославить Имя Его? Боголепно? Или не Боголепно? И Отец ответил: «И прославих, и паки прославлю», – как, Боголепно? или только относительно?

Имя Божие не символ, а Истина.

«Тайна благочестия состоит в исповедании Имен Божиих», – говорит Св. Григорий Нисский, исповедуя тем свою веру в Божество и в Божественную силу Имени Господня. И действительно, что значит слово: исповедывать? – Не изъявлять ли веру? Но вера может требоваться только в то, что непостижимо для ведения, всякое же Имя Божие, как по внешней своей звуковой форме, так и по той идее, по которой именуется Бог, – постижимо. Следовательно, Св. Григорий Нисский признавал, что в естестве всякого Имени Божия, в противоположность естеству имен тварей, заключается нечто непостижимое, требующее в себя веры, как то изъявил до него и Св. Иоанн Златоуст о Имени «Иисус»: «оно непостижимо н само требует в себя веры». Что же это за такая «непостижимость», требующая в себя веры, и от которой зависит наше спасение, то есть таинственное достижение благочестия? – Эта непостижимость есть присутствие Бога во Имени Своем. Итак, следовательно, «тайна благочестия» состоит в том, дабы, призывая Имя Господне, мы веровали и исповедывали, что оно и есть Сам Бог, присутствующий во Имени Своем, как тому учит и ныне приснопамятный о. Иоанн Кронштадтский.

Но с чего же начинается тайна благочестия? Не с крещения ли во Имя Господне? Не верование ли и исповедание призываемого над крещаемым Имени составляет сущность таинства? Не во Имя ли Господне совершается всякое священнодействие? И не в том ли должна состоять сущность всякого священнодействия, чтобы священник, призывая Имя Господне, соединялся в призываемом Имени с Самим Богом, живо веруя и исповедуя присутствие Его в нем? И вообще живо веровал бы и во все произносимые им священнодейственные слова, как в живые слова Живого Бога? Не о сем ли и Пророк Давид песненно провозгласил: «Исповемся Имени Твоему о милости Твоей и истине Твоей, яко возвеличил ecи над всем Имя Твое Святое» (Пс. 137:2)? Св. Афанасий относит этот стих к Таинству Крещения. Вспомним и еще следующие псаломские стихи: «О Бозе похвалимся весь день и о Имени Твоем исповемыся во век» (Пс. 43:9). – «Да исповедятся Имени Твоему великому, яко страшно и свято есть» (Пс. 98:3). – «Изведи из темницы душу мою исповедатися Имени Твоему» (Пс. 141:8). – «Да восхвалят Имя Господне, яко вознесеся Имя Того Единаго: исповедание его на земли и на небеси» (Пс. 148:13). – «Собери ны от язык исповедатися Имени Твоему Святому» (Пс. 105:47).

Обратите внимание на следующие псаломские стихи, кои свидетельствуют, что тайна благочестия состоит в исповедании Имен Божиих, и что Церковь требует «исповедания», т. е. изъявления веры в призываемое Имя, как и в Самого Бога: «Исповемся Тебе, Господи, всем сердцем моим…» – т. е. изъявляю, Господи, Тебе всем сердцем моим веру мою в Тебя и благодарность мою Тебе. «Исповемся Имени Твоему о милости Твоей и истине Твоей, яко возвеличил еси над всеми Имя Твое Святое», – т. е. изъявляю веру во Имя Твое Святое, ради которого я обрел милость и узрел Истину, ибо Ты возвеличил над всеми Имя Твое Святое. Но имяборцы, говорят, будто эти последние слова не относятся к призываемому Имени, но будто это есть лишь образное местоименное выражение, в коем слово «имя» поставлено вместо Бога. – Неправда, ибо следующий стих гласит: «В онь же аще день призову Тя, скоро услыши мя: умножиши мя в души моей силою Твоею», – и эти слова ясно указывают на то, что в предыдущем стихе говорилось о призываемом Имени. И в этом стихе подтверждается мысль, что ради призываемого Имени Господня молящийся бывает скоро услышан, и в душе его преумножается Сила Божия, то есть приобщимая Энергия Божества (Пс. 137). – «Обаче праведнии исповедятся Имени Твоему, и вселятся правил с Лицем Твоиме» (Пс. 139:14). Лицем Божиим именуется Сын Божий, с Коим на небесах вселятся правии, оправдавшиеся исповеданием Имени Господня.

