Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Вопросы
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Архив Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
YouTube канал отца Олега   YouTube канал проповедей отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Facebook Twitter Blogger Livejournal Mail.Ru Liveinternet

Священник Владимир Зноско.

Христа ради юродивый иеросхимонах Феофил, подвижник и прозорливец Киево-Печерской лавры.


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  К читателю     1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     ...  
к следующей страницек следующей странице


Глава 9

  Марфа! Марфа! ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно.
(Лук. 10, 41-42).

Нестяжательность блаженного, говорят, была изумительна. Старец ни к чему не имел привязанности: денег никогда не брал, а если и принимал их по усиленной просьбе усердствующих,– тут же раздавал все бедным и убогим... Одна щедродательная барыня предложила ему порядочную сумму для раздачи бедным. Не желая оскорблять ее отказом, блаженный принял от нее дар, но тотчас, по уходе ее, бросил деньги за порог своей кельи и успокоился. Это подсмотрели любители даровой наживы и воспользовавшись простотой блаженного, подобрали золото в карман...

Повстречалась однажды с Феофилом в святых воротах Лавры графиня Орлова-Чесменская и спрашивает:

– Отец Феофил! Я сегодня уезжаю. Скажите, пожалуйста, что вам купить на память? Старец взглянул на нее, улыбнулся и сказал:

– Купи мне того, что шапка набекрень...

Орлова не поняла его слов, но когда стала расспрашивать о том у других, разъяснилось, что старец просил купить для него штоф водки и этим ответом дал понять ей, что, всякие земные вещи и подарки для него так же презренны, как и штоф водки...

А то услыхала раз сердобольная игумения Киево-Флоровского монастыря Агния, что старец в лесу во время молитвы часто стоит на сырой земле, и пожалела его:

– Боже мой! Как это он на сырой земле целые дни проводит, за нас, грешных, там молится? Надо ему, праведнику, коверчик подарить...

И приказала келейницам вышить дорогой ковер. Сделали. Переслали подарок через родную сестру Феофила послушницу Анну Новичкову. Старец, чтобы не обидеть Агнию, коверчик принял. Отправляясь на другой день в лес, взял ковер с собой, разостлал его на земле, посидел на нем минуту–две и, оставив его на траве, совсем ушел с того места. Разумеется, на такую хорошую вещь скоро нашлись охотники, тем более, что старец перестал и думать о ковре...

Еженедельно, по воскресным и праздничным дням, приезжали к старцу два его почитателя. Первый из них – штаб-офицер Управления киевского генерал-губернатора Михаил Димитриевич Поздняк, другой, его товарищ, тоже не менее блестящий офицер. Они до того почитали блаженного, что тут же в келье у него и обедали и проводили в душеспасительной беседе целые дни. Однажды эти два друга сговорились между собой сыграть над старцем невинную шутку: забрали тайно его изношенное схимническое одеяние и заказали в городе новое. Старец крайне тосковал и сожалел о пропаже, и когда виновники похищения лично привезли ему и старую и новую схиму, с улыбкой сказал:

– Шутники! На что вы так сделали? Ведь вы до греха меня довели. Стал я к Царю на молитву собираться – нет моей схимы. Хотел в церкви службочку отправить – нет моей схимы. Слава Богу, что хоть старую-то опять привезли...

– Да вы новую наденьте! Ваша никуда не годится.

– Насмешники! Кто ж без орденов и регалий к Царю на смотр предстанет? В новой-то я схиме я еще ничего не заслужил, а на старой кое-что и красуется...

И не надев ее ни разу, отослал новую схиму в ризницу Дальних пещер...

А вот нечто и о тайной благотворительности блаженного.

Жил в Лавре послушник N и проходил послушание в Новопасечном саду. Достигнув совершеннолетия, был призван на военную службу рекрутом, оказался годным и ему «забрили лоб». Сильно затосковал юный подвижник благочестия, предчувствуя близкую разлуку со святой обителью, но откупиться от службы не мог, так как не имел на это денег.1 Встречается он вскоре после того со старцем Феофилом, и блаженный пристально посмотрев на него, говорит:

– Ты чего, солдат, запечалился? Не хочешь царю земному служить, хочешь Царю Небесному на службу наняться?

– Ох, недостоин я милости этой от Бога. Нет мне грешному места во святой обители Печерской,– грустно промолвил на это послушник N , и из очей его градом полились слезы.

– Ну, ну, не плачь, не тоскуй, брат! Останешься в Лавре жить,– сказал ему в ответ блаженный и пошел своей дорогой.

Прошло три дня. Приехала в Киев на богомолье графиня Орлова-Чесменская и, окончив подвиг поклонения, явилась к старцу Феофилу, чтобы поисповедываться у него. В келье она его не застала, но увидев Феофила в монастырском дворе, направилась к нему. Угадав намерение Орловой, блаженный захотел испытать ее смирение и, как бы не замечая графини, быстро направился в лес. Орлова, не желая упускать из виду редко появляющегося перед людьми старца, пошла за ним следом. Старец прибавил шагу. Орлова за ним...