«Близ Господь всем призывающим Его, всем призывающим Его во истине... Хвалу Господню возглаголют уста моя: и да благословит всяка плоть Имя Святое Его в век и в век века» (Пс. 144:18-21). – Не ясно ли говорить Псаломник, что призывание Имени Господня есть близость к Самому Господу, почему и требует, чтобы всякая плоть во веки веков благословляла Имя Святое Господне? Ей, буди, аминь.

***

Итак, Имена Божии по естеству своему – непостижимы, требуют в себя веры, как то изъявил Св. Златоуст, суть, в противоположность именам человеческим: Свет, Бог непреодолимый, нетленный, Сый и Живый, как то засвидетельствовал Св. Симеон Новый Богослов. Но вот, ныне имяборцы, дабы легче опровергать Божество и Божественную Силу Имен Божиих, отрицают таинственную сущность Имен Божиих, и, основываясь на том, что Истина о Боге символически выражается какой-либо тварной идеей, и эта идея символически выражается звуками человеческого языка, основываясь на этом, они хотят и во всяком Имени Божием видеть только символ – звук и идею. Истину же, выражаемую сим символом, не считать за сущность Имени Божиего, а как бы стоящей независимо от него.

Но, спрашивается, с какого момента те имена, коими мы именуем Бога, делаются Именами Божиими? Не с того ли момента, когда мы их отнесем к Богу, и тогда они исполняются внутреннего содержания Божественного Откровения? Возьмем для примера слово «Отец»; разве можно сказать, что это слово всегда есть Имя Божие? Слово это состоит всегда из двух звуковых слогов, выражающих идею отечества, но в таком виде оно еще не есть Имя Божие, а делается Именем Божиим лишь тогда, когда кто-либо отнесет это имя к Богу, и оно исполнится внутреннего содержания мысли о Боге. Итак, не содержание ли мысленное всякого имени составляет его сущность, которая символически выражается именуемой идеей по какому-либо одному свойству? По этой сущности и различаются имена человечекие от Имен Божиих, и то же имя «отец», когда его относят к людям, бывает по Св. Симеону, словом текучим и пустым, а когда его отнесут к Богу, бывает «Светом». Из этого рассуждения совершенно ясна ложность мудрования имяборцев, будто всякое Имя Божие состоит только из звука и выражаемой им идеи, ибо в таком безотносительном виде имя остается только никому не принадлежащим именем, а Именем Божиим делается лишь тогда, когда будет отнесено к Богу и исполнится мысли о Боге.

Итак, еще раз с неопровержимою ясностью вытекает, что идеи, коими именуется Бог во Именах Своих, и звуки сих Имен суть лишь тварная оболочка Имен Божиих, а сущность всякого Имени Божия есть «мысль о Боге», «Истина о Триипостасной Истине». Итак, воистину достойно есть Имя Божие именоваться Самим Богом, и отнюдь недопустимо почитать его за словесный символ, как то стараются установить имяборцы.