Делая крутые повороты, либо уклоняясь в сторону, так, что графиня Орлова то теряла его из виду, то снова находила старца идущим в отдалении, блаженный Феофил направился в Новопасечный сад и, войдя в калитку, мгновенно скрылся из виду. Взволнованная графиня, потеряв его след, остановилась в нерешимости, но на счастье ее, у ворот сада сидел тот самый послушник-рекрут, и она подошла к нему с вопросом:

– Скажите, пожалуйста, отец Феофил не проходил сюда?

– Вот только что в сад вошел,– почтительно кланяясь, ответил послушник N и отворил перед графиней калитку: – Пожалуйте...

Не помня себя от радости, Орлова вынула из ридикюля горсть золота и с благодарностью передала его N.

Золота хватило не только на приобретение рекрутской квитанции, но осталось еще и на прочие нужды откупившегося солдата...

Имя блаженного старца Феофила настолько славилось в окрестностях Киева, что ни один ил благочестивых и богобоязненных людей (а их в ту пору, как видите, было много) не начинал своего дела без его советов и указаний. Даже ни одна свадьба никогда не начиналась без его благословения. И каждое слово или совет блаженного, как бы он ни был суров, или неудобен, принимался поклонниками без всякого раздумья, как вещий глас с небеси, и был выполняем ими в неприкосновенной точности.

Проживал в Киеве маклер Иван N. Во времена молодости своей, когда он служил приказчиком в каком-то магазине, задумал маклер жениться. Долго избирал он себе девушку по сердцу, и вот случайно повстречавшись в купеческом собрании с Любочкой 3., остановил свой выбор на ней. Участь маклера была решена, и он надумал сделать Любочке предложение. Нарядился, приехал к ее родителям в дом и высказался о своем намерении, но получил от матери ответ:

– Любочка наша уже сосватана. Жених ее – молодой человек Генрих М. Он, хотя и лютеранского вероисповедения, но мы не можем взять обратно данное ему слово.

– Ах, Боже мой! Но я без ума люблю вашу дочь!

– Что делать! Жаль, что вы не сказали об этом раньше.

Правда, маклер был человек деловитый и умный, а немчик хотя и ветреный, зато богатый. Родители Любочки, услыхав предложение маклера, собрали дом родственников и стали совещаться, но большинством голосов решили отдать свою дочь все-таки за немца. Но прежде чем устроить свадьбу, надумали посетить старца Феофила. Накупили булок, хлеба, ладану, свечей и приехали. Старец отворяет им дверь, приветствует всех, но, не давая посетителям вымолвить ни единого слова, говорит:

– За Ивана, за Ивана ... Не смейте отдавать - за Генриха болвана!.. Родители послушались, Любочка обвенчалась с маклером и целый век была счастлива.

А вот и другой случай. У вдовы мещанки Феклы Тарасовой была молодая, красивая дочь Анна. К ней сватались два жениха: один красивый, статный, веселого нрава и любивший выпить и погулять, другой – с лицом изрытым оспой и угрюмый, но нрава кроткого и солидного. Первый проживал в предместье Киева – Димиевке, второй – в местечке Мышеловке. Первого Анна любила до безумия, ко второму была равнодушна и наотрез отказалась выйти за него замуж. Мать же, наоборот, настаивала на том, чтобы дочь выходила замуж на Мышеловку. Отправились в Китаев, на совет к старцу. Блаженный, не говоря ни слова, дает Анне коромысло с ведрами и приказывает принести из Димиевки воды. Девушка исполнила приказание. Вылив принесенную воду в стоящую под водосточной трубой бочку, блаженный снова дает Анне ведра и приказывает принести воды уже не из Димиевки, а из Мышеловки. Вода через полчаса была принесена.

– Откуда труднее было нести? – спрашивает девушку старец.

– Из Димиевки,– отвечает Анна,– оттуда далеко, а из Мышеловки близко.

– Ну так помни же... Ведра на плечах – означают твою жизнь. Если послушаешь совета матери и выйдешь замуж на Мышеловку, то и жизнь твоя будет легка. А если не послушаешь и обвенчаешься на Димиевке, весь свой век проклинать от горя и нужды будешь...

Вразумленная такими словами Анна послушалась совета своей матери и, выйдя замуж на Мышеловку, во всю свою жизнь никогда в этом не раскаивалась...

Но было однажды наоборот. Старец на исповеди дал совет парню обвенчаться со вдовой, а молодой человек женился на той, которую сам себе пожелал взять.

Чего там старика слушать! – так говорил он своим товарищам.– Все равно монах не узнает.

Когда же через неделю, молодые были в Киеве и зашли к старцу в келью для получения благословения, блаженный Феофил, встречая их на пороге дома, дал новобрачным старую, истрепанную корзину, на дне которой была куча мусору, а сверху лежало два яблочка. Не имея возможности разгадать сию притчу, молодые отправились за объяснением к Китаевскому духовнику. Духовник выслушал их и сказал:

– Два свежие яблочка – это вы. Куча мусора под ними – это несчастная под вами жизнь.

И действительно, не прошло и одного года, как молодые начали браниться и ссориться и наконец друг с другом разошлись...




[1] Рекрутские квитанции продавались по соглашению и стоили в отдельности до 1000 рублей.



















к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  К читателю     1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     ...  
к следующей страницек следующей странице



Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2020 Церковь Иоанна Богослова