***

Итак, сущность всякого имени составляет внутреннее мысленное содержание его, зависящее от того лица или предмета, к которому оно относится. Но имяборцы, не отрицая в речи человеческой наличность внутреннего мысленного содержания, не допускают в собственных именах наличности иного содержания, кроме звуков и идеи. Какое, – спрашивают они, – мысленное содержание может быть в слове, положим, Иван? – Действительно, – ответим мы им, – в слове Иван, пока оно ни к кому не относится, нет никакого мысленного содержания, но в таком виде оно и не бывает чьим-либо собственным именем, но когда вы отнесете его к которому-либо Ивану, то в то самое мгновение оно исполнится мысли об этом Иване, и с того момента сделается именем этого Ивана, и этот Иван сознает себя в этом имени, как в своем. Возьмем примеры: беседуют несколько человек, и каждый именуется Антонием. Итак, имя «Антоний» повторяется в беседе беспрестанно, однако, каждый сознает это имя принадлежащим именно ему лишь тогда, когда это имя говорящий к нему отнесет.

Итак, сущность всякого собственного имени составляет, во-первых, мысль о лице, к коему это имя относится, и эту мысль встречает сознание себя во имени своем того лица, к кому это имя относят. Итак, теперь совершенно понятно, почему Св. Симеон называет все относимые к Богу Имена – Светом и Богом: потому, во-первых, что Бог встречает каждое призывание Его Имени Сознанием Своим, Энергией Своей, и потому, во-вторых, что всякая истинная мысль о Боге есть дарование Его, Энергия Его, есть Его Откровение.

***

О, если бы нынешние имяборцы, прежде нежели обвинить имяславцев в хуле на Бога, состоящей якобы в том, что имяславцы, сознавая присутствие во Имени Божием Божественной Силы, именуют Имя Божие Богом, – о, если бы имяборцы вспомнили следующие слова Спасителя, на Которого тоже некогда возмутились фарисеи за то, что Он наименовал Себя Сыном Божиим: «о добре деле камение не мещем на Тя, но о хуле, яко Ты, человек сый, творишь Себе Бога. Отвеща им Иисус: Несть ли писано в законе вашем: Аз рех: бози есте? Аще оных рече богов к ним же слово Божие бысть, и не может разорится Писание, Его же Отец святи и посла в мир, вы глаголете, яко хулу глаголеши, зане рех, Сын Божий есмь» (Ин. 10:34-35). Итак, послушайте, имяборцы: не разоряется Писание тем, что богами признаются все приявшие Божественную Благодать в обращенном к ним Глаголе Божием? Что же является в данном случае обожающим? Словесная Деятельность Слова, восприемлемая верою слышащих и тем привлекающая Благоволение Отца и Благодать Святого Духа. Итак, имеем ли мы право именовать Богом и Благоволение Отца, и Глагол Сына, и Благодать Святого Духа? Конечно, да, ибо все cиe есть деятельность или Триединая Энергия Божия, которая есть Бог – и вся в триединой совокупности, и Благоволение, и Глагол, н Сила в отдельности. Вслед за этими, словами Господь дает верный признак, по которому мы можем отличить Бога от твари: «Аще и Мне не веруете, делом Моим веруйте: да разумеете и веруете яко во Мне Отец и Аз в Нем» (Ин. 10:38). Сии слова как нельзя лучше подходят к спору о Божестве Имени «Иисус». Аще Отцу Иоанну Кронштадтскому не веруете, именующему Имя Божие Самим Богом, аще Святому Симеону Новому Богослову не веруете, именующему Богом Сущим и Живым всякое именование Божие и всякий Глагол Божий, то поверьте же тем делам, которые производятся Именем Божиим, и которые засвидетельствованы в Деяниях Апостольских н происходят н ныне пред очами нашими! Поверьте же в чудо, совершаемое присно Именем Господним в Таинстве Крещения! Если бы Имя Святой Троицы было не Бог и Имя Иисуса Христа не Бог, то как могло бы произойти обожение крещаемых, которое дается ради призывания Имени Господня над крещаемым!


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  1     1-I     1-II     1-III     1-IV     2-I     2-II     2-III     2-IV     2-V     2-VI     ...  
к следующей страницек следующей странице



Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2019 Церковь Иоанна Богослова